На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Из совместного обращения по случаю Всемирного дня свободы печати 3 мая 1999 г.

Свобода печати - краеугольный камень прав человека и гарантия остальных свобод. Она поощряет гласность и добросовестное управление, создает условия для того, чтобы в обществе царили не только закон и порядок, но и подлинная справедливость. Однако есть еще люди, не верящие в ценности свободы слова для общества, утверждающие, что она угрожает стабильности и прогрессу, и считающие, что она навязывается из-за рубежа, а не есть выражение изначально присущего каждому народу стремления к свободе.

Эти доводы неизменно приводятся не обычными людьми, а правительствами, не бессильными, а могущественными, не безгласными, а теми, чьи голоса только и дозволено слышать. Так давайте же поверим, имеют ли эти доводы какие-либо основания, давайте спросим у всех людей, чего же они хотят: знать больше или знать меньше, быть услышанными или безмолвствовать, распрямиться во весь рост или опуститься на колени.

Свобода слова - право, за которое приходится бороться, а не благо, о котором можно мечтать. В то же время это и нечто большее, ибо она служит мостом, ведущим к познанию и пониманию. Она необходима для обмена идеями между народами и культурами, без чего невозможно подлинное взаимопонимание и устойчивое сотрудничество.

Мы выступаем с этим призывом на исходе века, отмеченного непрерывной борьбой за свободу печати. Это был век многочисленных злоупотреблений правом на свободу выражения мнений. Продолжающиеся преследования журналистов свидетельствуют о необходимости еще более решительной борьбы за их безопасность. Мы готовимся вступить в новое столетие и новое тысячелетие, поэтому свобода и развитие местной, национальной и международной печати как никогда раньше приобретают важное значение, поскольку являются основой зарождающегося информационного общества и движущей силой устойчивого развития человечества.

КофиАннан, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций

Федерико Майор, Генеральный директор ЮНЕСКО

Мэри Робинсон, Верховный комиссар по правам человека


В 1991 г. Генеральная конференция ЮНЕСКО рекомендовала Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций объявить день 3 мая “Всемирным днем свободы печати”, отражающим основные принципы демократии. Повсюду в мире этот день, который совпадает с датой принятия 3 мая 1991 г. Виндхукской декларации, посвящен информированию общественности о нарушениях свободы выражения мнений и убеждений и напоминанию о том, что журналисты ежедневно рискуют жизнью или могут оказаться в тюрьме, выполняя свой профессиональный долг. Этот день посвящен также анализу проблем, связанных с профессиональной этикой и свободой печати, с оказанием поддержки свободным и независимым средствам информации.


Ульяна Винокурова

Кому нужна свобода слова?

Путь от тотальной цензуры, затем либерального максимализма к признанию социальной ответственности

Вспомним Эзопа, который говорил: что может быть на свете лучше языка? При помощи языка люди могут объясняться друг с другом, решать различные вопросы, вдохновляться на подвиги, объясняться в любви. Что может быть на свете хуже языка? При помощи языка люди огорчают и разочаровывают друг друга, обманывают и ссорятся, язык может сделать людей врагами, он может вызвать войну. Вносить в нашу жизнь горе и зло, предавать и оскорблять.

По мнению академика-экономиста Владимира Александровича Лисичкина в современном обществе признаны три группы производства в дополнение к двум известным нам из Политической экономии: “а” — производство средств производства, “б” — производство предметов потребления и группа “в” — производство научно-технической информации и средств информационного обеспечения.' Следовательно, производство информации стало одним из важных аспектов человеческой деятельности. Это поняли прежде всего в сфере бизнеса, сформулировав: кто владеет информацией — тот владеет миром. Борьба за владение информацией, право производства ее и контроля над информацией развертывается во всех сферах человеческой деятельности и государственного управления. Есть понятие “информационный суверенитет государства”, раскрывающее государственную политику по созданию информационной безопасности граждан.

Давным-давно, еще в 1766 году, в Швеции был принят конституционный закон о свободе прессы. При этом разделяли свободу самовыражения: свобода передавать информацию, выражать идеи, мнения и эмоции устно,письменно, в виде иллюстраций или другим способом; свобода информации: свобода добывать и получать информацию, а также знакомиться со взглядами других людей. Во Франции Декларация Прав человека и гражданина 1789 года закрепила в Конституции свободу выражения мнений и распространения информации. Конституция Нидерландов установила свободу выражения мнений в 1815 году. Свобода прессы в Норвегии впервые получила конституционное закрепление в 1814 году. В Основном Законе Австрии права и свободы гарантируются с 1867 года. В России декларирование свободы слова началось с Декрета о печати 1917 года, в котором большевики обещали: “Когда новый порядок упрочится, всякие административные воздействия на печать будут прекращены; для нее будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом согласно самому широкому и прогрессивному в этом отношении закону”.2 Закон СССР “О печати и других средствах массовой информации” вступил в силу 1 августа 1990 г. За ним последовал российский закон “О средствах массовой информации”.

