На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Хозяин соседнего Дома

Внутри стен Белого Дома основным конкурентом Юрия Николаевича Прокопьева был секретарь по сельскому хозяйству Михаил Ефимович Николаев, опиравшийся на скрытую оппозицию первому секретарю.

В свое время Прокопьев не опасался Николаева, ибо власть первого казалась незыблемой.

Но между ними неизбежно возник конфликт.

Ибо Юрий Николаевич терпел только исполнителей, а Михаил Ефимович - еще и лидер с сильным характером.

Николаев в свое время был первым секретарем райкома в том самом районе, откуда стартовал в большую политику Прокопьев. И не сладил с тамошними "крестными отцами" мафии.

Кроме того, вокруг Николаева стали группироваться влиятельные совхозные боссы, первые секретари сельскохозяйственных районов. Представители промышленных районов нередко больше тяготели к Николаеву, хотя и не имели с ним непосредственных рабочих отношений.

И Прокопьев решил убрать Николаева из партаппарата, когда наступили смутные времена и зашаталось кресло первого секретаря.

До сих пор ходят несколько версий -кто же это первым предложил рокировку Николаева из кресла секретаря обкома на пост Председателя Президиума Верховного Совета Якутской АССР и кто этого больше хотел достичь- сам Михаил Ефимович или же Юрий Николаевич.

Во всяком случае Николаев сам был не против этой рокировки. Я это точно знаю, ибо принял косвенное участие в агитации депутатов Верховного Совета ЯАССР перед декабрьской сессией 1989 года. Существовало опасение среди приближенных Михаила Ефимовича, что его могут прокатить, а опасаться этого приходилось лишь в том случае, если бы против него заработал клан Прокопьева.

Но Юрий Николаевич открыто не выступил, даже вроде бы был за избрание конкурента главой парламента Якутии.

Почему?

Мотивы Николаева нетрудно понять -он осознал, что ему не одолеть Прокопьева внутри партаппарата. Михаилу Ефимовичу стало совсем невмоготу постоянно ощущать над собой крепкую власть Юрия Николаевича, вести непрерывные игры в нюансы, жить двойной жизнью. Он сам жаждал быть Первым. Он чутко уловил тенденцию времени - власть тихо, постепенно ускользала из Белого Дома.

Но понимал ли Прокопьев, что его конкурент номер один вырвался на стратегический простор, занял пост, который вскоре станет важнейшим? Сложно сказать что-либо определенное. Может, он просто-напросто переоценил влияние партии, настолько уверился в незыблемость позиций партийного дредноута, что не смог предвидеть тот поворот, когда команда Горбачева вдруг сделала ставку на перемещение центров власти из обкомов в Советы (именно из обкомов, ибо райкомы в силу инерции жизни в глубинке все еще сохраняют ключевые позиции, а ЦК, уходя в тень, все таки еще не утратил свое влияние)?

Председатель Президиума Верховного Совета ЯАССР фактически был только фигурой номер семь в республике, он являлся марионеткой - любые его указы готовили инструкторы отделов обкома, а иногда - даже горкома партии. И вот на такое кресла тяжело уселся Михаил Ефимович Николаев.

Люди типа Михаила Ефимовича к пониманию необходимости стремления к большей власти в пределах своих территорий, структур или систем приходят постепенно, но уж осознав свою миссию - идут до конца.

Якутии в наше сложное, переломное время потребовалась неординарная личность, лидер с желанием и умением руководить. Им стал Михаил Ефимович.

Посетив кабинеты трех руководителей республики - первого секретаря обкома, председателя Совмина и главы парламента, я не мог не заметить, что кабинет последнего был обставлен скромнее кабинетов двух первых. Но "не место красит человека, а человек - место". В этом кабинете поселился будущий человек номер один республики.

Главнейшей его задачей тогда было закрепление своего положения.

