На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Петр КОНКИН

“В Высочайше вверенной моему управлению области все спокойно…”

Это очерк об Иване Крафте, человеке, которого при жизни называли “Маленьким Сперанским”.1 И что бы не писали и не говорили его современники из революционного лагеря, он остался в памяти людской незаурядной личностью, созидателем и радетелем о нуждах всех слоев населения вверенного ему края.

Иван Иванович Крафт, одиннадцатый губернатор Якутской области (всего их было 13), исполнял свои обязанности здесь с 1907 по 19)3 год. Он сменил уволившегося в отставку по болезни губернатора В.Н.Булатова. Как правило, губернаторам не давали долго засиживаться на одном месте, очевидно, из опасения их обюрокрачивания и привыкания к служебным упущениям. Обычно эти чиновники пребывали в должности губернатора 3—4 года. И. И. Крафт правил областью подольше и губернаторствовал бы еще, на благо ее жителей, если бы его не перевели в Енисейскую губернию.

И. И. Крафт прошел в целом заурядную школу чиновничьей службы, начав карьеру с помощника сельского писаря и закончив ее действительным статским советником. Его детские годы прошли в Забайкалье, где, вращаясь среди своих сверстников, он освоил бурятский язык, что пригодилось ему впоследствии при общении с местным населением. Забайкальский военный губернатор Я.Ф.Барабаш, под началом которого работал И.И.Крафт в должности советника, привил ему то служебное рвение, без которого невозможны ни авторитет, ни влияние на окружающую среду. “Барабаш — взятки брать шабаш!” — отзывались о его патроне забайкальцы. И эту честность, равно как и основательность в делах, передал военный губернатор своему советнику. И когда Барабаша перевели в Тургайский край, туда же последовал и его подчиненный. Молодого чиновника назначили советником областного правления. Край, в основном заселенный киргизами, стал таким же близким для него, как и Забайкалье. Здесь он особое внимание уделял проблемам народного образования, вникал во все нужды степняков и отразил эти вопросы в сборнике изданных им статей.

Как говорили тогда, “за Богом молитва, за царем служба” — не пропадают. И.И.Крафта заметили в Министерстве внутренних дел Империи, и по рекомендации того же Барабаша, его взяли, как знатока сельского хозяйства, в аппарат министерства — сначала делопроизводителем земского отдела, а затем назначили экспертом по вопросам инородческого быта. Однако в столице он пробыл недолго, так как такие люди всегда востребованы глубинкой, где они могут принести больше пользы. Именной указ “Его Императорского Величества” от 25 ноября 1906 года гласил: “Чиновнику особых поручений по сельским делам, статскому советнику И.И.Крафту Всемилостивейше повелеваем быть исправляющему должность Якутского губернатора”. Именной указ был спущен в Правительственный Сенат, а тот, 19 декабря того же года, постановил: “О сем Высочайшем Его Императорского Величества Указе Министру внутренних дел, исправляющего должность Якутского губернатора... И.И.Крафта и Якутское Областное Управление уведомить Указами и перепечатать в установленном порядке”.

27 марта 1907 года И. И. Крафт телеграфировал Иркутскому генерал-губернатору: “Доношу Вашему Высокопревосходительству: сегодня прибыл вЯкутск и вступил в должность”. Такая же телеграмма ушла в Министерство внутренних дел. Но лишь 26 мая Высочайшим приказом по гражданскому ведомству И.И.Крафт (теперь уже в ранге действительного статского советника) был утвержден в “исправляемой им должности”.

В своей деятельности И.И.Крафт опирался на немногочисленный штат управленцев-чиновников. Губернатор был подотчетен Иркутскому генерал-губернатору, Министерству внутренних дел Империи и Правительствующему Сенату. Должность начальника области, естественно, утверждалась Государем Императором.

Состав областного Управления в себя включал Общее Присутствие и канцелярию. Окружной суд и судебная власть на местах входили в систему Министерства юстиции России. Общее Присутствие Областного Управления, под председательством губернатора, составляли: вице-губернатор, председатель и прокурор Окружного (областного) суда. советники областные, врачебный и ветеринарный инспекторы, инженер и землемер. Все они являлись членами Общего Присутствия Областного Управления. Обязанности должностных лиц были расписаны в рамках узаконении и распоряжений правительства. Например, областной инженер “исполнял по строительной и дорожной частям обязанности, лежащие на губернских инженере и архитекторе”. Областной землемер, соответственно, исполнял обязанности “по правилам, о сей должности постановленным в Общем Учреждении губернском и Законах. Межевых”. Велся журнал Общего Присутствия областного Управления. для чего в штатном расписании предусматривалась должность “журналист”.

