Лауреат
Национальной премии России
«Золотой Лотос»


Победитель
Всероссийского конкурса
«Золотой Гонг - 2004»


Победитель Всероссийского конкурса «Обложка года 2004»

Историко-географический, культурологический журнал. Издается с мая 1991 года.
  
 

 

На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо


Афанасий ПАВЛОВ

«На защиту русской земли
дружно встанут
все наши подданные...»

Участие якутян в Первой Мировой войне

«...Войны начинают, когда хотят,
но кончают их, когда могут...»

Н.Макиавелли.

Известный русский астролог Павел Глоба 28 июня относит в разряд роковых дат. Так или нет, мы гадать не будем. Но в этот день 91 год тому назад было совершено покушение на наследника австрийского престола Франца Фердинанда д’Эсте, находившегося с визитом в г.Сараево — столице недавно аннексированной Австро-Венгрией Боснии и Герцогевины. Когда машина наследника проезжала по переполненной людьми площади, террористы бросили бомбу, но неудачно. Пассажиры автомобиля не пострадали, а были ранены встречавшие их люди. Фердинанд приказал своему водителю остановиться, чтобы поинтересоваться, сколько людей пострадало и в каком состоянии они находятся. Неожиданно к машине подбежал молодой человек и с полутора метров произвел два выстрела, смертельно ранив наследника и его супругу — принцессу Гогенбург. Убийца Гаврило Принцип был членом сербской террористической организации «Млада Босния». Он пытался покончить жизнь самоубийством, раскусив ампулу с цианистым калием, но остался жив и был приговорен к пожизненному заключению. «Новоявленный Геростат» умер в тюрьме в 1918 г. естественной смертью.

Этот роковой выстрел послужил поводом для начала Первой мировой (в советской историографии — империалистической) войны. Австро-Венгрия, науськиваемая Германией, давно жаждала захватить Балканы и, воспользовавшись случаем, предъявила Сербии ультиматум. В случае его принятия это славянское государство теряло свой суверенитет. Россия приняла сторону Сербии, пытаясь разрешить конфликт мирным путем. Но германо-австрийский блок, преследовавший захватнические цели, отказался вступить в политический диалог.

Когда Австро-Венгрия напала на беззащитную Сербию, Россия объявила ей войну. 1 августа 1914 г. Германия объявила войну России, 3 и 4 августа — Франции и Великобритании. Россия тоже имела свои цели — захватить Дарданеллы и Босфор, обеспечить себе свободный выход в Средиземное море, укрепиться на Балканах. Так началась одна из самых кровопролитных и значительных по последствиям войн в истории человечества. В войну было вовлечено 33 из 52 существовавших тогда государств. Людские потери составили более 10 млн человек убитыми и 20 млн ранеными и контуженными. Жертвы среди мирного населения, жестоко страдавшего от военных действий, не учитывались.

Война была вызвана крайними обострениями противоречий между германо-австрийским блоком и Антантой (Великобритания, Франция и Россия) в ходе борьбы за сферу влияния, источники сырья, за мировое господство. Это было понятно представителям общественности, даже далеким от политики. Сельский учитель из с. Качикатцы Якутского округа А.Е.Кулаковский писал, что «противоречия между ведущими государствами достигли такого уровня, когда война становится реальной попыткой их разрешения». Он еще в 1910 г. в своем бессмертном произведении «Сновидение шамана» высказал предположение, что рано или поздно, но не раньше чем через 20-25 лет, начнется глобальная война. А также он предполагал, что потенциальными противниками России в Дальневосточном регионе могут быть Япония и Китай, обладающие большим людским потенциалом. Он также обратил внимание на то, что царь и правительство не учли уроки поражения русской армии в войне с Японией. Россия так и не подготовилась к предстоящей войне и, по мнению Кулаковского, легко могла стать добычей соседних стран.

Но опасения писателя не подтвердились. 10 августа 1914 г. Япония вступила в войну на стороне Антанты. Свое предположение Алексей Елисеевич повторил в письме «Якутской интеллигенции», написанном в 1912 г. По его мнению, предстоящая мировая война должна была вызвать переселение большого количества людей в Сибирь и это пагубно бы отразилось на судьбе малых народностей: «Будущее якутов рисуется мне в самых мрачных красках». Но трагедии, как он считал, можно было избежать, «переняв русскую культуру и слившись с ним».

