На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Якуты у русских царей


Голова Сунтарского улуса Егор Петрович Терешкин и учитель Эльгяйской школы Дмитрий Дмитриевич Сивцев, побывавшие в 1900 г. на приеме у императора Николая II.

Среди якутов упорно сохраняется предание, что русский царь, после покорения казаками якутов, вытребовал в Москву трех якутов.

У якута Намской волости И.И.Петрова хранился и документ об аудиенции его предка Никона Нохто - свиток, представляющий собою обрывок, без обозначения года и месяца и без конца, писаный самым старинным почерком, заключающий в себе известие о представлении трех якутов царю Алексею Михайловичу, об их дорожных расходах, об одежде и о способе передвижения. Размер этого свитка более аршина. Свиток этот в числе других, обнаруженных у И.И.Петрова, оказался в руках еписк. Мелентия и, должно быть, в 90-х годах был отправлен в Москву, в Археологическое или Географическое об-во. О дальнейшей судьбе этого и других документов в Якутске ничего не известно.

В полное подтверждение содержания упомянутого документа и в развитие его, Г.Черных удалось путем тщательного подбора вариантов установить предание в следующем виде:

"Неизвестно, в каком году, но по рассказам наших предков представлялись царю Алексею Михайловичу следующие три лица Намского улуса: родович Нохто, Кангаласского улуса, родович - Хара-Бытык Масары и Мегинского улуса родович - Тирянь Орсохов. Причиной этого был вызов царя Алексея Михайловича, и весь проезд до Москвы был за счет казны. Был и переводчик, назначенный по царскому указу из Якутска, но ни звания, ни имени его не знаем и не слыхали. При представлении первый вопрос царя был следующий: "Чем питаетесь?". На это ответили Хара-Бытык Масары и Тирянь Орсохов, что обыкновенная еда их заключается - в жирной кобылятине, масле и рыбе, Нохто же ответил, что еда его сородичей состоит только из сосновой коры (бясь) и воды.

На вопрос царя "На чем вы ездите?" Масары и Орсохов ответили, что в краях их водятся лучшие кони и олени, которых они и употребляют в езде, а Нохто ответил: зимой они ездят на расколотых бревнах (лыжах), а летом спускают в воду тоже бревно только долбленое.

На вопрос царя - "Какой будете платить ясак на будущее время?" - Масары и Орсохов ответили, что они согласны, как и раньше, платить ясак соболями, лисицами, бобрами, песцами и белкой, Нохто же не согласился платить пушниной, а просил царя брать ясак деньгами, жалуясь на бедность народа и на то, что ясак непосильный, ибо брали ясак как с человека живого и мертвого, так и с каждой головы рогатого и конного скота, а именно с рогатого брали лисицами, а с конного соболями. В виду таких поборов, сородичи его доходили до братоубийства, чтобы только заплатить в срок и избежать жестокого наказания.

Во все время разговора, Нохто стоял позади Масары и Орсохова и выплевывал слюну. Царь обратил на это внимание и спросил о причине его плевков. На это Нохто ответил, что он пить хочет. Царь приказал дать ему квасу. Квас принесли в большой посудине, в которой плавал серебряный ковш. Нохто, отпив квасу, серебряный ковш заткнул за пазуху. Когда царь спросил Нохто: "Почему ковш присваиваешь себе?", Нохто ответил, что он не дозволит после себя пить этим ковшом первейшему из тойонов.

После всего этого царь предложил всем трем креститься - Масары и Орсохов решительно отказались, а Нохто изъявил согласие и крестился. При крещении Нохто назван Никоном.

Из рук царя новокрещенный Никон (Нохто) получил подарок: трость, украшенную каменьями, и серебряный сервиз. Кроме того, царь дал ему грамоту на право быть ему господином в своем улусе и приказал ежегодно доносить о” благосостоянии якутов.

