На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Дневник Иохельсона

Второе столетие продолжаются этнографические исследования по научным материалам Джезуповской Тихоокеанской экспедиции конца XIX века, не имеющей в мире аналогов по масштабу и результатам. Вероятно, они продолжатся и в XXI веке.


Думаю, что читателям “Илина" будет небезынтересно ознакомиться с отрывками из полевого дневника В.Иохельсона 1896 года, который он вел во время работы в Сибиряковской экспедиции, изучая жизнь лесных и тундренных юкагиров. Дневник, озаглавленный автором “Путевые записи №3”, хранится в фондах Американского музея естественной истории и ранее не публиковался. Это редкий документ, содержащий интересную информацию по материальной и духовной культуре юкагиров, не потерявшую своего значения и сегодня. День за днем он записывал свои наблюдения за образом жизни окружающих его людей, народные предания, сказки и мифы, вел метеорологические наблюдения, статистический учет населения, изучал языки — два диалекта верхнеколымских и нижнеколымских юкагиров, составлял алфавит и т.д. Дневник трудно поддается расшифровке, поскольку запись велась в полевых условиях мелким специфическим почерком со старинным "ять” и к тому же своеобразным слогом. На полях были записаны примечания-пояснения, о чем речь идет в данном абзаце. При переводе я вынесла их в небольшие заголовки.

Зинаида ИВАНОВА-УНАРОВА


Выдающийся ученый, исследователь Северо-востока Сибири Владимир Ильич Иохельсон родился 14 января 1855 года в городе Вильно в патриархальной еврейской семье. В годы учебы в раввинском училище он примкнул к подпольной революционной организации, руководителем которой был народоволец А.И.Зунделевич. После провала кружка в 1875 году Владимир уехал в Германию и год прожил в Берлине. Здесь он знакомится с молодым Бернштейном, Каутским и укрепляется в своем решении “идти в народ” для культурно-революционной работы.


Дина Бродская и Вольдемар Иохельсон (из личного архива Д.Бродской). АМЕИ, № 338671.

Вернувшись в Россию в 1877 году он принимает участие в деятельности кружка “Народная воля”, распространяет нелегальную литературу. Его конспиративная квартира в Петербурге становится центром встреч подпольщиков. Позже, через Гартмана, которому Иохельсон помог переправиться за границу, он знакомится в Лондоне с Энгельсом. 1880—1885 годы Иохельсон провел в эмиграции. В конце 1885 года он решил вернуться в Россию, но был арестован на границе. После двухлетнего заключения в Трубецком бастионе Петропавловской крепости Иохельсона высылают на 10 лет в Сибирь.

В Олекминске революционный пыл молодого человека постепенно сменяется не менее горячим интересом к исследовательской работе. Здесь он пишет историко-бытовой очерк “Олекминские скопцы”, который был опубликован в журнале “Живая старина” в 1894 году. Переписка Иохельсона вызывает подозрение у местных властей и скоро его отправляют в более отдаленный район — в селение Калтус близ Среднеколымска.

В 1894 году Д.А.Клеменц, правитель дел Восточно-Сибирского отдела Географического общества, привлек Иохельсона к работе Сибиряковской экспедиции вместе с такими учеными-политссыльными, как Э.К. Пекарский, И.И.Майнов, В.Г.Богораз, С.В.Ястремский, С.Ф.Ковалик и другие. По заданию экспедиции Иохельсон больше двух лет (1895—1897) провел у юкагиров, кочевал вместе с ними, изучил два юкагирских языка, собрал словарь в 9000 слов, записал 150 текстов. По окончании работы в Сибиряковской экспедиции он опубликовал очерк “По рекам Ясачной и Коркодону”, где впервые обобщил этнографический материал о юкагирах.

Уникальную работу по изучению материальной и духовной культуры юкагиров Иохельсон провел в 1900—1902 годах уже в составе Американской Джезуповской экспедиции. Вместе с Богоразом они расширили поле своих исследований, охватив ими обширную территорию, где проживали юкагиры, чукчи, эвены, коряки и частично якуты. Результаты деятельности Иохельсона были опубликованы в течение ряда последующих лет на английском языке в его монографиях “Юкагиры и юкагиризованные тунгусы”, “Коряки”, “Якуты”.