Можно ли было избежать войны? Как мне кажется, Алексей Елисеевич предпочтение отдавал мирному решению всех возникавших проблем. Он пытался понять причины войн, сопровождавшихся их неизменными спутниками — нуждой и голодом населения. Как широко эрудированный человек, искал ответы в трудах известных философов и политиков. Он знал, что европейские страны живут 40 лет без войн и ведущие страны мира сотрудничают во всех областях экономики и культуры. Философ был убежден, что придет время, когда все жизненно важные вопросы будут решаться не на поле брани, а за столом переговоров. И вот спустя 90 лет после начала одной из самых кровопролитных войн многие солидарны с А.Е.Кулаковским — в то далекое время дипломатические усилия заинтересованных сторон могли бы предотвратить войну.

Большинство российских лидеров, в том числе и царь Николай II, считали, что войны можно избежать — Германия не решится ее начать. Посол Франции в России М.Палеолог в своих мемуарах писал: «Император Николай II не только не хотел войны, но даже не предвидел ее возможности». К сожалению, все дипломатические демарши не имели успеха. Видный реформатор П.А.Столыпин считал, что главной задачей правительства является предотвращение войны. В 1909 г. он, обращаясь к депутатам, сказал: «Дайте государству двадцать лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете Россию». Но история распорядилась по-другому. Всемирная война, затем две революции, гражданская война, экономическая разруха далеко отбросили Россию от намечавшихся рубежей.

Николай II объявил о всеобщей, полной мобилизации и обратился к своему народу: «...Мы непоколебимо верим, что на защиту русской земли дружно и самоотверженно встанут все наши подданные». Да, народ до поры до времени верил своему монарху. Проходили по городам России многолюдные митинги, шествия, где торжественно заявляли «о преданности монархии, готовности к защите Отечества, о вере в победу над врагом». С разрешения губернатора в Якутске состоялось шествие горожан во главе с городским головой П.А.Юшмановым. Толпа выкрикивала верноподданнические лозунги: «Ляжем животом за Веру, Царя и Отечество!», «Проучим немчуру!», «Возьмем Кряков!» (видимо, Краков), «Возьмем Берлин!» и т.д. Манифестация закончилась пением гимна «Боже царя храни». В Кафедральном соборе прошел торжественный молебен в честь доблестных защитников Отечества.

4 августа 1914 г. (по новому стилю) Якутский губернатор фон Витте получил телеграмму о проведении мобилизации нижних чинов и находящихся в отпусках офицеров, о мероприятиях в связи с началом войны.

По приказу губернатора организовали призывной пункт. Призванные проходили медицинское обследование и, в случае годности к строевой службе, им предоставлялось трое суток для решения хозяйственных вопросов. У нас нет точных данных о количестве призванных на войну. Только в июле — августе 1914 г. было призвано 42 человека. А в 1915 г. на действительную военную службу из области было призвано 374 нижних чина, в том числе 187 крестьян. Точных сведений о призванных в 1916 году нет. К призванным с началом войны надо добавить тех, кто призывались с 1908-го по 1913-й гг. С учетом их на войне участвовало не менее 800 якутян.

Инородцы на действительную военную службу не призывались, но добровольно могли служить. Этим правом воспользовались около сорока человек, в том числе из Батурусского улуса отбыли в действующую армию 10 человек. Из-за отсутствия архивных данных имена этих смельчаков полностью установить не удалось. Известны имена нескольких якутов, которые были награждены за боевые успехи медалью солдатской доблести — Георгиевским крестом. Эти сведения периодически печатала газета «Якутская окраина».

Вот имена некоторых якутов-фронтовиков: Иван Андросов (уроженец Игидейского наслега Таттинского улуса) отбыл на фронт в 1915 году, служил ефрейтором пулеметной роты 44-го Сибирского 1-го Туркестанского армейского корпуса («Дикая дивизия»). Будучи малограмотным, быстро освоил военное дело, стал пулеметчиком. Участвовал в кровопролитных боях на Северо-Западном фронте. В июне 1917 г. в одном из боев он под ураганным огнем противника меткими выстрелами подавил немецкие пулеметы и дал возможность атакующей пехоте своего полка перейти речку Кревлянку. За этот подвиг награжден Георгиевским крестом 3-й степени. Известно, что он был награжден двумя «Георгиями», но есть также сведения, что его представляли к третьей медали. Но этот факт документально не подтвержден.

