Лауреат
Национальной премии России
«Золотой Лотос»


Победитель
Всероссийского конкурса
«Золотой Гонг - 2004»


Победитель Всероссийского конкурса «Обложка года 2004»

Культурологический, историко-географический журнал. Издается с мая 1991 года.
  
 

 

На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

 

ИЛИН

1-2 2010

Культурологический, историко-географический
журнал

Олег Сидоров
Солдаты Победы и солдаты Правды

Наша анкета
Егор Шишигин.
Владимир Пестерев.
Юрий Петров

Михаил Соколов
Старая новая история Победы

«Все для фронта,
все для победы!»

Авксентий Мординов
Материальная помощь фронту

Мария Гаврилова
Якутия во время войны

Лена Захарова
9 мая. Воспоминания об отце

Алексей Захаров
На войне, как на войне

Дмитрий Тимофеев
Штурман специальной части 24/257

Марк Шац
Новая жизнь шахты Шергина

Сардаана Захарова, Сергей Мыреев
«Убил под князем Бойзеком Тынином коня в железных досках...»
Путь якутского куйаха

Александр Балтин
Стихи о Якутии

Сардаана Захарова, Сергей Мыреев

«Убил под князем Бойзеком Тыниным коня в железных досках..»

Путь якутского куйаха

История, а в особенности история нашей Родины, полна тайн и загадок. Их разгадывание, поиск решений – одно из интереснейших занятий. В массе этих загадок и тайн есть такие, ответы на которые затеряны в глубине веков. К подобного рода историческим тайнам мы можем отнести исчезновение защитных боевых доспехов якутских воинов – куйахов. Конец XVI в. – начало XVII в., время междоусобных войн, называется «кыргыс уйэтэ» или «эпохой Тыгына». Это период, когда клановые объединения якутских родов вели между собой постоянные военные столкновения. Разные исторические источники – от устных до письменных царского периода – несут в себе информацию о боевых доспехах якутов. Но полного реального подтверждения мы еще не получили. Историческая наука, и не только она, потеряла уникальный материал. Может, кому-то нужно было исчезновение доспеха-куйаха? Или это произошло случайно? Актуальность исследования заключается в попытке рассмотрения различных точек зрения на это явление и изучении сведений из разных источников.

Вопрос о возможном местонахождении якутского куйаха, его происхождении и даже внешнем виде давно волновал ученых, исследователей и любителей истории. Но никто так и не пришел к единому мнению. Таким образом, очевидными становятся две проблемы:

1. Каким был якутский куйах?

2. Почему, несмотря на наличие исторических источников, не осталось ни одного экземпляра самих доспехов?

Объектом нашего исследования является якутское защитное вооружение рубежа XVI-XVII вв.

Предмет исследования – якутские доспехи – куйах.

Цель исследования: на основе анализа историографической литературы и ряда исторических источников попытаться определить, с большей долей вероятности, каким был якутский куйах и куда он исчез, если исчез.

Задачи исследования:

1. Проанализировать события эпохи «кыргыс уйэтэ».

2. Проанализировать хронологию событий начала XVII в.

3. Ответить на вопрос, почему до нашего времени не дошел ни один экземпляр доспехов якутского воина.

Источниковая база
исследования и историография

Важнейшей особенностью рассматриваемой проблемы является отсутствие или недостаточность источников официального происхождения. В изученной историографической и источниковой литературе мы не обнаружили серьезных прямых указаний возможных путей исчезновения интересующего нас вида защитного вооружения.

Основой исследования стали работы и источники, которые несут наиболее интересные факты.

Вначале было слово… Потом прозвучал вопрос, скажем мы, и зададим вопрос: «Знали ли якуты до прихода русских… металлы?» Кое-что можно ответить только относительно железа, меди и серебра. Древность знакомства их с первым не подлежит сомнению… Герои якутских былин воюют постоянно железным оружием.

«Железа было мало, все оно шло на копья, стрелы и панцыри, куях, на косы его не хватало, их делали из кости или косили батасами», – говорили якуты по поводу изобретения косы.

«Железо мы знали до русских, богатыри наши выходили на бой в железных рубашках, а только было его мало…», – со слов якутов такие данные приводит В.Л.Серошевский [10, с.152].