К предметам, подлежащим рассмотрению в Общем Присутствии Областного управления и его канцелярии, относились все вопросы, предусмотренные законом о местной адми-' нистрации края. Один их перечень занял бы несколько страниц.

В улусах и наслегах все родоначальники избирались, как правило, на три года. Только письмоводители и их помощники менялись через год. Кстати, последние получали жалование из общественных средств. Все же улусные головы, выборные, наслежные старосты и родовые старшины выполняли свои функции на общественных началах, содержания не получали. Выборы считались действительными, если в них участвовало более двух третей избирателей. В родоначальники не избирались люди, подвергавшиеся суду и штрафу за уголовное преступление, за растрату общественных денег и другие неблаговидные поступки. Отличившиеся родоначальники награждались кафтанами, кортиками и медалью “За усердие”. Быть избранным, например, улусным головой считалось весьма престижным и очень почетным для всех родовитых членов общества. Незначительные правонарушения среди улусного населения разбирались выборными начальниками. Они руководствовались “Уставом об управлении инородцев Сибири”, вели учет родовичей, рассматривали жалобы, раскладывали и собирали казенные подати, земские и внутренние повинности. Более серьезные проступки рассматривал суд.

По первому же обозрению южных округов И.И.Крафт выслал подробный доклад Иркутскому генерал-губернатору. В нем он отмечал: крестьянские поселения разбросаны вдоль тракта, по левому берегу Лены, на громадном пространстве. Поселения малы, местами по 5—10 дворов. Крестьяне повязаны почтовой гоньбой, что отвлекает их от занятий сельским хозяйством. Иван Иванович отметил свою озабоченность тем, что хлебопахотные земли с каждым годом истощаются, не получая удобрений. Расчистка леса для пашни стоит дорого, и лесной материал не сжигается на месте, а в стороне, что обедняет почву. Животные подвержены болезни, прозванной крестьянами “шатуном”. Предположительно она вызывается, по словам ленчан, попаданием в желудок хвоща — болотистого камышового растения. Но как доложили губернатору ветеринарный инспектор Кондаков и ветврач Эдельштейн, диагноз болезни еще не определен. Крестьяне Приленья жаловались также на каких-то небольших птиц, слетающихся на колосящиеся хлеба и наносящих большой урон хозяйству. В связи с этим И.И.Крафт посоветовал орнитологу Клеменцу заняться изучением и наблюдением птиц-разорителей и рекомендовать способ борьбы “с этим злом”. Клеменцу, кроме исполнения его прямых обязанностей имеющему агрономическую практику в Европейской России, поручались устройство опытных полей и огородов с внесением в них удобрений, расчистка леса отработанным в Европе способом, разведение домашней птицы в деревнях. Ветеринарному инспектору губернатор велел организовать бактеорологический кабинет для исследования “шатуна”, копытки, чесотки и других болезней, от которых гибнут лошади, рогатый скот и олени. Для отстрела в местах наибольшего скопления медведей, поедающих скот, Крафт договорился с командиром Олекминской казачьей команды и атаманом полка об организации группы охотников. Отмечалась нехватка сенокосных угодий для прикорма лошадей и рогатого скота — в связи с приростом населения по берегам Лены. По отзывам крестьян, докладывал И.И.Крафт, лучшая постановка учебного дела была налажена в министерских, а не в приходских школах.

В заключение И.И.Крафт обещал, что после ознакомления “со всеми условиями экономической жизни населения и обозрения всех округов области” представит свои соображения, направленные на поднятие и развитие изобилующего многими, еще не использованными, богатствами якутского края, нуждающегося, прежде всего, в заселении обширных, пустынных пространств, доступных сельскохозяйственной культуре. Именно — “доступных”.

И.И.Крафт писал о необходимости призрения дряхлых и увечных ссыльно-поселенцев, которых вынуждены прокармливать местные жители. “Крестьяне, — отмечал он, — из своих скудных запасов вынуждены прокармливать таких ссыльных поочередно, так как существующая в Якутске поселенческая богодельня может поместить только около десятой части ссыльных, нуждающихся в богодельном призрении”.

Словом, перед И.И.Крафтом возникло столько проблем. что решение их потребовало от него напряжения всех сил и способностей. С мест посыпались разные прошения, требующие удовлетворения. Однажды, в связи с приближением празднования 300-летия Дома Романовых, жители Средне-Колымска, куда запрещалось завозить спиртное, отправили ему бумагу с просьбой озаботиться доставкой им из Якутска 10-ти ведер спирта. Под письмом подписались все взрослые жители старого окружного центра.


