На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

ТРИЛИСТНИК
№ 1 - 2000

Молодежное приложение
к журналу
"ИЛИН"

МЫ БЫЛИ ПЕРВЫМИ!
Айсен Дойду рассказывает

Айсен Дойду
ПОЭМА О ДРУГЕ
(фрагменты)

Александр Егоров
ЧАС ДВУЯЗЫЧНОГО
Quake-чемпионат #5

Георгий Андреев
ВИВАТ ЛЯ ФЕСТИВАЛЬ!

Александр Семенов
ЕДИНСТВО БЕТОННОЙ ПЛИТЫ

Александр Кушнир
ЗОЛОТОЕ ПОДПОЛЬЕ
Глава из книги

Золотое подполье
ПОЛНАЯ ИЛЛЮСТРИРОВАННАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РОК-САМИЗДАТА (1967-1994)

ПОПС*

3 номера: № 1 — янв.-март 1984 г., № 2 — апр.-май 1984 г., № 3 — осень 1985 г., в сред. 70 стр., тир. — до 10 экз.; №№ 1-2 маш. + фото/фотоспособ, № 3 — маш. + фото

I редколлегия: Борис Хромов, Радислав Лосев, Александр Семенов

II редколлегия: Александр Семенов, Сергей Чернов, Сергей Афонин

Разгон журнала «Ухо» явился лишь одним из фрагментов крупномасштабной антироковой компании 1983-1984 годов. Сигналом для тотального наступления на самодеятельный рок послужил доклад К.У.Черненко «Актуальные вопросы идеологической и массово-политической работы партии», содержащий, в частности, следующие строки:

«Не все удовлетворяет нас и в таком популярном искусстве, как эстрадное. Нельзя, например, не видеть, что на волне этой популярности подчас всплывают музыкальные ансамбли с программами сомнительного свойства, что наносит идейный и эстетический ущерб».**

* Публикуется с незначительными сокращениями по книге «ЗОЛОТОЕ ПОДПОЛЬЕ. Полная иллюстрированная энциклопедия рок-самиздата». Автор и составитель А.Кушнир. Изд. «ДЕКОМ», 1994.

** Доклад Черненко был опубликован в июне 1983 года во всех центральных газетах.

На языке аппарата подобное выcказывание означало лишь одно — начало атаки. Ком, пущенный с высокой горы, кубарем помчался вниз. На закрытом совещании в Министерстве культуры РСФСР спустя всего несколько месяцев прозвучали более конкретные формулировки: «В настоящее время в Советском Союзе насчитывается около 30000 профессиональных и непрофессиональных ВИА, и НАШ ДОЛГ состоит в том, чтобы снизить это число до нуля». Сказано — сделано. «Дело Романова», «винт» «Браво», репрессии против «Трубного зова», Шевчука, «Мухоморов», Е.Морозова («ДК»), Ю.Наумова следовали друг за другом непрерывной чередой. После судебного процесса над группой «Воскресенье»* организатор подпольных концертов Владимир Литовка был арестован, а затем, после следственного изолятора, попал в тяжелом состоянии в больницу.

Рок движение казалось обезглавленным и выключенным из жизни вплоть до осени 1986 года. Последний гвоздь в крышку рок-н-ролльного гроба вбило постановление Министерства культуры: отныне репертуар самодеятельных групп должен был на 80% состоять из песен членов Союза композиторов».

По выражению Свина, «или вы целуете теперь пятки Фрадкину и Пляцковскому, или вам нечего делать в музыке».

«Будь у тебя хоть десять филов коллинзов в голове и десять полов Маккартни в руках, ты все равно ничего не сможешь сделать в музыке, если поешь дементьевские стихи», — резюмировал ситуацию бесконечно далекий от андеграунда Михаил Литвин.

Следствием подобной политики явилась отмена практически всех электрических сейшенов: существует версия, согласно которой в Москве в течение полутора лет не было проведено ни одного полноценного рок-концерта.**

* Процесс проходил в подмосковном городе Железнодорожный, и о нем в мрачных тонах говорилось в газете «Вечерняя Москва» за 1984 год.

** См. «Рок-музыка в СССР», стр. 226.

«Только и осталось, — мрачно шутил забиваемый глушилками Сева Новгородцев, — что залезть куда-нибудь на фонарный столб и, вытянув руку в сторону железного горизонта, прокричать: "Мечты рассеялись, товарищи красные рокеры, мечты рассеялись!"»

