Лауреат
Национальной премии России
«Золотой Лотос»


Победитель
Всероссийского конкурса
«Золотой Гонг - 2004»


Победитель Всероссийского конкурса «Обложка года 2004»

Историко-географический, культурологический журнал. Издается с мая 1991 года.
  
 

 

На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Ольга БАШАРИНА


Г.П.Башарин,
доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР
и ЯАССР.

«Георгий
Башарин — человек, творивший историю»...

Имя Георгия Прокопьевича Башарина притягивает людей как магнит. Энергия его ума и таланта, целенаправленность его духовных устремлений создавали вокруг него особую ауру, которая как жизненное благо распространялось на всех: учеников, друзей, коллег по работе, товарищей по духу и, конечно же, на всю родню.

Эти слова академика В.Н.Иванова [17, с.3] очень точно характеризуют Башарина, видного якутского историка и моего деда.

Писать о близком человеке — легко и сложно одновременно. Легко, так как испытываешь потребность рассказать о нем, и сложно, потому что затрудняешься, с чего начать и насколько раскрыться. Когда он ушел из жизни, мне было 18 лет. Каждое воскресение, когда мы навещали наших стариков, дедушка всегда работал в своем кабинете. Помню, как мы ходили в типографию им. Гагарина зимой с санками, чтобы привезти только что вышедшую «Историю аграрных отношений», как он выступал на конференциях и круглых столах в Пушкинской библиотеке и как беседовал со своими коллегами по разным академическим вопросам. Однако я не была вовлечена в его научную жизнь. Он был просто дедушкой — добрым, любящим, внимательным. Я прочитала работы деда и осознала его масштаб как крупного историка позже, именно поэтому мне интересно писать о его становлении как ученого и о его вкладе в науку — той его стороне жизни, в которую я тогда не вникала. Какие факторы способствовали становлению Башарина как ученого и личности? Каким образом он сам повлиял на общественную мысль и жизнь общества? Ответы на эти вопросы интересны не только с исторической, но и педагогической точки зрения.

Данная статья опирается на социо-культурную теорию Выготского [11], основным положением которой является единство личности и среды — т.е. влияние среды на формирование личности и обратный процесс — формирование общества личностью, ее пассионарностью. В статье я широко использую работы дедушки, его автобиографию и последнее публичное выступление на 80-летнем юбилее; а также воспоминания бабушки Кыданы Ивановны Платоновой, которая проделала колоссальную работу по увековечиванию памяти супруга, статьи Иванова Василия Николаевича о Башарине, отличающиеся академичностью и красотой изложения и другие замечательные воспоминания современников.

Работа делится на три части — 1) портрет Башарина, основанный на краткой автобиографической справке и воспоминаниях его современников; 2) становление Башарина; 3) обратный процесс — его влияние на формирование общественной мысли.


Башарин прошел уникальный и стремительный путь от улусного парня, впервые познавшего грамоту в 17 лет, до первого доктора наук среди якутов, получившего ученую степень в Институте истории АН СССР в возрасте 38 лет. Он был профессором, заслуженным деятелем наук России и Республики Саха, первым лауреатом премии им. Кулаковского, всю жизнь посвятил научной и преподавательской деятельности. Башарин является автором 527 печатных работ, в том числе 19 монографий [12]. Он изучал вопросы, составляющие фундамент научного познания о якутах, такие как:

— Происхождениe якутского народа, его общественный строй;

— Литературное наследие Якутского народа;

— История аграрных отношений и земледельческое освоение Якутии;

— Вхождениe Якутии в состав Российского государства и его историческиe последствия;

— Духовноe развитие народов Якутии;

— Вопросы историографиии.

В книге о Г.П. Башарине [24] опубликованы воспоминания таких выдающихся его современников, как писатели Суорун Омоллоон, Савва Тарасов, Яковлев-Далан, Рафаэль Багатайский, Моисей Ефимов, Иван Федосеев, художник Потапов И.А., бывший директор драмтеатра Емельянов С.И., филолог Самсонов Н.Г. и, конечно же, его коллег-историков. Воспоминания эти объединяют следующие общие мысли:

— О Башарине распространялась молва по всей республике как о якутском Ломоносове. Он своим образом формировал модель для подражания. Следует отметить, что во время становления нового общества такая модель была необходима для укрепления самосознания якутов.

— Все пишут об интеллигентности Башарина, его необыкновенной простоте в общении, трудолюбии, человечности, гостеприимстве, добром отношении к студентам и ровном отношении ко всем — независимо от статуса и возраста. Часто отмечают его талант ведения полемики. Он всегда умел убедить сильными аргументами и блестящим знанием первоисточников, и никогда не отвечал резко на порой грубые замечания оппонентов.