Городской сад имени губернатора И.И.Крафта

И.И.Крафт почти ежегодно выезжал в центр: по служебным надобностям или в отпуск. 10 ноября 1908 г. он был принят Государем и “сделал Его Величеству подробный Всеподданнейший доклад о делах и нуждах области, а также непокалебимой преданности монарху населения далекого севера”.

Деятельность И.И.Крафта на посту Якутского губернатора можно охарактеризовать как таковую государственно-мыслящего человека и гражданина. Мы не найдем ни одного направления в хозяйственной и культурной жизни края, в которых бы не принимал участия неутомимый губернатор.

Кое-кто хотел “великих потрясений”, расшатывая государство, а такие, как И.И.Крафт, наоборот, работали во имя его укрепления и благополучия.

Уже на втором году своего губернаторства он писал, что за населением почти не числится податных недоимок, подлежащих немедленному взысканию. Всего казенных и земских недоимок по области было выявлено немногим более 71 тысячи рублей, (когда он вступил в управление областью, их было 264.471 рубль 04 копейки). И объяснил это тем, что улучшается благосостояние населения, и что чины полиции стали лучше работать, “не прибегая при этом к крайним мерам описи и продажи имущества родовых старост, как это практиковалось ранее”. За первую половину года в счет оклада в Якутское казначейство поступило более 56 тысяч рублей, осталось добрать еще 72 с лишним тысячи и деньги в значительной части были уже собраны — но не внесены в казначейство за дальностью нахождения земских заседателей от Якутска “и продолжительности пересылки из мест нахождения сборщиков”.

И.И.Крафт, как прогрессивный, толковый администратор, хороший хозяйственник жил нуждами и потребностями населения края. По широте и размаху его деятельности с ним вряд ли можно было кого поставить рядом в Сибири. Приведем несколько примеров, характеризующих деятельность “Маленького Сперанского”.

Еще в начале своего губернаторства он добился выделения кредита в сумме 5.300 рублей и открыл на эти деньги новые начальные школы в области. За 6 лет правления Крафта их число возросло почти наполовину. При нем и под его кураторством было построено громадное, по тем временам, каменное здание реального училища, которым мы пользуемся до сего времени. Там размещен один из факультетов нынешнего ЯГУ. В 1908 году он начал ходатайствовать об открытии в Якутске Учительской семинарии, а до этого добился открытия в Якутске двухгодичных педагогических курсов. Они действовали до первого выпуска учащихся из стен семинарии. Этим самым снижалась острота нехватки учительских кадров из уроженцев области.

Правда, накануне и во время революционных событий 1917 года Якутская учительская семинария стала настоящим рассадником большевизма, но тут уже не вина И.И.Крафта.*

Для подготовки специалистов из числа местной молодежи требовались немалые средства. Учеба в центре была по плечу только немногим, чьи родители обладали необходимыми финансовыми средствами. Для помощи детям из небогатых семей И.И.Крафт сначала организовал 14 земских, казенных и частных стипендий. Теперь могли учиться: в Томском университете — 5 человек, в Петербургском — 2, в женском пединституте — 1, в Казанском и Юрьевском университетах — по одному стипендиату и т.д. Кстати, все стипендиаты, по окончании обучения, должны были отработать на родине по полтора года за каждый год учебы.

Заботясь о развитии ремесел в крае, он добился выделения средств и на эти цели. В результате для обучения резьбе по мамонтовой кости в Сергиев Посад, в мастерскую Хрусталева, поехали учиться трое молодых якутян: А.И.Говоров, Никифоров и Неустроев — воспитанники реального училища и двухклассной школы. Из Средне-Колымска в Архангельск, на скорняжно-замшевый завод, была отправлена Евдокия Токарева. Для усовершенствования навыков по выделке шкур и замши. И.И.Крафт понимал, что без улучшения скорняжного дела в области местная продукция не найдет сбыта за пределами края. Конечно, одна женщина не смогла бы сделать революцию в кожевенной отрасли, но надо было положить начало в этом деле. работать на перспективу, как теперь выражаются.

На счету неутомимого губернатора было много и других полезных начинаний и результатов. Например, И.И.Крафт содействовал открытию двух банков, создателю одного из которых — купцу 1-й гильдии Н.Д.Эверстову2 — было присвоено почетное звание советника коммерции. При И.И.Крафте, благодаря его настойчивости, жители Якутска получили телефонную станцию — это незаменимое средство связи в условиях севера. И.И.Крафт добился правительственной ссуды на строи-' тельство городской электростанции, которая заработала уже после его отъезда.