Таким образом, свобода слова и печати состоит условно из двух блоков проблем:

— правовое обеспечение информатизации общества, в частности, деятельности СМИ;

— социально-психологические аспекты содержания информационной деятельности в обеспечении свободы слова и прессы.

Правовое обеспечение информатизации

Статья 19 Всеобщей декларации прав человека гласит: “Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их, это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ”. Особенности исторического пути, государственного устройства, национальных традиций, экономической и правовой систем формируют механизмы юридического регулирования деятельности прессы в каждой отдельно взятой стране.

До сих пор ни один юридический вуз не готовит специалистов по информационному праву и по праву СМИ. Проблему свободы прессы можно рассматривать междисциплинарно с привлечением методов психологии, психолингвистики, социолингвистики, философии, этики, истории, права и т.д.

Что собой представляют информационные права личности?

Информация — это сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах, независимо от формы их представления.

Информационная свобода личности имеет внешнюю и внутреннюю сторону. Внешняя сторона определяется волей человека, его сознательным выбором. Человек нуждается в социальной ориентировке, в информационном потоке общества. Плюрализм СМИ — важнейший элемент демократии. Внутренняя сторона исходит из правосубъектности личности по рождению и состоит из:

— права на индивидуализацию ( определение присущих только данной личности признаков на основе общего критерия);

— права на защиту чести, достоинства и деловой репутации. Достоинство личности является присущим всем членам человеческой семьи свойством, из которого вытекают все неотъемлемые права и на котором основываются свобода, справедливость и всеобщий мир. Достоинство личности относится к числу нематериальных благ, принадлежащих человеку от рождения, неотчуждаемых и непередаваемых. В случае совершения каких-либо действий, оскорбляющих достоинство человека, он вправе требовать по суду денежной компенсации за нанесение морального вреда (ст. 151 и 1100 ГК). Если же моральный вред был причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию человека, он вправе требовать опровержения этих сведений путем выдачи новых документов, опубликованием опровержения или ответа в соответствующих СМИ, вынесением судебного решения (ст. 152 ГК). Причем человек может добиваться признания по суду не соответствующими действительности распространенных в отношении него сведений и тогда, когда лицо, распространившее такие сведения, невозможно установить. Условия и порядок осуществления гражданином права на ответ или опровержение распространенных СМИ сведений, порочащих его честь и достоинство, весьма детально регламентированы в ст. 43—46 Закона РФ от 27 декабря 1991 года “О средствах массовой информации”. Исходной идеей должно быть понимание баланса между защитой репутации частных лиц и свободы слова.

По сведениям Верховного Суда РФ за 1996 г. зафиксировано более 3500 дел по защите чести, достоинства и деловой репутации. Тенденция растет, что свидетельствует как о повышении правового сознания и самосознания российских граждан, так и о возрастании угрозы свободе слова. 2/3 исков удовлетворяются. У нас в Якутии в 1998 году было возбуждено 22 дела на СМ И по защите чести, достоинства и деловой репутации. Из них по 14 делам вынесено решение, с удовлетворением иска — 10 дел, всего взыскано 25.500 рублей за моральный вред. Практически все ведущие газеты республики были привлечены к суду по данной статье, наиболее часто — столичные.

Как показывает анализ российского суда, наиболее часто к суду прибегают политические персоны и предприниматели. Специфика деяний, инкриминируемых СМИ, характеризуется более 30 типичными “журналистскими” правонарушениями, установленными в статьях УК и ГК РФ: унижение чести, достоинства и деловой репутации, оскорбление, клевета, распространение материалов противоправного содержания, пропагандирующих расовое и национальное превосходство или неполноценность, призывающих к насильственному изменению конституционного строя, массовым беспорядкам и т.д.

Особенность этих преступлений состоит в том, что они совершаются посредством вербального поведения, путем использования продуктов речевой деятельности. Наиболее спорным является разграничения понятий “факт” и “мнение”. Оценочные идеи и мнения не могут быть основанием для привлечения публикатора к ответственности, так как необходимо соблюдать свободу самовыражения, свободу мнений и убеждений. Определение стандартов самовыражения является “головной болью” юристов в течение нескольких столетий.

