Лауреат
Национальной премии России
«Золотой Лотос»


Победитель
Всероссийского конкурса
«Золотой Гонг - 2004»


Победитель Всероссийского конкурса «Обложка года 2004»

Историко-географический, культурологический журнал. Издается с мая 1991 года.
  
 

 

На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Людмила ВИНОКУРОВА

С.Н.Донской-II
и якутское общество

К 110-летию со дня рождения

Якутия обладает уникальным опытом становления и развития национальной культуры. В связи с этим огромный интерес представляет государственная и общественная деятельность Степана Николаевича Донского-II. С 90-х гг. ХХ столетия исследователи начали вводить в научный оборот новые источники, ставить вопрос о необходимости специального изучения теоретического наследия С.Н.Донского-II.1

Представляется целесообразным воспроизвести в краткой форме биографию Семена Николаевича Донского-II. Донской родился 21 июня 1895 г. в Мальжегарском наслеге Нюрбинского улуса. Учился в г. Якутске в начальной школе, духовном училище, Якутской духовной семинарии, в Петербургском психоневрологическом институте (1914), на медицинском факультете Юрьевского (Дерптского) университета. В конце 1918 г. Семен Николаевич возвратился в Якутию и активно включился в культурное строительство региона. Он устроился учителем начальной школы. С августа 1920 г. занимал должность руководителя Вилюйского уездного отдела народного образования. В 1922 г. — народный комиссар просвещения Якутской Автономной Советской Социалистической Республики (ЯАССР). Он был одним из инициаторов создания методического совета, который проводил активную деятельность по разработке программ школ 1-й ступени, якутизации учебных заведений, создания школьных библиотек, ликвидации неграмотности среди населения региона. В 1923 — 1926 гг. — заместитель постоянного представителя ЯАССР при ВЦИК, слушатель Академии коммунистического воспитания. Делегат ХI — ХII РСФСР, II и III съездов Советов СССР. В 1926 г. — заведующий методического совета при Наркомпросздраве (НКПЗ) ЯАССР, в 1927 г. — руководитель Наркомпросздрава ЯАССР, заместитель председателя правления общества «Ыраас олох» («Здоровый быт»). С 1927 г. — член ВКП(б). С 1932 по 1935 гг. обучался в аспирантуре Центрального научно-исследовательского института национальностей при Наркомпросе РСФСР. В 1935 г. — директор Якутского педагогического института. В этом же году постановлением Совнаркома ЯАССР был образован Институт языка и культуры. С.Н.Донской-II стал заведующим сектором народного образования и истории, затем ученым секретарем. В 1936 г. он выехал в Москву для завершения аспирантуры. В 1938 г. был необоснованно арестован и расстрелян. В 1957 г. постановлением Военной коллегии Верховного суда СССР был реабилитирован.

Установление автономии Якутии знаменовало собой начало культурного возрождения народов края. Одним из основных вопросов политической деятельности Правительства Якутской автономной республики была якутизация органов власти.

В учебных заведениях начались первые занятия по изучению якутского языка. В Вилюйском, Якутском и Олекминском округах он был введен во всех классах начальной школы. В период областного земского самоуправления якутский язык преподавался лишь экспериментально в некоторых школах.2

Важно отметить, что в 1920 г. Якутский губернский отдел народного образования (ЯкутгубОНО) опубликовал постановление «О введении в учебных заведениях занятий на якутском языке в первых группах с якутскими детьми». Первыми ввели в учебный план преподавание якутского языка учителя школ I ступени Вилюйского округа.

Значительным для осмысления представлений по вопросам развития национальной письменности являются труды С.Н.Донского-II, поставившие ряд важных проблем. В «Отчете о деятельности Вилюйского уездного отдела народного образования с 1 сентября по 20 октября 1920 г.» автор писал: «Население Вилюйского уезда составляют якуты, и потому в той же пропорции вся школьная и внешкольная работа происходит среди якутов». По его мнению, для обучения учащихся якутскому языку необходимо издание учебников и учебных пособий на якутском языке.3

Как известно, декретом от 27 апреля 1922 г. была провозглашена Якутская Автономная Советская Социалистическая Республика и созданы органы государственной власти и управления. В Совет народных комиссаров вошли 11 народных комиссариатов и управлений, в том числе Наркомпрос. Первым комиссаром просвещения был назначен С.Н.Донской-II.