В те же годы был почти достроен корпус мужской гимназии. Он продолжал изыскивать средства на образовательную программу, учредив двадцать шесть стипендий для обучения в высших учебных заведениях страны, двадцать пять — для средних и низших. Представители “инородцев-якутов” основали фонд его имени, проценты с которого должны были идти на проезд из Якутска беднейших учащихся до городов с высшими учебными заведениями. Для детей бедноты, на просветительские нужды, губернатор добился ассигнований от 2 до 3 тысяч рублей.

Город Якутск обязан И.И.Крафту капитальным ремонтом Собора и постройкой нового каменного здания Казначейства. (В Олекминске тоже было открыто типовое Казначейство). При нем было заложено и построено двухэтажное каменное здание музея-библиотеки на частные пожертвования. Оно являлось лучшим украшением города и прослужило горожанам несколько десятилетий. После реставрационных работ это здание еще послужит последующим поколениям горожан.

За время своего правления И.И.Крафт открыл 11 новых почтовых станций по маршруту Якутск — Колыма. Частота почтовых отправлений при нем значительно увеличилась. Люди, проживающие за Полярным кругом, стали регулярнее получать журналы, газеты, книги, письма и посылки. За эти годы в три раза увеличилась протяженность телеграфных линий и наполовину снизился тариф за отправляемые телеграммы.

Он организовал посылку отрядов медиков в отдаленные улусы для обследования и лечения больных. При нем была осуществлена перестройка тюремного здания, улучшился порядок, заключенным были созданы условия для занятия сель-хозтрудом. Он добился открытия поселенческой богадельни на 100 человек, где содержались неспособные к труду престарелые ссыльные. При богадельне была построена церковь стоимостью 4.500 рублей. И.И.Крафт ходатайствовал об отмене ссылки в Якутскую область, чтобы люди здесь жили спокойнее и не тревожились за свою судьбу.

И.И.Крафт регулярно принимал посетителей, разрешая нужды последних. В 1908 г. в Якутске был разбит сквер с фонтаном, названный его именем. В сквере проходили народные гулянья, различные культурно-развлекательные мероприятия, играл оркестр, устраивались фейерверки. Здесь горожане могли отдыхать семьями. Этот участок ныне застроен Музыкальным театром и другими зданиями.

Заботливый губернатор добился увеличения содержания сельскому духовенству области, учредил на севере институт мировых судей. Он добился открытия детского приюта “Трудолюбец”, организовал первый духовой оркестр. За годы его губернаторства исчезли с улиц Якутска нищие, не стало ни одного беспризорного ребенка. Якутское благотворительное общество, при его содействии, открыло для бедных детей столярную мастерскую и пансион для мальчиков. Тогда же была начата постройка Ольгинского детского приюта для мальчиков-сирот. На берегу протоки в Якутске было построено новое каменное здание почтово-телеграфной конторы, заработала летняя водокачка.

И.И.Крафт еще до выезда из области первым поднял вопрос по инстанции о присылке инструкторов для улучшения рыбного промысла и рыбообработки в низовьях Лены и Колымы. Только за 1912—1913 гг. в дельте Лены было заявлено более 40 рыболовных участков (“песков”). Если в 1910 году отсюда было вывезено 35 тысяч пудов ценных пород рыбы, то через два года улов и вывоз ее увеличился чуть ли не вдвое.

При Крафте были установлены пароходные почтово-пассажирские рейсы к устью Лены, Вилюя, Алдана и Май. На всех содержимых якутами трактах, взамен юрт с хотонами, появились рубленые “русские дома” со стеклянными окнами.

Губернатор строго следил за деятельностью окружных исправников, обязывая их два раза в год, как это предусматривалось Законом от 1892 года, обозревать и ревизовать, кроме выездов для производства дознаний, вверенные им Округа. Вместе с тем он осуждал поверхностные, “гастролерские” поездки, допускаемые некоторыми из них. Так, один исправник за неделю ухитрился проехать 954 версты, в среднем по 136 перст в сутки — четыре улуса и два сельских управления. Он находил такие поездки “малополезными для дела”, что не помогает узнавать о насущных нуждах и интересах населения, “которых в каждом улусе, наслеге и селе великое множество” (Из циркуляра от 29.03.1912 г. № 187). Всего за 6 лет его правления было обследовано 730 хозяйств (в 33-х селениях Приленья). Кроме того, был обследован весь громадный Колымский Округ, материал по нему отослан в Центральный Статистический Комитет. Было предпринято статистико-географическое обследование области, с целью нанесения на карту всех ее населенных пунктов. Для оказания помощи слепым, глухим и нервнобольным была составлена анкета с выяснением лиц. “страдающих указанными недостатками”.