— Многие отмечают разносторонность научных интересов Башарина, включающих помимо истории фольклор, литературу, философию, сельское хозяйство, искусство, балет, театр. Он поддерживал дружбу с представителями как научной, так и творческой интеллигенции. Первым шел на общение, звонил и навещал друзей, приглашал их на прогулки, вел обширную переписку со многими историками, писателями и общественными деятелями за пределами Якутии.

— Г.П. Башарин был всегда в эпицентре всех научных и общественных событий и новостей. Он очень много ездил по республике вплоть до своего 80-летия — принимал участие в разных общественных событиях республики, беседовал с местными жителями, наблюдал за их повседневной жизнью. Так как он пропагандировал идею самообеспечения хлебом, как это делалось до революции, его приглашали в качестве консультанта в совхозы и на открытия мельниц. Башарин также много ездил по России и Союзу.

— Он был прекрасным научным руководителем, основателем целой научной школы [13]. Не жалея собственного времени, перечитывал и корректировал работы аспирантов, помогал им публиковаться, оказывал моральную поддержку [20].

— Г.П. Башарин был гармоничной личностью — сочетал умственный труд с физическими нагрузками, не пил и не курил. Прекрасно умел планировать свое время. Успевал все — писать десятки трудов в год, посещать общественные мероприятия, общаться с коллегами и друзьями, преподавать, руководить аспирантами, вести кружок «История» и уделять время семье. Можно со всей справедливостью говорить о феномене Башарина, его таланте и многогранности.

Становление

До сих пор нет размышлений о Георгии Прокопьевиче как о крупной личности, о незаурядном человеке противоречивого и сложного в своем развитии ХХ века. Между тем именно этот век подарил якутскому народу феномен Башарина, в котором как в зеркале отразились многие процессы общественно-политической истории огромной советской страны, зарождения и развития гуманитарной науки в его родной республике [Иванов, 18, с. 5].

Этнопедагогика. Г.П. Башарин родился в 1912 году в п. Сылан Чурапчинского (Ботурусского) улуса в семье бедного крестьянина Прокопия Николаевича Башарина. Платонова-Башарина считает, что предрасположенность к науке передалась сыну-профессору от отца, хотя и неграмотного, но умного и мудрого. В ее книге приведены ранее нигде не опубликованные воспоминания об отце Башарина: «Прокопий Николаевич слыл умным стариком. Он пользовался большим уважением и почетом у земляков... Сын порой удивлялся его мудрым высказываниям... восхищался его «философствованиями», предвидениями и выводами, обоснованными, весьма точными и правильными. Однажды во время «холодной войны» с Америкой старик изрек: «Война, ссоры между государствами — ужасная трагедия. Ведь даже между соседями или в семье бывают настоящие сражения». При жизни великого вождя он вдруг спросил сына с хитринкой: «Кун Сталин дииллэр, ол аата кини оллогунэ куммут олор дуо?» (Сталина солнцем называют, получается, если он умрет, то и солнце померкнет?). Или возмущался, почему обком назначает дни, когда сеять-косить, а земля еще не готова, холодна, трава еще не доросла: «Дьогуор, билэгин дуо, ити туох тугу да билбэт дьонноро дьаhайан олороллоруй?» (Егор, не знаешь ли ты, что за люди руководят нами, ничего не зная, распоряжаются?)» [23, с. 14].

Вот эта народная мудрость, экологическая народная педагогика, основанная на наблюдениях за окружающей природой, была первой школой Башарина. Одним из главных компонентов этнопедагогики и крестьянского уклада жизни было привитие детям трудолюбия. Как Башарин пишет в своей автобиографии: «Отец до 35 лет батрачил. Только в этом возрасте обзавелся семьей. Имел семерых детей. Наша мать оказалась инвалидкой в молодом возрасте. Мне, как старшему из детей, приходилось трудиться с малых лет. Помогал пожилому-старому отцу во всем. Выполнял почти всю домашнюю работу. С 12 лет сочетал разные виды физического труда с охотой на зайцев и уток» [1].

На своем 80-летнем юбилее Башарин сказал: «...Позвольте прежде всего поблагодарить моего бедного неграмотного отца. Он мой первый великий учитель. Учил меня трудолюбию. Во мне крестьянская натура трудолюбия. Она проявлялась и в моей учебе, и в моих исследовательских усилиях, и в моей профессорской работе, и в моей общественной деятельности» [6, с.164].

Я сама всегда восхищалась его трудолюбием и увлеченностью разными делами — ни разу не видела его в состоянии бездействия, и всегда — за письменным столом.