Особый интерес представляет документ — Постановление СНК ЯАССР о введении якутского языка во всех школах и органах комиссариата просвещения, опубликованный 12 августа 1922 г. На основании этого документа в первых классах школ I ступени вводилось преподавание якутского языка, предусматривалось преобладание численного состава детей якутской национальности; в школах I ступени со второго класса и в школах II ступени во всех классах якутский язык вводился в качестве предмета изучения учащимися, владеющими якутским разговорным языком, а в педагогическом техникуме, фельдшерской и сельскохозяйственной школах — как обязательный предмет для обучающихся, без различия национальностей. Кроме того, предполагался как желательный постепенный переход к употреблению якутского языка в официальных отношениях между окружными органами Народного комиссариата просвещения и школами.4

Отметим, что введение автономии в Якутии происходило в условиях повстанчества, гражданской войны, нанесших огромный ущерб развитию народного образования в крае. Постановление СНК ЯАССР о введении якутского языка во всех школах и органах комиссариата просвещения имело особое значение, т.к. способствовало укреплению языкового строительства в регионе, несмотря на тяжелые условия времени.

Ситуация в сфере народного образования рассматривалась и на Якутской городской конференции работников просвещения, состоявшейся 22 октября 1922 г. Тогда с докладом «О работе Наркомпроса ЯАССР» выступил С.Н.Донской-II. Он отметил, что к началу учебного года готовы лишь 40% школ, что учебно-материальная база учебных заведений за годы повстанчества разорена («здания и инвентарь попали в руки воюющих сторон»), что преподаватели школ отошли от своих прямых обязанностей. Кроме того, Семен Николаевич говорил, что местный бюджет не покрывает расходы на хозяйственные нужды школ; в ходе преобразований были установлены единый учебный план и программы в школах I ступени; школы I ступени с пятилетнего обучения переведены на семилетнее; открылись дошкольные учреждения; для контроля введены должности особо уполномоченных Наркомпроса. Особое значение в плане реализации прав автономной республики он придавал созданию национальной школы, обязательному изучению якутского языка («для якутов изучение своего языка обязательно»).5

Таким образом, в вышеназванном документе С.Н.Донской-II подтвердил заинтересованность в развитии в Якутии национальной школы и одновременно указал на негативные последствия повстанчества для развития образования в крае: разорение школ, слабость материальной базы, отсутствие необходимого количества учителей.

В рассматриваемый период Комиссия по составлению учебных программ по якутскому языку завершила свою работу; было закончено и издание второго якутского букваря и разрезной якутской азбуки.6

27 декабря 1922 г. — 19 января 1923 г. состоялся I Всеякутский Учредительный съезд Советов. Огромное значение для развития народного образования Якутии имела его резолюция «О деятельности Наркомпроса». По итогам работы съезд принял постановление: признать Комиссариат просвещения республики учреждением наиважнейшего значения для подъема национальной культуры; просить ВЦИК и СНК РСФСР командировать в Якутию работников образования; улучшить учебно-материальную базу школ, в особенности сельских; производить своевременную оплату педагогам; снять вопрос о платном обучении в школах; послать представителя в Комитет по делам народного образования при Наркомнаце РСФСР; считать своевременным переход к национальной школе; выделить финансы Наркомпросу для издания учебных пособий и литературы на якутском языке.7

17—25 апреля 1923 г. в Москве состоялся ХII съезд РКП(б). Собравшиеся обсудили доклад И.В.Сталина «Национальные моменты в партийном и государственном строительстве». Общие итоги обсуждения доклада Сталина, выступлений других участников съезда подвела принятая резолюция «По национальному вопросу». На съезде были намечены конкретные шаги по созданию единого многонационального государства. Особое внимание при этом отводилось регионам. Национальная программа партии квалифицировалась как «освободительная», отмечалась роль и представителей местного населения в становлении и укреплении советской власти; в качестве одной из первоочередных задач был назван подъем культуры и хозяйства народов. Значительное внимание съезд уделил вопросу о необходимости широкого использования родного языка в регионах, выдвижении коммунистов — представителей местного населения, установления руководства и контроля партии в области практически всех сфер культуры.

В том же году с 9 по 12 июня состоялось IV совещание ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик и областей. На основе резолюции ХII съезда партии по национальному вопросу на совещании была выработана программа практических мероприятий по вовлечению трудовых элементов местного населения в партийное, профессиональное и советское строительство для укрепления советской власти; предусматривались: постепенный переход делопроизводства на язык местного населения и знание языка ответственными работниками; подъем культуры местного населения путем организации работы клубов и других культурно-просветительных учреждений; расширение сети учебных заведений и создание рабфаков с обучением на местных языках; привлечение к работе в школе учителей местного происхождения; создание сети обществ по распространению грамотности; постановка издательского дела; создание специального фонда при ЦК по финансированию республик и областей; включение в общегосударственный бюджет содержание школ «культурно слабых национальностей».8