Городской сад имени губернатора И.И.Крафта

В течение шести лет своего губернаторства им был предпринят ряд ходатайств, “обнимающих собою коренную реформу устарелого управления областью, а именно: разработан проект положения об инородцах, о введении института крестьянских начальников, о преобразовании якутского казачьего полка и об усилении штатов областного управления”.

И.И.Крафт постоянно занимался вопросами путей сообщения области с внешним миром, памятуя, что без надежной сети дорог экономическая и культурная жизнь края будет скована. В феврале 1908 года, находясь в Петербурге, он телеграфировал в Якутск известному прогрессивному предпринимателю А.А. Семенову: “Сейчас виделся с министром путей сообщения. получил обещания содействовать скорейшему устройству зимнего тракта к Амурской ожидаемой (железной) дороге”. Попутно заметим, что энтузиаст севера А.А.Семенов был расстрелян как “враг народа” 30 октября 1938 года, а его супруга, Наталья Петровна Угловская, через 25 дней. В годы “Хрущевской оттепели” они были посмертно реабилитированы.

В 1910 году И.И.Крафт добился ассигнования 10 тысяч рублей (большая по тому времени сумма) на второе издание Якутского словаря под редакцией бывшего политссыльного Э. К. Пекарского, ставшего почетным академиком.

При его помощи и участии было открыто Общество попечения о народном образовании. Отдел Общества изучения Сибири и улучшения ее быта, решен вопрос об открытии в Якут-ске Отдела Императорского Русского географического общества — по сути, первого в крае научного учреждения.

В одном из рапортов И.И.Крафт доносил Иркутскому генерал-губернатору: “...в Высочайше вверенной моему управлению области все спокойно, никаких выдающихся преступлений нет”. И, действительно, в годы его службы в Якутске и округах не было никаких “монастыревок”, “романовок” и голодных бунтов. Политссыльные издавали газеты, даже журнал. выпускали сборники стихов и рассказов, ездили на заработки в Бодайбинский район, занимались предпринимательством. репетиторством и т.д.

В Клубе приказчиков и инородческом клубе устраивались собрания, вечера отдыха, ставились спектакли и концерты. В Якутском клубе, например, была поставлена драма В.Никифорова “Манчаары”, пьеса-опера “Кулан Кугас аттаах Кулантай бухатыыр”. В городе работал кружок любителей музыки и литературы.

И.И.Крафт не обходил своим вниманием и вопросы использования недровых богатств края. В январе 1910 года он подал рапорт министру внутренних дел П.А.Столыпину, в котором обратил его внимание на обследование железных руд, залегающих в районе притоков Лены — Ботомы и Лютенги. Руда здесь выплавлялась местными жителями почти полвека (в год до 600 пудов кричного железа). Он считал, что при надлежащей постановке дела, потребность в железе можно обеспечить не только в области, но и доставлять на золотые прииски Бодайбинского района. Он просил поспособствовать отправке в Якутск горнозаводских мастеров, чтобы наладить производство на Ботоме и “тогда здешнему населению не пришлось бы выписывать по высоким ценам железо, спрос на которое с каждым годом заметно возрастает”.

В те годы полиция успешно раскрывала и предотвращала случаи редких убийств, разбойных нападений и грабежей. Полицмейстер И.А.Рубцов со своим немногочисленным штатом городовых и надзирателей раскрыл три дела фальшивомонетчиков, за что получил повышение в чине (до подъесаула) и исходатайствованные премии.

В Якутской республиканской научной библиотеке сегодня можно найти солидный том, изданный в 1912 году, составителем коего является И.И.Крафт. Это — “Сборник узаконении и распоряжений правительства об административном и общественном устройстве и управлении Якутской области”. Составитель проделал огромную работу, систематизировал все материалы, разбросанные по разным томам Свода и полного Собрания Законов, а также в многочисленных Сенатских указах, министерских разъяснениях и архивных документах. “Если, — писал в предисловии губернатор, — пользуясь этой книгой местные деятели и лица вообще интересующиеся Якутской областью облегчат себе сколько-нибудь труд по разъяснению практических вопросов, возникающих в делах управления областью, то цель, которую имел в виду составитель, приступая к изданию книги, будет вполне достигнута”.