Таким образом, хотя сведений из различных источников о якутском защитном вооружении – куйах много, но сами доспехи до сих пор не обнаружены. А то, что было обнаружено ранее, утеряно.

Якутский этнограф Ф.Ф.Васильев в своей монографии приводит факты обнаружения древнего вооружения:

– 1894 г. Наум Лыткин в местности Берелях (Батагайский наслег Усть-Алданского улуса) нашел зарытый в землю куйах;

– пластинчатый куйах описал в конце XIX в. Прокопий Афанасьев, будучи проездом в Колымском округе;

– сер. 1920-х гг. В местности Ылыпта Хоринского наслега Усть-Алданского улуса в 25 км северо-восточнее с.Борогонцы обнаружено два полных комплекта защитных доспехов. От находки сохранились лишь фотографии двух шлемов;

– в Якутском объединенном музее экспонируется одна прямоугольная пластина от боевого доспеха без паспортных данных. Предположительно, она принадлежит материалам археологических раскопок Е.Д.Стрелова (1920 г.) или И.Д.Новгородова (1930-1940 гг.) (рис.1.1.);

– В поселении Сырдык А.И.Гоголе-вым была обнаружена железная пластина толщиной 2 мм.

Далее в нашей работе рассмотрим типы доспехов и примерные способы их изготовления, которые приводит Ф.Ф.Васильев в своей известной монографии.

По материалу изготовления ранне-якутские панцири относились к трем классам: железным, костяным и кожаным. Железные панцирные доспехи по способу скрепления пластин подразделяются на два типа: ламинарные и ламеллярные, по форме панциря – к чешуйчатым.

Хатырык куйах (в пер. с як. – «чешуйчатый доспех»). Эти пластинчатые доспехи ламеллярного типа были наиболее распространены в среде якутских воинов. Принципы изготовления, способы прикрепления пластин точно не установлены, вернее, пока нет конкретных вещественных доказательств. По фольклорным данным, панцирные пластины пришивались на подкладку из бычьей или лосиной шкуры.

Тангалай куйах. На якутском языке слово «тангалай» имеет несколько значений, визуально имеющих общий связующий признак. При описании внешнего вида вполне закономерно подчеркивать схожесть предмета с обычным, постоянно существующим в природе, известным всем явлением, предметом, объектом. Примером тому может служить хорошо известная любому скотоводу анатомическая часть животного – нёбо (тангалай). По внешним признакам нёбо животных весьма характерно напоминает ряд параллельных волнистых линий. Вид старинной женской шубы называется «тангалай сон». Тангалай сон составлялся из прямоугольных продолговатых меховых пластин, пришиваемых «елочкой». Таким образом, мы вплотную подходим к расшифровке значения термина «тангалай куйах». Не исключено, что это есть название пластинчатого ламинарного куйаха. Тангалай куйах в фольклорном материале упоминается чрезвычайно редко. Не отразилось ли в этом сравнительно редкое использование ламинарного доспеха? Как известно, он был менее эффективен, чем ламеллярный.

Иэччэх куйах (в пер. с як. означает «шарнирные доспехи»). Подробного описания этого типа защитного доспеха не имеется. Предположительно, это – вид ламинарного доспеха. В названии, по всей вероятности, подразумевается способ присоединения пластин, позволяющий относительно свободно проворачиваться каждой отдельной пластине.

Тиэрбэс иилэгэс куйах (в пер. с як. означает «куйах из нанизанных колец»). Подробных описаний кольчуги не обнаружено. Информанты серьезных различий между якутскими и русскими кольчугами не усматривают.

Тирэх куйах (букв. «куйах из ольхи»). Здесь напрашиваются этнографические параллели с существовавшими у многих народов доспехами, сделанными из гибких прутьев. С другой стороны, вполне можно допустить, что в этом случае имеется в виду своеобразная форма ольховых листьев.

Ат туйага куйах (в пер. с як. – «куйах из лошадиных копыт»). Напоминающие лошадиные копыта панцирные пластинки овальной формы обнаруживались в кимакских, древнетюркских и кыргызских археологических памятниках. Между тем, панцири из распрямленных наружных слоев лошадиных копыт были известны еще в сарматское время.