Российские юристы предлагают использовать следующие основные различия факта от мнения:

1) проверяемость — факт проверяется, а мнение может быть справедливым или нет — суд это не компетентен определить;

2) контекст, место в газете, где помещен материал. Если на странице новостей — то это воспринимается как факт, на месте комментариев — как мнение;

3) политический контекст — если есть политическое обвинение, то это мнение, как возможность свободы выражения мнения, находится под защитой Конституции (ст. 102);

4) политкорректность — мера стеснения в выражениях. Особенно по отношению к политическим фигурам требования к корректным выражениям, характеристикам снижаются.

В России слабо используются способы внесудебного решения информационных конфликтов (право на ответ, опровержение).

Проблему “Масс-медиа и право” надо рассматривать с высокого уровня социальных обобщений в контексте правовой политики построения гражданского общества и демократического государства. Хотя мы можем отметить, что у нас есть определенные сдвиги по формированию свободной прессы и независимого суда, тем не менее есть и безнаказанная ложь и беззащитная правда.

Понятия чести, достоинства и деловой репутации в российском праве не отточены. Так, понятие чести определяется как сопровождающееся положительной оценкой отражение качеств лица (физического или юридического) в общественном сознании.3 Понятие “достоинство” включает в себя осознание человеком своей абстрактной и конкретно-социальной ценности, а также ценности (значимости) социальных групп, в которые он входит. Правильнее говорить об унижении чести и умалении достоинства. Разделяются понятия личного, профессионального и национального достоинства. Унижение чести есть сознательная дискредитация человека в общественном мнении. В соответствии со смыслом ст. ст. 150, 153 ГК РФ обладателем чести и достоинства, а следовательно, и права на судебную защиту может быть только физическое лицо, гражданин.

• Право на дачу согласия на сбор, хранение и использование материалов частной жизни. Это право на самостоятельное распоряжение информацией и сведениями о самом себе составляет суть понятия человеческого достоинства. Свободное развитие личности предполагает самовыражение и независимость. В США очень щепетильны по отношению к имени человека — это право не позволять использовать свое имя в коммерческих целях, “право на гласность” лица, чье имя имеет коммерческую ценность. Там же не разрешается фотографировать детей без разрешения родителей.

• Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Это право распространяется на информацию об интимной, бытовой, семейной, имущественной, культурной, санитарно-гигиенической, оздоровительной, коммуникационной и досуговой стороне жизнедеятельности человека. Эта сфера жизни человека не подлежит контролю со стороны государства, общественных организаций и граждан. Предметом личной и семейной тайны могут быть сведения о фактах биографии лица, о состоянии его здоровья, об имущественном положении, о роде занятий и совершенных поступках, о взглядах, убеждениях и оценках, об отношениях в семье или об отношениях человека с другими людьми. Это также тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Здесь вводится понятие “профессиональная тайна”. Это тайна усыновления или удочерения, медицинская тайна, банковская тайна, коммерческая и служебная тайна, тайна следствия и дознания. Особая ответственность устанавливается по вопросам национальной безопасности. Разглашение сведений о мерах безопасности силовых структур, адвокатской и нотариальной тайнах возможно только в случаях необходимости борьбы с преступностью, защиты здоровья граждан и при объявлении чрезвычайного и военного положения. Есть также и понятие государственной тайны, для защиты которой в РФ действует Межведомственная комиссия по защите государственной тайны с 1996 г.

Цицерон говорил: “Мы должны быть рабами законов, чтобы стать свободными”. Однако, в настоящее время отсутствуют четкие правовые гарантии и границы реализации этих прав.

Свобода и СМИ

ЦЕЛЬ СВОБОДНОЙ ПРЕССЫ: обеспечение свободного доступа к информации при одновременном бережном отношении к личности и обществу, защита их от негативных последствий информатизации. Свободный доступ к общественно значимой информации является гарантом справедливого управления и свободного общества. Она способствует просвещению народа, помогает решению стоящих перед ним сложных экономических, научных и социальных проблем. Общественно-значимая информация признается национальным ресурсом, который требуется развивать и сохранять в интересах общества.

А что такое свобода вообще, свобода слова в частности и конкретно свобода печати?

Это сладкое слово “свобода” волнует умы всех поколений человечества. Но свобода от чего и для чего, во имя чего? Свобода от пороков возможна, доступна только для мертвых.

В философии категория “свобода” трактуется как возможность проявления субъектом своей воли на основе осознания законов развития природы и общества. Свобода есть осознанная необходимость, вызывающая добровольность выбора и действий.

