На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

ТРИЛИСТНИК
№ 2 - 2000

Специальный выпуск, посвященный
10-летию фестиваля "ТАБЫК"

Александр Семенов
Как все начиналось

Алексей Амбросьев
Табык: музыка корней

Взгляд из тех времен
(хроника глазами очевидцев):

ТАБЫК I
Олег Сидоров, Светлана Худякова и др.
Made in Yakutia

ТАБЫК II
Галина Семенова
Рок в необычном ракурсе

ТАБЫК III
Федор Григорьев
В табык бьют трижды

Дискография:

Александр Липницкий
"ТАБЫК. Современная музыка народа саха"
(рецензия)

Артемий Троицкий
ЧОЛБОН "Проклятый камень"
(рецензия)

Андрей Бухарин
Шаман-блюз
(рецензия на альбом "ТАБЫК. Современная музыка народа саха")

ТАБЫК IV
Александр Липницкий
Вся надежда – на шаманов

Дискография:

Татьяна Павлова
Гулкое эхо табыка
(аннотация к CD "ТАБЫК. The best")

ТАБЫК V
О.Ганс
Душа рокера не подлежит включению в сеть

ТАБЫК VI
Георгий Спиридонов
Ветераны рок-н-ролла "сдохли". Кто заменит их завтра?

ТАБЫК VII
Наталья Гудкова
Табык-98

Артемий Троицкий
Край света

Василий Костырко
Якут-рок

И.Н.Николаев – Уххан
Ритм! Еще раз ритм!

Мама
(интервью с А.Корякиной)

Редактор 
Александр Семенов
Дизайн обложки и рисунок Айсена Дойду
Редакция выражает благодарность за помощь в подготовке номера и предоставленные материалы 
Дмитрию Васильеву,
Александру Ермолаеву,
Алексею Амбросьеву,
Антониде Корякиной,
Галине Семеновой,
Александру Назарову

Край
СВЕТА

В Якутии древние верования и ритуалы сочетаются с модными ритмами хип-хопа и современными meатральными постановками. Артемий Троицкий околдован этим отдаленным уголком России.


Пресс-конференция А.Троицкого на "Табыке-98"

Россию часто называют “страной крайностей” – и поделом. Но и внутри этой страны крайностей есть самые крайние уголки. Такова Якутия – земля, представляющая целый букет крайностей, поражающих воображение. Начать с того, что Якутия находится крайне далеко от центров цивилизации, на стыке Сибири, Крайнего Севера и Дальнего Востока. От Москвы – шесть часовых поясов до столицы Якутии. И сама она протянулась с запада на восток на две с половиной тысячи километров. Три часовых пояса. Площадь – более трех миллионов квадратных километров. Это пять с половиной Франций, десять Италий, семнадцать Соединенных Королевств. Население при этом – около одного миллиона человек, то есть в среднем один человек на три квадратных километра... Просторно. Настолько, что для измерения расстояний старые якуты до сих пор пользуются временными категориями: скажем, от Якутска до Алдана – “три дня и две ночи”.

Еще более сильное впечатление производит якутский климат. Именно здесь, вблизи небольшого городка Оймякон, находится “полюс холода” всего северного полушария: зимой температура доходит до минус семидесяти одного градуса, а летом нередка тридцатиградусная жара. Нигде больше на планете перепад температур не достигает более ста градусов по Цельсию – фактически такого же, как отточки замерзания до точки кипения.


На фестивале "Голос Азии" в составе жюри с продюсером "Пинк Флойд" Джо Бойдом.
Фото из архива Д.Васильева

Удивительна и история Якутии. С одной стороны, здесь недавно обнаружили останки первобытного человека – что дало повод некоторым патриотам заговорить о Якутии, как о колыбели мировой цивилизации. С другой стороны, реальное заселение края началось лишь в XIII веке нашей эры. Согласно преданию, некое тюркское племя из Центральной Азии, спасаясь от Чингис-Хана, погрузилось на челны и отправилось вниз по великой сибирской реке Лене. Обнаружив, спустя некоторое время, что местность вдоль берегов становится все менее приветливой и плодородной, а климат – все более суровым, беженцы захотели повернуть обратно. Но не тут-то было – река несла свои воды только в одном направлении. Так что там они и вынуждены были осесть – первые саха, как называют себя коренные жители.