В 1908 году Иохельсон принимает предложение московского миллионера Рябушинского, затеявшего большую Камчатскую экспедицию. Для него это была третья по счету экспедиция. Возглавляя этнологический отдел, он дополнительно вводит в программу экспедиции изучение аборигенов Алеутского архипелага. Полевые работы продолжались с весны 1908 до осени 1911 года. Первые полтора года Иохельсон провел среди алеутов Уналашки, Атту, Атки, Умнака, других поселений, изучая их язык, обычаи и культуру. Затем он вернулся к камчадалам и собрал бесценный материал по культуре ительменов, Один из биографов Иохельсона К.Б.Шавров писал: “По числу объектов исследования отдельных народностей, по числу лет непосредственно полевых исследований — более десяти — Иохельсон превосходит многих русских этнографов. Все его книги насыщены сравнительно-этнографическими данными; вопросы хозяйства, быта и культуры того или иного конкретного народа всегда трактуются Иохельсоном не изолированно, а в сравнении с оседлыми народами Азии, и особенно, Америки”.

Но так сложилась судьба ученого, что на родине о нем мало знали. Целый век понадобился для того, чтобы вернуть российской науке достойное имя Владимира Иохельсона. До революции он находился в роли политссыльного. Даже тогда, когда работал в экспедициях с разрешения властей, за ним велось негласное наблюдение. Секретный циркуляр Министерства внутренних дел предписывал местным властям не оказывать содействия Богоразу и Иохельсону “ввиду их прежней противоправительственной деятельности”.

Отношение к Иохельсону было неоднозначным и в советский период. Его обвиняли в ограниченности мелкобуржуазного мировоззрения, в близости к американской школе этнографии, с основателем которой Ф.Боасом Иохельсон тесно сотрудничал. Нечего и говорить, что жизнь ученого в тех условиях висела на волоске.

В 1922 году Иохельсон эмигрировал в Америку, работал в институте Карнеги, в Американском музее естественной истории и в Смитсоновском институте в Вашингтоне. Умер в 1937 году в Нью-Йорке.

Литература

Шавров К.Б. В. И. Иохельсон. — Советская этнография, №2, 1935.

Воаs Р. Тhе Jеsuр North Pacific Expedition. // The American Museum Journal,V. III, 1905, № 5, р. 73-120.

Публикуемые фотографии В.Иохельсона и его коллег переданы редакции г-ном Миллером, и на них указаны порядковые номера, под которыми они хранятся а фондах АМЕИ. — Ред.


1896 год. Путевые записи № 3

Старинные люди говорили: Вы, говорили, друг друга берегите1.

Омолоны

20 апреля. Вчера вечером приехал из Нижнего и сегодня устроился в доме умершего юкагира. Здешние юкагиры решительно ничем не отличаются от нижнеколымских русских. В старину омолонские юкагиры весной кочевали к вершинам Омолона, промышляя зайцев, оленей и т.д., а летом спускались (Алексей Ягловский).

По словам А. И. Ягловского до приезда архиерея Дионисия (1866?) было много скота у якутов и русских. После этого начались периодические падежи. Он смешивает “шатун” с сибирской язвой. Причину пропажи (падежа скота. - 3. И.) он полагает в гнилой воде болота: стая уток раз села на болото, из которого раньше пили кони, пропавшие от сибирской язвы, и ни одна утка не поднялась больше.

21 апреля. Омолонский юкагирский род

1) Васняй (бывший) Востряков. Вдовец. Воспитанница Анна, воспитанник Василий.

2) Николай Григорьевич Дериглазов. Женат. Жена Наталья юкагирка. Детей нет и не было.

3) Федор Востряков. Жена Мария русская. Детей нет. Был один - помер.

4) Федот Востряков. Вдовец. Два сына. Иван - 18 лет, Василий -16.

5) Николай Востряков. Женат на ламутке.

6) Михаиле Пеньков. Женат на якутке. Детей нет. У нее девичья дочь.2

7) Андрей Иванович Востряков. Холостой. 21 год.

8) Григорий Востряков. Брат Андрея. Холост. 19 лет.