К нашему стыду, в Якутске до сих пор нет ни одной улицы, ни одного учреждения, названного в честь этого неординарного человека. Хочется надеяться, что такая несправедливость будет устранена решением Якутского городского собрания. Культурные люди должны понять меру своей ответственности перед прошлым и будущим.

Иван Иванович Крафт покидал Якутск, ставший ему дорогим и близким, 22 июля 1913 года. Его переводили на ту же должность в Енисейскую губернию. На роскошно иллюминированной пристани собрались сотни жителей областного центра: чиновники, члены Областного управления, городской Думы. представители купечества, духовенства, учащиеся, мешане и казаки — те, кто любил и ценил выдающегося губернатора. Играл духовой оркестр.

В день отъезда Городская Дума на своем торжественном собрании единогласно постановила: 1) Избрать Действительного Статского Советника Ивана Ивановича Крафта Почетным Гражданином г. Якутска. 2) Вывесить в зале музея-библиотеки портрет Его Превосходительства, дабы он всегда служил напоминанием всем посетителям этих просветительных учреждений, как много сделано им для Якутской области вообще и для г. Якутска в частности. 3) Поручить городской Управе испросить в установленном порядке Высочайшее соизволение на присвоение Д.С.С. И.И.Крафту звания Почетного Гражданина г. Якутска и исходатайствовать разрешение на постановку портрета Его в зале музея — библиотеки.

Городская Дума постановила учредить стипендию его имени в одном из учебных заведений Якутска.

При отъезде начальника области из Якутска местное духовенство в Кафедральном соборе отслужило напутственный молебен. Священнослужители горячо благодарили ревностного администратора за заботу о храмах, церковно-приходских школах и быте служителей. А за день до этого, в новом здании музея-библиотеки, где выставлялся его портрет, в конце официальной церемонии прошания общественность города сфотографировалась с отъезжающим и вручила ему подарки.

По свидетельству одного из провожающих, “на переполненной народом и роскошно иллюминированной пароходной пристани, городской Голова (Юшманов П.А.) в последний раз приветствовал отъезжающего начальника области хлебом-солью. Пароход двинулся под звуки военного оркестра и при блестящем фейерверке”.

По пути следования вверх по Лене парохода, на имя Ивана Ивановича Крафта поступали многочисленные приветственные телеграммы от местных жителей, приходили к пристаням даже целые депутации от сельского населения, “выражавшего, вместе с благодарностью, свои сожаления по поводу отъезда начальника области”.

Известный сибирский путешественник, этнограф, ученый Г.Н.Потанин, которому Николай II пожаловал за его труды пожизненную пенсию в 800 рублей, так отзывался об этом неутомимом чиновнике: “Для неизбалованной Сибири Крафт представлялся редким администратором”, “он сильно возвышался над многими сибирскими губернаторами”. И еще: “Область (Якутская. — П.К.) может назвать только двух хороших губернаторов. Светлицкого и Скрыпицына. Это были честные губернаторы. Перед этими последними Крафт имел одно преимущество — это был не только добросовестный чиновник. который считал своим долгом оправдать назначение на высокий пост. Иван Иванович воодушевлен был желанием служить местному обществу и отвечать на местные симпатии. Он служил и горел душой”. (“Сибирская газета”, 1914г., № 273).3

Умер Иван Иванович Крафт в Петрограде, 21 ноября 1914 года. Он мог бы еще много сделать полезного для своего Отечества и родной ему Сибири. “Есть могилы, у которых никакие слова не уместны”, — отмечал современник.

Трудно в журнальном очерке перечислить все начинания и дела Ивана Ивановича Крафта. Коротко можно сказать, что он оставил заметный след в культурной и экономической жизни нашего северного края, за что удостоился благодарной памяти современников и потомков.

В год смерти Ивана Ивановича, 30 июля в г. Минусинске с ним встречался корреспондент красноярской газеты “Отклики Сибири”. Он начинал собирать материалы на биографический очерк о знаменитом администраторе. “Я против своей биографии при жизни. Пусть история оценит меня”, — заявил Крафт корреспонденту.

Кажется, время оценки наступило.

Примечания

I. Сперанский Мих. Мих. (1772—1839 гг.), граф, русский гос. деятель. С 1808 г. ближайший советник императора Александра I, автор плана либеральных преобразований, инициатор создания Гос. Совета (1810г.). В 1812—15гг. в ссылке, в 1819—21 гг. — ген.-губернатор Сибири, составил план адм. реформы Сибири. С 1826 г. фактический глава 2-го Отделения, руководил кодификацией Основных Гос. Законов Российской империи (1832 г.).(Советский энцикло-пед. словарь, 1987 г.)