В XIX веке это географическое свойство Якутии как места, из которого “нет возврата”, получило практическое применение в Российской Империи.

Царский режим направил туда поток ссыльных и каторжан, за что эти края стали называть “тюрьмой без замков”. Однако, как говорится, нет худа без добра: якуты были гостеприимны и обаятельны, а изгнанники – хорошо образованны и полны доброй воли. В результате появилась просвещенная якутская интеллигенция, а сам край стал объектом научных исследований и гуманитарного подвижничества.

С приходом Советской власти и количество заключенных в “тюрьме без замков”, и строгость их содержания возросли многократно. К тому времени открыли месторождения золота, серебра и платины – и новые противники режима уже не занимались этнографическими наблюдениями, а гибли на приисках и рудниках. В трагическом “Архипелаге ГУЛАГ” Якутия была одним из крупнейших островов. А в конце пятидесятых в малонаселенной западной части республики было открыто одно из двух величайших в мире месторождений алмазов. Их добыча до сих пор ведется открытым способом, и с воздуха это похоже на космических размеров воронку, уходящую куда-то к центру Земли.

Впервые Якутия коснулась меня лет десять тому назад. Как большому любителю музыкальной экзотики, мне прислали оттуда аудио-пленку с записями местной рок-группы “Чолбон”. Я был незамедлительно околдован. Это звучало так, как если бы Pink Floyd играли у костра в тундре под настоящим северным сиянием, а вокалистом был вошедший в транс шаман.

В традиционной якутской музыке используется всего два инструмента: хомус – местная разновидность варгана, и бубен. Современные электронные аппараты музыканты использовали так, будто это были народные инструменты: гитара и бас-гитара вели ритмичные “ударные” партии, синтезатор, подобно охотнику, имитировал крики зверей и птиц. Я предложил “Чолбону” сняться в фильме, они выступали на многих фестивалях (в том числе в Гонконге и Финляндии), выпустили альбом.

Так началась моя тихая дружба с Якутией, которая увенчалась недавней поездкой в столицу нынешней суверенной республики Якутия Саха, город Якутск. Поводом для давно запланированного визита стал ежегодный фестиваль современной этнической музыки “Табык”. В этом году он проводился в середине июня, в канун главного в Якутии летнего языческого праздника – “Ысыах” – и в какой-то мере служил его генеральной репетицией. Выступления артистов, в числе которых были музыканты из Тувы, Украины и даже Шотландии, в основном, проходили в городском Театре оперы и балета. Однако самая экзотическая часть праздника шла под открытым небом – в форме колоритных народных обрядов с песнями, танцами и заклинаниями.


“Встреча Солнца” в дни фестиваля “Табык-98”


В самолете на пути в Гонконг вместе с А. Ильиным ("Чолбон")

Кульминацией стал ритуал встречи Солнца – в чистом поле в живописных окрестностях Якутска, около четырех часов утра. Горели костры; вибрирующий звук хомуса, усиленный микрофонами, плотно заполнял небольшую долину: пели детские хоры, взрослые водили хороводы, и тут же рядом паслись небольшие, но очень красивые якутские лошади. Белая Кобылица – тотемный символ Якутии. Естественно, что утренний праздник закончился распитием вкуснейшего кумыса – крепкого кисловатого напитка из кобыльего молока.

Верования и ритуалы якутов – пожалуй, самая необычная и замечательная сторона их жизненного уклада. Номинально, уже несколько столетий, как здесь принято православие. Якуты носят имена и фамилии, не отличающиеся от русских; за последнее время было восстановлено несколько церквей – включая Никольский собор в Якутске.

Однако наряду с этим существует – и реально доминирует в духовной жизни древнее язычество. Якутия – один из немногих уголков мира, где шаманизм жив и узаконен. Свой последний психоделический роман культовый писатель Егор Радов назвал “Якутия”. Я спросил его, почему. “Это совершенно магическое место. Я бывал там несколько раз и знаю. Невероятная энергетика, нетронутая природа. Есть там что-то “вне-человеческое”, как на Марсе. Реальность нереальна, мистика повседневна. Там может произойти все, что угодно.”

