На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

 Встреча
с Мурадом Аджи

Мурад Аджи — автор нашумевших книг об истории и культуре Великой Степи: «Мы — из рода половецкого!», «Тайна святого Георгия», «Европа, тюрки, Великая Степь», «Кипчаки».

Книга «Полынь Половецкого поля» занимает в этом ряду особое место — она принесла известность автору: тираж 50 тысяч экземпляров вышел в 1994 году и разошелся почти мгновенно. Его рассказ о деяниях Аттилы и Чингисхана, об истории христианства и Ислама, об истоках рыцарства в Европе привлекает внимание самого широкого круга читателей. Книга стала библиографической редкостью, поэтому потребовалось ее переиздание. (Мурад Аджи. Полынь Половецкого поля — издание 2-е, дополненное и переработанное. М., ОАО «Типография «Новости», 2000, 456 с.).

Второе издание «Полыни Половецкого поля» заметно отличается от первого — содержание переработано и дополнено, объем книги вырос почти вдвое. «Русь и Степь» — тема, когда-то пунктирно намеченная Львом Гумилевым, находит продолжение. Автор выходит далеко за рамки российской истории, показывая, что истоки России надо искать в Великом переселении народов II—V веков. Россия начиналась намного раньше, чем утверждает «официальная история». Тогда культура Великой Степи распространилась по всему Евразийскому континенту — от Алтая до Атлантического океана. Носителями этой культуры выступили тюрки, вошедшие в мировую историю под разными именами: гунны, готы, кипчаки, половцы, германцы... Мурад Аджи по-новому освещает деяния Аттилы и его предшественников, рассказывая о мало известных фактах истории Евразии. Например, о том, что воины Великой Степи воевали под знаменами с крестом. Они и принесли в Европу крест, понятие Бога Небесного, обряды Его почитания, что позже легло в основу христианства. Яркий и выразительный язык «Полыни...» делает ее доступной для самого широкого круга читателей.


Главный редактор Национального книжного издательства «Бичик» Валерий Луковцев, поэт и прозаик Михаил Кёлбё и автор этих строк в ноябре прошлого года побывали в Москве в гостях у известного писателя-историка М.Э.Аджи.

Беседа с гостеприимным хозяином получилась долгой и основательной. (Мы ведь все читали его книги «Полынь половецкого поля», «Европа, тюрки, Великая степь», «Кипчаки, огузы»). Разговор шел, в основном, о тюркском народе — о его становлении и расселении по Евразийскому континенту, о вере в Бога небесного — Тенгри, который покровительствовал тюркам. Надеемся, Мураду Эскандеровичу было интересно общаться с нами — представителями единственного народа в Евразии, сохранившего веру в своего бога Тенгри — Тангара, возрождающего, пропагандирующего традиции, обычаи предков.

М.Э.Аджи писал свои работы, основываясь на собранном по всему континенту огромном фактическом материале. Сегодня он говорит, что практически исчерпал накопленное и потому хотел бы посетить Якутию. Он считает, что много неизведанного, самого архаичного хранится именно у наиболее северных тюрков — саха.

Мы пригласили Мурада Эскандеровича приехать к нам в гости, чтобы по возможности помочь материалами для объективного, выверенного на фактах освещения истории народов Евразийского континента.

Лена Федорова,
председатель Межрегионального фонда
исследований «Лена — Евразия».


 Мы — тюрки?

Это давняя российская традиция — искать правду о себе в книгах по истории. И не находить ее там! Официальную «историю» всегда писали в угоду политике, поэтому она всегда была разной. Только в советское время шесть (!) раз переписывали историю страны... Значит, разные поколения по-разному знают прошлое России, они говорят как бы на разных языках.

Сегодня гость редакции — писатель-историк Мурад Аджи, чьи книги, особенно нашумевшая «Полынь Половецкого поля», имеют большой читательский спрос не только в России. Мнения о них диаметральные, и тем интересны они.

Китайские изображения кипчаков
из книги «Европа, тюрки, Великая Степь».

— Мурад Эскандерович, верно ли, что «умом Россию не понять»?

