Лауреат
Национальной премии России
«Золотой Лотос»


Победитель
Всероссийского конкурса
«Золотой Гонг - 2004»


Победитель Всероссийского конкурса «Обложка года 2004»

Историко-географический, культурологический журнал. Издается с мая 1991 года.
  
 

 

На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

VI церемония награждения победителей конкурса «Обложка года – 2005»

Олонхо в списке мировых шедевров

Айсен Дойду
«Как истинный боотур из олонхо»

Елена Яковлева
Под сводами «Дома Арчы»

Айсен Иевлев
Ирина Хакамада: «Нами движет большая чувственная, пассионарная мысль...»

Валентина Чусовская
«Когда гудит Великая степь, когда трепещет бубен ее...»
Чингисхан Андрея Борисова в театре и кино

Егор Антонов
Образец служения народу
Подвижническая деятельность С.Н.Донского-II

Ирина Астахова
«Эта безрассудная затея...»
История организации Якутской (Сибиряковской) экспедиции 1894-1896 гг.

Мария Шадрина
«Первою из республик»

Василий Ушницкий
Этническая история Байкальского перекрестья

Анна Шишигина
Традиционная система питания народа саха

Петр Конкин
Воспоминания очевидца. Г.Грачев. Якутский поход генерала Пепеляева

Наталья Сивцева
«Металлогения Анабара исключительно сложна и интересна...»

Ия Покатилова
Мифотворчество Роберта Петрова

Айсен ДОЙДУ

«Как истинный боотур
из олонхо...»
*

В день похорон, прощания с отцом навеки, я поднялся очень рано...
Ночь была тяжелая, не спалось: думал о нем — о самом последнем близком для меня из родственников человеке, думал, что теперь я, фактически, остался в этом жестоком, абсурдном мире один. Один со всеми своими не решенными до конца проблемами и делами. Ныло сердце, на душе было тяжко и холодно. Поднявшись с постели, я вдруг увидел на подоконнике рубашку отца, которую надел в коттедже вместо грязной рабочей блузки. Я взял эту бежевую отцовскую сорочку и вдруг почувствовал запах, знакомый с детства, — запах родного человека. Слезы сами потекли из глаз, ибо я понял одно: запах остался, а человека уже нет в живых. Вместе с ним ушло все его теплое, живое, сугубо личное... Мертвые пахнут по-другому.

Отец ушел, но что осталось после него? Некоторые уходят в «мир иной» и очень скоро о них забывают. Иногда через месяц, иногда через годы. Но о нем, о Суорун Омоллооне, я думаю, будут помнить века, пока живет и существует в мире такая нация, такой народ, как якуты-саха. Пока будут жить, не исчезнут на корню язык и культура народа саха. Пока будут читать его произведения и посещать музеи, которые он построил. И не только это осталось после его ухода для людей. Остались его фотографии, рисунки, дома, которые он самолично построил, его стихи и драмы, остались его кинофильмы, много музыкальных постановок для балета и оперы. Как все великие мастера, он был многогранен, талантлив во всем. Не было такой вещи, чего бы он не мог сделать. И он создавал, творил. И если отец начинал, то всегда доводил очередное дело свое до конца. До победы.

Псевдоним его — Суорун Омоллоон. Хороший псевдоним. Суорун в переводе на русский значит: «непреклонный», «упрямый», «идущий напролом». Он и был таким в жизни — не уступал никому. Он спорил, утверждал правоту, добивался. Его много раз критиковали, «били» на собраниях, отстраняли, препятствовали. Его ненавидели и уважали. Любили. Любили за то, что не врал, не юлил, не лебезил перед «сильными мира сего». И даже в эпоху тотальной диктатуры компартии, когда Кулаковского, поэта Софронова и Ойунского объявили «буржуазными националистами» и врагами соввласти, Дмитрий Кононович их открыто и прямо защищал. Он не боялся: упрямо защищал их, неоспоримых гениев своего народа. За что и поплатился: чекисты посадили его в 1937 году в тюрьму, откуда он вышел харкающим кровью больным человеком.

А когда в начале 50-ых посадили в тюрьму «за национализм» А.Федорова, Яковлева-Далана, Иванова-Сюльбэ и т.д., когда стали рьяно преследовать известного ученого Г.П.Башарина, отец опять стал их открыто и смело защищать — как истинный боотур из олонхо. Он всегда защищал от диких нападок потерявших человеческий облик партократов Истину и Правду, защищал людей, которых несправедливо обидели «власть придержащие» оборотни. И Омоллоон (второе слово псевдонима) — было именем одного из предков якутов — легендарного боотура. Вот и получается, что Суорун Омоллоон — это «Непреклонный Омоллоон-боотур». Так оно и было.