Желание учиться и благословение отца. Жизнь Башарина была тесно переплетена с общественно-политическими событиями в стране. Смена власти в 1917 году привела к преобразованиям и в якутском обществе, главным из которых стала культурная революция и ликвидация неграмотности. Везде, в том числе и в Сылане, открываются пункты ликбеза. Если до всех преобразований Башарин вел типичную для якутских бедняков-крестьян жизнь, о которой написал в автобиографии: «Оставался совершенно неграмотным. Тяжелое детство и юношество сделали меня суеверным: страшно боялся абасы — злых духов, верил в Баяная — духа-хозяина леса, был фанатически настроенным православным верующим» [1], то со сменой власти для бедной молодежи открылись новые возможности.

Именно благодаря благословению отца, Башарин начал свой путь к образованию. Отец его проявил необыкновенную мудрость и смелость, разрешив сыну, основному помощнику по хозяйству, посвятить себя учебе. В своей ответной речи на 80-летнем юбилее Г.П. Башарин сказал: «...самая главная, основополагающая заслуга отца состоит в том, что разрешил мне учиться. Говорил: «Нет смысла оставаться дома, караулить нас. Если хочешь и можешь, то учись, сколько надо и где лучше. А мы как-нибудь продержимся». Такова решающая помощь отца. Если бы он сказал «нет», то этим был бы положен конец всему: я остался бы без образования. Слово отца было для меня законом, всегда прислушивался к его голосу. В знак глубокой, вечной благодарности посвятил отцу свою «Историю аграрных отношений», возвиг ему же и скромный рукотворный памятник. До сих пор у меня нет ни дня, когда бы не вспоминал отца» [6, с. 164-165].

Георгий пошел на курсы ликбеза на 18-м году жизни. Осенью 1928 г. он поступил в Сыланскую начальную школу, которая находилась в 8 километрах от его дома. В школу эту его не хотели принимать, так как она была рассчитана на малышей. К счастью, ему разрешили учиться без указания класса. Платонова-Башарина пишет: «Георгий был физически, умственно оформившийся юноша, готовый к восприятию абстракций. Он опередил всех, кто с ним занимался. Дяди его так и остались малограмотными — могли только расписываться. Георгию помогли молодость, природные, богом данные интеллектуальные способности и огромное желание учиться. 1929-й год он считал счастливым годом жизни — он стал грамотным человеком. Остальное было делом практики и усердия, чего у него было в избытке» [23, с. 17].

Георгий учился в Сыланской школе всего полтора года и весной 1931 года был переведен в 5-й класс Чурапчинской школы колхозной молодежи, из которой после полугода обучения был рекомендован для поступления на подготовительное отделение Якутского педтехникума. Осенью 1934 года за отличную учебу Георгия направляют на подготовительные курсы пединститута, где он попадает на социoлого-экономическое отделение. А уже в 1935 году он становится студентом первого курса исторического факультета.

Энтузиазм. Платонова-Башарина отмечает, что первое поколение студентов пединститута отличалось особым стремлением к знаниям, большим энтузиазмом и желанием стать хорошими специалистами и пополнить ряды учителей, в которых так нуждалась республика. Молодежь не страдала от отсутствия материальных благ. Как пишет Платонова: «Тяжелее всего было с питанием. ...Большинство студентов приезжало из разных районов республики. Родители — колхозники, рабочие, как и отец Георгия, не в состоянии были оказывать помощь своим детям. ...Современники Георгия рассказывали, как был одет их отличник. На нем была баранка без пуговиц, старая заячья шапка, сатиновая косоворотка. Брюки из простого трико и огромные серые валенки» [23, с. 31].

Башарин был лидером среди молодежи, одним из самых трудолюбивых и целеустремленных. В годы учебы в педтехникуме о нем написали статьи в газетах «Кыым» и «Эдэр бассабыык». Поглощенность учебой, хроническое переутомление и тяжелые социальные условия едва не стоили Башарину жизни. Он вспоминал, что объем того, что требовалось проработать, был настолько огромен, что просто хотелось растянуть время в сутках или вообще отказаться от сна. Требовалось в сжатые сроки перелопатить пласты по истории, философии, литературе, а также физике и математике. Башарин не обращал внимания на питание, одежду, здоровье и заболел туберкулезом в 1936 году, а в 1940-м чуть не умер от его крайне запущенной формы с открытым кровотечением. Пришлось экстренно делать операцию — трехэтапную торакопластику, при которой ему отсекли кусочки от 11 ребер и сжали легкие. От этой операции у него сузились плечи и остались глубокие шрамы на спине, зато жизнь его осталась вне опасности.