В Якутии, наряду с решением вопроса об изучении якутского языка населением, одной из главных государственных задач автономной республики стало приобщение к активной политической деятельности коренного населения. 10 марта 1923 г. Президиум ЯЦИК разрешил улусным учреждениям, гражданам Якутии оформлять и вести официальные отношения на якутском языке.9

18 февраля 1924 г. постановлением ЯЦИК был образован Совет якутской письменности с целью научной разработки якутской транскрипции и языка.10

30 марта этого же года 3-я сессия ЯЦИК второго созыва, заслушав доклад о ликвидации неграмотности среди взрослого населения, постановила утвердить план НКПЗ о ликвидации неграмотности среди взрослого населения на родном языке от 18 до 35 лет к 1932 г.; развернуть сеть ликвидационных пунктов, обеспечить их учебной и справочной литературой (букварь и книга для чтения на якутском языке для взрослых); организовать общество «Долой неграмотность».11 А 1 апреля участники 3-й сессии ЯЦИК второго созыва обратились к населению края с призывом о ликвидации неграмотности в Якутии. Авторы писали: «Да здравствует народное просвещение. Да здравствует Советская власть, просветительница масс. Да здравствуют все те, кто работает над уничтожением народной темноты».12

3 апреля 1924 г. СНК ЯАССР принял постановление «О введении в республике устава Единой трудовой школы». В соответствии с ним в школу принимались учащиеся в возрасте от 8 до 19 лет, с 11-летним сроком обучения («11 последовательных групп»). Школа делилась на две ступени. I ступень — от 8 до 15 лет с 7-летним обучением («7 возрастных групп») — подразделялась на два концентра: 1-й концентр* — 4 года обучения, 2-й концентр — последние три года обучения; II ступень — от 15 до 19 лет включительно с 4-летним обучением («4 возрастные группы»).13

* Концентр — (от новолат. Concen — trum — имеющие общий центр), условное разделение 7-летнего обучения на этапы, принцип построения школьных курсов основной науки, при котором часть учебного материала повторно, но с разной степенью углубления изучается на некоторых ступенях обучения. Об этом см.: Педагогический энциклопедический словарь. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2002. — С. 128.).

14 апреля этого же года в Москве Президиум ВЦИК принял постановление «О введении местных языков в автономных республиках и областях», которым предусматривался постепенный переход делопроизводства государственных органов на местные языки. Согласно документу, «первоочередной» была определена задача по подготовке и переподготовке «местных работников», организации специальных курсов, набору практикантов. Оговаривалась строгая последовательность перехода к делопроизводству на местных языках, начиная с перевода необходимых материалов и использования «параллельного делопроизводства», учитывая необходимость обслуживания широких масс населения.14

На основании полученных директив из центра 26 мая 1924 г. ЯЦИК принял постановление «О ликвидации якутской неграмотности среди лиц грамотных и владеющих якутским языком». Документом предписывалось в течение 1924 г. полностью ликвидировать якутскую неграмотность среди служащих советско-партийных, кооперативных и хозяйственных учреждений, «умеющих читать и писать по-русски и владеющих якутским языком». При этом ликвидировать якутскую неграмотность в гг. Якутск, Вилюйск, Олекминск и Мухтуя следовало до 1 октября, а в других местностях — до 1 декабря 1924 г.; организовать школы для ликвидации неграмотности с 1-месячным курсом обучения; создать программы курсов и комиссии по проверке знаний и выдаче удостоверений; обязать руководителей учреждений осуществлять контроль.

Процесс реализации постановлений ВЦИК и ЯЦИК начался с 20 июня этого же года. Были созданы при различных учреждениях 9 школ по ликвидации якутской неграмотности, охвативших 639 служащих, из них ликвидировали якутскую неграмотность 23 чел. Следует отметить, что за отсутствием средств и преподавателей по якутскому языку в городах работа на должном уровне не была проведена, за исключением г. Вилюйска.15