9) Евдокия Вострякова. Вдова, (бывш. русская Попова). Замужем за русскими:

1) Анна - за мещанином Василием Гощинским. У Анны девичья дочь Катерина и сын Кирик.

/ Данная поговорка записана на обложке тетради.

2 Т.е. рожденная до замужества.

22 апреля. Алексей говорит, что у них есть примета: если человек смотрит в одну сторону или опускает глаза, то это хороший человек, если сжимает челюсти, глазами бегает, избегая смотреть, то это не надежный человек.

Сегодня был на стойбище тундренного юкагира Иннокентия. Зимняя ураса круглая, только верхушка коническая... Семья состоит из старика, старухи и двух сыновей. Интересно, что моя просьба о выдаче “тунгусу” пая при дележке магазинной рыбы была немедленно исполнена.

23 апреля. Сегодня снял могилу Черского. Сегодня первый теплый день. Снег тает, образуя наст. На крыше у меня земли мало, а вода течет целый день, хотя я заставляю сбросить с крыши снег. Егорьев день, т.е. 23-тье, считается числом прилета лебедя, но пока еще нет следов прилета птиц. Юкагирский староста Николай говорит, что это бывает в верховьях Омолона. Может быть, что в раннюю весну и здесь уже появляется лебедь.

25 апреля. Вчера и сегодня опять стало холодно. Днем снег не таял. Ночью приехал Иннокентий (тундренный юкагир) со старшим сыном, а сегодня я начал записывать тунгусские слова. Этот тунгусский язык, очевидно, юкагирский с примесью ламутско-тунгусских слов, но строение языка юкагирское. Жена мещанина Ганушина, Анна, немного говорит по-юкагирски. Василий Востряков, бывший староста, знает немножко больше. Ганушина называют Неверовым, потому что когда-то служил у священника Неверова. Это “уличное имя”, т.е. прозвище. По поводу уличных имен кто-то из здешних сказал: “Отец - мать тешатся, а потом остается”.

У жены Ганушина на шее, плече и правой руке рубцы, шея и голова повернуты вправо. После долгой “табачной голодовки” она достала табак, “закурилась”, голова закружилась и она упала в камелек. Это второй известный мне случай, когда падают в огонь, и вообще “закуриваются”. Мои проводники видели в Нелемном как бабы падают с пеной у рта. Холодную воду просят. Это похоже на запой, как алкоголизм, можно было бы называть никотинизм. Организм отравлен и отсутствие табака доставляет страдания. Потребность в куреве тут замечательна.

26 апреля. Сегодня было тепло, снег таял. Со здешними (омолонскими) юкагирами мне, собственно, нечего делать. Они ничем не отличаются от русских и о прошлом ничего не знают, кроме отрывочных преданий. Записи тунгусского языка пока выявляют его юкагирскую основу. Масса ламутских слов, но с юкагирским грамматическим образованием. Юкагирские глаголы изменены во многих случаях, точно так же фонетика отдельных слогов изменена.

27 апреля. Иннокентий говорит: “Слышь, кто хорошо поет, тому худо на сердце делается. У меня дочь была, больно красивая, хорошо пела - заслушаешься. На Колыме было, против Сухановой. Легла спать здоровая, ночью вдруг померла. Только “мама” успела сказать. С тех пор печалюсь”.

28 апреля. Сегодня продолжает таять, но ночью холодно. Жена юкагира Пенькова Авдотья (якутка) говорит, что у якутов есть 3 кут, одна наружная, видимая тень, другая средняя находится между кожей и телом, третья внутренняя — около сердца. Вот эту кут если отнять у человека, то тот умирает.

29 апреля. Днем не тает и вообще холодно. Иннокентий говорит, что он служил за жену у тестя, дал 30 оленей, а при уходе жены родители дали 15 оленей. По его словам в старину все служили за жен, только теперь женятся по ламутски: прямо берут жен за калым. Его два сына не могут взять жен, потому что бедны.

1 мая. Сегодня тепло. Образуются лужи. Уже три дня летят гуси, но еще не останавливаются. Вчера недалеко от дома пробежала лисица.