Раннее осмысление своего призвания и сильная база. Поражает то, что с самого начала студенческой жизни Башарин точно знал, что станет ученым. На своем 80-летнем юбилее oн сказал: “На втором курсе института у меня отчетливо созрела мысль, что необходимо стать исследователем. Знаменитое обращение великого мудрого человека, академика Ивана Петровича Павлова к молодежи относительно науки взволновало меня, навело на размышления. Человеческая жизнь действительно коротка, а глубина и ширина науки беспредельна. С учетом этого я избрал двоякие методологические ориентации: во-первых, не тратить времени и сил на мелкотемье, а заниматься разработкой общих узловых проблем истории и культуры родной Якутии; во-вторых, рассматривать избранные проблемы как неразрывную часть проблем изучения истории общероссийского, мирового процесса развития человечества» [6, с.162].

Первой его серьезной научной работой можно назвать курсовую работу о происхождении якутов, которую он написал будучи студентом второго курса. Платонова-Башарина пишет: «Георгий досконально изучил всю литературу по теме как дореволюционных, так и советских авторов, имевшуюся в библиотеках Якутска. Упоминаются В.Л. Серошевский, И.И. Майнов, Д.М. Павлинов, С.В. Бахрушин, Г.В. Ксенофонтов, А.И. Степанов, Н.Н. Козьмин, В.И. Огородников, ...В.Ф. Трощанский и др.» [15, с. 29]. В работе этой он рассматривает два направления: 1) монголо-турецкое и 2) амуро-маньчжурское, автором которого является Ксенофонтов. Башарин сделал следующее заключение: «...в разрешении проблемы происхождения якутов как категории племенной, этнографической, их прародины сможет пролить наиболее яркий свет тот исследователь, кто выяснит 41,6 элементов неизвестного происхождения в якутском языке и проанализирует материальное производство древних якутов и близких к ним народностей, тем самым докажет родство якутов с ними (т.е. монголами, тюрками и др.), и тогда честь открытия происхождения якутов и их прародины будет принадлежать монголо-турецкому направлению. В противном случае Г.В. Ксенофонтов будет серьезным ему противником.

Студент 3 к. Истфака ЯПИ Г.П. Башарин, 4 июня 1937».

Зрелость и самостоятельность суждений, очевидные в этой работе, говорят о крепкой теоретической подготовке студента Башарина.


А.И.Кузьмин, Г.П.Башарин, А.Е.Мординов, М.М.Федоров.

Идеологическое давление и учеба в Москве. Башарин почувствовал, что настоящая наука не может вместиться в узкие рамки идеологической доктрины еще на третьем курсе, когда «философские» занятия в пединституте, руководителем которых он был, обвинили в антикоммунистическом направлении. Одним из поводов тому было то, что один из студентов заявил, что по закону отрицания отрицания коммунизм должен изжить себя и дать место следующей формации. Спасаясь от «наказания», Георгий в ноябре 1937 г. переводится в Московский пединститут им. К.Либкнехта. В Москве ему пришлось обивать пороги институтов и разных инстанций, так как принимать его не хотели, мотивируя опозданием — семестр начался месяц назад. Но Георгий проявил настойчивость и его приняли с испытательным сроком. Через год Башарин получил благодарственное письмо от председателя экзаменационной комиссии профессора Дьякова и приглашение остаться в аспирантуре Института им. К.Либкнехта. Но Георгий, из-за желания преподавать в родном Якутске и из-за пошатнувшегося здоровья, решает возвратиться на родину.

Роль семьи, преподавателей и друзей. Огромна роль преданных и близких людей, которые оказывали ему моральную поддержку — в первую очередь, семьи Платоновых, детей, отца, братьев и сестер а также друзей. Калисфена Платонова, которая умерла, оставив ему двоих детей и ее родные сестры, Кыдана и Сата, окружили его любовью и заботой. Одним из примеров поддержки друзей был тот факт, что они помогли ему поехать учиться в Москву, отдав свою летнюю стипендию.

Огромна и роль учителей в жизни Башарина. Башарин всегда с благодарностью отзывался о своих первых преподавателях — И.П.Жегусове (репрессированном в 1937 году), И.А. Мельникове (завуче, приехавшем из центральной России, добровольце-фронтовике), А.Е. Мординове, П.Е. Торговкине, Г.А. Попове, С.М. Коршунове и др. Платонова-Башарина пишет: «Директор и завуч... были просты и доступны для каждого студента, вникали в их дела, трудности — не только учили, но и воспитывали, присматриваясь к способностям, поведению и характеру. Надо сказать, что Иван Пудович (Жегусов) уже с первого курса приметил весьма способного студента ... Он дал ему высокую образную оценку, назвав его «самородком» [23, с. 26].

Башарин также тепло отзывается о своих русских учителях, всемирно известных историках Бахрушине, Грекове, Дружинине, Панкратовой. Недаром на своем 80-летнем юбилее Башарин сказал: «Всегда преисполнен чувств благодарности к своим учителям, всем тем добрым людям, которые учили меня в общеобразовательной школе, педагогическом техникуме, в институтах Якутска и Москвы. Они никогда не обижали меня, очень хорошо относились ко мне. Я счастлив что со своей стороны ни разу не грубил им, не причинял никакой неприятности, всегда относился к ним с глубоким уважением» [6, c. 163].