Добровольцем также ушел сын чиновника-якута Областного управления И.С.Говорова — Александр Говоров. Служил разведчиком, окончил школу прапорщиков, дослужился до старшего унтер-офицера, удостоился трех «Георгиев». В ноябре 1914 г. газета «Якутская окраина» известила, что якут В.Федулов, ушедший на фронт в 1915 году, награжден Георгиевской медалью. Среди кавалеров Георгиевского креста значилась Слепцова — Федотова (по мужу) Федора Васильевна. Она воевала на Западном в составе женского «батальона смерти», командиром которого была поручик Мария Бочкарева, прозванная «русской Жанной Д’Арк». В одном из боев Федотова была ранена в легкие, вернулась на родину, но из-за полученной раны скончалась в 1917 г. Известно также, что несколько якутов служили в медицинских частях, но о них мы почти ничего не знаем. Газета «Якутская окраина» постоянно информировала своих читателей о военных действиях, о героизме якутян, о воинах, вернувшихся с фронта и т.д. Однако газета, находившаяся под прессом цензуры, не писала о военных потерях, не печатала статьи антивоенного содержания.

Многие сыны Якутии остались на поле брани, пропали без вести в горниле страшной войны. Вернувшиеся после ранения воины нашли свои хозяйства разоренными, а родных обнищавшими. Вчерашние защитники Отечества, евшие из одного котла, спавшие в обнимку в сырых окопах, делившиеся последним куском хлеба, щепоткой табака, теперь встали по обе стороны баррикады и разделившись на «красных» и «белых», стали ожесточенно убивать друг друга.

Например, герой войны, награжденный полным бантом Георгиевского креста корнет В.Коробейников остался верен присяге и стал командующим «Якутской народной добровольческой армией» и сражался с красными. Уроженец с.Кильдямцы Канин командовал повстанческим отрядом. А Иван Андросов, о котором сказано выше, принял сторону красных, стал начальником милиции. Погиб в Вилюйском уезде...

В области во время войны развернулась кампания по организации помощи больным и раненым воинам, их семьям. По инициативе интеллигенции 14 сентября 1914 г. в зале Областного музея состоялось общее собрание Якутского отделения Российского общества Красного Креста (РОКК) под председательством губернатора Р.Э. фон Витте. Он обратился к собравшимся с сообщением об оказании действенной помощи фронту. По инициативе В.В.Никифорова был создан Инородческий комитет, занимавшийся заготовкой и отправкой в действующую армию теплой одежды. На совещании представитель от якутов Никифоров сообщил, что якуты, устроив совещание, открыли подписку на пожертвования.

По состоянию на 25 февраля 1915 года в комитет поступили средства на сумму 4261 руб. 29 коп. и различные вещи. Население 24 наслегов Верхне-Вилюйского улуса на нужды войны пожертвовало 847 руб. 50 коп., на что государь-император соизволил откликнуться: «Сердечно всех благодарю». Председатель Госдумы Родзянко телеграммой сообщил, что на средства инородческого комитета открыты 2 кровати в лазарете Богородинского отряда Австрийского фронта. А 3 октября 1914 г. создается «Дамский комитет Российского общества Красного Креста» во главе с губернаторшей, который изготовлял заячьи одеяла и жилеты для солдат, оказывал благотворительную помощь больным и раненым воинам, их семьям, русским военнопленным, находящимся в Германии. Этим же вопросом занимался Якутский городской комитет по снабжению армии теплой одеждой, комитет возглавлял городской голова П.А.Юшманов. Этот комитет в 1915-1916 гг. изготовил 5025 жилетов, 25 одеял и собрал 7812 руб.

В марте 1915 русские войска захватили в Восточной Галиции крепость Перемышль. По этому случаю 15 марта состоялась патриотическая манифестация. Участвовали горожане, учащиеся учебных заведений, чиновники и солдаты с портретами членов царской семьи и флажками. С пением гимна «Спаси Господи», «Коль славе» и «Славься, Славься» они направились к дому губернатора. Фон Витте и вице-губернатор встретили манифестантов на крыльце.