20 сентября 1924 г. в Якутске начала работу четвертая сессия ЯЦИК второго созыва. Основным вопросом было обсуждение постановления Президиума ВЦИК «О введении местных языков в автономных республиках и областях». Четвертая сессия ЯЦИК, заслушав доклад А.Ф.Боярова,* постановила: ввиду того, что учреждения республики обслуживают 95 % населения, не владеющего русским языком, необходимо полностью перейти с 1 мая 1925 г. к делопроизводству на якутском языке, на русском же языке вести переписку с центром. Были названы и сроки проведения якутизации: государственные органы ЯАССР должны были перейти к работе на якутском языке до 1 февраля; предполагалось в школах на ликвидацию якутской неграмотности отвести 4 месяца; расходы по якутизации отнести за счет центра. Предполагалось на протяжении 1924 г. ликвидировать якутскую неграмотность служащих, умеющих читать и писать по-русски и владеющих якутским языком. Кроме того, был предусмотрен контроль над ходом якутизации в лице специальных уполномоченных, проверочных комиссий и руководителей учреждений. Предусматривались разработка «максимальных» программ для школ по ликвидации якутской неграмотности, создание переводческого аппарата, курсов для переподготовки служащих, сети ликвидационных пунктов и ликвидационных школ. Об экстренном характере предпринимаемых мер свидетельствовали решения о немедленном издании «всех переводных материалов»; всемерном субсидировании всех изданий на якутском языке; особой оплате работы учителей якутского языка; отчислении средств, необходимых для перехода к делопроизводству на якутском языке; увольнении лиц, не ликвидировавших неграмотность. Всем учреждениям предлагалось приобрести технические средства (пишущие машинки с якутским шрифтом); поставить на должный уровень типографское дело на якутском языке; усилить аппарат Политпросвета и НКПЗ работниками («по отдельным специальностям, как-то: якутизация учреждений, ликвидация неграмотности»); ликвидировать техническую неграмотность среди служащих, взрослого населения; углубить преподавание якутского языка в школах; призвать якутскую интеллигенцию и учительство поддержать якутизацию «как одно из начал культурного возрождения страны»; пропагандировать, популяризовать работу среди населения идею якутизации учреждений (устно и письменно на якутском языке); издавать важнейшие официальные документы (акты, постановления) на якутском языке.16

* А.Ф.Бояров — в 1924—1930 гг. народный комиссар просвещения, здравоохранения и социального обеспечения. (См.: Антонов Е.П. Четырежды репрессированный // Полярная звезда. — 1998. — № 3. — С. 46—48).

III Всеякутский съезд Советов (15—22 декабря 1924 г.) принял постановление, в котором квалифицировал, как правильную, деятельность правительства по якутизации партийно-советских учреждений («разрешение одной из главнейших задач в деле приближения массы трудящегося населения ЯАССР к строительству жизни родной страны собственными силами»). Съезд признал также целесообразность организации особого органа — Комитета Севера при Президиуме ЯЦИК; рекомендовал ввести бесплатное обучение в школах для детей народностей Севера и обеспечить выезд учащихся в центр для получения среднего и высшего образования.17

25 января 1925 г. Президиум ЯЦИК на основании решений четвертой сессии ЯЦИК обязал Управление делами ЯЦИК, СНК, Наркоматы, советские, кооперативные учреждения и организации с 1 марта 1926 г. перевести аппарат управления на параллельное делопроизводство (якутский и русский языки); вести делопроизводство на якутском языке (за исключением учреждений, волостей и сельских обществ русских и других национальностей); принимать на должность управделами (управляющий делами), секретарей лиц, знающих якутский язык; создать переводческую комиссию по осуществлению перевода на якутский язык государственных законов РСФСР и СССР.18

По итогам работы по якутизации в республике 5 февраля этого же года Президиум ЯЦИК вновь повторил положения решения четвертой сессии ЯЦИК; рекомендовал практическое проведение якутизации в учреждениях возложить на Народный комиссариат рабоче-крестьянской инспекции и Народный комиссариат труда (Наркомат РКИ и Наркомтруд); осуществлять прием на работу лиц, не знающих якутский язык, через Президиум ЯЦИК; ликвидировать свою неграмотность «аборигенам и якутам», не знающим свой родной язык, не позже 1 марта; освободить от сдачи экзаменов на знание якутского языка лиц, командированных и приглашенных из центра, которым остался срок работы не более года.19 Таким образом, процесс якутизации в крае продолжался и углублялся.

Конкретизируя переход к делопроизводству на якутском языке, Президиум ЯЦИК, основываясь опять таки на решениях четвертой сессии ЯЦИК второго созыва и III Всеякутского съезда Советов, постановил вести с 1 мая 1925 г. делопроизводство на якутском языке в государственных учреждениях, кооперативно-хозяйственных организациях 6 округов (Якутский, Вилюйский, Колымский, Верхоянский, Булунский, Олекминский). Одновременно оговаривался добровольный характер перехода русских селений на якутское делопроизводство, а делопроизводство в Ленском округе предполагалось вести на русском и якутском языках. В документе было повторено положение о том, что на работу следует принимать тех, кто знает якутский язык, а переписку с центральными учреждениями вести на русском языке.20

В 1924—1925 гг. на Охотском побережье произошло «тунгусское восстание»*. Органы советской власти, не учтя быт, язык, нравы эвенков, допустили произвол против местного населения в форме сбора налогов разного вида и дискриминации его жителей**.