Творящий историю

Г.П.Башарин являлся не только человеком своего времени, но и активным его творцом — он был всегда на гребне общественных событий и интересов, стремился к их научному пониманию во благо народа. Как пишет Иванов: «Он умеет заряжаться и жить общественными интересами, отсюда вокруг него своеобразное напряженное общественное настроение. Он сознательно берет на себя такую ответственность — ответственность перед своим народом, перед обществом» [16, с. 7].

Советская власть, дав Башарину образование, не хотела, чтобы он использовал его для критического осмысления [critical consciousness, Паоло Фрере, 19], когда наступает новая фаза в мировосприятии, характеризуемая тем, что человек вместо ведомого превращается в ведущего, в формирователя критических мыслей. Одним из проявлений критического осмысления Башарин называл умение отстаивать «ортодоксальную истину», которая может пойти в разрез с господствующими устоями, за что система власти наказывает. В данном разделе на примере его основных работ мы проследим, как Башарин повлиял на формирование общественной мысли в Якутии.

Кандидатская диссертация: отстаивание ортодоксальной правды.

К 1940 г. Башарин выпустил цикл статей на якутском и русском языках по якутскому фольклору (олонхо) и литературе, значение которых было особенно велико в контексте Второй мировой войны для поднятия духа и патриотизма народа [10]. Как отмечает Спиридонов, в 1940—42—43 гг. начинающий исследователь поднял глобальную проблему роли вершинного жанра фольклора в зарождении и развитии письменной литературы, культурном развитии народа, на этой основе выработал свою эстетическую новацию, которая способствовала в дальнейшем его литературно-критическому воззрению [25, с. 5].

Эти статьи стали преддверием его кандидатской диссертации «Три якутских реалиста-просветителя: Кулаковский, Софронов, Неустроев. Из истории общественной мысли», которая навсегда закрепила за именем Башарина молву защитника национального наследия якутов. Дело в том, что три основоположника якутской литературы были объявлены буржуазными националистами, реакционерами в 1938 году, а книги их были запрещены и изъяты из библиотек. Башарин поставил перед собой задачу вернуть писателей народу, который продолжал любить их, несмотря ни на какие указания партии. Задача стояла сложная — сделать это таким образом, чтобы партийным руководителям невозможно было придраться — аргументы должны были быть очень вескими, в рамках сильной научной теории. В 1943 г. Башарин блестяще защитил диссертацию в Институте истории АН СССР, а год спустя она была издана отдельной монографией. Перечитывая книгу деда, я восхищаюсь красотой и логикой аргументов, сильной теоретической базой, точными параллелями с творчеством Толстого, Гоголя, Островского, глубоким, скрупулезным анализом работ писателей. Лично для меня она является примером классической научной работы.

Как отмечает Макаров, книга Башарина имела огромное значение не только как литературно-критическое произведение, а как общественно-политическое явление, поднявшее самосознание народов Якутии [21]. Она имела огромный резонанс среди всех слоев населения, хотя и не была широко доступна из-за малого тиража, научного стиля. О ней все-равно говорили — молва о восстановлении доброго имени трех наших писателей передавалась из уст в уста. Вскоре был осуществлен перевод книги на якутский язык Коркиным, но, попав в обком партии, перевод уже оттуда не вышел. Поступок Башарина был охарактеризован его современниками как научный подвиг.

Мужество и терпение. Чтобы пойти против политики партии, надо было обладать верой в свою правоту, быть очень хорошо научно подготовленным и, конечно же, иметь мужество, зная, как беспощадна власть к инакомыслящим. Свободомыслие Башарина было наказано, когда в 1952 г. постановлением бюро ОК ВКП (б) книга была запрещена как буржуазно-националистическая — Башарина исключили из рядов партии. Наказание по тем временам страшное, лишили кандидатской и докторской степеней, профессорского звания, уволили с работы. Спустя только 10 лет, в 1962 году, постановлением Якутского обкома КПСС «Об исправлении ошибок в освещении некоторых вопросов истории якутской литературы» с Башарина снимают обвинения в буржуазном национализме, но кто может возместить колоссальнейший моральный ущерб и вернуть потерянное время? Те годы становятся самыми тяжелыми в жизни Башарина. В январе 1962 г. при трагических обстоятельствах погибает его любимый младший брат Василий Прокопьевич Башарин, совсем еще молодой и талантливый кандидат философских наук, переводчик, не выдержавший гнета системы, о чем говорит его предсмертная записка. Умирает его маленький сын от второго брака с Ниной Георгиевной Ковыниной, вскоре после этого они расстаются. Об этих страницах жизни Башарина никто из членов семьи ранее не писал, т.к. эта тема всегда считалась закрытой. Я упоминаю о них лишь потому, что об этом уже написали в своих воспоминаниях ветеран войны и труда Ефимов Г.Д. [15] и доктор юридических наук Федоров М.М. [26]. Несмотря на все эти нечеловеческие страдания, Башарин не сломался, а пример его мужества помогает мне самой преодолевать те незначительные, в сравнении с выпавшими на долю деда, трудности, встречающиеся на моем собственном пути.