Далее автор приводит описания других типов доспехов без специального названия.

Костяные доспехи. Существуют архивные данные, где перечисляется вооружение тунгусов: «збруйны и оружейны, с луки и с конем, в куяках и в шишаках, в железных и в костяных». Также в фондах МАЭ ЯГУ имеется пластинка костяного панциря, обнаруженная в поселении позднего средневековья А.И. Гоголевым (рис. 1.2.).

Кожаные доспехи. По всей вероятности, были широко распространены кожаные защитные доспехи. По сообщению Е.А.Пуховой, подобные доспехи изготовлялись следующим образом: «Из хребтовой части шкуры лося или быка вырезался кусок кожи…волосяной покров которого густо намазывался лиственничной смолой, круто перемешанной с песком. На этот кусок кожи накладывался второй, таким же образом изготовленный. Затем оба куска тщательно пришивали или приклеивали друг к другу, придавали соответствующую форму и хорошо просушивали. Такой панцирь был достаточно прочен, прост в изготовлении и, самое главное, стоил несравненно дешевле, чем железный куйах». Подобные кожаные доспехи, «залитые» смолой, описаны П.Карпини и Г.Рубруком.

Любые доспехи имеют отдельные части, которые вместе образуют полный комплект.

Кюн. По-якутски так называется солнце. В интересующем нас значении – эта деталь доспехов, круглая блестящая железная или серебряная пластина, защищающая грудь.

Кюнэсэ. Щиток на голенях, пришиваемый на обувь. Имелась и наспинная защитная пластинка, называемая так же.

Сарын куйага. Наплечники, предназначенные для защиты плечевой части тела.

Хары куйага. Защитный нарукавник, одеваемый на кисть. Изображение подобного нарукавника опубликовал в своей работе В.Иохельсон (рис.2). Это орнаментированный щиток из железа с восемью просверленными дырками для ремешков. По такому же принципу, видимо, изготовлялся и щиток для защиты голеней.

Бэлэпчи. Набедренники из двух лоскутков кожи. Привязывались к поясу поверх всей одежды. Такой съемный раздвоенный набедренник удобен для конного воина.

Дуулага бэргэсэ. Боевой металлический шлем. До нашего времени сохранилась лишь фотография двух шлемов, найденных А.С.Бурцевым (рис.3). Шлемы сделаны из склепанных железных пластин конической формы (примерно шлем состоял из 6 пластин). Оба шлема имеют трубки для закрепления плюмажа. Боевые шлемы также снабжались защитным приспособлением «кэтэх хаппага тимир» (в пер. с як. означает «железный щит затылка»). Хотя точнее хаппах переводится как «крышка».

        

Хахха; тирэх куйах (упомянут выше); хаппар; хары куйага. Возможно, это есть вид щита, который, как указывается в источниках, «ошивался из толстой кожи в два-три ряда». Но в источниках щит упоминается крайне редко. Тем более, что конному воину им неудобно пользоваться. К тому же, ручное оружие якутов, как правило, предназначено для держания двумя руками, что дает возможность предположить: щит использовали редко.

Конские доспехи. В силу того, что якуты были конным народом, воины их в основе своей были всадниками. Поэтому, вероятнее всего, и боевые кони имели защитные доспехи. В монографии Ф.Ф.Васильева находим сведения, которые отсылают нас к источникам: например, в предании «Тыгын-воитель и его боевые кони» говорится о двух боевых конях Тыгына, закованных в специальные латы. Один из коней принадлежал его сыну Чаллаайы. Этот сюжет дополняет архивный документ, освещающий события 1643 г., когда казачий сотник И.Галкин «убил под князем Бойзеком Тыниным коня в железных досках». Чаллаайы и Бедьеко – исторические личности, которые действительно были сыновьями Тыгына. Далее приводится еще один документ, относящийся к 1645 г., где борогонский якут Туреней обвиняет одного из подгородних якутов в краже «конного своего дощатого куяка».

У многих народов Азии существовали защитные конные доспехи. По историческим преданиям и рассказам, якутские конные доспехи ничем не отличались от позднесредневековых монгольских и тюркских.