Но в тот самый момент, когда казалось, что все инакомыслие в стране задушено на корню и в жизни нет не только солнца, но даже места для солнечного света... в тот самый момент и появился новый источник человеческой честности, духовности и бесстрашия.

Речь идет о журнале «Попc».

I редколлегия


Борис Хромов (справа) берет интервью у Рейна Лаанеорга («Витамин»

Назвать «Попc» московским журналом можно весьма и весьма условно. Пожалуй, в истории самиздата еще не было издания, выпускавшегося людьми, живущими в абсолютно разных городах и поселках — и при этом ни разу не видевшими друг друга в лицо. Долгое время «Попc» готовился в трех различных местах — в Москве, Питере и далеком якутском поселке Белая Гора. Москвич Борис Хромов предложил своим приятелям по рок-переписке и отчаянным меломанам Радиславу Лосеву (Питер) и Александру Семенову (Якутия) создать путем обмена информацией и статьями собственный журнал.

Идея родилась не на пустом месте. Еще в 1983 году заочное сотрудничество этих людей в перспективе имело целью написание заказных материалов для «Уха». Именно Хромов, знавший М.Сигалова, получал фотокопии журнала и продюсировал в невышедшем номере «Уха» огромную статью про Лозу. Прекращение деятельности «Уха» почти автоматически послужило для Хромова толчком к созданию нового проекта.

Название «Попc», как выяснилось впоследствии, выбиралось редакцией из сугубо компромиссных соображений. Предлагаемые варианты — «Челюсти», «Советы» (или «Soviet») — были забракованы Хромовым, с точки зрения которого название «Советы» выглядело уж слишком подозрительно. Тем не менее, в журнале изначально было решено писать исключительно о «советах» и концептуально отказаться от публикаций о «буржуйском роке». «Такой вот буколический экстремизм», — иронизировал спустя десятилетие Александр Семенов. По замыслу Хромова, на примере стилистики «Уха» новый журнал должен был предложить читателям совершенно вольный стиль изложения без купюр. Стиль, передающий атмосферу, в которой создавалась поп-музыка 1983-1984 годов.

...Дебютный номер «Попса» был готов уже весной 1984 года и появился на свет без редакционной статьи, без каких-либо опознавательных знаков и с материалами, подписанными таинственными псевдонимами.

В ситуации чуть ли не еженедельных антироковых погромов Хромов предложил следующий метод работы. На себя он брал функции основного добытчика информации, корректора и окончательного координатора всего процесса. На Лосеве был обзор ленинградской сцены, а Семенов писал аналитические статьи и «доводил до ума» стилистику присланных из Москвы Хромовым материалов.

Безусловно, самым загадочным в тройке Хромов-Семенов-Лосев выглядел Александр Семенов. Дело в том, что этот человек, помимо явных литературных способностей, обладал феноменальной памятью, имел кучу друзей в разных городах и был ярым поклонником всего авангардного и крутого. Под разными псевдонимами он клепал абсурдистские статьи, преспокойно сидя у себя в Якутии. «Сырье» для них он получал от Хромова и от знакомых, учившихся в Питере и Таллинне — и по совместительству тусовавшихся в «рок-слоях» по месту учебы. Добыв из метрополий долгожданную информацию, Семенов доводил ее до пристойного вида, а затем посылал Хромову в Москву. Последний и печатал ее в журнале, автоматически объединяя новости из трех населенных пунктов в одно целое.


Слева А.Семенов, справа – Радислав Лосев – «in the army now». 1984 г.

Вообще отношение к року внутри «Попса» напоминало «лебедя, рака и щуку», в результате чего журнал получался достаточно разношерстным.

Хромов — типичная «рабочая лошадка» — в основном специализировался на обзорах свежих «роликов» и на интервью с рок-звездами. В сферу его интересов попадали не только москвичи («Воскресенье», «Гулливер», Лоза), но и питерские рок-музыканты, интервьюировать которых Хромов специально ездил в Ленинград.* Из воспоминаний Хромова следовало, что когда он выяснял у рокеров их мнения относительно других команд, неожиданно оказалось, что сами музыканты не слышали более 90% любительских групп. Названия типа «Мухомор» или «Девятая танковая атака» вызывали у них приступы смеха. (Самиздат и периодику рокеры особенно не читали — да подозреваю, что и толстые книги тоже.)