С 17 по 23 июня 1925 г. была проведена IV Якутская областная конференция. Одним из пунктов повестки конференции был вопрос о национальных меньшинствах. К ним были отнесены три группы населения Якутии: первая — тунгусы, юкагиры, ламуты; вторая — русские крестьяне; третья — корейцы, китайцы, татары, евреи.21

23 июня 1925 г. М.К.Артемьев*** представил на имя председателя Полномочной Комиссии ВЦИК по Охотскому побережью К.К.Байкалова**** и в ЯЦИК специальный текст по вопросу «тунгусского» повстанческого движения.22 Он поставил вопрос о необходимости формирования кадров, знакомых с языком, бытом, нравами эвенкийского населения, одновременно называя ошибки, допущенные советской властью на Охотском побережье в отношении коренного населения.

В это же время состоялся Всеякутский учительский съезд (17—24 июля 1925 г.), участников которого от имени Якутского обкома приветствовал М.К.Аммосов*****. Он подчеркнул исключительно важную роль учителей в повышении культуры населения края. В управлении культурными процессами, говорил Аммосов, следует учесть то обстоятельство, что нужна взаимосвязь работников просвещения с коммунистической партией. Для развития национальной культуры учителям, по его мнению, необходимо проявлять инициативу и творческую активность. Он призвал делегатов «встать в ряды учителей, давших на I Всесоюзном учительском съезде слово работать по осуществлению культурной революции в стране».23 Максим Кирович отметил, что состоявшиеся выступления учителей отличаются от тех, которые были 4 года тому назад, что учителя справедливо критикуют советскую власть за недостаточное внимание к нуждам просвещения, и далее добавил: «Я бы желал, чтобы якутское учительство не стеснялось в выражении этой здоровой критики». Докладчик считал, что пришло время тесного сотрудничества работников образования с партией. Развитие школ, по его мнению, тормозила низкая материально-техническая база учебных заведений республики. Максим Кирович предложил учителям создавать профильные школы и сельскохозяйственные техникумы. Он считал, что необходимо выравнивание развития школьной сети, улучшение материального положения учителей, повышение их профессионального уровня и обеспечение материально-технической базы школ.24

* См.: Антонов Е.П. Тунгусское повстанчество 1924—1925 гг. и политическая ситуация в Якутии // Илин. — 1998. — № 1. — С. 24—26; Ковлеков С.И. Карл Карлович Байкалов о причинах тунгусского восстания 1924—1925 гг. // Исторические исследования в Республике Саха (Якутия): поиски и проблемы. — Якутск, 1999. — С. 143—157.

** См.: Ковлеков С.И. Тунгусское восстание 1924—1925 гг. — Научный отчет. — Якутск, 1997.

*** М.К.Артемьев — в 1924—1925 гг. — начальник повстанческого штаба. (См.: Алексеев Е.Е. Кто Вы, Артемьев // Илин. — 1991. — № 3. — С. 12—19.).

**** К.К.Байкалов (Некундэ) — советский партийный, государственный деятель, в 1922—1923 гг. — командующий войсками ЯАССР. (См.: Макаров Г.Г. К.К.Байкалов — герой гражданской войны. — Якутск, 1985. — 104 с.).

***** М.К.Аммосов — (1897—1938) — выдающийся государственный, политический и общественный деятель. Один из руководителей и организаторов автономии, формирования и развития государственности республики. В 1926 г. — председатель СНК ЯАССР, с 1927 г. — председатель ЯЦИК.

На 1 сентября 1925 г. в республике проживали: якуты — 245196 чел., эвенки — 14687, эвены — 2093, юкагиры — 1309, чукчи — 826, чуванцы — 51, русские — 25225 чел.; а также татары, евреи, китайцы, корейцы и представители других наций.25

2—13 февраля 1926 г. состоялся IV Всеякутский съезд Советов. На нем присутствовал 101 делегат (якутов — 81, русских — 14, эвенков — 2, представителей других национальностей — 4).26 С отчетом о работе правительства республики выступил М.К.Аммосов. Докладчик засвидетельствовал политический, экономический и культурный подъем региона. Он сказал, что в отношении национальных меньшинств проводится политика национального равноправия, повышения культурного уровня. Аммосов подчеркнул, что освобождение народов Севера от всех налогов и сборов и полученный из центра кредит в 180000 руб. позволяют начать работу по подъему экономики и культуры населения. Аммосов также привлек внимание присутствующих к тому, что в отношении других наций («русских крестьян, татар, евреев и др.») принимаются меры по обеспечению их культурных запросов; одновременно подчеркнул значительные успехи в проведении якутизации.27

Участники форума, одобрив деятельность якутского правительства по национальному вопросу, выразили желание продолжить принятый курс в развитии национальных культур (расширение школьной сети и школ-интернатов, практика обучения студентов в различных вузах страны, активизация работы по культурному подъему народов Севера, углубление работы по распространению литературы, учебников и учебных пособий на якутском языке).