На обратном пути, не доезжая до Якутска, Никон (Нохто) вдруг почему-то заболел и умер. Масары же и Орсохов труп его сожгли и кости его, в удостоверение смерти Нохто, представили в Намский улус. Грамоту же и царевы подарки утаили. Через несколько лет якутскому воеводе приходит указ от царя Федора Алексеевича с вопросом: почему от Никона (Нохто) до сего времени нет никаких известий?

В этом указе были прописаны все данные от царя якуту Нохто подарки и грамота.

Родственники Нохто, узнав об этом, поехали к Масары и Орсохову и потребовали от них подарки и грамоту, данные царем Нохто. Те, боясь ответственности, дали родственникам Нохто "сто штук конного скота и красавицу-невесту в дорогой одежде".

Конец 18 века среди якутского тойонатства ознаменовался движением в пользу расширения своих прав и привилегии. Перед нами характерный документ, рисующий чаяния этой привилегированной группы якутского народа. Это - "план о якутах с показанием казенной пользы и выгоднейших положениях для них".

К сожалению, автор документа нигде не упоминает своего имени, но сделал приметку: "18 числа сентября 1789 г. пополудни в 1 часу поднесен сей план Ея Императорскому Величеству". Как известно, в 1788-90 г.г. в Петербурге проживал Борогонский. князец Аржаков, домогавшийся у Екатерины II расширения прав якутских князцов. Т. обр., "план о якутах", нужно думать, поднесен ни кем иным, как именно этим самым Аржаковым.

План разделяется на две части: 1 - прежнее состояние их (т.е. якутов) и II - нынешнее их состояние. В первой части автор говорит, что "якуты в прошедшее столетие добровольно поддались Российской державе" и рисует их самоуправление: "Они разделяются на улусы. Обитающие около г. Якутска 5 улусов и волость Баягантайская называются подгородными. Каждый род имеет своих старшин, над ними князцы, а над всеми в каждом улусе избирается голова. Сии начальники их имеют власть- разбирать их жалобы в обидах не важных, и разбор оной переходит от старшин к князьцам, а от сих к голове. Они все платят ясак в казну положенной Правительством, Во время вечно славной памяти Госуд. Императора Петра Великого на ободрение и утверждение их верноподданства, многие отличаемы были в почестве дворянства по Московскому списку с жалованьем, на что и поныне сохраняются у некоторых грамоты".

Далее, автор "Плана о якутах" в первой и во второй частях своего труда, дает картину тяжелого положения якутов, которые обязаны были доставлять грузы в отдаленные части края - Охотск и на Камчатку, указывает на тяжелые условия перевозки, отсутствие оборудованных путей сообщения, а отсюда непосильные тяготы ложившихся повинностей на якутов, при чем добавляет, что, несмотря на это, "якуты при простоте своей и усердию никогда не отрекались от службы на них возложенной".

Все это дает автору повод заключить свое ходатайство в след. Выражениях: "Сии обстоятельства всегда впечатывались в воображении моем, воспаляли верноподданническое усердие и доходство соплеменникам моим изобретать положении к улучшеванию существования якутов и к пользе государственной на всегдашнее время определяющееся".

По мнению автора, эти положения следующие:

1. Якуты поелику составляют разные роды, в коих головы и князьцы имеют почти всю власть над народом, а так как они между собой живут в распрях и несогласиях, то, говорит автор, "осмеливаюсь всеподданейше представить за удобнейшее, что уповелено было из голов и князьцов якутских выбрать одного начальника - Областного Голову, или Областного Якутского Предводителя, соображаясь с высочайшим учреждением предписывающим выбор Губернского предводителя. Ибо не сомневаюсь, чтобы Ваше Имп. Велич-во не благоволили удостоивать князьцов и голов якутских в соравнение дворянству. Поелику преимущества тех и других состоит по изреченным во всемилостивейше дворянству дарованной грамоте святым правилом сим в 1 пар.- дворянское название есть следствие, истекающее от качества и добродетели начальствовавших в древности мужей, отличавших себя заслугами обращающими самую службу в достоинство. В 20 парагр.- благородное дворянское название и достоинство приобретаются службою и трудами Империи и Престолу полезными. А князьцы и головы всегда себя отличали как в верности и усердии к монаршему престолу, так и в ревности исполнять служении приносящее казенную пользу и споспешествующие государственным надобностям". - Автор "плана" предлагает казенной Палате соображаться с Обл. Годовою в вопросах доставки и перевозки грузов. Голове, по мнению автора, будет "принадлежать попечение о вдовах и сиротах, о утверждении миролюбия и пресечении вражды и раздоров и он, соединяя в себе и должность Совестного Судьи, подлежать будет отчет давать Главному правителю наместничества."