Я с интересом следил за тем, как настойчиво пробивал своих людей в народные депутаты ЯАССР Михаил Ефимович. Часто он проигрывал даже этап выдвижения, не говоря уже о выборах. Но все же он смог продвинуть множество своих или близких ему людей. Кроме того совершенно незнакомых ему новых народных депутатов ЯАССР Николаев старался перетянуть на свою сторону - кого улыбкой и искренним рукопожатием, кого пусть и коротким, но разговором по душам; кого тонким многообещающим намеком, кого специально сделанной демонстрацией своих прогрессивных устремлений.

Фигура Юрия Николаевича была настолько одиозной, что люди опасались, что он займет и пост главы парламента. Депутаты же были решительно настроены не допустить этого.

Прокопьев понял, что проиграет. И после двух-трех провалившихся зондажей отказался от борьбы за место Председателя Верховного Совета.

Так Николаев выиграл важнейший бой, даже не вступив в огневой контакт с противником.

Теперь он идет уже на Президента Якутскои-Саха ССР.

Но мне уже сейчас хочется приглядеться к Михаилу Ефимовичу, проанализировать его личность и сделать прогноз.

Первое, что заметно - его осторожность. Это не от природы, а просто долгая работа в партаппарате под зорким прицелом босса - соперника приучила его скрывать свои мысли. В то же время он бывает поразительно откровенен.

Иногда кажется, что Михаил Ефимович переосторожничает, переоценивая возможное сопротивление старого аппарата и старых структур. Этим грешит, как мы знаем, и Михаил Сергеевич. Но, может быть, Михаил Николаев просто больше информирован и тоньше чувствует ситуацию, чем мы? Хотя все же часто трудно отделаться от ощущения, что в некоторых моментах он мог бы быть решительнее. А он нередко начинает балансировать, играя на нюансы, вместо кардинальных шагов.

Михаил Ефимович, все же, что и говорить, выпестован аппаратом, аппаратное мировосприятие стало его второй натурой, он сейчас с трудом пытается расстаться с ним. Видимо, до конца это ему не удастся, но он сможет вырваться из тесных аппаратных стереотипов поведения и мышления. Иначе ему не стать тем государственным деятелем, какой нужен Якутии в переходное время. Настоящие лидеры-политики всегда, как свидетельствует история, стоят над аппаратом, считаются с интересами времени и народа, а не аппарата. Кризис перестройки проистекает именно из того, что Михаилу Горбачеву не удалось встать над аппаратом. А удастся ли это Михаилу Николаеву, захочет ли он пойти на это или, как и Михаил Сергеевич, будет опираться преимущественно на аппарат, а, значит, и считаться прежде всего с интересами аппарата - покажет время.

Сейчас ему очень трудно. Власть в районах цепко держат люди партийного аппарата - как в райкомах, так и новых Советах. А во главе республиканской парторганизации стоит Прокопьев. Тот уже начинает переходить в наступление - вопреки сопротивлению Николаева создана партийная группа Верховного Совета Якутской-Саха ССР, объединяющая более половины народных депутатов.

В самом своем аппарате - президиуме парламента Николаев тоже встречает оппозицию некоторых членов, настроенных иначе, чем их шеф. Даже лояльным к боссу членам Президиума приходится тяжко от жесткости и требовательности Михаила Ефимовича, бродит глухое недовольство.

Секретариат Верховного Совета постепенно обновляется - приходят молодые, по современному мыслящие крепкие люди. Среди них можно особо выделить подполковника Анатолия Игнатьевича Чомчоева, человека с неординарным видением любой проблемы - будь то внешнеэкономическая деятельность или информатика.

Один из крупных успехов Николаева - это то, что Председателем Совета Министров Якутской-Саха ССР стал Климент Егорович Иванов. Его предшественник - Владислав Павлович Шамшин, в отличие от С.Н.Маркина и других, был безусловно честным, порядочным и неподкупным деятелем, но не смог выдержать темпа, который хотел дать Михаил Ефимович. В последние месяцы между ними возникло взаимное напряжение. И Шамшин ушел в отставку.