Докторская диссертация: борьба за хлеб. В 1950 г., за 2 года до начала гонений, Г.П. Башарин защитил докторскую диссертацию в Институте истории АН СССР на тему: «История аграрных отношений в Якутии (60-е годы XVIII — сер. XIX вв.)». В данной работе Башарин воссоздал историю земледелия в Якутии и превращение его в одну из основных отраслей хозяйства коренных народов Якутии. Башарин, впоследствии, скажет: «В порядке подготовки к исследованию истории аграрных отношений в Якутии мне довелось специально изучить 70 фундаментальных монографий историков-аграрников России, стран Западной Европы, Америки и Азии, а также сотни статей. В результате выявлен общий глубокий порок всех этих трудов: земля является главным средством производства будто бы только у земледельческих народов. Что касается скотоводов-номадов, то у них главным средством производства является будто бы только скот. При таком подходе к делу в мировой исторической науке допускались глубочайшие ошибки. В монографии «История аграрных отношений в Якутии» доказано, что земля является главным средством производства и у скотоводческих народов мира. Это позволило все вопросы истории аграрных отношений рассмотреть в принципиально ином, новом свете, чем это делалось до меня» [6, с. 163].

Г.П. Башарин ввел в якутскую историографию новые понятия «географический оптимизм» и противоположный ему — «географический пессимизм». Если первое понятие означает веру в возможность развития хлебопашества в суровых природно-климатических условиях Якутии и полное самообеспечение хлебом, то второе, соответственно, противостоит ему. Башарин призывал к отказу от географического пессимизма. Таким образом, диссертация имела большое научное и практическое значение, последнее было охарактеризовано Ивановым следующим образом: «...Монография придала научной проблеме о якутском земледелии общественно-политическую значимость и стала теоретической основой реального общественного движения в республике — движения за возрождение якутского хлеба».

В условиях политических преследований Башарина защиту его докторской диссертации аннулировали, и ему в 1956 пришлось вторично ее защищать. В том же году диссертация была опубликована в виде двухтомника издательством АН СССР в Москве и получила высокую оценку историков России и мира. По предложению участников XIV Международного конгресса историков книга была передана на хранение в Римский институт им. Антонио Грамши, где хранятся фундаментальные труды по общественным наукам. Следует добавить, что этот монументальный труд был переиздан в 2003 г. по инициативе племянницы Башарина — Галины Васильевны Башариной и его дочери, кандидата исторических наук Натальи Георгиевны Башариной. 13 мая в Москве в Институте российской истории АН состоялась презентация этого 2-х томного издания. Директор института, член-корреспондент РАН А. Сахаров в своем вступительном слове отметил значимость публикации этого фундаментального труда Башарина не только для отечественной гуманитарной науки, но и для российской культуры в целом. А. Сахаров отметил такую яркую черту якутского ученого, многие годы тесно связанного творческими узами с Институтом российской истории РАН, как «глубокий, искренний, российский патриотизм», заключив, что именно в этом была его сила и его нетленность и как ученого, и как гражданина Якутии и России. Поэтому нынешняя презентация, сказал выступавший, вместе с тем и дань уважения памяти Г.П. Башарина, долгое время несправедливо обвиняемого в приверженности к национализму.

Завещание Башарина: укрепление дружбы между народами. Очередной цикл работ Башарина, значение которых до сих пор до конца не осмыслено современниками — это его труды o вхождении Якутии в состав России, взаимовлиянии культур и его исторических последствиях. На базе глубокого анализа трудов предшественников, архивных документов, этнографических и фольклорных данных, а также в соответствии с принятой им за основу марксистской, диалектической концепцией познания, Башариным были отвергнуты теория завоевания и теория присоединения и выдвинута теория добровольного вхождения Якутии в состав Российского государства. В условиях обострения национального, расового и религиозного вопросов в стране, да и во всем мире, концепция Башарина имеет жизненно важное значение. Башарин прочувствовал всю значимость данной проблемы на много лет вперед и заложил крепкий научно-обоснованный фундамент к ее разрешению. В этом опять его научная прозорливость и завещание будущим поколениям: “Многоликому, но единому дружному народу родной республики желаю всемерного постоянного укрепления дружбы, братства, интернационализма якутов, эвенов, юкагиров, эвенков и всех других народов Якутии с русским народом, со всеми народами Российской Федерации, России — нашей исконной, любимой Великой Родины. Это должно быть главной общественно-политической, социально-психологической, морально-этической задачей» [6, с. 164].