Перед манифестантами выступил губернатор, выразил верноподданнические чувства престолу и отечеству. Затем они направились в Спасский монастырь, где их встретил преосвященный Мелетий, епископ Якутский и Вилюйский, и после краткой речи и здравицы в честь императора предложил помолиться за государя и пропеть «Спаси, Господи». Вечером город был иллюминирован.

23 августа 1915 г. губернатором создается особый комитет по заготовке теплых вещей для армии в составе П.А.Юшманова, П.А.Кушнарева и Г.В.Никифорова. Открытая подписка дала 1753 руб. 83 коп. Купец Ф.В.Астраханцев пожертвовал 1000 руб., Н.А.Аверинский — 200 руб., меценат Н.О.Кривошапкин — 10000 руб., атаман Казанцев от имени казаков внес 100 руб., духовенство собрало 1000 руб. Городской голова информировал, что горожане собрали 1000 руб. на военные нужды и 1000 руб. для Красного Креста. Материальные пожертвования поступили от Г.В.Никифорова — 300 заячьих одеял, П.А.Кушнарева — 10000 заячьих шкур. Сельское население тоже активно участвовало в сборе средств. Губернатор фон Витте во Всеподданническом отчете сообщал, что на нужды войны поступают средства из самых отдаленных уголков области.

Тунгусы Мемельского и Кюнкюндюрского родов «пожертвовали самое дорогое для них — оленей». Нельзя без волнения читать документ, где говорится, что больные Вилюйского лепрозория внесли в фонд помощи больницам, пострадавшим от войны, 54 руб. 80 коп. Эти люди, сами глубоко несчастные и обиженные судьбой, были потрясены бедственным положением сограждан и выделили им на помощь деньги из своих крохотных сбережений, или путем добровольного отказа от полагающегося им праздничного ужина. Их пример стал достоянием общественности не только области, но и всей России. Их сердечно поблагодарили Ее Императорское Величество Великая княжна Татьяна Николаевна и сам государь. Деньги поступали и от ученических коллективов. Учащиеся женской гимназии, отказавшись от дневного питания и, вложив свои сбережения, собрали 17 руб. 80 коп. и сдали в комитет.

В конце августа 1915 г. открылся съезд представителей инородческого населения Якутского округа для обсуждения вопроса об усилении притока средств по оказанию помощи раненым воинам и их семьям. Съезд принял постановление об обложении каждого работающего налогом в 50 коп. Однако губернатор посоветовал обложить им только высокооплачиваемых работников. Эти средства должны были быть направлены на открытие 20 кроватей в лазарете Государственной Думы, на помощь семействам низших чинов, призванных на войну из Якутской области, — на лечение раненых воинов. В конце 1914 г., по сведениям губернатора, в область прибыло 9 раненых воинов. Им была оказана денежная помощь и весной 1915 г. всем бесплатно дали посевные семена. По указанию Якутского губернатора организуется помощь семьям военнослужащих, инвалидам. Средства также поступали от постановщиков спектаклей, доходов кино. Например, после постановки драмы «Разбойник Манчары» в марте 1915 г. поступило 156 руб. 75 коп.

Губернатор полагал, что война будет затяжной и составил ходатайство о выделении средств из земской сметы в течение трех лет вернувшимся из войны инвалидам и детям-сиротам в сумме 6500 руб., что было одобрено Государственной Думой. В своем отчете губернатор отметил, что все сборы проходят спокойно, исключительно на добровольной основе.

В июле 1915 г. губернатор фон Витте обратился к населению области с вопросом о сборе средств на строительство двух санаториев на южном берегу Крыма. Один санаторий — для больных и раненых воинов, другой — для больных и бедных детей. Население области поддержало инициативу губернатора.