2. Из послужного списка 1-й гильдии купца Н.Д.Эверстова. Государь Император в 20-й день ноября 1911 года Всемилостивейше соизволил присвоить купцу 1-й гильдии, коммерции советнику Николаю Дмитриевичу Эверстову звание почетного гражданина гор. Якутска, “согласно ходатайству о том местной Городской Думы, за содействие развитию промышленности в городе пожертвованием 51) тысяч рублей на учреждение городского Общественного банка”.

Такое же звание было присвоено городскому Голове П.А.Юшманову. Умер Н.Д.Эверстов 29 декабря 1915 года в Якутске, в возрасте 87лет.

3. За время службы в Якутской области И.И.Крафт Высочайшими приказами дважды награждался орденами России: 6 декабря 1910 года — орденом Св. равноапостольского князя Владимира III степени и 6 декабря 1912 года — орденом Станислава 1-й степени.
Кроме того. Высочайшими приказами И.И. Крафт дважды утверждался, по представлению министра юстиции, на должность почетного мирового судьи Якутского окружного суда. (Прим. автора).

*См. “МЯ”, 1994, 21 I, “Архивы рассказывают”


Его превосходительству П.А. Столыпину,
Министру внутренних дел;

Копии:

Александру Васильевичу Кривошеину,
Главноуправляющему землеустройством и земледелием;
Сергею Ивановичу Тимашеву,
Министру торговли и промышленности.

Милостивый Государь, Петр Аркадьевич!

Об естественных богатствах далекого Севера, и, в частности, Якутской области, принято говорить в обобщенной форме, как о богатствах колоссальных, неисчерпаемых, которые, поселяя зависть в иностранцах, ждут предприимчивых людей и капиталов для эксплуатации.

С тем вместе, наличная действительность такова, что местности, в недрах которых таятся предполагаемые несметные богатства, ежегодно приносят государству большие убытки, далеко не окупая расходов на содержание в них администрации. Обстоятельство это не могло не оставить на себе моего внимания при изучении вверенной моему управлению Области. Но при ближайшем ознакомлении со всеми условиями оказалось, что хотя сведения об естественных богатствах севера не лишены основания, однако при отсутствии сколько-нибудь сносных путей сообщения, при без-людности края и суровости климата нет надежды на спрос и оживление тех богатств, которые залегают в приполярной части Области. Поэтому пришлось сосредоточить внимание на выяснение условий эксплуатации таких богатств, которые находятся в местах населенных и доступных к вывозу, хотя бы на ближайшие рынки сбыта. В основе такого рода стремления лежала сознаваемая мною необходимость развития производительных сил страны и связанное с этим увеличение доходов государства.

В виду сего в 1907 году мною, на средства областного Статистического Комитета была снаряжена особая экспедиция для обследования залежей каменной соли и соляных источников в Сунтарском районе Вилюйского округа1. Экспедиция обнаружила целые утесы каменной соли хорошего качества. Когда труды экспедиции были изданы, явился предприниматель, возбудивший ходайтайство об отдаче ему в разработку каменной соли и предложенные им условия рассматриваются горным ведомством2,

Затем, получив сведения о разработках якутами, кустарным способом, железной руды и не имея в своем распоряжении специалистов горного дела, я поручил Лесному ревизору Гайдуку при обследовании лесных дач по реке Лене выяснить, насколько окажется возможным для неспециалиста, местонахождение железной руды и условия производимой ныне разработки ее.

Лесной ревизор Гайдук отнесся с большим вниманием к порученному ему делу и представил подробный доклад по сему предмету (в деле не обнаружен.П.К.).

Из доклада г. Гайдука, при сем в копии представляемым, вместе с планом местности, (вделе отсутствует. — П.К.), где добывается железная руда, усматривается:

1) что залежи железной руды находятся на огромной площади, между речками Лютенгой и Ботомой, впадающими в р. Лену выше города Якутска от 80 до 200 верст;

2) что разработка руд производится якутами уже около 50 лет, при чем добывается ежегодно до 600 пудов железа, употребляемого на мелкие поделки: ножи, топоры, ножницы и т.п.;

3) что работы ведутся случайно в береговых отложениях руды или ямах, образуемых от вырываемых бурями деревьев, причем ямы эти после первого обвала бросаются и выработка переносится в другие места;

и 4) что, между тем по условиям местонахождения руд на сплавной реке Ботоме, впадающей в Лену, сбыт железа, при надлежащей постановке добычи и обработки его, представляется возможным не только для нужд Якутской области, но и всех приленских местностей Иркутской губернии и особенно на золотые прииски, так как доставка железа могла бы производиться во все эти местности дешевым водным путем.