2 мая. Иннокентий держит в кармане кусок горного хрусталя(?). Он называет его громовой стрелой (по юк. Монор чоур), падающей во время грозы и рассекающей деревья, в трещинах которых находят (камень. - З.И.). Его Монор-чоур перешел к нему от его родителей. Монор чоур служит лекарством. Его кладут (настаивают) в кипящую воду и лечат от коликов и болей внутри тела. Верхнеколымские юкагиры тоже употребляют камни, называя их громовыми - jadyn woil. По словам Алексея они черные.

3 мая. Алексей Долганов о происхождении громовой стрелы:

Аладулбангола хойл ханiнум. Дьявола бог гонит.

Табун хомлок jадул: Это стук гремит:

шoila одiнум. камни бросает.

Шалга jодаiнуi аладулбан: Кругом дерева вертится дьявол:

Табунгат jадуншоi от этого громовая стрела шалга l'ануну в дереве бывает

4 мая. 3-й Омотский юкагирский род теперь:

1) Староста - Роман Егорыч Рупачев - 39 лет. Жена русская, второй брак. От первой жены, тоже русской, не было детей. Был женат 3 года, она умерла от оспы в 1885 г. Женат (на второй. - 3. И.) 10 лет. Дети: Васняй - 5 лет, Николай - 1 год, Авдотья - 7 лет, Матрена - 3 года. Живет на Тимкиной.

2) Константин Егорович. 55 лет. Брат старосты, живет на Ермоловой. Женат вторым браком на русской. От обоих браков имеет детей (первая жена тоже русская). Их мать юкагирка. С большого Анюя вышли на Колыму лет 20 назад, когда прекратили плав. У стариков Рупачевых было 6 мальчиков и 2 девочки. Один сын умер лет 25-ти, был холост (болел 3 года головными болями). 3 сына и 2 дочери померли в оспу 1885 года. Из последних (умерших) только один сын был женат (на русской). Дети его умерли маленькими.

3) Николай Иннокентьевич Коретов, около 30 лет. Живет на Коретовой. Женат на русской. Дети: Иннокентий 7 лет, Василий 2 года.

4) Вдова Пелагея Рупачева, русская, 34-35 лет. Муж Дмитрий Федорович помер в оспу. Дети: Федор - 15 лет, Гаврил - 13 лет, Васняй (вдовий) - 7 лет, Петр (тоже) - 2 года, Мария (вдовья) - 8 лет. В оспу дети не болели, Пелагея болела. Живет в Нижнем.

Отец старосты Егор русский, но будучи приемышем бывшего князя Ильи Рупачева, зачислен в юкагирское общество.

Порядок прилета птиц:

Орел - Благовещение

Снегирь - Алексей, человек божий

Ворона - Христов день

Лебедь и стерх - Егорьев день

Гусь - не имеет святого

Чайка, утка - Николин день. Из уток первой прилетает крохаль, последней - гагара.

Кулики - от Троицы, кукушка - на царя Константина.

9 мая. Сегодня Никола весенний. Солнце перестает заходить. Сегодня появились чайки. Вчера приходил купец Василий Соловьев - последняя оказия на Средний. Сегодня вернулся из Нижнего обратно Кочар, отвезший почту. Больше никаких оказий ни в ту, ни в другую сторону - “заперлись” до середины июня. Исправник, зная, что я на Омолоне, послал все таки мои письма в пакете заседателя в Нижний. Я должен был ждать пять лишних дней. Вообще, к нам все очень внимательны, начиная с якутских приятелей.

13 мая. Вчера, в Троицын день, я устроил вечеринку и пригласил всех омолонщиков. Один юкагир пришел со скрипкой (3 струны из конских волос), наяривал казачка. Все расплясались. Старуха (хозяйка моего дома), вдова юкагира, почти уже полоумная с тех пор, как в оспу у нее умерли все: муж, дочь — тоже вспомнила старое. Откуда только берется легкость ног у юкагирских старух, и вообще у мерячек1? После пляса она падает в изнеможении и охает“спина, ноги болят”, но это не мешает вспоминать старое, как они веселились. Вообще удивительно жизнерадостный народ...