Второй смысл — независимость, отсутствие стеснений и ограничений, связывающих общественно-политическую жизнь и деятельность общества и личности.

Третий смысл — состояние того, кто не находится в заключении, в неволе.

Понятие свобода предполагает активность субъекта в постановке и достижении своих целей. Свобода предполагает также способность к конструктивному поведению, самовыражению, ведению дискуссии, диалогу. Личность обладает самостоятельной ценностью и достоин ством, духовной свободой. Притом свобода предполагает внутреннюю гибкость человека, то есть способность не только убеждать, но и способность принять доводы и позиции другого вплоть до отказа от своих собственных. Истина часто не одна, она плюралистична.

Изучение настроений людей, проявляемых благодаря свободе слова, позволяет не только учитывать настроения людей, но, самое главное, прогнозировать направление изменений общественного мнения. Поэтому СМИ — это не только трансляторы общественного сознания, а субъекты политического, общественного процесса. Тем более что в России привыкли верить печатному слову, прессе. Они изменяют, формируют установки, убеждают согласиться с тем, что казалось неприемлемым. Для этого сначала СМИ должно суметь поймать внимание, сфокусировать интерес, оформить желание, побудить к действию в соответствии с установками СМИ.

Согласно ст. 58 закона РФ “О средствах массовой информации” устанавливается ответственность за ущемление свободы массовой информации. Вместе с тем в Указе Президента РФ от 31 декабря 1993 г. “О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию” п.4 гласит: “Установить, что в информационных программах государственных телерадиовещательных компаний до сведения граждан в обязательном порядке доводятся основные положения правовых актов и решений государственных органов по основным вопросам внутренней и внешней политики в день их выпуска”. Как выполняется это требование у нас?

Существует проблема доступа журналистов к информации. Так, по результатам Всероссийского опроса 1370 журналистов в 1996 году, выяснилось, что лишь 9% из них никогда не отказывали в предоставлении информации, 30% — часто отказывают, остальным — редко. Сотрудники негосударственных СМИ чаще встречают препятствия. Обычно скрываются конкретная статистическая информация, документы, факты, поддающиеся проверке. Среди причин отказа дать информацию формулировка “отсутствие информации” встречается только в одном из десяти случаев. Наиболее распространены ссылки на засекреченность, запрет руководства, неполноту информации и нежелание выносить сор из избы. Таким образом, чрезвычайно высок уровень информационной зависимости российских журналистов от властных структур и прежде всего от исполнительной власти. Исследование выявило полное отсутствие традиции правового разрешения конфликтов в сфере доступа к информации. Между тем, отказ в свободе печати означает отказ в свободе личности вообще. Таллуарская декларация (Франция, 1981 г.), принятая руководителями независимых информационных структур из 20 стран мира, настаивает на том, что не может быть никакого международного кодекса журналистской этики. Кодекс морально-этических норм, коль он принимается в какой-то стране, должны сформулировать сами журналисты, и такой кодекс должен применяться на добровольной основе. Если его формулируют, вводят и контролируют правительства, то он становится орудием официального контроля над печатью и потому означает отказ в свободе печати.4 Во многих странах действуют добровольно принятые профессиональные кодексы журналистов.

Профессиональный долг работников печати — выявление истины, обеспечение максимально свободной, точной и беспристрастной информацией. Свободная печать предполагает профессионализм, энергию и смелость журналиста. От журналиста требуются честность, непредвзятость, точность, чувство реальности, настойчивость и сопереживание. Любой материал безусловно отражает психологические особенности автора. Возникает проблема доверия к прессе.

По данным социологического опроса россиян в 1997 г. только каждый восьмой опрошенный доверяет СМИ. Больше доверяют мужчины-интеллигенты до 40 лет. Преднамеренный обман, подающийся как правда, строится на естественном стремлении каждого человека надеяться на лучшее будущее. Отсюда возникает необходимость понять природу лжи, слухов, неверного истолкования информации и проблема правды в прессе. Далее мы попытаемся сосредоточиться на раскрытии этих аспектов свободы прессы и их правовой оценки.

Плюрализм СМИ и свободный рынок идей ограничиваются тенденцией к концентрации их в одних руках, коммерческими интересами владельцев. Одним из существенных достижений свободной прессы в демократических странах становится достижение независимости редакции, журналистов от издателя, собственника СМИ. Например, в Норвегии редакторская независимость защищена Редакторским кодексом и контрактной системой. Свобода слова предполагает свободу политического слова.