* Речь идет об интервью с участниками «Россиян» и БГ, сохранившихся до сих пор в магнитофонной записи.

Зато сам Хромов прекрасно ориентировался во всех сложностях закулисных поп-интриг и зачастую публиковал в журнале поистине бесценную информацию подобного плана. К примеру, Рейн Ранаап прокомментировал отказ «Руи» от участия в очередном тартусском фестивале следующей фразой: «Мы не хотим выступать там, где культивируются только джазовые составы и откровенно недооцениваются выступления настоящих рок-команд». Весьма любопытными оказались также высказывания Александра Давыдова по поводу причины его ухода из «Странных игр», Юрия Лозы — про коллег из «Примуса» и т.д. Да что там говорить — в «Попсе» были явно неравнодушны к музыкальным сплетням и щедро делились ими со своими читателями.

Возвращаясь же к личности Хромова, необходимо отметить, что сам он тяготел к мелодичному попсу и технарям типа «Автографа» и «Круиза» и, конечно же, искренне не врубался в панк-рок, толкая идею публикации антипанковской статьи с претенциозным названием «Автоудовлетворение Мухомора на Диван-Кровати». Под «Диван-Кроватью» подразумевалась группа «ДК». Однако, идея подобной статьи неожиданно натолкнулась на сопротивление коллег и в итоге в макет не попала.*

Семенову, в свою очередь, не нравилась искусственность музыки группы «Гулливер»**. Интервью Хромова с группой он в свой вариант журнала не включил (!), не без оснований считая данный проект ниже уровня обсуждения. Пусть даже и в самиздате.

...Помимо материалов Хромова и Семенова, добрую половину первого номера «Попса» занимал питерский блок Радислава Лосева, пожалуй, самый солидный по части аналитики. Лосев традиционно подписывал все свои статьи псевдонимом «Rock Salad», выбранным автором вследствие безоглядной любви к передачам «ВВС World Service», которые вел Томми Венc. Вообще говоря, «Рок-Салат» был не только квалифицированным поклонником рока, но и высокообразованным человеком с весьма неузким кругозором. В его статьях постоянно встречались цитаты из Хлебникова, Марцинкявичуса, Волошина, Евтушенко; анализируя русский рок, Лосев зачастую проводил небезобидные параллели не только с культовыми западными группами, но и с такими составами, как «Musical Youth», «Star Sound», «Free» или «Sky».***

* Тем не менее, в «Попc» № 1 вошли исторически бесценные рецензии Хромова на сейшена зимы 1984 года, проводившиеся в полузаконспирированных сейшн-кафе (например, концерты трио Курехин — «Фагот» Александров — Кондрашкин, дуэтов Рыженко — Рыбин или БГ — Гаккель, всевозможные «Рубины», «Близнецы», «Опытное поле», «Гулливер» и т.д.).

** Хотя по подбору музыкантов это был суперсостав: Галанин, Горячев, Аедоницкий.

*** Напомним, что эти статьи писались Лосевым в конце 1983 — начале 1984 гг. (оцените профессионализм! — А.К.)

Большинство присланных Лосевым из Питера материалов имело два направления. Первое — обзор рок-клубовских концертов с явными симпатиями в адрес «Аквариума», «Зоопарка» и «Странных игр». Второе — стадионные шоу а ля «Автограф»-« Веселые ребята» с комментариями типа: «группа («Автограф» — А.К.) становится очень похожей на того глухаря, который глохнет в экстазе от собственного пения».

Наиболее же стратегически важным материалом для Лосева был его ответ... на вышеупомянутый доклад Константина Черненко. Статья «Что же и почему всплывает?» по форме напоминала отчетный доклад и не только содержала детальную оценку рок-ситуации в стране, но и прямо указывала на причины массовой безвкусицы в прессе, худсоветах и рядах Союза композиторов. Надо было обладать немалым мужеством и тем, что принято называть «гражданской позицией», чтобы решиться в 1984 году написать следующие строки:

«Идеологически подкованных товарищей смущают и пугают малейшие пессимистические и критические нотки в текстах рок-групп, не говоря уже о каком-либо социальном подтексте или религиозном идеализме. Маразматических ретроградов коробит буквально все...