(Раньше) заставляли петь андыльщину. Как объяснил Василий Востряков, андил по-юкагирски любовник. Так как мотивы (песен) любовные, то русские и назвали андыльщиной. Мотив не русский, но глубоко захватывающий и нежный. В импровизации выражают столько страсти и поэзии. Удивительно, что за Полярным кругом был народ, умевший любить и воспевать любовь. Андыльчик. Слова юкагира Васняя Вострякова из Омолона.

“Стояла Елиночка над матушкой Колымой. Никто не мог эту Елиночку подрубить. Подбирался из ясачных Вася эту елиночку подрубить. Схоронил эту елиночку под ракитовый кусток. А садилися с Лелиночкой под ракитовым кустом. Периночкой нам была размуровая трава, а подушечкой нам был разракитовый кусток. Одеялицем нам был теплый пестрый морочок”.

“Жили по Омолону три брата. Один старший, третий маленький. Дикие еще были, варили в корытах, строгали костяные ножи из ребер сохатого или оленя, топоры каменные. Питались зверем, плавями,2 зайцами. Стал ездить к ним русский купец, гостинцев привозит и от них увозит то, что промышляли. Так несколько лет ездил. Раз приехал, гостинцев отдал. Старший брат говорит: “он теперь наш, убьем его”. Пришел, копьем ткнул. Средний брат тоже ткнул. Помер купец, а братья говорят маленькому: “и ты камнем ткни”. И мальчик ткнул. У нас такая вера была, что все должны пособлять. Купец, значит, домой не приезжает. Его русские искать стали. Приехали из Омолона государевы люди и говорят: “У нас человек потерялся. Не видали ли, к вам ездил?”.- “Ездил, видали”. - “Куда его дели?” - “Убили”. - “За что убили?” - “А так. Мальчик убил, охота пришла”. Всех братьев взяли, к государыне повели. Тогда Катерина государыня была, старшего брата велела повесить, а младших назад отправить с наказом, чтобы больше не убивали. Средний говорит: “Старшего брата повесили, меня повесьте, вместе убивали”. И его повесили . Младший говорит: “И меня повесьте, и я камнем ткнул”. Но его государыня велела оставить и грамоте обучать. На учение он страх вострым оказался, вот его и назвали Востряковым. Его государыня потом князем послала к Омолою ясак собирать. От него все Востряковы. Сначала, может, как чукчам, каждый год подарок посылали, но как стали по-русски говорить и жить - перестали”. (О происхождении Востряковых рассказал Васняй Востряков).

По словам Алексея Долганова и Василия Вострякова у древних юкагиров юноши проходили военную школу и довольно суровую. Это называется kiril, что собственно значит “наука”, “учение”. Ставили юношу в середину и одновременно с четырех сторон в него метали стрелы, а он должен был уворачиваться. Или стоит на четвереньках, но так, что нога заложена за ногу неподвижно и руки сцеплены пальцами, затем два человека за веревки раскачивают бревно близко к земле туда-назад, и стоящий на четвереньках должен, не размыкая рук и ног, пропускать бревно, поднимать на воздух и спускать, иначе бревно может переломить руки. Это упражнение называется чабilбудia мансиагал или чабilrа манмаган.

5 мая. Вчера ночью послал Алексея и Ивана птиц промышлять. Они утром вернулись, ничего не добыли, потому что собаки разогнали всю птицу. “Мы как домой пойдем без промысла, стыд какой! Лучше тут останемся”, — говорит Иван. Алексей не ложился спать: “Мы, юкагиры, если не добудем, не спим, сердце ходит, неспокойно”.

18 мая. Из дела 3-го Омотского юкагирского рода № 3. Начато в 1782 г.

/ В монографии “Юкагиры и юкагиризованные тунгусы” Иохелъсон описывает “мерячек” (вмурэх) и относит эту болезнь к арктической истерии.

2 Плавающими птицами. — З.И.

 

О ревизии. (Староста Рупачев)

В ревизии 1782 г. было: Мужчин Женщин 27 чел. 24

До ревизии 1795г.