9 февраля 1926 г. вышло постановление ЯЦИК «О якутизации», которым предусматривались перевод с 1 марта 1926 г. деятельности аппарата управления делами ЯЦИК и СНК, наркоматов, государственных и кооперативных учреждений и организаций на параллельное делопроизводство и ведение делопроизводства в учреждениях волостей и сельских обществ русских и других национальностей на одном из двух языков, по своему выбору.28 В марте этого же года были созданы Комиссия по делам национальных меньшинств (состав: 2 русских, еврей, татарин и кореец) и Комиссия по делам народов Севера.29

29 ноября ЯЦИК, заслушав доклад Комиссии ЯЦИК по делам национальных меньшинств по обследованию бывшего Ленского округа, предложил членам Комиссии выявить нужды населения и представить свои предложения, а СНК ЯАССР — принять меры по созданию школы-интерната в с. Мухтуя.30 Кроме того, ЯЦИК поручил Комиссии по якутизации провести обследование центральных и местных учреждений.31

Значительным представляется изучение документального материала о состоявшемся 7 декабря 1926 г. заседании бюро Якутского обкома ВКП(б). Его участники, заслушав доклад А.Ф.Боярова «О якутизации школ в ЯАССР», констатировали, что якутская национальная школа и развивающаяся на якутском языке культура обрели «все права гражданства». По мнению собравшихся, образование автономной республики позволило начать преподавание на якутском языке в школах I ступени первых двух лет обучения, но обучение в последующих классах на русском языке было сложным и непонятным для большинства учащихся-якутов. Таким образом, назрела необходимость разрешения вопросов преподавания якутского языка в последующих классах I ступени и русского языка в якутских школах. Якутский обком, констатируя проведение якутизации учреждений, неграмотность не только среди якутов, но и среди представителей других наций, постановил: во всех школах I ступени I концентра обучение детей вести на родном («материнском») языке. При этом родным языком считался язык, на котором ребенок мыслил и говорил; при незнании родного языка предусматривалось приобщение ребенка к нему. Учебно-воспитательную работу полагалось вести на якутском языке; в школах, где учились дети разных национальностей, ввести якутский язык как один из обязательных предметов обучения. В школах I ступени 2-го концентра и в школах II ступени и повышенного типа — как предмет; в школах 1-го концентра I ступени ввести преподавание русского языка с первого года обучения, а в школах 2-го концентра I ступени, не исключая якутских детей, осуществлять всю образовательную и воспитательную работу на русском языке. Было рекомендовано: включить в издательский план Наркопромздрава выпуск учебников по русскому языку для учащихся якутских школ, ввести в учебный план педагогических техникумов гг. Якутска и Вилюйска практические занятия по русскому языку.32

Таким образом, в указанное время в образовательном процессе важным был признан родной язык ребенка; предусматривалось также овладение коренным населением русского языка для межнационального общения.

На заседании СНК ЯАССР (6 февраля 1927 г.) были повторены положения постановления заседания Якутского обкома от 7 декабря 1926 г.33 Следует отметить, что в 1926 г. полностью перешли на якутское делопроизводство 425 административно-советских учреждений.34

17 февраля — 2 марта 1927 г. работал V Всеякутский съезд Советов. Его национальный состав был следующим: якуты — 90 чел., русские — 20, эвенки, татары и евреи — 8чел.)35 В выступлении М.К.Аммосова прозвучало положение о том, что достижения в области культурного строительства отстают от культурных потребностей населения. Об этом, по его словам, свидетельствовали данные о количестве детей школьного возраста («15 учащихся в группе вместо 25»). Об успехах же образования, по его мнению, говорило, что, если в 1925/26 учебном году было 163 школы, в которых учились 10 тыс., или 25 % детей школьного возраста, то уже в 1926/27 учебном году действуют 178 школ I ступени. Максим Кирович отметил, что учебные заведения работают над введением во всех четырех классах («группах») якутских школ обучения на родном языке, что правительство поддерживает курс на укрупнение школ.36

Представленный в статье документальный материал позволяет заключить следующее. К началу ХХ в. восходит формирование предпосылок для развития якутской национальной культуры. Огромную роль в этом сыграла национальная интеллигенция, выступавшая за создание национально-культурных организаций (обществ), национальных школ, издание учебников на якутском языке. Документы свидетельствуют, что с 1920 г. в Якутии проводилась активная политика, направленная на развитие национальной культуры в крае. Именно тогда были приняты решения о создании советской пролетарской школы; о введении преподавания якутского языка в школах I и II ступени; об образовании Комиссии по составлению учебников на якутском языке, педагогических курсов по подготовке учителей советской школы; об открытии школ грамоты для взрослого населения, изб-читален, передвижного театра, культурно-просветительских учреждений.