...Но позвольте спросить: в чем состоит идейность большинства пресловутых ВИА? Откуда ей взяться, если у них нет никаких своих идей, принципов, взглядов, если их репертуар состоит в основном либо из отечественной любовной лирики и оптимистического захлеба псевдопатриотизма, либо из дотошно копируемых западных шлягеров с удивительнейшими по идиотизму текстами...»

Спустя пять лет «Урлайт», комментируя журнал «Попc», охарактеризовал его как издание, в котором «уголовно наказуемые выпады против Устиныча патологически соседствовали с рекламой "Веселых ребят"». Сейчас можно однозначно заметить, что насчет рекламы «Урлайт» некомпетентно «загнул», скорее всего имея в виду хит-парады «Попса».

Хит-парады в журнале были отдельной песней. Помимо революционных материалов, вполне объяснимое желание народа «оттянуться» выливалось в «Попсе» в фейерверк всевозможных топов — начиная от лучших групп и инструменталистов и заканчивая топом «Мерзкие типы». Всего таких топов было больше двадцати, и все три редактора подобным образом на досуге оттачивали свой интеллект. Примечательно, что в топе «Кто лучше всех одевается» у «Рок-Салата» под первым номером фигурировала Элеонора Беляева. Рубрики «Кто лучше всех раздевается» в журнале не было.

Впрочем, в хит-парадном блоке не обошлось и без любопытнейшего курьеза. Большой поклонник «Аквариума», Лосев в разделе «Альбом года» лучшим назвал «Радио Африка», лучшим гитаристом Ляпина, а звания лучшего басиста удостоился Михаил Файнштейн.

Дело в том, что из-за недостатка информации Лосев в то время еще ничего не знал об Александре Титове. Тем не менее, не может не вызвать уважения тот факт, что Лосев оценил уровень игры на бас-гитаре по «Радио Африка».

«С вариантами Радислава трудно согласиться», — обмолвился тогда Хромов, но без изменений включил их в журнал.

...Незадолго до выхода «Попса» № 2 Лосева в 24-летнем возрасте совершенно неожиданно забирают в армию. Получив от Хромова в бандероли фотокопию фрагментов первого номера и информацию о выходе следующего, Лосев написал в ответ:

«Я рад, что вы продолжаете наше черное дело».

Возможно, что именно эта фраза дело и погубила — письма Лосева начали тщательно проверяться. «Попc» № 2*, высланный Хромовым из Москвы на Украину, где служил Лосев, до последнего так и не дошел. К этому моменту Лосев со всех сторон был плотно обложен чекистами.

* «Попc» № 2 был слабее первого выпуска, но зато содержал уникальный обзор Хромовым 16 (!) отечественных «роликов» 1984 года и информацию о первых концертах «Браво».

О фактическом разгроме «Попса» госбезопасностью «Рок-Салат»-Лосев дал следующую информацию:

«Я ничего не хочу говорить, т.к. это совсем не интересно. Когда-то у Мандельштама спросили про стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны...» Что-то в этом роде время от времени спрашивают и у меня.

Я отвечаю «да», как в свое время ответил и Осип Эмильевич. Ограничусь этим фактом».

...Довольно долго многие (и мы в том числе) были уверены, что на этом история «Попса», собственно, и закончилась.

Оказалось, что это не так.

II редколлегия


Жанна Агузарова и «Браво» за несколько минут до исторического «винта» в окрестностях Медведково,
18 марта 1984 г.

В процессе дальнейшего исследования выяснилось, что госбезопасность взялась за «Попc» довольно основательно. Лосев получил официальное прокурорское предупреждение (о недопустимости издания самиздатовского журнала) со штампом Киевского Краснознаменного Военного Округа. Какие-то неприятности были тогда и у Хромова в Москве. Больше других повезло Семенову. Его тетя работала секретарем ректора в Якутском Государственном Университете, в котором Семенов числился студентом заочного отделения. Через нее стало известно, что КГБ затребовало его личное дело, проверяло шрифты пишущих машинок и т.д. Тем не менее, лично с Семеновым чекисты встречаться не стали и, воодушевленный этим обстоятельством, он захотел продолжения банкета.

Съездив в Питер, он через своих знакомых, обитавших в одном из студенческих общежитий, познакомился с Сергеем Черновым и Сергеем Афониным, сотрудничавшими тогда с новосибирской газетой «ИД». Заручившись их творческой поддержкой, Семенов возвращается в Якутию с твердым намерением продолжать выпуск «Попса».