В конце 60-ых он решил увековечить имена известных (особенно убиенных сталинским молохом) поэтов и писателей Якутии, и был создан в Якутске Литературный музей им. П.А.Ойунского — в деревянном доме, где он жил в последние годы. Отец отдал этому новому музею всю коллекцию старинных якутских вещей — чороны, предметы быта, седла с серебряными луками, дорогие, удивительно красивые женские украшения, попоны-кычым, коврики-сёрё, старинные ружья и т.д. Он попросил меня сделать и отпечатать фотографии, и я соорудил стенды, которые висят в музее до сих пор. В процессе создания этого замечательного музея отец встретил много препятствий, воевал с людьми, которые были, как всегда, против.

Спасибо первому секретарю обкома Г.И.Чиряеву — он помог, и музей в конце концов был открыт. Еще более сильное сопротивление и противостояние «именитых и сильных» он встретил, когда создавал в родном селе Черкехе Мемориальный музей под открытым небом, где полностью воссоздал быт (старинный, дореволюционный) народа саха. Перевез из аласов резные сэргэ, жилища — юрты, бабаарына, мельницу, амбары и т.д. Фактически он успел сохранить для потомков уже исчезающую материальную культуру якутов. И что же? Дмитрия Кононовича за «увлечение националистически-буржуазной стариной» вызывали на бюро Обкома партии, устраивали проверки, преследовали. Но он не сдавался, и в 1977 году Черкехский музей все же был официально открыт, за что отец получил потом (заодно и за другие славные дела) звание Героя Социалистического Труда. Золотая звезда заблестела на его груди. Он снова победил!

Далее последовали другие его подвиги — постройка Мемориального копмплекса П.А.Ойунского на аласе, где он родился и жил, создание больших музейных комплексов в Сотту и Ытык-Кёле. До самой кончины своей Дмитрий Кононович всегда был очень бодрым, живым, открытым и жизнерадостным человеком. Помню, в Соттинцах (тогда ему было восемьдесят с лишним лет) он как молодой взбирался на грузовик и скидывал оттуда тяжелые толстые бревна. При постройке объектов музеев сам брал в руки топор и работал рядовым плотником. В Дойдуунуском, где он постоянно бывал или жил с 30-х годов прошлого века, отец своими руками построил четыре деревянных дома! Его энергия и активность всегда поражали меня. Да, это был настоящий мужчина и большой Человек!

Самым последним, завершающим подвигом отца является перевод великой книги всех народов — Библии («Саµа кэс тыл»).

И как бы поставив этим точку в своих земных делах, он сразу ушел, покинул наш суетный Средний солнечный мир. Он ушел, и мне горько, тоскливо на душе... Плохо.

И вот утром я написал на родном якутском языке стихи, посвященные памяти отца. 

А5абар

Айыылартан айдарыылаах,

Таµараттан тэhииннээх

Орто дойду киhитэ,

Саха сирин саарына!

 

Кэлэр кэскил иннигэр,

Туруу тускул туhугар

Бэдэрдэргин саргылаары,

Дьокуут дьоµµун дьоллоору

Суоруннуурдуу суолланан,

Омоллооннуу турунан

Оµоhуллан кэлбиккин,

Олорон ааспыт эбиккин!

Эппит тылгын эспэккэ,

Кэриэс кэскин кэспэккэ

Халларбыккын харыстаан,

Суруйбуккун сўўмэхтээн,

Оµорбуккун олбохтоон

Талбалыырдыы таµыахпыт,

Аа5а-кєрє сылдьыахпыт!

 

Олорон ааспыт оло5ун,

Кэлэр кэмин, кэскилин

Сулус курдук сандаардын,

Кириэс курдук килбэйдин!

 

Бырастыы, а5аа, бырастыы!

28.VI.05 г.

 

Яндекс.Реклама
Блузы и Платья: купить коктейльное платье в москве. Стильные платья на любой сезон.. Надежная запорная трубопроводная арматура Tecofi. Закажите у нас затвор Tecofi, по выгодной цене.. Быстрая продажа шин в Саранске
Hosted by uCoz