— Ну, почему... Можно. В своих книгах я доказываю это. Доказываю на фактах, что история России началась не с IX века, как утверждает официальная наука, а много раньше. Не может же родиться сразу пятилетний ребенок.

Следы культуры, которая дала начало российской, найдены на Алтае, им двести тысяч лет. Иначе говоря, двести тысяч лет развивается жизнь, продолжателями которой мы являемся, и, к своему позору, не знаем об этом! Мы — это народы бывшего СССР: азербайджанцы, алтайцы, башкиры, казахи, киргизы, кумыки, русские, татары, украинцы, узбеки, якуты и многие другие. Плюс к тому десятки народов мира.

Люди забыли, что Древний Алтай был началом современной Европы, многих стран Ближнего и Дальнего Востока, что это центр цивилизации, сокрушившей античный мир. Но официальная российская наука с подачи иностранцев, приглашенных Петром I, три века настаивает на другом. Мол, в IX веке пришли на берег Днепра славяне и начали строить Киевскую Русь, якобы прародину России. Почему? Киевская Русь имеет далекое отношение к России. Это два разных государства, две разные истории, которые лишь время от времени соприкасались.

Авторов надуманной теории не заботит, что археология и документы убеждают: к началу V века Киев был. К слову, Украина недавно отметила 1500-летие своей столицы, потому что это доказанный наукой факт. В IХ веке у берегов Днепра лежало государство, но для россиян оно покоится в небытии. Они не знают о нем!

Ту же «ошибку неведения» демонстрируют Курск, Тамбов, Воронеж, Брянск, Саратов, любой южнорусский город. Все они намного старше, чем заявлено о них. Все появились после 372 года. Но и здесь российская наука упорно молчит. Значит, кому-то выгодно, чтобы люди не знали правду о предках. Вот что мешает понять Россию умом.

Но стоит преодолеть препятствие, как все проясняется. Словно из тумана, у страны проступает прекрасное прошлое, которым надо гордиться, о нем я говорю в своих книгах, отсюда и интерес к ним.

— Что же случилось в IV веке? Что, тогда зародилась новая страна, которая и стала прародиной России?

— Именно! IV век был зенитом Великого переселения народов: алтайской цивилизации стало тесно, и она медленно «разливалась» по свету. Сперва ее путь лежал на юг — в Китай, Индию, потом в Персию, потом на запад — в степные земли нынешних Казахстана, России, Украины, Центральной Европы.

Это было пробуждение нового: складывалась современная политическая карта мира. Десятки стран зародились тогда. Грандиозное время, но о нем в России, мягко выражаясь, не принято говорить. Поэтому-то россияне и не знают о себе ничего, оказались на обочине Времени. Как правило, книги по истории — плод откровенной фантазии. С петровской поры российская наука политизирована, она делалась по указке цензоров.

Степные каменные статуи — знаменитые половецкие «бабы» одни из отличительных знаков степной культуры.

Вот и стала Россия не понятной для ума, страной с непредсказуемым прошлым.

Скажем, недавно отпраздновали тысячелетие крещения Руси, хотя нет ни одного документа, доказывающего достоверность не только даты, но и самого факта крещения. Уверовали, что крещение Руси шло из Византии, однако в архивах Византийской церкви о нем даже не упоминается.

А христианство в Киеве было с 449 года. Не из Византии пришло оно, из Дербента.

Подобных искажений немало. Все в угоду политике. Так что дойти до истины трудно. Я, например, часто пользуюсь записками путешественников, как бы для движения мысли. Их книги — донесения разведчиков, которые фиксировали факты четко, жестко, и, главное, без осмысливания. Что видели, то и записывали. Этим бесценны книги папских легатов Плано Карпини и Рубрука, в XIII веке побывавших в Великой Степи. Или — «Книга» Марко Поло. Или — повествования араба Ибн-Батутты.

Со вниманием я читал Афанасия Никитина. И там обнаружил, что молитвы на Руси писали на тюркском языке. И молились по-тюркски, не по-христиански. Это заставило по-новому взглянуть на историю Русской церкви, открыть незнакомые ее страницы, их я изложил в книге «Европа, тюрки, Великая Степь». Книга получила хороший отзыв.