Сергей Чернов

Итак, Лосев находился в армии, превратившись на два года из репортера в сержанта и командира танкового экипажа. С Хромовым Семенов разошелся «по причинам сугубо творческим», и теперь лямку главного редактора ему приходилось тянуть одному. Тем не менее, появившийся осенью 1985 года «Попc» № 3 оказался «самым огнеметным».

Композиционный принцип построения номера остался прежним. Из Питера тандем Чернов-Афонин прислал беспрецедентную хронологию выступлений «Аквариума» за 1984 год* и подстрочник монолога Рекшана, записанного на пленку во время концерта последнего.

Московская часть «Попса» была представлена архивными интервью с БГ и анонимным музыкантом**, полученными от Хромова еще в 1983 году.

В материалах, написанных непосредственно самим Семеновым («Макариада», «Интервью о том, что же такое ROCK»***, «Куски истории» и т.д.), в первую очередь поражала степень информированности. Сидя почти безвылазно в своей Белой Горе, Семенов поливал в статьях направо-налево цитатами из «Уха», «Рокси» и только-только появившегося в Москве «Урлайта». Мало того, Семенов мимоходом критиковал данные издания за допущенные неточности и фактические ошибки...****

* Хронология включала 22 зарегистрированных концерта группы.

** Анонимным музыкантом в реальности оказался Юрий Лоза, который просил не идентифицировать его личность. Несмотря на это, Семенов во вступлении к интервью дал подсказку: « имя, в общем, что-то, знаете, такое очень виноградное». Само интервью крутилось исключительно вокруг меркантильных вопросов — ставок эстрадных артистов, нюансов тарификации и прочей житейской суеты.

*** Взятое неугомонным Семеновым самим у себя.

**** В частности, речь шла об ошибочном употреблении в «Ухе» названия группы «Шагреневая кожа». Так, на самом деле, назывался один из альбомов свердловской группы «Сонанс», положившей начало группам «Трек» и «Урфин Джюс».

Комментарии тут, по-видимому, не нужны.

Нельзя не отметить, что якутский выпуск «Попса» вообще был единственным самиздатовским журналом в стране, осмелившимся опубликовать информацию о «винте» «Браво».

«В Москве намедни пропороли поп-группу «Браво», — писал Семенов в статье «Кошачья жизнь, или Криминальная история». — Полсотни киношно предупредительных кожаных людей сортируют возмущенную публику. Кто понравился — налево, а коли рожа крива — пуркуа па, мадам, пожалуйте на дознание-с».*

Но основная нейтронная бомба третьего номера была замаскирована в облике сенсационной архивной статьи «Рок-Салата» «Агнцы среди волков» — о группе «Трубный зов». Статья включала открытое обращение музыкантов к Президиуму Верховного Совета СССР и беспрецедентно смелые комментарии самого «Рок-Салата» по этому поводу. К материалу прилагалась разгромная статья Е.Вистунова в «Ленинградской правде» о «Трубном зове»**, клеймившая позором «изменников Родины». На этом фоне особенно остро воспринимались приведенные Лосевым факты:

* Данный материал предварялся эпиграфом «Темная ночь, только пули свистят по степи...», а также фотовернисажем из четырех снимков с непривычно симпатичной Агузаровой в сексуальных шортиках и колготках с люрексом.

** См. в «Ленинградской правде» за 21.11.84 статью «Последняя грань».

ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ

Президиуму Верховного

Совета СССР

Мы, музыкальная христианская группа «Трубный зов», которая основана в городе Ленинграде, перед лицом Всемогущего Бога просим Вашего официального разрешения открыто выступать с религиозно-музыкальной программой к концертных залах нашей страны. Программа, которую мы Вам предлагаем, является чисто религиозной и не связана ни с какой политической и антигосударственной деятельностью. Ее цель — дать высокое нравственное сознание каждому человеку, чтобы жить здесь, на Земле, отдавая всего себя на благо народа, а также получить вечную жизнь через спасение в Иисусе Христе, Сыне Божьем. А всякий, уверовавший во Христа, становится полезным для общества, в чем наша страна особо нуждается. Эту программу мы записывали неофициально, опасаясь преследований вопреки Конституции, но мы верим, что Вы не против верующих, в частности нашей группы, так как мы стоим за любовь, за справедливость и мир во всем мире. Это обращение мы отправляем Вам по почте, но, имея сомнения, дойдет ли оно до Вас, мы решили сделать его открытым. Итак, заканчивая это письмо, мы надеемся, что Вы удовлетворите нашу просьбу.