Естественно, не каждый воин мог позволить себе приобрести защитный куйах для своего коня. Если вспомнить, что предводитель баягантайцев Бахсыгыр согласился отдать 240 коней за комплект защитных доспехов для себя, то конский куйах наверняка стоил еще дороже.

Таков краткий экскурс в историю защитного вооружения якутского воина-боотура.

Следующий вопрос: а сколько примерно могло быть комплектов защитных доспехов или хотя бы их частей?

Для этого надо подсчитать примерную численность народа саха к началу XVII в. Обратимся к данным, которые приводит историк А.А.Борисов в своих исторических этюдах.

«Известный этнограф Б.О.Долгих на основании подсчета ясако-плательщиков определил численность якутов на середину XVII в. в 28 000 человек, а на начало следующего столетия – в 38 000 человек. Это было сделано по известной методике, согласно которой соотношение взрослых мужчин к общему населению принято в пропорции 1:4. Главным источником послужили документы ясачного сбора – ясачные книги, куда записывались мужчины, начиная примерно с 18 лет. Конечно же, можно оспорить эти цифры хотя бы потому, что немногочисленные русские служилые люди физически не могли на таком огромном пространстве зафиксировать абсолютно всех, кто мог платить ясак. Кроме того, на протяжении названного времени имели место массовые миграции якутов по территории современной Якутии и за ее пределы, что также затрудняет подсчет численности населения» [2, с.52].

Вновь обратимся к Ф.Ф.Васильеву. Автор отмечает: «численный состав военной дружины у якутских клановых образований был невелик. У наиболее могущественных кангаласцев максимальное количество людей, «держащих мечи», достигало 200 чел. Называемая в предании цифра, вероятно, соответствует действительности. Как показывает фольклорный материал, кангаласцы (как, впрочем, и другие) отправляли в поход мобильные группы воинов в количестве 20, 30, 40 человек, в зависимости от поставленной задачи и потенциальных возможностей противника. Численность якутов в середине XVII в. приблизительно составляла 26 тыс.чел. Под знамена организаторов восстания 1642 г., послужившего своеобразными всеякутскими военными маневрами, собралось от 700 до 1000 всадников в полном боевом снаряжении, не считая дружин борогонцев и намцев. С учетом дружин довольно крупных вилюйских и оймяконских групп, борогонцев и намцев, было около 2 тыс. хорошо вооруженных профессиональных воинов, которые представляли весь военный контингент якутов середины XVII в. Соотношение 13:1 выглядит экономически правдоподобно, так как две скотоводческие семьи вполне могли содержать одного воина и обеспечить его всем необходимым военным снаряжением» [3, с.142].

Таким образом, мы выявляем примерное количество комплектов воинского снаряжения, что поможет нам в дальнейшем расследовании.

Проанализировав все данные, которые мы собрали и рассмотрели в первой и второй главе, можно прийти к следующим выводам:

1. Нет единого взгляда на то, как и куда пропало защитное вооружение. В принципе нет единого взгляда и на весь изучаемый период.

2. По мнению Ф.Ф.Васильева, якуты в эпоху «кыргыс уйэтэ» не клали в захоронения воинов их оружие и доспехи, а прятали их с соблюдением особых обрядов в другом месте. По мнению некоторых исследователей, это даёт нам версию, что якуты сами все «похоронили» в землю и, возможно, еще до прихода казаков.

3. Ф.Ф.Васильев в своей монографии приводит факты того, что русская администрация запрещала хранить и производить оружие и издала инструкцию о его сдаче. Этот факт частично подтверждает, что русские вели сбор оружия, а якуты в силу упомянутой инструкции припрятывали оружие, которое в тайниках и забылось.

4. Если вспомнить политику расширения российского государства в XV-XVI вв., то выясним, что захваченное в бою оружие часто уничтожалось.

5. Далее, в первые годы колонизации происходило много локальных восстаний. Имелось множество погибших, и не только на полях сражений, но и сожженных в острожках. Это тоже частично объясняет исчезновение большого количества вооружения.

6. Если в центральных областях России использование доспехов уже и теряло актуальность, то в условиях, когда инородцы – коренное население Сибири и Якутии – были вооружены только холодным оружием, защитные доспехи для русских были просто необходимы. Так что вряд ли казаки уничтожали доставшиеся им куйахи.