Заключение

Конечно же, взаимосвязь среды и личности намного сложнее, чем это было представлено в данном очерке, однако работа и не претендовала на раскрытие всех тонкостей этого вопроса, останавливаясь лишь на ключевых моментах. Так были выявлены следующие внешние факторы, способствовавшие становлению Башарина как ученого и личности:

— Основы, заложенные этнопедагогикой отца.

— Возможность учиться, которую предоставили советская власть и благословение отца.

— Поддержка семьи, преподавателей, друзей и коллег.

— Время и идеалы.

Башарин был одним из первых национальных ученых, на долю которых выпала задача первопроходцев — сначала освоение грамоты, русского языка, науки, литературы, а затем развитие якутской историографии, литературы, языкознания и других областей познания. Он следовал всем принципам национальной интеллигенции, главный из которых — не щадя своего здоровья и сил приносить пользу народу отстаиванием его интересов.

Башарин вышел на нераспаханное научное поле и стал изучать самые глобальные, ключевые общественно-исторические вопросы — задача необыкновенно сложная.

В то же время нельзя и умалять значения личности, которая способна сама выступить в роли формирователя идей и взглядов, которые, в свою очередь, влияют на ход исторических событий. Следующие личностные факторы способствовали его успеху на научной стезе:

— Предрасположенность к науке и трудолюбие.

— Раннее осмысление своего призвания в науке и сильная методологическая основа. Все его работы и общественная деятельность были направлены на то, чтобы заниматься ключевыми, наиболее важными проблемами якутского общества и рассматривать их в диалектическом единстве с проблемами российской и мировой истории.

— Желание и умение быть всегда на гребне событий, изучать самые глобальные темы, быть открытым к внешним влияниям, что нашло свой выход в кандидатской и докторской диссертациях, а также в завещании Башарина укреплять дружбу между народами.

— Влюбленность в свое дело и ответная положительная реакция соотечественников являются, пожалуй, двумя самыми важными компонентами в становлении его как большого ученого. На своем 80-летнем юбилее он признался: «У меня было тяжелое детство и юношество. В годы учебы находился под гнетом бедности и болезни. В обстановке культа личности, административно-командной системы душили меня кошмары чудовищных политических преследований, клеветы и обливания грязью. Но, несмотря ни на что, считаю себя счастливым человеком. Нашел счастье в научных исследованиях, профессорской работе, общественно-политической деятельности, в хорошем, сердечном отношении ко мне родного народа».

На примере жизни таких людей как Башарин можно познать простую истину, что превращению из ведомого в ведущего и творца способствуют такие качества, как влюбленность в свое дело, трудолюбие, порядочность, принципиальность, мужество, терпение и целеустремленность. Процесс трансформации может ускориться под влиянием моментов истины, которые нам преподносит жизнь и которыми важно правильно воспользоваться.

Литература

1. Башарин, Г.П. Автобиография. — Из семейного архива, 1991.

2. Башарин, Г.П. Три якутских реалиста-просветителя. — Якутск: Госиздат ЯАССР, 1944 — 141 с.

3. Башарин, Г.П. История земледелия в Якутии (XVII — 1917 г.) в 2 т. Т. 1. Посев и урожай зерновых и картофеля. Общее для обоих томов «Введение» — Якутское книжное издательство, 1989. — 350 с.

4. Башарин, Г.П. История земледелия в Якутии (XVII — 1917 г.) в 2 т. Т. 2. Овощеводство. Техника и культура земледелия. Система полеводства. Социально-экономическое значение земледелия. Общее для обоих томов «Введение» — Якутское книжное издательство, 1990. — 413 с.

5. Башарин, Г.П. Исторические судьбы письма Кулаковского. сс. 5 — 30. — В кн.: Якутской интеллигенции. — Якутское книжное издательство, 1992.

6. Башарин, Г.П. Выступление профессора Г.П. Башарина на торжественном собрании общественности республики, посвященном его 80-летию. сс. 162-166. — В кн.: Материалы научной конференции, посвященной 80-летию Г.П. Башарина. — Якутск: Изд-во Якутского госуниверситета, 1993.

7. Башарин, Г.П. В составе свободной России. — М.: Арт-Флекс, 2002. — 383 с.

8. Башарин, Г.П. История аграрных отношений в Якутии: Аграрные отношения с древних времен до 1770-х годов. Том I. — М.: Арт-Флекс, 2003. — 447 с.