Информационный мир балансирует между усиливающейся тенденцией ставить интересы правительства, владельцев СМИ выше интересов человека в области информации. С другой стороны, правительства многих европейских стран предусматривают равные дотации всех ежедневных газет для поддержания плюрализма мнений в обществе. Снижаются тарифы на почтовые пересылки газет, налоговые льготы с продаж и т. д. Усиливается также конкуренция между традиционными и электронными СМИ. Правительство Германии обязано поддерживать внешний плюрализм (конкуренцию газет) и внутренний плюрализм (широкое общественное представительство в управляющих структурах государственного радио и ТВ).

Почему люди обращаются к СМИ?

1) тяга к осведомленности. Интерес к новостям более свойственен людям с высоким уровнем образования и с низкими доходами;

2) общественные связи. Информация как основа для общения;

3) развлечение. Удовольствие от получения мастерски поданной информации, владения словом;

4) помощь в принятии решений, советы на все случаи жизни.

СМИ стремятся выявить запросы и нужды потребителей информации, пытаются их удовлетворить, то есть взглянуть на себя глазами своего потребителя.

Пресса — это рупор общественного мнения, отражающий его целиком и представляющий как можно больше разных точек зрения. Граждане хотят видеть СМИ в роли бдительных стражей общественного благополучия. Их роль заключается в снабжении граждан информацией, необходимой для принятия компетентных гражданских решений.

Вместе с тем СМИ манипулируют базовой потребностью человека в безопасности, его желанием избежать изоляции и формируют “фобии”, страхи, ожидания новых несчастий в образе надвигающейся ситуации . В массовых информационных процессах публикаторы стремятся использовать универсальные манипулятивные технологии по формированию и распространению образов. Эти заказные образы или имиджи, как правило, не адекватно отражают реальность и призывают дезориентированных людей принять навязанный образ. Так случилось, например, с выборами Президента Российской Федерации.

Классическими приемами манипуляции образом являются:

— осмеяние;

— метод отрицательных групп отнесения;

— повторение лозунгов или повторение шаблонных фраз;

— эмоциональная подстройка;

— продвижение через медиаторов;

— мнимый выбор.

При использовании приема мнимого выбора сообщается как бы двусторонняя информация с умелой критикой оппонента, дозировка положительных и отрицательных сторон; в положительный образ вносится немного критики, вывод не навязывается, но напрашивается, используются логические операции, информация подается на общем фоне, со сравнительными данными, организуется публичное обсуждение. Мобилизуются сторонники “положительного героя”, осуждающие оппонентов, формируется соответствующий имидж.

Используется часто прием срыва обсуждения с провоцированием конфликта.

Классическим применением этого приема было действие В. Жириновского против Б. Немцова в телепередаче “Один на один”.

В условиях дисфункции СМИ слухи как специфический вид межличностной коммуникации стали неотъемлемой частью бытия россиян.

Слухи — это форма оценок и прогнозов, для которых характерно наибольшее соответствие ожиданиям людей, порождаемых как их жизненными успехами, так и страхом перед будущим.5 Они выполняют функции самоинформирования общества. Наблюдается тенденция расширения поля слухов. Чем выше уровень образованности и материальный достаток, старше возраст, тем больше предрасположенность к слухам. Первое место среди распространителей слухов занимают СМИ. Наиболее преобладают слухи об экономике. Причинами циркуляции слухов являются замалчивание событий в СМИ, преднамеренность в распространении слухов, сознательное искажение информации журналистами, неискренность источников информации. Интенсивность и содержание слухов зависят от конкретной экономической и социально-политической системы.

Одним из распространенных, но слабоизученных социально-психологических феноменов является ложь. Она заслуживает специального внимания в контексте данного анализа.

Ложь

Известно, что источниками информации являются: 1) документы и записи, 2) интервью, 3) личные наблюдения. И каждый из них может содержать ложную информацию или информацию для опровержения лжи.

Документ является основным аргументом против опровержения по шести основным вопросам: кто, что, где, когда, почему и как.

Свобода, воспринимаемая как вседозволенность, привела к тому, что лживая информация приобрела ритуальный характер в политической печати.6 Ложь — сообщение заведомо недостоверной информации, обман — введение в заблуждение — применяются для дискредитации противника.

Импульсивная, эпизодическая ложь встречается очень часто в выступлениях. Есть еще стратегическая ложь, направленная на создание желаемого образа.

Есть еще два вида обмана: пассивный — сокрытие правды и активный — сообщение полуправды или ложь, выдаваемая за правду при помощи специальных приемов.