Поймите, правду не скрыть. Невозможно. А продолжать воспитывать в народе невежество — это преступление, которое ведет к гуманитарной катастрофе. К гибели народа. Есть же независимые источники информации. Неужели в России никогда не будет умного правителя, который уяснит простую истину: без прошлого нет будущего.

Говорят же, «ложь ходит на коротких ногах». Дальней дороги она не выдерживает.

— Почему эпоха до Киевской Руси исчезла из истории? Ее как бы нет.

— В жизни ничего не исчезает и не возникает внезапно, на ровном месте. У Киевской Руси была предшественница — страна Дешт-и-Кипчак, или Великая Степь. От Байкала до Альп простиралась она. Украина — каганат Дешт-и-Кипчака, его провинция. Таких каганатов было несколько. Там, в этой стране, жил народ, который себя называл «кипчаками», он известен еще под именем «половцы», «куманы».

Это и есть наши предки. Добрых восемьдесят пять процентов жителей Восточной Европы по крови кипчаки, те самые, что ныне зовутся русскими, украинцами, болгарами, татарами, кумыками.

Оказывается, мы — родные братья, у нас общее прошлое... Вот что утаивает официальная наука. Действительно, кому-то нужно наше незнание, чтобы постоянно стравливать нас. Это не мое наблюдение. Об этом говорят труды академика А.П. Окладникова, профессора С.И. Руденко, классиков археологии, а также Л.Н. Гумилева, великого историка и этнографа. Они были честными учеными. Но их голос не слышали.

Три тысячелетия назад на Древнем Алтае (от Байкала до Памира и к югу до Тибета) сложилась удивительная страна, о которой быстро узнали соседи. От всех других ее отличали вера в Бога Небесного — в Тенгри и промышленный способ получения железа. Остальной мир был языческим и жил в бронзовом веке.

Фрагменты художественных произведений древних тюрков (Алтай, V-IV века до н.э.)

Эти два важнейших отличия позволили алтайцам достичь невиданных дотоле гармонии и благополучия. Им не было равных в строительстве, в обработке земли, на поле боя. Они первыми научились пахать железными плугами. Их железная шашка надвое рубила бронзовый меч и доспехи неприятеля. Такими могучими были наши предки, археологические находки полностью подтверждают мои слова.

Конечно, железо люди знали и до древних алтайцев, но оно все-таки было редким металлом. Ведь железо попадало на землю с метеоритами, из них, например, сделаны кинжалы, те, что найдены в гробницах египетских фараонов. На Алтае же научились плавить железную руду, чего никто в мире не умел, и — железо там перестало быть редкостью. Этому способствовало изобретение кузнечного горна и наличие богатых месторождений руды.

Как видим, способ производства изменил у алтайцев представление о мире, о духовной жизни, потому что в глубокой древности люди знали, что только дух-покровитель дает народу благополучие... Выходит, представление о божественности мира отнюдь не абстрактно.

Основа жизни — Бог Небесный, поняли люди Алтая три тысячи лет назад. Он дал «небесный металл» — железо, он изменил жизнь к лучшему. Так зародилась вера в Бога —Тенгри. А, между прочим, слово «Бог» у древних наших предков означало «обрести мир, покой», это их слово. Были у них и другие обращения к Тенгри — Ходай, Алла, Гозбоди. Всего 99 обращений.

Вера в «Вечное Синее Небо» (так дословно переводится «Тенгри») и явилась стержнем новой культуры, которую несли алтайцы. Ее символизировал равносторонний крест, знак неба, он появился тоже почти три тысячи лет назад. Эти знаки не раз находили археологи в курганах и захоронениях Алтая.

— Кто же были эти люди? На каком языке говорили?

— Древних алтайцев делят на две антропологические группы. Одна состоит из синеглазых и светловолосых европеоидов. Другая — из темноглазых, темноволосых монголоидов. При смешанных браках доминирует монголоидный тип как коренной.