В поддержку призыва по сбору средств на нужды войны Якутского губернатора от 30 августа 1915 г. выступил Инородческий комитет Российского общества Красного Креста и обратился к улусным и наслежным обществам с призывом организовать сбор пожертвований на нужды раненых воинов и их семей. «Мы, якуты, — говорилось в обращении, — как дети единой матери России, должны в дни всенародной скорби откликнуться на общее дело. Будучи мыслями и чувствами за одно с ними, которые на полях сражений своею кровью запечатлевают преданность долгу, станем же здесь на местах проявлять заботливость к осиротелым семьям и по мере сил своих помогать им из своего достатка. Пусть эти деяния малы и незначительны, но цена им большая, ибо они идут от чистого сердца на благое дело! Председатель Г.В.Ксенофонтов». Однако уставший от войны и экономических трудностей народ не откликнулся в ожидавшейся мере на призыв Комитета.

Кровожадный Молох войны требовал все больше и больше средств. Выпущенный в 1916 году двухмиллиардный государственный военный заем не нашел поддержки у населения, уклонившегося от подписки ввиду неурожая. Об этом газета «Якутские вопросы» писала: «...попытки организовать такого рода помощи путем сбора добровольных пожертвований не дали значительных средств и не привлекли достаточного внимания отдельных благотворителей». Спад сбора средств объясняется неурожаем 1916 года, а также усталостью народа от затянувшейся войны.

Административные меры губернатора по сбору средств в 1916 г. эффекта не дали. На совещаниях представителей улусов местные главы все больше поднимали вопросы экономического характера, нежели благотворительного. Все меньше людей участвовало в патриотических манифестациях и в других подобных мероприятиях. А по случаю поражения русских войск в Галиции 23 июля 1917 г. в Якутске состоялся митинг, где «патриотически настроенные партии» не смогли дать достойный отпор «пораженцам» — большевикам. В 1917 г. сбор средств в поддержку армии практически прекратился.

Взрыв недовольства у населения вызвало царское «повеление» от 25 июня 1916 г. о призыве инородцев — якутов на работы по устройству оборонительных сооружений в театре военных действий. Мобилизации подлежали якуты Якутского и Олекминского округов — всего числом до 10 тыс. человек. Губернатор поздравил инородцев с этим «повелением» царя, которое даст якутам возможность «доказать преданность престолу и отечеству и воздействовать победе над врагом». Призыву подлежали якуты от 19 до 31 года. Призванные якуты должны были явиться в призывные сборные пункты и пройти врачебное обследование. От призыва освобождались должностные лица инородческих управ, лица с высшим образованием, учащиеся учебных заведений. Учителям и врачам предоставлялась отсрочка.

Ввиду создавшегося положения в Якутске собрались главы нескольких улусов. Собрание обсудило ряд организационных вопросов по сбору призванных якутов. Попросили губернатора разъяснить, какие льготы предусмотрены для призванных на тыловые работы. Губернатор ответил, что льготы не предусмотрены и призывной возраст может быть увеличен до 43 лет. Такая перспектива привела бы к обнищанию всего якутского народа. Оставшиеся старики и женщины с маленькими детьми не могли содержать семью, разводить скот. Тысячи семей остались бы без кормильцев. Все это было известно губернатору, но он не стал ходатайствовать об отмене мобилизации, обрекая тем самым якутов к вымиранию.

Масса якутов «царское повеление» восприняла негативно. Призыв был объявлен в разгар сенокосной страды, когда каждый день был на вес золота. В случае мобилизации молодых мужчин скот остался бы без корма. Всякие просьбы об отсрочке отклонялись. Среди населения распространился ложный слух, будто бы идея о необходимости мобилизации якутов на укрепительные работы подсказана В.В.Никифоровым. Василий Васильевич вынужден был опровергнуть все эти слухи через газеты. А также он завил, что «его усилия направлены на облегчение положения призываемых, а также он встанет за всемерную помощь для содействия победы над врагом».

Однако мобилизация якутов не состоялась. Она была отменена правительством по ходатайству «Ленского золотопромышленного товарищества». Оно мотивировало свою просьбу тем, что якуты являются основными поставщиками сельскохозяйственной продукции и строительных материалов. «Лензолото» также подчеркнуло, что реквизиция пароходов для перевозки призванных расстроит планы перевозки генерального груза и в конечном счете сократится добыча металла. Эти доводы убедили правительство и мобилизация якутов была отменена.

Продолжавшаяся четыре года война основательно расстроила народное хозяйство. Были нарушены экономические связи не только с внешним миром, но и внутри страны, сократились импорт и экспорт, произошла девальвация рубля. Война тяжело отразилась и на жизни населения Якутия.