9. Башарин, Г.П. История аграрных отношений в Якутии: Аграрный кризис и аграрное движение в конце XVIII — первой трети XIX вв. Том II. — М.: Арт-Флекс, 2003. — 519 с.

10. Башарина, З.К. Проблема литературного наследства классиков якутской литературы в научной деятельности профессора Г.П. Башарина. сс. 23—28. — В кн.: Материалы презентации книги профессора Г.П. Башарина «Три якутских реалиста-просветителя». — Якутск: Изд-во Якутского госуниверситета, 1995.

11. Выготский, Л.С. Психология. — М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. — 1008 с.

12. Габышева, М.И., Платонова, К.И., Слепцова, Л.Е. (Сост.). Библиография докторов наук ЯГУ: Георгий Прокопьевич Башарин. — Якутск: Изд-во Якутского госуниверситета, 1995. — 107 с.

13. Горохов, С.Н. О научном кружке «История» профессора Г.П. Башарина. сс. 33—36. — В кн.: Человек удивтельной стойкости и духовной силы: Сборник воспоминаний. — Якутск: Изд-во Якутского госуниверситета. 1997.

14. Горохов, С.Н. (Сост.). Мыслитель, ученый, общественный деятель (Материалы межвузовской научной конференции, посвященной жизни и деятельности Башарина Георгия Прокопьевича). — Москва, 2003. — 222 с.

15. Ефимов, Г.Д. Дьукаахтыылар ахтыылара. сс. 161—165. — В кн.: Человек удивительной стойкости и духовной силы: Сборник воспоминаний. — Якутск: Изд-во Якутского госуниверситета, 1997.

16. Иванов, В.Н. Вклад Башарина в историческую науку. сс. 4—11. — В кн.: Проблемы социально-экономической и общественно-политической истории Якутии (Материалы научной конференции, посвященной 80-летию Г.П. Башарина). — Якутск: Изд-во Якутского госуниверситета, 1993.

17. Иванов, В.Н. Предисловие. сс. 3. — В кн.: Человек удивительной стойкости и духовной силы: Сборник воспоминаний. — Якутск: Изд-во Якутского госуниверситета, 1997.

18. Иванов, В.Н. Предисловие. сс. 5-6. — В кн.: Георгий Башарин. — Якутск: Бичик, 2002.

19. Иванов, В.Н., Гоголев, Н.А., Жирков, А.Н., Коробцова, Р.И., Спиридонов, И.Г., Сыроватский, А.Д. (Редкол.). Проблемы социально-экономической и общественно-политической истории Якутии (Материалы научной конференции, посвященной 80-летию Г.П. Башарина). — Якутск, 1993. — 168 с.

20. Иванова, Л.Т. В исторической памяти народа. сс. 37—42. — В кн.: Человек удивительной стойкости и духовной силы: Сборник воспоминаний. — Якутск: Изд-во Якутского госуниверситета, 1997.

21. Макаров, Г.Г. О книге Г.П. Башарина «Три якутских реалиста-просветителя». сс. 14—18. — В кн.: Материалы презентации книги профессора Г.П. Башарина «Три якутских реалиста-прсветителя». — Якутск: Изд-во Якутского госуниверситета, 1995.

22. Материалы презентации книги профессора Г.П. Башарина «Три якутских реалиста-просветителя». — Якутск: Изд-во Якутского госуниверситета, 1995. — 58 с.

23. Платонова-Башарина, К.И. Георгий Башарин. — Якутск: Бичик, 2002. — 232 с.

24. Платонова, К.И., Атласов, С.В. (сост.). Человек удивительной стойкости и духовной силы: Сборник воспоминаний. — Якутск: Изд-во Якутского госуниверситета, 1997. — 240 с.

25. Спиридонов, И.Г. Книга, ставшая легендой. сс. 4—7. — В кн.: Материалы презентации книги профессора Г.П. Башарина «Три якутских реалиста-просветителя». — Якутск: Изд-во Якутского госуниверситета, 1995. — 58 с.

26. Федоров, М.М. Он отстаивал научную истину. сс. 55—58. — В кн.: Человек удивительной стойкости и духовной силы: Сборник воспоминаний. — Якутск: Изд-во Якутского госуниверситета, 1997.

27. Фрер, П. [Freire, P]. Воспитание критического осмысления [Education for critical consciousness]. New York, Seabury Press, 1973.


Ольга Башарина, доктор педагогики и филологии. Университет Британской Колумбии, Канада.

 

Яндекс.Реклама
уничтожение тараканов хороший производитель.. Вы не забудете свой отдых в Черногории. С туроператором отдых в черногории выгоднее.
Hosted by uCoz