Наиболее успешно ложь распространяется по каналам неформальной информации — в виде слухов. Слухи не имеют источников, автора, почти бесплатны.

Причинами появления лжи могут быть:

— наличие острого кризиса, правдивая информация о котором может вызвать массовые волнения;

— обострение политического конфликта, требующего дискредитации противника;

— тирания кратких сроков подготовки материала.

Ложь в политике сознательно планируется с учетом множества факторов. Однако есть и конституционально-лживые люди, которые лгут, не моргнув глазом. Есть особые черты характера, располагающие к лжи: высокая мотивация достижения и низкие реальные шансы, маккиавелизм — бесцеремонность при достижении цели.

Надо отметить, что ложь востребована обществом. Самая распространенная такая ложь — это дипломатический этикет. В результате политик, сам того не желая, “обучается” лгать, ложь входит в привычку, разница между “белой” ложью (во имя высшего блага) и “черной” (для собственных корыстных целей) становится трудноразличимым. Ограничениями лжи являются моральные нормы, более действенные в периоды лояльности;требования к последовательности со стороны референтной группы; боязнь потерять профессиональную репутацию, последователей, принявших ложную ориентацию. Ложная информация может стимулировать противника “догнать и перегнать” самого лжеца. Есть также и опасность самообмана в том, что никто не раскроет ложь.

Механизмы лжи:

— приманивание — обещание вознаграждения;

— ласкание — речевые приемы, создающие чувство успеха;

— ложная информация выдается с “презумпцией нормальности”, то есть среди истинных и доступных к проверке сведений вписывается одно ложное, которое не вызывает подозрений. Психологическим механизмом навязывания лжи является известный стереотип человека:

каждый судит о других по своим меркам. А поскольку средний человек обычно крупно не врет и доверяет людям как и себе, то порог его критичности крайне низок. Он обычно не допускает, что превращается в средство обработки, в жертву. Кроме того, обманщики могут использовать истинную информацию, провоцируя делать из нее ошибочные выводы.

Испытанным средством войти в доверие является игра на чувстве общности, снижающем недоверие и подозрительность, создающем близость между людьми.

Вспоминается дагестанская пословица: “ Мужество и совесть держатся вместе, потеряешь одно — и другого лишишься”. И первая ступень мудрости — понимать ложное. Поэтому основной принцип репортера, журналиста: ничего не принимать на веру, искать достоверные факты, их интерпретацию. Часто газеты не используют информацию, исходящую только из одного источника. В случае обнаружения неправды надо немедленно и открыто исправить недостоверное сообщение. По житейски важно не столько определить истинность информации, сколько выявить ее ценностные характеристики, определить назначение —- во имя добра или зла. “Мое дело сказать правду, а не заставлять верить в нее” (Ж.Ж. Руссо). Есть русская пословица “В ком добра нет, в том и правды мало”. Врачи шутят, что название их профессии происходит от слова “врать” (ложь во спасение). Поэтому истина — это категория не формальной логики, а нравственности. Особенно это важно для русской философии, воспринимающей истину и добро в единой связке категории “правда”.

Между ложью и правдой лежат разнообразные психологические ошибки в восприятии и оценке информации. Прежде всего это фоновые знания. Это предварительный опыт социума,личности, опираясь на которые осознается сообщение. Журналист может специально вводить в заблуждение, используя механизмы:

— сверхобобщения, когда свойства отдельных лиц и событий распространяются на более широкий круг;

— переноса общих свойств, приписанных группе или типичным представителям на частности;

— расширения — когда негативное отношение к отдельным признакам распространяется и на другие признаки их носителей;

— атрибуции — когда навязывается нужное причинно-следственное отношение.

Основными принципами “смысловой защиты” текста от ошибок восприятия являются:

1. Принцип кооперации, состоящий из 4 положений:

а) максима количества — предельная информативность;

б) максима качества — информация не должна быть ложной;

в) максима релевантности — информация должна раскрывать суть дела;

г) максима прозрачности — ясность, краткость и недвусмысленность изложения.

2. Принцип вежливости состоит из 6 постулатов:

а) постулат такта — создать максимум удобств для читателя и объекта информации;

б) постулат великодушия — оставлять минимум удобств для информатора;

в) постулат одобрения — минимум отрицательных оценок, максимум “плюс” оценок;

г) постулат скромности — максимум порицания информатора, минимум — самовосхваления;

д) постулат согласия ориенти роваться на минимум разногласия с собой и другими, стремиться к максимуму согласия;

е) постулат симпатии — проявлять максимум симпатии к людям.