С целью приостановления повышения цен на продукты питания и предметы первой необходимости по указанию Иркутского генерал-губернатора были приняты жесткие меры воздействия: за самовольное повышение цен — штраф в размере 300 руб. или тюремное заключение на 3 месяца. По указанию губернатора фон Витте Областное правление рассмотрело постановление «О нормировании цен на предметы первой необходимости», но выслушав мнение предпринимателей и городских гласных, признало, что нормирование цен является преждевременным. Отметим, что цены в 1915 г. на мясо повысились по сравнению с 1913 г. на 20%, муку ржаную — на 30-32%, масло коровье — почти в 2,5 раза и т.д. Но это не было пределом. С 1917 г. цены росли бесконтрольно, спекуляция стала открытой, что вызвало возмущение населения.

Газета «Ленский край» в 1915 г. писала, что «несмотря на таксу, утвержденную губернатором, цены на белый хлеб выросли с 10 коп. до 15 коп. за фунт, что представляется не чем иным, как безобразнейшим грабежом». Особенно трудно было с семенным хлебом. Всякая инициатива Областной администрации по обеспечению селян семенами встречала отпор со стороны поставщиков. Газета «Ленский край» (редактор В.В.Никифоров) подняла вопрос об открытии в улусах казенных магазинов, из которых бедняки могли бы получать в долг хлеб до нового урожая. Некоторые требовали реквизиции семенного хлеба, имеющегося в руках у местных купцов.

Вопрос о хлебе стал главным и губернатор был вынужден созвать в июне 1916 г. совещание глав крупных улусов Якутского округа. Участники совещания обсудили вопросы о ссудной кассе, мелких кредитах, потребительских лавках, об образовании хлебного запаса. Совещание решило ходатайствовать перед Якутским губернатором об организации в округе постоянной казенной продажи муки и семенного хлеба, а также об открытии хлебозапасных магазинов с отделениями в Чурапче и Танде.

От войны больше страдало сельское население. 1916 год стал самым засушливым и неурожайным. Особенно голодало население Баягантайского улуса. Семьи забивали последний скот. От чрезмерного истощения и хронического недоедания беднота употребляла в пищу траву, сосновую и лиственничную заболонь и олений мох. Из 51850 хозяйств области 6,5% остались без скота, 18,4% имели до 3 голов, 55,9% — от 4 до 10 голов. Практически их можно было причислить к беднякам.

Обеспокоенный таким положением, губернатор фон Витте представил правительству вопрос о «незамедлительной помощи голодающему населению области». В годы войны посевная площадь сократилась на 30%, урожайность зерновых упала до 2-3 сам. Захирела торговля, не хватало хлеба, особенно семенного зерна, чая, сахара. Поставки сельскохозяйственной техники резко сократились. По постановлению правительства от 13 мая 1916 г. иностранные купцы освобождались от обложения пошлиной за привозимые в Сибирь через устье реки Колымы и к востоку от нее товары. А иностранные товары, привозимые через устье Лены, получали установленные льготы. По журналу межведомственного совета от 17 июня 1916 г. было отпущено в распоряжение Якутского губернатора 270 тыс. рублей из общего имперского продовольственного капитала на закупку 58 тыс. пудов семенного и 50000 пудов продовольственного хлеба. К декабрю 1916 г. иркутскими властями было заготовлено 58 тыс. пудов хлеба для отправки в Якутию. Часть этого хлеба якутяне получили летом 1917 г. Так что правительство, несмотря на определенные трудности, вызванные войной, старалось помочь голодающему населению Якутии. Население Якутии продолжало помогать фронту одеждой, поступили пожертвования от наследников А.И.Громовой — 500 руб., от Г.В.Никифорова — 112 руб. и товарами на сумму 388 руб.

25—26 ноября в Якутске состоялось совещание представителей улусов Якутского округа, обсудившее ряд вопросов: 1. «О продолжении пожертвований населения на нужды войны»; 2. «О желательности открытия университета в Иркутске и о сборе пожертвований на его устройство»; 3. «Об организации частных запасов посевных семян и о способах хранения»; 4. «О снабжении инородческого населения чаем и сахаром»; 5. «О распределении сети врачебных и фельдшерских пунктов». По рассмотренным вопросам совещание приняло соответствующие постановления. Многие пункты постановления из-за отсутствия средств остались на бумаге, не были реализованы.