2. Указывая на обременительность для якутов всякого рода судебных проволочек, автор "Плана" просит "всемилостивейше повелеть составлять особый суд под названием Советного Якутского Суда, в коем заседать Области. Голове с головами и князьцами тoгo или тех улусов, коих истец или ответчик есть... Сего Обл. Голову или Якутского Областн. Предводителя наградить жалованьем и иметь на подобие дворянской опеки при себе и знающих законы отставных офицеров и приказных служителей". Этот пункт автор заключает просьбой "всемилостивейше отличить Областного Предводителя чином, каковым благоугодно будет".

Далее, испрашиваются Обл. Голове те-же привелегии, что и общеземским исправникам - уравнения в почтовых станках от Якутска к прочим местам.

В S п. автор просит назначать иcпpaвников и заседателей среди якутов из лиц, знающих местный край, знакомых с жизнью и языком якутским, но не тех, "кои не только не знают ни нравов, ни обычаев, ни языка якутов, но и не слыхивали может быть чтобы.существовали такие люди на свете". Потому "простота якутов им смешна; добросердечие не благоприятно, образ жизни презрителен, речь не понятна".

Он же просит Екатерину II "повелеть в самом Якутске учредить на казенном коште училища для одних детей якутского народа, коих обучать Российской грамоте, другим наукам, при влиянии в них добронравия, веры и истребление из мысли их суеверия, невежества и склонности к идолослужению".

В последнем 7 пункте, автор "Плана" высказывает мысль о необходимости частных земельных угодий. Указав на плохое положение "сеноугодий" среди якутов, истребление леса и т.д., он просит "повелеть места расчищенные на пастьбу и между ими сберегаемые леса утверждать в дачу на вечное владение тому, кто оное сначала обработал и сим средством, если не ныне, то может быть потомки заведут пашни и земледелие, и обделается край неплодоносной, дебри и пустыни превратятся в нивы, произрастающие жизненные семена, а народ дикой, оставляя грубую и едва скотами снедаемую пищу, как-то кору и корений деревьев вкусит хлеба укрепляющего сердца человеческие и восблагословят премудрая и щедродательное владычествования великия Императрицы".

Свои вышеозначенные рассуждения, в которых довольно явственно выступает определенная тенденция тогдашнего якутского тойонатства в пользу, если не возвращения полностью "Былого величия", то во всяком случае укрепления своих прав и привилегий, автор "Плана", заключает след. словами: "Сии всеподданнейшие дерзаю на благо сородцев моих и на пользу государственную статьи с всеглубочайшим благоговейнием с ними себя повергнуть к священнейшим стопам В.И.В., моля раболепно отпустить простоту обнаруживающей истину".

Эту "простоту" Екатерина II, по-видимому, великолепно поняла. Несмотря на все усилия Аржакова, а особенно князьца Софрона Сыранова (депутат от якутов в Екатерин, комиссию) который даже специально принял для этого в Иркутске крещение, избрав "отцом" Еп. Вениамина, а "матерью" - супругу генерал-поручика Пиля, якутские князьцы все таки не получили полностью того, о чем они мечтали.

Григорий Попов.


Г.А.Попов (1887—1942) – видный ученый, общественный деятель. Репрессирован в 1938 г, Реабилитирован посмертно.

 

Яндекс.Реклама
отделка фасадов загородного дома разные объявления на форуме.. шкатулки для драгоценностей каталог производителя.. фьюжн парк последние новости и лучший сайт про фьюжн парк.
Hosted by uCoz