К этим рекомендациям Грайса и Лича А. Леонтьев добавляет еще три правила:

1) правило приоритета действия — аргумент фактов и действий;

2) правило конкретности;

3) правило положительной мотивации — поиск позитивных движущих сил поступка.

Отчуждение от лжи предполагает умножение правдивой информации. Правда также является социально-психологическим феноменом, который, несмотря на высокую востребованность в российском обществе, остается слабоизученным .

Правда

Доверие вызывают материалы, написанные в разговорном стиле,точно,кратко и ясно. Степень правдивости сообщения обусловлена целями общающихся. Можно выделить 4 цели высказывания правды:

1) утилитарная цель — правда как средство достижения значимой цели, например, разоблачения;

2) мировоззренческая цель — выразить кредо, убеждение (лучше горькая правда, чем сладкая ложь);

Эти два вида правды называются феноменом инструментальной правды.

3) нравственная — искреннее убеждение в том, что правда будет способствовать нравственному совершенствованию;

4) рефлексивная — стремление к нравственному самосовершенствованию.

Эти два последних вида правды называются нравственной правдой. Правда несовместима со злым умыслом. Правда предполагает нравственный урок. Для человека правдой обычно является только та истина, в которую он верит. При этом человек ориентируется только на субъективно-личностную правду, а не на безликую. Мы верим только людям, которым доверяем.

Рефлексивная правда — это когда говорящий правду отдает себе отчет в том, имеет ли он сам моральное право сообщать эту правду. Человек принимает решение, соизмеряясь с собственной совестью, гражданским мужеством.

Есть психологический феномен — нежелание знать правду. Отсюда возникает проблема границ гласности, свободы печати. Большинство этических систем, сформировавшихся на протяжении всей истории человечества, сводятся к нормам “не лжесвидетельствуй”, “будь честен перед собой и людьми”. Однако правда становится достоянием гласности прежде всего в силу определенных психологических характеристик личности. Так, люди с высокой самооценкой, как правило, меньше сомневаются в своем праве давать моральные оценки поступкам других людей. Притом женщины воспринимают себя как более честных по сравнению с мужчинами. Обнаружено также, что потребность в инструментальной правде является психологическим защитным механизмом поддержания высокой самооценки. Часто правдолюбцы такого типа больше сосредоточены на социальных последствиях, чем в понимании мотивов поступков людей.

В демократическом обществе правдивая информированность обуславливается плюрализмом СМИ. К началу 1998 года в РФ зарегистрировано более 21 тысячи средств массовой информации. Только за 1997 год их количество возросло на 2,5 тысячи единиц. Из них более двух тысяч — негосударственные электронные СМИ, радио- и телекомпании, имеющие лицензию. А государственный сектор СМИ ничтожен и финансируется из бюджета на одну треть потребности.

Таким образом, играя в придуманную нами псевдодемократию, мы эту важнейшую область предоставили всем, кто платит за эфир и информационную продукцию.

А между тем в странах с устойчивыми демократическими традициями ничего подобного нет. Например, во Франции только с 1987 года разрешили приватизировать каналы телевидения.

В Швейцарии не разрешено создавать частную телерадиокомпанию. Надо полагать, многонациональная федерация дорожит хрупким межнациональным балансом и бережет его очень тщательно и гарантированно.

В Австрии работают только государственное телевидение и радиовещание.

В США при отсутствии государственного действует жесткая система регулирования телевидения и радио всех форм собственности, действуют 24 тысячи контролеров с зарплатой выше, чем средне-отраслевая. После второго замечания контролера предприниматель в сфере СМИ лишается лицензии. Это право распространяется на все штаты США. Вещание возможно только при наличии лицензии.7 Частотный ресурс должен быть подконтролен государству.

Необходимо также контролировать и соответствие параметров вещания, закрепленных в лицензии. Нужно добиться, чтобы средства массовой информации всех форм собственности несли равную ответственность перед гражданами своей страны. А у нас даже на федеральном уровне нет закона о телерадиовещании. Поэтому и допускаются разнообразные виды коррупции в СМИ.

Вообще правовое обеспечение деятельности российских СМИ находится на довольно низком уровне. Законы “О средствах массовой информации”, “О государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания РФ”, “О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации”, “Об информации, информатизации и защите информации” не обеспечивают правовую защиту журналистов и правдивость передаваемой ими информации.