Однако переходить к антропологическим меркам я не хочу, потому что речь идет о народе, который сложился из союза племен. Цвет кожи, разрез глаз здесь не имели абсолютно никакого значения. Главным для них был дух!

По-моему, очень важно понять, что религия, то есть вера в Бога, собрала племена в единый, непобедимый народ. Вот что, с моей точки зрения, случилось тогда. И это самое главное. Они приняли общий язык, который сегодня называется тюркским.

Уместно отметить в этой связи, что слово «тюрк» носило не этнический, а именно религиозный оттенок. Им называли тех, кто верил в Бога Небесного.

— Так кто же все-таки они, таинственные «тюрки»?

— Науке известны несколько версий происхождения этого слова. Самая расхожая —китайская, ее предложил Лев Николаевич Гумилев. Он выводил слово «тюрк» от «тюкю» или «тюркют», что на языке китайцев значило «сильный», «крепкий», «здоровый». Версия хорошая, но вряд ли полная... А зачем алтайцам брать себе китайское имя?

Поздние исследования показали, что китайцы узнали это слово от жителей Древнего Алтая. Алтайцы называли им тех соплеменников, которые верили в Бога Небесного — в Тенгри. Они так и говорили: «Туракут». На древнетюркском языке «Тура» — одно из имен Тенгри (отсюда «тюре» — «крест»), а «кут» — душа, жизненная сила человека.

Народ, верящий в Бога, или Народ Божьей Силы, вот что означало это слово три тысячи лет назад! По крайней мере, в XI веке до новой эры, судя по китайским летописям, люди уже произносили его.

Только веривший в Бога человек становился собратом нашему предку. Это была высокая честь. (К слову, точно так было и с приверженцами Ислама, их назвали арабами: египтяне, сирийцы, ливанцы, многие народы Ближнего Востока и сами тюрки, поселившиеся там, стали арабами после принятия веры.)

Вера в Бога у древних тюрков не требовала громких молитв, пышных алтарей и храмов, кровавых жертвоприношений (они были не главными!). Вера строилась куда сложнее. Тюрк отличался от других людей, то есть от язычников, поведением.

За века поведение сделало их единым народом.

«Кеше хакы» назвали они закон своей жизни. Что это? Объяснить трудно, да и вряд ли возможно. Можно сказать, что это — «право быть человеком» или «обязанность перед обществом». Но такое объяснение не полно. Потому что за «Кеше хакы» стояла целая философия, она диктовала традиции и обычаи, праздники и обряды, даже пословицы и сказки. Здесь скрывалась сердцевина тюркской культуры — рождался тюркский дух.

Здесь было и уважение к старшим, к отцу, матери, девушке, брату, никто не смел задеть их. Все знали о запрете обидеть ближнего, унизить чужое достоинство и честь, покуситься на его имущество. Люди не признавали замков и засовов, а жили вольно, исполняя волю Божью, потому что знали: Бог видит всё. Он судья.

В добрых делах старались они отражать любовь к ближнему. Поэтому-то у тюрков ценились поступки, дела. Вера обязывала их делать добро и уклоняться от зла. А еще «Кеше хакы» были совестью общества, и это верно. Потому что совесть — духовная сила в человеке. Иначе говоря, проявление духа и веры. С этого начинается человек.

Совесть звучала неким внутренним голосом в душе древнего тюрка, она диктовала поступки. Говорила, что есть добро, а что есть зло, что честно, а что нечестно, что справедливо, а что нет. Выходит, чтобы стать тюрком, любому человеку требовалось совсем немного — душой принять Бога и отвергнуть другие (языческие) божества. Все. А еще — жить во имя Тенгри, сверяя с Ним свои дела.

Цвет кожи, разрез глаз, даже речь, действительно, не имели значения. Потому-то, видно, так разнолик был тюркский народ! И так многочислен! Он веками жил с раз и навсегда принятым законом: кто верит в Бога, тот свой. Веры было достаточно, чтобы войти в тюркское общество, стать собратом.

Слово «Тенгри» являлось паролем для входа.