Умерло 15 2

родилось 7 5

вышли замуж в др. общ. 5

пришли замужем 2

переписались из другого

Омоцкого рода: Мужчины Женщины 14 11

К ревизии 1795г. 33 35

Из 14 женщин - 6 чуванского хадылского рода, 2 казачки, 1 якутка, 2 омолонские юкагирки, 1 омоц-кая юкагирка, 3 (?) (это не считая переписавшихся).

Между 1782-1795 гг. выдано замуж в другие роды 5 девочек: 1 - за ламута, 2 - чуванам, 2 - в другие роды. Умерли: 2 лет - 1 девочка, 10-16 лет - 2 мальчика, 20-30 лет - 5 мужчин, 30-40 лет -2 мужчин, 40-50 лет - 3 мужчин, 56 лет - 1 м., 65 лет - 1 ж., 68 лет -1 м., 83 года - 1 м.

30 мая. Вчера в полдень выехали из Колымска на Омолон в легкой лодке. Кроме Алексея еще три омолонских юкагира. В устье Омолона еще по берегам лежит лед, а несколько выше торчат льдины толщиной в 3-4 см. Удивительно, как ледоход выбросил такие льдины. Омолон впадает в Колыму тремя устьями, образуя остров. И выше везде сеть островов и проток, вообще это большая река.

Весь день проехали (до 10 часов вечера) верст 20. На ночевке Василий, рассказывая о юкагирах, утверждал, что до русских они не знали собак, а были только олени. Запишу следующий его рассказ о состязании:

Был юкагир старик, первый “гонец”. Никто не мог с ним потягаться в быстроте ног, на лодках, на охоте, пока не выискался подросток-юноша, который стал приобретать славу не хуже того “гонца”. Старик раз зовет его пойти с ним вместе зверя промышлять. Пошли. Старик пустил его вперед. Нашли зверя и стали его гнать, но не могут нагнать. Старик стукнул передками своих лыж об лыжи товарища. Молодой человек быстрее пошел. Второй раз старик стукнул - молодой не может ускорить бег. Старик пробежал мимо молодого сбоку, смотрит - у того кровавая пена изо рта течет. Обогнал его, погнал вперед зверя и убил стрелой. Молодой прибежал - зверь только что упал. Он его ударил по ногам и говорит: “вы отчего так скоро устали?”. Он был уверен, что если бы еще немного побежал, то обогнал бы старика, потому что теперь сукровица вышла, грудь опросталась, одышки не было и может бежать хоть куда.

Могила. В версте от устья на холме в лесу, как указал Васняй Востряков, лежат “пропащие”. Недалеко друг от друга лежали две кучи бревен, верхние сгнили. Кучи связаны поперечными палками на двух столбиках, как во всех арангасах. Видно, гроб раньше был немного выше и стоял на корнях. Все сделано не железным орудием. Неровные грани расщеплены клиньями. Верхние продольные бревна лежали на поперечных с обоих концов. Под бревнами оказалось углубление, наполненное льдом. В самих гробницах, т.е. под кучей бревен решительно ничего не найдено. Только во льду - тазовая кость.

6 июня. К семейному праву. Юкагирский рад в старину.

По словам Василия Вострякова старинные юкагиры брали близких родственниц (в жены). Жених отслуживал, и если у девки не было братьев, он должен был совсем оставаться у тестя, но с другой стороны, тесть должен был в дом отца зятя дать другую дочь, если там были еще парни. Если кто сватался, а родители не хотели давать девку, на последних нападали, убивали и увозили девку.

Рассказы о шаманах и знахарях. Сила первых - в духах покровителях, а последних - в словах, в произношении таких заклинаний и заговоров, против которых никакая сила не могла устоять. Но заговоры эти составляли тайну, иначе всякий мог бы им пользоваться. Кровь, например, останавливали одним словом... Омолонские шаманы были самые сильные.

Далее на страницах 13 - 17 записана статистика 1-го смоленского юкагирского рода сравнительно ревизиям 1782-1795-1850 г.г., дан список 33 омолонских юкагиров, умерших от оспы в 1885 году.

Всего тетрадь содержит 92 страницы, где записаны разнообразные сведения о коркодонских юкагирах, о чуванцах и т.д.

 

Яндекс.Реклама
детский конструктор.. станок радиально сверлильный заказать.. купить футболку.
Hosted by uCoz