7. Якутск почти до конца XVII в. оставался базой для продвижения русских на Дальний Восток, где жили племена, вооруженные холодным оружием, и якутские куйахи вполне годились для защиты от него.

Итак, анализ историографической литературы позволил сформулировать следующие версии исчезновения защитного вооружения – куйаха:

1) к приходу русских куйах уже исчез;

2) куйах уничтожило или спрятало от русских казаков местное население;

3) куйахи уничтожили казаки;

4) большая часть вооружения исчезла на полях сражений;

5) куйахи собрали и использовали казаки.

Рассмотрим эти версии в контексте источников.

Версия I: к приходу русских куйах уже исчез. В работе Ф.Ф. Васильева мы читаем: «Древнеякутский воин был хорошо вооружен и защищен. Комплект защитного вооружения называется «куйах». В исторических преданиях, героических эпосах-олонхо, в письменных документах часто упоминаются якутские панцирные и кольчужные доспехи. Однако, ни одного доспеха до сих пор не обнаружено. Это, безусловно, связано с религиозными представлениями якутов, которые запрещали погребать с погибшим или умершим воином его личное оружие. Теми же мотивами объясняются и порча сопровождающих покойников острых бытовых и охотничьих предметов, вкладывание вместо острого предмета только его ножен и т.д. Оружие воинов закапывали в скрытых местах с исполнением соответствующего обряда» [3, с.105].

В результате археологических раскопок были найдены только несколько образцов пластинок защитных доспехов. У.А.Винокурова пишет: «Все эти боевые доспехи… потеряли свое значение с окончанием междоусобиц и в прямом смысле этого слова были захоронены в землю еще до появления казаков» [6, с. 39]. Хотя на этой же странице своей книги автор приводит противоположный факт. Но об этом позже.

С тем, что практически все защитное вооружение могло быть «захоронено», можно согласиться. Судя по тем отрывочным фольклорным данным, которые показывают дороговизну подобных изделий, такого вооружения было мало. «Предводитель баягантайцев Бахсыгыр согласился отдать 240 коней за комплект защитного доспеха. Этот же комплект (в тексте: куйах) просил у Бахсыгыра оймяконский витязь Мадьыгы Теренек в уплату за военную помощь, оказанную в сражении с борогонцами. …Еще дороже стоил защитный доспех для коня» [3, с.118].

Но ни археологические источники, ни данные фольклора не указывают прямо на то, что все вооружение было «захоронено». Они лишь косвенно указывают на эту возможность.

Версия II: куйах уничтожило или спрятало от русских казаков местное население. Возможно, оставшееся от эпохи «кыргыс уйэтэ» вооружение было спрятано или уничтожено самими якутами. Мы не исключаем и такой вариант. Как косвенное доказательство можно привести «известное распоряжение царской администрации, запрещающее изготовление и предписывающее сдачу боевого оружия властям» [3, с. 105]. Отрывок данного указа приводит О.А.Митько в работе «Военное дело народов Сибири и Центральной Азии»: «...тайно чтоб русские всяких чинов люди и служилые и ясашные и всякие иноземцы пороху и свинцу, пищалей и сабель, копий, бердышев, ножей, топоров, пансырей, лат, шишаков, наручей и никакого ружья и ратные збруи... всяким иноземцам нигде не продавали и ни на что не променивали» [9, с.195]. Тогда можно предположить, что для того, чтобы сохранить вооружение, якуты спрятали его (или хотя бы какую-то часть), но в то же время известно, что, «несмотря на царские указы, в Сибири, особенно в южных районах, шла постоянная торговля «заповедными товарами» [9, с.195].

Ни подтвердить, ни опровергнуть эту версию не представляется возможным.