В 1924 г. одним из значительных направлений деятельности правительства региона стала политика якутизации. Начавшаяся якутизация учреждений свидетельствует о новом витке развития национальной культуры Якутии. Якутизация была так же важна, как и образование автономной республики, а создание Совета письменности при сотрудничестве коммунистов и интеллигенции позволило сделать практические шаги по формированию национальной культуры. Вышесказанное подтверждает, что С.Н.Донской-II сыграл выдающуюся роль в развитии национальной культуры в Якутии.

Источники и литература

1. См.: Ковлеков С.И. Просвещенец Семен Николаевич Донской // Наука и образование. — № 2. — С. 99—102; Он же. Из истории народного образования в Якутии // Наука и образование. — 1997. — № 4. — С. 149—152; Пестерев В.И. История Якутии в лицах. — Якутск, 2001. — С. 217 — 219; Данилов Э. Два наркома из одной семьи // Ветеран. — 2003. — 18 декабря. — С. 3: Донской Ф. Он стоял у истоков якутской письменности // Якутия. — 2005. — 28 мая. — С. 3; Габышева Ф. Первый народный комиссар просвещения Якутии // Якутия. — 2005. — 20 июля. — С. 4.

2. О развитии национальной культуры конец ХIХ — начала ХХ вв. см.: Афанасьев В.Ф. Школа и развитие педагогической мысли в Якутии. — Якутск, 1966. — С. 161; Аргунов И.А. Социальное развитие якутского народа: Историко-социологическое исследование образа жизни. — Новосибирск, 1985. — С. 50; Новгородов С.А. Во имя просвещения родного народа. — Якутск, 1991. — С. 7—8; Антонов Е.П. Культурно-просветительное общество «Саха омук» (1920—1928). — Новосибирск, 1998. — С. 9—14; Романов И.Г. Формирование русского населения Якутии (1917—1941 гг.): Историко-демографический очерк. — Якутск, 1998. — 218с.; Алексеев Е.Е. История национального вопроса в Республике Саха (Якутия) (февраль 1917 — 1941 гг.). — Якутск, 1998. — С. 204—205; Федоров В.И. Якутия в эпоху войн и революций (1900—1919 гг.). — Кн. 1. — М., 2002. — С. 238—275.

3. НА РС(Я). Ф. 56. Оп. 1. Д. 42. Л. 15—19.

4. Постановление СНК ЯАССР о введении якутского языка во всех школах и органах народного комиссариата просвещения // Борьба за установление и упрочение Советской власти в Якутии: Сб. док. и мат. Ч. II, кн. 2.— Якутск, 1962. — С. 22; см. также: Постановление СНК ЯАССР о введении якутского языка во всех школах республики // Культурная революция в Якутии (1917 - — 1923 гг.): Сб. док. и мат. — Якутск, 1968. — С. 101.

5. Донской С.Н. — II. Доклад Наркома просвещения С.Н.Донского — II о работе Наркомпроса ЯАССР на Якутской городской конференции работников просвещения // Культурная революция... — С. 110.

6. Из докладной записки наркома просвещения С.Н.Донского — II Якутскому обкому РКП(б) о работе Наркомпроса ЯАССР за период с 1 июня по 15 октября 1922 г. // Там же. — С. 124.

7. О деятельности НКПроса // Сборник постановлений и распоряжений Правительства ЯАССР. — Якутск, 1923. — С. 78—82; см. также: Резолюция по докладу о деятельности народного комиссариата просвещения // Борьба за установление... Ч. 2, кн. 2. — 1962. — С. 162—166; Постановление Первого Всеякутского Учредительного съезда Советов по докладу о деятельности Наркомпроса ЯАССР // Культурная революция... — С. 131—135; О деятельности Наркомпроса // Всеякутские съезды Советов. 1922—1937 гг. Сб. док. и мат. — Якутск, 1972. — С. 20—24.

8. Практические мероприятия по проведению в жизнь резолюции ХII съезда партии по национальному вопросу // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898—1986). — Т. 3: 1922—1925. — М., 1984. — С. 135—136.