Население слабо реагировало на патриотические призывы правящей верхушки. Все меньше средств поступало в фонд помощи раненым воинам. Разочарованное общество ожидало коренных перемен, на это толкали его и ссыльные большевики. В начале июля 1915 г. с партией из Александровского централа в Якутск прибыла «бабушка русской революции» Е.К.Брешко — Брешковская. С ее приездом оживилась деятельность эсеровской группы. Но вскоре «бабушку» отправили в Иркутск.

Среди партий не было единства в оценке характера войны. «Трудовики» и эсеры считали, что надо поддержать правительство «в борьбе за отстаивание русской земли и культуры от германского нашествия». Социал-демократы в начале войны, руководствуясь директивами вышестоящих органов, считали, что ответственность за войну «несут правящие круги всех воюющих стран» и призывали к «международной солидарности». С одобрением восприняли весть о бойкоте социал-демократами в Думе голосования по военным кредитам. Вскоре большевики по указанию Ленина заняли иную позицию, чем меньшевики. Они пришли к мнению, что «войну империалистическую надо превратить в гражданскую, т.е. солдаты должны повернуть штыки против своего правительства». Ссыльные большевики поддержали рискованный лозунг Ленина о «поражении своего правительства». Большевики сумели привлечь на свою сторону часть казачества, солдат, рабочих оборонной промышленности.

Следует также обратить внимание на общественно-политическую обстановку в области. В целом она оставалась спокойной, несмотря на наличие в 1917 г. 350 политических ссыльных. Сторонники Ленина — большевики Ем.Ярославский, С.Орджоникидзе, Г.Петровский начали вести разъяснительную работу среди городской молодежи об «империалистическом, захватническом характере» войны. В ноябре 1916 г. Ем. Ярославский создал кружок “Юный социал-демократ”. В нем состояли М.К.Аммосов, П.А.Слепцов-Ойунский, С.М.Аржаков, И.Н.Барахов, С.В.Васильев, С.Ф.Гоголев и другие, впоследствии ставшие государственными, политическими и общественными деятелями Якутии.

В годы войны в Якутске и в других городах области антивоенные выступления не происходили. Только в начале 1917 г. в Якутске начались демарши политических объединений с различными лозунгами. Большинство выражали солидарность с политикой Временного правительства и выступали с патриотическими лозунгами. Но постепенно усиливается антивоенное настроение, особенно среди молодежи. Полностью прекращаются различные сборы в пользу раненых солдат. Инициативу захватывают большевики. Большинство проводимых митингов инсценируются сторонниками Ленина, что приводит к противостоянию «правых» и «левых» партий. Якутия постепенно вовлекается в орбиту гражданской войны.

Не за горами — столетие начала этой страшной катастрофы. С каждым годом в памяти народа все больше стираются подробности событий той войны, факты и имена людей. Но можно ли продлить память? Вот вопрос, на который хочется обратить внимание наших руководителей.

Еще в конце 1914 года якутский губернатор фон Витте поставил вопрос об увековечении памяти жертв Первой мировой войны в местах их вечного упокоения. На совещании, где был поднят этот вопрос, было решено, что «могилы воинов должны составить предмет особенных забот городских и сельских обществ». Конечно, сейчас трудно восстановить имена всех павших и установить их могилы. Поэтому предлагаю простой вариант. Необходимо к 100-летию начала Первой мировой войны провести мероприятия, чтобы увековечить павших воинов-якутян в войне 1914-1918 гг. Солдаты и офицеры, верные присяге, стояли до конца, и не их вина, что выполняя приказ, они пали жертвой за чуждые интересы.

Это напомнит будущим поколениям о той страшной войне, которая стала роковой для судеб России и россиян.


Афанасий Афанасьевич Павлов, к.и.н., ст. науч. сотр. ИГИ АН РС(Я).

 

Яндекс.Реклама
автомобильные диски Петербург заказать новый.. строительство фармпредприятий и строительство фармпредприятий информация форум.. Rica косметика.
Hosted by uCoz