Климент Егорович - человек Николаева. В свое время, работая тоже первым секретарем райкома, не поладил с теми же крестными отцами. Его все время поддерживал и продвигал Николаев. Теперь они нашли свои места в их тандеме - логическое продолжение их дружбы.

Реформам Михаила Ефимовича будет сопротивляться не только огромный аппарат партийно-государственной власти (хотя Николаева поддерживают многие первые секретари райкомов, председатели райсоветов и райисполкомов, совхозные боссы и несколько генеральных директоров - только до определенного предела, дальше реформы либо не пойдут, либо Николаев начнет давить их, а это ох как сложно будет), но и сам народ.

Временщикам - пришлым сильная власть в Якутской-Саха республике не нужна, им удобнее слабая, марионеточная власть колонии. Более половины населения Якутии - как коренные народы, так и те пришлые, которые осели здесь надолго и навсегда, правда, будут поддерживать реформы, направленные на социально-экономическое развитие края, но опять же до определенного предела.

Для некоренного постоянного населения Якутии этот предел - их национальные интересы.

Для большинства коренного населения, с трудом расстающегося .со стереотипами прошлого, этот предел - идеологические барьеры.

Итак, до определенного предела реформы у нас будут реализовываться. А дальше?

Либо сверхжесткая президентская авторитарная власть, давящая всех и вся, либо тонкое и постоянное маневрирование.

Натура Михаила Николаева - авторитарная, жесткая власть. Сейчас, когда все стосковались по сильной руке, многие поддержат его - он станет президентом, обретет ту самую огромную власть, к которой стремится и которая наиболее соответствует его природе. Обретя силу, он, видимо, перестанет маневрировать на уровне аппаратных игр. Сможет ли теперь маневрировать на уровне большой политики? Скорее всего, да. Но насколько успешно будет маневрировать - покажет время. А сейчас проступает его будущий внутриличностный конфликт - борение с самим собой - подсознательным стремлением к жесткому правлению и необходимостью идти на компромиссы. Что ж, противоречия - залог движения, а значит, застоя при Михаиле Николаеве не будет.

Слабые стороны характера, позиции и политики Михаила Ефимовича не хочется раскрывать, зачем помогать его противникам? Однако два его существенных недостатка так очевидны многим, что не стоит их скрывать - Николаев, типичный аппаратчик, не умеет зажигать и увлечь за собой массы. Еще он предпочитает иметь вокруг себя не ярких и сильных лидеров, а только исполнителей его воли.

А для того, чтобы встать над аппаратом, чтобы выполнитьсвою миссию, ему необходимо научиться апеллировать прямо к народу, увлекать людей, вести массы за собой.

Для того, чтобы процесс перемен стал необратимым, не заглох на том самом "определенном пределе", ему нужно сплотить вокруг себя лидеров, которые будут толкать массы за президентом. А на это способны не исполнители чужой воли, а яркие и одаренные личности, наделенные огромной энергией и способные заряжать других этой своей энергией. Ведь Владимир Ильич Ленин потому и сумел завоевать власть в России, что окружил себя плеядой талантливых и одержимых соратников. А Иосиф Виссарионович Сталин, оставивший вокруг себя только исполнителей, загнал страну в тупик.

Сможет ли Михаил Ефимович преодолеть комплекс аппаратчика - привычку выжидать, играть в нюансы, окружать себя исполнителями - от этого многое зависит. Эти качества, безусловно, необходимы. Но настоящий политик, не аппаратчик - кардинальность, не половинчатость решений, опора на массы и лидеров-соратников, сколь бы были они неудобны.

А мы наблюдаем сейчас рождение Политика - Михаила Николаева, подождем немного - увидим, каким он будет.

Иван Игнатьев

 

Яндекс.Реклама
легкий способ похудеть и легкий способ похудеть лучшие цены в каталоге.. телевизоры samsung 7 серии объявление на форуме и телевизоры samsung led.. Ремонт стиральных машин. Скидка: ремонт стиральных машин. Справочник по бытовой технике.
Hosted by uCoz