Версия III: куйахи уничтожили казаки. Мы можем допустить, что «виновниками» исчезновения куйахов могли быть не только якуты, но и русские. Предположим, что ссылаясь на распоряжение царской администрации, куйахи, как и другое якутское оружие, казаки собрали и уничтожили. Могли ли казаки так поступить с оружием? Давайте обратимся к действиям московской рати в 1471 г., тем более, что холодное оружие с тех пор не очень-то и прогрессировало. Историк Н.С.Борисов приводит такой факт: «Новгородцы были разбиты. Тех, кто попал в плен, ожидала жестокая участь… а доспехи, отобрав, в воду побросали, а другое огню предали, потому что не были им нужны, ибо своих доспехов всяких довольно было» [14, с.25]. То есть, казаки могли так поступить и с оружием побежденных якутов. Можно аргументировать это тем, что царская администрация должна была позаботиться о безопасности своих войск. Но действительно ли было так? В это поверить трудно.

Версия о сознательном уничтожении воинского снаряжения не находит подтверждения в источниках.

Версия IV: большая часть вооружения исчезла на полях сражений. Это одна из наиболее интересных версий. Она основывается на событиях начала XVII века, где мы можем усмотреть косвенное подтверждение данной версии.

Например, в октябре 1632 г. служилые люди П.Бекетова выдержали бой «против крупного мегинского тойона Бурухи. В жестоком бою было убито 20 якутов» [8, с.101]. «В марте 1633 г. в Дюпсюнском улусе произошла трагедия…Казаки взяли один острожек, убив 20 «лутчих людей», и сожгли другие, не сумев их взять приступом. Там погибло почти сто человек».

Исследователь-краевед Намского улуса Т.И.Замятин пишет: «В первые дни 1634 года на зимовье князца Мымака начали собираться якутские князцы со своими войсками, вооруженные копьями, пальмами, луками со стрелами, куяками. Всего собралось более 600 или около 1000 всадников… Погибло много людей с обеих сторон» [7, с.13]. Далее там же он приводит рассказ о разворачивании дальнейших действий: «Например, догнав бетюнцев на местности Кобякон (Дюмюр Гыммыт) в 40 км. от Намской управы вниз по Лене, построили амбар, там заперли человек 30-40 и всех сожгли» [7, с.14].

Что из этого следует? Вернёмся к версии о том, что все оружие якутов погибло на полях сражений. Конечно, доля правды здесь есть, ведь велика вероятность того, что среди 20 человек, погибших в сражении, хоть один имел качественный куйах, который погиб вместе с хозяином. Но полностью согласиться с этой версией также трудно.

Версия V: Куйахи собрали и использовали казаки. Казаки, безусловно, сыграли свою роль в исчезновении военного оружия якутов. Вновь обращаемся к инструкции царской администрации о запрещении и сдаче оружия. Предположим, что оружие собрано, но не уничтожено. То, что куйахи собирали, очевидно. Научный сотрудник отдела истории Якутского Государственного объединенного музея И.И.Васильев приводит такие данные: «воевода А.А. Барнешлев в 1665 году доносил в Москву о том, что казаки брали якутские куйахи в качестве оборонного вооружения: «…и для твоих государственных служб у якутов в твою, великого государя, казну служилым людям куяки емлют». Таких документов можно привести много. Известна даже цена куйаха в те времена; в одном судебном деле он был оценен в 5 руб., т.е. стоил столько же, сколько кобыла» [7, с.53].

Но все же куда дальше ведет след? То, что он ведет в сторону от Якутии, очевидно.

Обратимся к помощи историков: «Русские землепроходцы впервые узнали о существовании р.Амур в начале августа 1638 г. в Бутальском остроге на р.Алдан. Именно там эвенкийский шаман Томкони рассказал томским казакам во главе с Д.Е.Копыловым о существовании на юге большой и богатой р.Чиркол (Шилкар), в низовьях которой, по его словам, находилась серебряная гора Оджал. Последнее известие особенно заинтересовало Копылова, поскольку в наказах всем служилым людям предписывалось в первую очередь искать во всех открытых ими новых землях месторождения серебряной руды…Новый отряд выступил на Амур 15 июня 1643 г., но не из Енисейска, а из Якутска. Именно Якутск стал тогда на целое десятилетие базовым центром освоения Приамурья и Забайкалья» [8, с.44-45].

Рассмотрим примерную динамику дальнейших событий.