С уважением к Вам группа

«Трубный зов»

Валерий Баринов, Сергей Тимохин

17 января 1983 г.

«11 октября 1983 года на станции метро «Удельная» в Ленинграде был арестован Валерий Баринов. Из 36-го отделения милиции Выборгского района (начальник отделения Уваров) его на скорой помощи отправили в психбольницу имени Скворцова-Степанова. ...Валерию Баринову ежедневно делали уколы препарата, применяемого при лечении шизофрении и успокоении буйнопомешанных.

Лишь 20 октября абсолютно здоровый Валерий был освобожден из психушки. Что тут сказать? Правильно в песне поется: «Я другой такой страны не знаю...»

Из соображений тривиальной безопасности содержание третьего номера при последующих допечатках постоянно варьировалось — ведь даже в 1985-86 гг. публикации подобных материалов аналогов в рок-самиздате не имели. На обложку «Попса» № 3 было вынесено высказывание Белинского: «Отрицание есть священное право человека, без которого жизнь может превратиться в вонючее и стоячее болото», опубликованное в одной из книг пушкиноведа Новикова. По воспоминаниям Семенова, «сей афоризм был помещен в журнале из соображений слабой аргументации того «безобразия», которое творилось в нем. Я рискнул предположить, что чекисты в большинстве своем еще менее моего соображают в философии и в источниках».

...Дальнейшие события в истории «Попса» слегка напоминали советские кинофильмы послевоенного периода.

«Летом 1986 года я вернулся из армии на многострадальную ленинград-чину, — напишет спустя несколько лет Радислав Лосев. — Тут же я был посещен живым Семеновым во плоти (с Хромовым мы так и не виделись). Семенов привез запись интервью с Вишней и предложил заниматься «Попсом» дальше».

Лосев ответил отказом.*

* После завершения службы в армии Лосев не только прекратил сотрудничество с Семеновым, но и не возобновлял прерванную переписку с Хромовым. С 1989 года все бывшие члены редакции полностью перестали поддерживать между собой какие бы то ни было отношения.

Семенову ничего не оставалось, как уйти в себя и поступить через год в Московский Литературный институт на семинар прозы. Хромов в это время вращался в кругах местной рок-лаборатории, осуществляя второстепенные акции менеджерского плана. Еще через пару лет Семенов написал повесть «Неистовая ночь», посвященную людям рок-андеграунда и затерявшуюся потом в издательских папках Александра Житинского.

Вот собственно и все, что произошло в те годы с тремя людьми, живущими в разных городах и в разных мирах. Борис Хромов называл все это «Попсом».

Примечания к публикации

Относительно слов «лично с Семеновым чекисты встречаться не стали». В свое время я не стал рассказывать об этом А.Кушниру — слишком еще мало времени прошло, кругом говорили о возможной реинкарнации Сов. власти, мало ли что, не хотелось подставлять человека... Дело в том со мной они тоже должны были встретиться, но сотрудник, который вел мое дело, оказался старинным товарищем друга моего отца — довольно показательный, на мой взгляд, пример состояния Советской власти последнего периода, когда даже в КГБ мог играть роль обычный «блат».

С Б.Хромовым мы потом не раз виделись в годы, когда я учился в Москве, и даже планировали написать в соавторстве книжку о моем любимом русском рок-музыканте Сергее Рыженко, но увы...

Что же касается отказа Р.Лосева продолжать издание журнала, то отказ сей он сформулировал в таких примерно словах: «Ну его на фиг, с огнем играть...» Я до сих пор думаю, что зря. Не те уже были времена, не те... И огонь уже был не тот, явно не тот...

А.Семенов


См. также сайты, посвященные книгам А.Кушнира "100 магнитоальбомов советского рока" и "Золотое подполье": http://100albums.sakhaworld.org  http://musecatcher.sakhaworld.org  http://goldenunder.sakhaworld.org

 

Яндекс.Реклама
скачать песни Metallica в Москве. 552 Отелей в Болгарии - пмж в болгарии.. Способы увеличения продаж - увеличение объемов продаж. Тренинг продаж скачать.
Hosted by uCoz