С колыбели люди познавали «Кеше хакы» и всю жизнь следовали им. Их воспитывала вера. Они чтили отца и мать, близких своих, которые с Божьей помощью дали им жизнь. Они знали, нельзя убить без Божьей на то воли. Нельзя грешить и красть. Сказать неправду тоже грех, за который отвечать на Божьем суде. Даже в мыслях запрещалось завидовать ближнему, и это тюрки знали с детства, называя зависть «болезнью красных глаз», самым позорным пороком.

Их жизнь протекала под оком Божьим. Вера очищала их сознание.

Но, конечно, не одними запретами отличались «Кеше хакы», тогда бы они были слишком простыми, непривлекательными. «Право быть человеком» открывало истинному тюрку куда большее, чем запрет, — открывало путь к Богу, к обретению святости. Оно учило, что надо делать, чтобы подняться на эту высшую ступень счастья.

А высшим счастьем тюрки считали блаженство (близость к Богу), оно давалось лишь избранным. «Даже на самой высокой горе ближе к Богу не станешь», говорили они. И добавляли: «печать Тенгри — благочестие».

Благочестивых людей называли угодными Богу, или блаженными. Блаженство у них начиналось не с прихоти, не со слов и обещаний, а начиналось с труднейшего испытания: когда человек душой принимал свое несовершенство, свое ничтожество, свою беспомощность — с воспитания духа.

— Это что, добровольное самоунижение?

— Вовсе нет, представьте, оно не было унизительным, в нем таилась величайшая мудрость: гордыня, выпячивание своего «я» — начало греха и конец веры, считали тюрки. Яканье, например, сделало первого ангела дьяволом, а гордыня изгнала Адама и Еву из рая Небесного. Об этом знали на Древнем Алтае три тысячи лет назад, так гласит предание.

Лишь человек, принявший свое несовершенство, поймет: без Бога он ничто. Жизнь и все, что есть в ней, — это дар Божий. «Добро и зло, бедность и богатство даются только Тенгри», учит древняя тюркская пословица.

Человек, вступивший на путь к Богу, верил без сомнений. Вера обязывала его жалеть жестокого и от всей души желать ему исправления, не отвечая на жестокость. Искать правду и стоять за нее до последнего вздоха. Равно как милосердие и миротворчество... Это тоже было долгом блаженного: в монастырях, которые назывались «абата», люди познавали его.

О «Кеше хакы» знали все, наверняка, их записывали. Но записи не сохранились, потому что «бумагой» древним тюркам служили выделанные шкуры домашних животных. Недолговечный материал. Остались фразы, высеченные рунами на скалах и могильных памятниках.

И, тем не менее, «Кеше хакы» прекрасно сохранились. Не только в народных преданиях остался их след. «Кеше хакы» взяла христианская Церковь как заповеди Закона Божьего. И это, может быть, самое поразительное. С IV века они там. Ведь по знаменитой «Вульгате» — книге, с которой началась Западная церковь, тюрки учили христиан обрядам. Кипчак, принявший христианство и церковное имя Иероним, написал ее. Тогда в Европе еще не было знатоков теории веры. Только тюрки.

Не торопитесь спорить... В мире, где правит Бог, случайностей нет. На Древнем Алтае цифра девять считалась цифрой Тенгри. Магическая цифра!.. Вот почему в «Кеше хакы» было девять пунктов закона для всех и девять пунктов для блаженных. Их не могло быть ни больше, ни меньше. Это тоже традиция тюркской веры: все троекратно.

К «Кеше хакы» христиане добавили одно правило иудеев — про субботу, оставив остальные без изменений. А чтобы никто не догадался, что заповеди были за тысячу лет до Христа, Церковь запретила упоминать о тюрках, давших ей эти заповеди.

...Мир медленно погружался в пучину неведения, откуда-то в нем вдруг появились «поганые татары» и «дикие кочевники». Так стали называть тюрков.

Продолжение беседы читайте в следующем номере.

 

Яндекс.Реклама
Бестрансформаторный источник питания
Hosted by uCoz