Как показывает большинство письменных исторических источников, казаки не только собирали, но даже покупали якутские куйахи. Если бы они использовали их только здесь, то и находок было бы много. Но надо принять во внимание тот факт, что Якутск был форпостом освоения Дальнего Востока почти до конца XVII в. К тому же, например, если освоение Якутии мы можем рассматривать почти как бескровную колонизацию, то события в Приамурье носили противоположный характер. Здесь, конечно, сыграл человеческий фактор в лице Е. Хабарова. Поэтому в Приамурье постоянно отправлялось пополнение из служилых людей, снабженных, как явствует из источников, большим количеством всякого оружия, в том числе и куйахов. В тех вооруженных столкновениях погибло много казаков, только в одном сражении, в 1658 г., служилые потеряли около 270 человек. Не там ли следует искать пропавшие якутские куйахи?

Рассмотрев все версии, реконструировав события конца XVI – начала XVII вв., можно сформулировать следующий вывод: нет смысла отвергать ни одну из рассмотренных версий.

Во-первых, к приходу русских заканчивалась эпоха «кыргыс уйэтэ», и многое из оружия было похоронено или утеряно самими якутами;

Во-вторых, какую-то часть оружия могло спрятать местное население;

В-третьих, русские служилые люди могли сами уничтожить вооружение якутов, обеспечивая собственную безопасность. Но это самая слабая версия. Если такое и могло случиться, то, возможно, имели место единичные эпизоды (русские, не сумев взять штурмом якутские острожки, сжигали их вместе с защитниками);

В-четвертых, большая часть вооружения исчезла на полях сражений, столкновений со служилыми людьми. Об этом уже было выше написано, можно лишь добавить,что оружие исчезало и на полях сражений эпохи «кыргыс уйэтэ»;

В-пятых, служилые люди собирали и даже покупали у якутов их вооружение. И в основном оно уходило на оснащение отрядов, осваивавших обширную территорию не только Якутии, но и Дальнего Востока. Таким образом, мы предполагаем, что основная масса якутского оружия, особенно куйахи (в остальном казаки не очень нуждались), в прямом и переносном смысле «ушла» за пределы Якутии.

ЛИТЕРАТУРА

1. Башарин Г.П. В составе свободной России. М.: Арт-Флекс, 2002.

2. Борисов А.А. Якутские исторические этюды. Якутск:Бичик, 2003.

3. Васильев Ф.Ф. Военное дело якутов. Якутск: Бичик, 1995.

4. Васильев Н.И. История Якутии: (с др.времен до 1917 г.), 2-е изд.-Якутск: Бичик, 200.7

5. Винокуров П.В. История кэрэ-hиттэрэ. Якутск: Бичик, 2004.

6. Винокурова У.А. Сказ о народе саха. Якутск: Бичик, 1994.

7. Отв.ред. Иванов В.Н. Ленский острог и освоение северо-востока Азии. Материалы конференции. Якутск: Сахаполиграфиздат, 2002.

8. Редколлегия: Иванов В.Н. и др. Якутия – форпост освоения Северо-Востока Сибири, Дальнего Востока и Русской Америки (XVII-XХ века). Якутск: ЯФ Издательства СО РАН, 2004.

9. Митько О.А. Военное дело народов Сибири и Центральной Азии. Новосибирск, 2004.

10. Попов Г.А. Сочинения. IV том (сост. и отв.ред. Жиркова Л.Н., Антонов Е.П.), Якутск: ЯГУ и ПМНС СО РАН, 2005.

11. Сафронов Ф.Г. Дореволюционные начальники Якутского края. Якутск: КИФ СИТИМ, 1993.

12. Сост. Емельянова Т.Н., Южанович М.В. Народы Крайнего Севера и Дальнего Востока России в трудах исследователей (XVII – нач. ХХ вв.). М: Северные просторы, 2002.

13. Илин. Историко-культуро-логический журнал. №2, 2002.

14. Преподавание истории в школе. Научно-теоретический и методический журнал. Спец. выпуск, 2005.


Иллюстрация: Алексей Егоров

Сардаана Захарова, ученица 9 класса,
Сергей Сергеевич Мыреев, учитель истории МОУ-Мугудайская СОШ им. Д.Д.Красильникова, Чурапчинский улус.

 

Hosted by uCoz