9. О разрешении официальных сношений на якутском языке // Сборник постановлений и распоряжений... — Якутск, 1923. — С. 103—104.

10. Культурная революция... — С. 561.

11. О ликвидации неграмотности в ЯАССР // Культурная революция... — С. 145—146; НА РС(Я). Ф. 50. Оп. 1. Д. 4476. Л.1.

12. НА РС(Я). Ф. 50. Оп. 1. Д. 4476. Л. 2.

13. Постановление СНК ЯАССР о введении в республике Устава Единой трудовой школы // Культурная революция... — С. 147—148.

14. НА РС(Я). Ф. 50. Оп. 1. Д. 91. Л 331.

15. Там же. Л. 331—333.

16. Постановление IV сессии Якутского Центрального Исполнительного Комитета 2-го созыва. Об якутизации учреждений ЯАССР // Сборник постановлений и распоряжений... — 1924. — № 1. — С. 19—20; см. также: Постановление 4-й сессии ЯЦИК 2-го созыва о якутизации аппарата учреждений ЯАССР // Культурная революция... — С. 166—168.

17. Постановление съезда. По отчету правительства ЯАССР. О помощи малым туземным народностям Якутии // Всеякутские съезды... — С. 58—69.

18. О якутизации // Сборник постановлений и распоряжений... — 1926. — № 1. — С. 9—11.

19. Постановление Президиума Якутского Центрального Исполнительного Комитета. О якутизации // Там же. — 1925. — № 1—2. — С. 4.

20. О порядке перехода государственных учреждений и организаций ЯАССР на якутское делопроизводство с 1-го мая 1925 г. // Там же. — 1925. — № 4. — С. 5—8.

21. См.: Петрова Т.Н. Национальные меньшинства Якутии (1920—1930 гг.) // Национальная политика в регионе. По материалам Республики Саха (Якутия): Сб. науч. тр. — Якутск, 1993. — С. 16—19.

22. Артемьев М.К. Председателю Полномочной Комиссии ВЦИКа по Охотскому побережью К.К.Байкалову и копия ЯЦИКу бывшего Уполномоченного ТППО Михаила Константиновича Артемьева. Доклад // Илин. — 1998. — № 1. — С. 40—43.

23. Всеякутский съезд учителей // Автономная Якутия. — 1925. — 19 июля.

24. Всеякутский учительский съезд // Там же. — 25 июля.

25. Попов Г.А. Якутский край: Пособие к изучению ЯАССР. — Вып. II. — Якутск, 1926. — С.7.

26. IV Всеякутский съезд Советов (2—13 февраля 1926 г.) // Всеякутские съезды... — С. 74.

27. Отчет правительства ЯАССР. Доклад председателя Совнаркома ЯАССР т. М.К.Аммосова (вечернее заседание 3 и 4 февраля) // Бюллетень IV Всеякутского съезда Советов. — 1926. — № 1. — С. 18—20.

28. О якутизации // Сборник постановлений и распоряжений. ... — 1926. — № 12. — С. 11—13.

29. О составе Комиссии по проведению якутизации Госаппарата ЯАССР при Президиуме ЯЦИК // Там же. — № 3. — С. 6; О составе Правительственной Комиссии по делам северных округов ЯАССР // Там же. — С. 7.

30. О мероприятиях по докладу о работе Комиссии ЯЦИК по обследованию б. Ленского округа // Сборник постановлений и распоряжений. — 1927. — № 3. — С. 13.

31. О плане работ Комиссии при ЯЦИК по якутизации на 1926 — 27 гг. // Там же.

32. Из протокола № 113 заседания бюро Якутского обкома ВКП(б) о мерах по коренизации обучения в начальных школах и улучшении преподавания русского языка в школах ЯАССР // Культурная революция... — С. 220 — 225.

33. О проведении якутизации в школах ЯАССР // Там же. — № 1—2. — С. 7—8.

34. Антонов Е.П. Интеллигенция Якутии (1922—1938 гг.). — Якутск, 1998. — С. 55.

35. V Всеякутский съезд Советов (17 февраля—2 марта 1927 г.) // Всеякутские съезды... — С. 102.

36. Аммосов М.К. Из доклада М.К.Аммосова на заседании Всеякутского съезда Советов ЯАССР о деятельности правительства за отчетный период // Неизвестные страницы жизни и деятельности: Сб. док. и мат. — Якутск, 1998. — С. 180—186.


Людмила Егоровна Винокурова, кандидат исторических наук, ИГИ АН РС(Я).

 

Яндекс.Реклама
фитнесс клубы.. как убрать жир с живота найти лучший магазин.. воск для эпиляции и новая статья про эпиляция воском.
Hosted by uCoz