Когда я пришел в музей народного творчества, то был добровольно подвергнут обряду очищения от злых духов: женщина в красном национальном костюме произнесла заклинания, сожгла на маленьком алтаре деревянную фигурку человека, вобравшего в себя всю злую энергетику, а пеплом начертала у меня на лбу знак. Надо ли говорить, что я почувствовал себя лучше?

Реальная Библия якутов – необъятный народный эпос “Олонхо”. Передаваемый поколениями сказителей, “Олонхо” живописует историю Якутии через деяния богов, героев, добрых и злых духов, а также представляет трансцендентальную модель мира, точнее, трех миров – низшего, среднего и высшего. В отличие от европейской части России и большинства других известных мне стран, где древние предания не более, чем занятный этнографический экспонат, “Олонхо” в Якутии – по-прежнему сильнейший фактор влияния и вдохновения – и для интеллектуально-художественной элиты, и для молодежи. Мастера активно используют этнические сюжеты в своих работах; крупнейший якутский театральный режиссер Андрей Борисов готовит первую современную постановку “Олонхо”, а новую' якутскую музыку правильнее всего было бы назвать “олонхо-рок”.

Органическая неразрывность поколений в якутской культуре производит сильное впечатление. На сцене “Табыка” выступала молодая фольклорная группа “Тохсол”, солисткой которой была... девяностолетняя сказительница! Популярнейшая в Якутии актриса Степанида в своих впечатляющих “шаманских” импровизациях использовала электронные ритмы хип-хопа. Группа “Ай-Тал” сотворила на сцене настоящий ритуал, сочиненный одним из лидеров якутского “культурного возрождения”, известным философом и фольклористом Михаилом Тумусовым. Даже выступления совсем молодых музыкальных экстремистов были зачастую окрашены в национальные тона: дебютантка Валентина Романова, показав буйное костюмированное шоу в стиле Нины Хаген, тут же была удостоена сравнения с некой героиней “Олонхо” – колдуньей и распутницей. Уверен, что мир еще откроет для себя удивительную, “новую старую” культуру Якутии.

За дни, проведенные на фестивале, я успел немного узнать и Якутск – город с населением в четверть миллиона, основанный казаками-первопроходцами в 1632 году. Своеобразие архитектуры Якутска обусловлено, в первую очередь, вечной мерзлотой, достигающей полутора километров в глубину. Все дома стоят не на фундаменте, а на сваях. Коммуникации и теплотрассы не зарыты в землю, а проложены над городскими улицами. На окраине Якутска расположен единственный в мире Институт вечной мерзлоты. Желающие могут спуститься в небольшую шахту и побывать в искусственных пещерах при температуре минус пять градусов. После тридцати градусов тепла на поверхности это здорово освежает.

Еще одно сильное впечатление—детская музыкальная деревня, километрах в двадцати от города. Поначалу поселок из нескольких десятков шикарных коттеджей, построенный канадцами, задумывался как загородная резиденция для государственной элиты. Однако решением президента Якутии, г-на Николаева, его отдали одаренным детям из провинции. Уже пять лет, как они там живут, учатся и постигают премудрости игры на музыкальных инструментах. Очень трогательно и не очень типично для номенклатурной России.

Подобная “роскошь” возможна благодаря алмазным копям – важнейшей составляющей якутского бытия. Продажа алмазов достигает 98% государственного бюджета. И это, конечно, тоже крайность своего рода. Именно алмазы позволяют Якутии, стране довольно бедной, время от времени удовлетворять роскошные прихоти. Некоторые новые здания Якутска выглядят как оазисы иного мира среди невысоких облупленных домиков и покосившихся хибар.

Алмазы в Якутске можно потрогать руками. В Доме правительства расположена хорошо охраняемая Национальная сокровищница. Золотые слитки, платиновые пластины, причудливые самородки и гигантские необработанные алмазы лежат на стендах и вполне доступны. Не могу сказать, что меня охватывал священный трепет – но было красиво. Теперь, если мои руки прикоснутся к сверкающему бриллиантами изделию, я вспомню Белую Кобылицу.

Международный журнал “Patek Philippe”, Женева

 

Яндекс.Реклама
эксклюзивные двери в Минске. Цветы в Москве - просто и удобно: цветы продажа. Цветы оптом.. bridgestone blizzak ws60 выбор
Hosted by uCoz