В Республике Саха (Якутия) правоотношения со средствами массовой информации регулируются отдельными нормативными документами. Возникла настоятельная необходимость разработать собственный базовый закон о деятельности СМИ на территории республики. Низкий уровень телепередач, отсутствие контроля за содержанием и качеством выступлений все это не может продолжаться без законного регулирования. Нам необходимо сохранить и развивать национальные ТВ и РВ, журналистику и книгоиздание.

В понятие СМИ входит также производство и продажа аудиовизуальной продукции. Много нареканий вызывает открытая пропаганда культа насилия, порнографии и других аморальных явлений. Нам необходимо поставить правовой барьер перед распространением подобной продукции и закрыть этот вид бизнеса. Во многих странах общественная нравственность регулируется законами о защите юношества. Критерием является ответ на вопрос: может ли материал, которому инкриминируется непристойное содержание, развратить тех, чье сознание открыто такому аморальному влиянию и в чьи руки может попасть публикация такого рода? Это богохульство, секс, жестокость, насилие, употребление наркотиков. В Австралии действует Организация по классификации фильмов и литературных произведений, которой вменяется в обязанность потенциально непристойный материал сначала направлять соответствующим властям, чтобы он был должным образом классифицирован. В Англии с 1959 года действует Закон о непристойных публикациях. Цель непристойности — извлечение прибыли. Непристойный материал — это информация, содержание которой способствует развращению и растлению граждан, которые читали, видели, слушали утверждения, содержащиеся в ней.

Отражение межнациональных отношений в республиканской прессе было предметом исследования по методу кон-тент-анализа ученым из Института этнологии и антропологии РАН Верой Мальковой в 1993—1994 гг. Она установила,8 что республиканские официальные газеты — это плод коллективных усилий интеллектуалов: властной элиты, журналистов, ученых, республиканской художественной интеллигенции. Сравнение с республиканскими газетами Тувы, Северной Осетии и Татарстана показало, что в Республике Саха чаще под пропагандистским образом “мы” понимается и поддерживается республиканское и общерегио нальное самосознание, а не мобилизация национального самосознания титульного этноса. Экономические, социальные и политические проблемы в отношениях с Россией как с федеральным центром оцениваются республиканскими идеологами в зависимости от понимания ими интересов республики. В отличие от прошлых времен теперь о русской культуре в республиканской прессе пишется очень мало. Не подается регулярно и целостно картина Российской Федерации, что особенно важно было бы в нынешних условиях, когда люди не имеют возможности подписываться на центральные газеты и журналы. Наиболее часто информируются дела в соседних регионах.

Таким образом, актуальность вопроса “Кому нужна свобода слова?” начинает только осознаваться общественностью. Это показатель развития демократического сознания гражданского общества. Характерной особенностью яку-тян является высокая потребность в информатизации и заинтересованность в издании многообразной печатной продукции. Следовательно, есть предпосылки к интенсивному движению к свободе слова и печати.

1. Лисичкин В. А., Шелепин Л.А., Боев Б. В. Закат цивилизации или движение к ноосфере. Экология с разных сторон. М., 1997. — С.317.

2. Федотов М. Российский маятник: от цензуры к свободе и обратно. // Законы и практика средств массовой информации в Европе, Америке ч Австралии. М., 1998. — С. 185.

3. Честь, достоинство и репутация:

журналистика и юриспруденция в конфликте. - М, 1998.

4. Проблемы обеспечения прав граждан на доступ к правовой информации. Материалы международного “круглого стола”, Москва, Государственная Дума, 25— 26 ноября 1997.— М.':Изд. Гос. Думы. - 1999. - С. 513.

5. Хлопьев А. Т. Кривые толки России. // Соиис. 1995. №1 - С. 2]-33.

6. Дмитриев А., Латыпов В. Ложь в политике: причины, формы, способы выявления. // Власть. 1996. №3. — С. 27—33.

7. Лазуткин В. В. Современная ситуация в электронных СМ И в контексте задач противодействия политическому экстремизму.//Материалы конференции “Политический экстремизм в Российской Федерации и конституционные меры борьбы с ним”. — М., ]998. -С. 28-33.

8. Малькова В. К. Пресса и межнациональные отношения в республиках Российской Федерации. //Суверенитет и этническое самосознание: идеология и практика. — М.,1995. -С.203-226.


Ульяна Алексеевна Винокурова, доктор социологических наук, депутат Госсобрания (Ил Тумэн) РС(Я).

Статья подготовлена на основе выступления 3 мая 1999 г. на “Круглом столе” Союза журналистов РС(Я), посвященном Всемирному дню свободы печати.

 

Яндекс.Реклама
питание в походе.. учеба за рубежом.. опера 10
Hosted by uCoz