Со своей стороны,обсудив этот вопрос,я нахожу, что вопрос о разработке железных руд, находящихся по бассейну р. Лены, заслуживает самого серьезного внимания. Не говоря уже о том, что для местных потребностей железо выписывается по дорогой цене от 5 до 6 рублей за пуд, нельзя не предусматривать, что в ближайшем будущем возникнет огромная потребность в железе для рельсовых путей к р. Лене или для соединения Якутска с Амурской железной дорогою, При этих условиях устройство железоделательного завода на одном из притоков р. Лены в значительной мере облегчило бы задачу железнодорожного строительства. Во всяком случае, надлежало бы теперь командировать специалиста горного дела для подробного обследования железных руд в район притоков Лены: Ботомы и Лютенги.

Пусть эти руды не понадобятся для железнодорожного строительства, но улучшение разработки их и выделки самого железа хотя бы в пределах удовлетворения нужд только приленского района с золотыми приисками будет делом огромной важности.

Якуты вырабатывают железо по способу, показанному им в начале 1860 года одним из случайных пришельцев, неким Шестаковым, нисколько не улучшив техники производства. Быть может, переселение сюда группы безработных горнозаводских мастеров с Урала, при некотором воспособ-лении со стороны правительства, дало бы толчок развитию дела на Лене и тогда здешнему населению не пришлось бы выписывать по высоким ценам железо, спрос на которое с каждым годом заметно возрастает.

Об изложенном долгом считаю представить на благоусмотрение Вашего Высокопревосходительства с приложением копии доклада Лесного ревизора Гайдука, плана рудных месторождений и образцов железа, выплавляемого якутами, описываемым в докладе способом.

Покорнейше прошу, Ваше Высокопревосходительство, принять уверение в глубоком моем уважении и совершенной преданности.

Подписал: Ив. Крафт.

Верно: Ревизор Лесоустройства Гайдук.

НА РС(Я), ф. 12-и, оп. 14, д. 27, лл. 1-3.

Примечания

1В состав экспедиции входили политссыльные П.Л.Дриверт и П.В.Оленин. В Олекминске к ним присоединились местные жители: орнитолог Н.М.Харитонов и двое рабочих-проводников.

2Имеется в виду коммерсант Миндалевич, компаньон “Ленского-Северного товарищества”.

Публикации и примечания П.Конкина.


Копия

Циркуляр Якутского губернатора от 18 февраля 1912 года № 2885

Якутскому Полицмейстеру и Окружным Исправникам Якутской Области

В соответствии с последними указаниями Министерства внутренних дел о порядке продажи и хранения оружия (Циркуляр Департамента полиции от 8 декабря 1911 г. за № 20378), разосланными начальникам полиции Якутской области 28 января 1912 г. за № 1616), и в дополнение к циркулярному предписанию моему от 3 декабря 1911 года за № 18701, предписываю Вашему Высокоблагородию:

1) Винтовки “Бердана”, в тех случаях, когда население занимается охотою в виде коренного промысла, относить к категории охотничьих ружей, подлежащих лишь регистрации по особым книгам, безразлично нарезные ли эти винтовки или нет.

2) Ходатайства о выдаче разрешений на право покупки автоматических пистолетов, а равно прошения крестьян и лиц других сословий, живущих в условиях крестьянской обстановки, о выдаче им разрешений на право покупки и хранения револьверов и пистолетов, направлять мне с подробными сведениями о просителях и с Вашим заключением о том, признается ли Вами просьба заслуживающею удовлетворения и по каким основаниям.

3) Протоколы о случаях нарушения моего обязательного постановления от 3-го декабря 1911 года, воспрещающего ношение холодного оружия, направлять в подлежащие суды, для привлечения виновных к ответственности по 29 п. 117 ст. Уст. о нак., налагаемых мировым судьей, а мне доставлять копии с этих протоколов с указанием, когда и куда таковые направлены.

и 4) Для выдачи лицам, заявляющим об имеющемся охотничьем оружии, по занесении оружия в установленную книгу, - надлежит выдавать за подписью и печатью подлежащих полицейских должностных лиц краткие удостоверения о сделанной ими заявке с указанием звания, имени, отчества и фамилии и места жительства владельца ружья и, по возможности, номера, а также, когда, где и у кого оно приобретено. Примерное удостоверение прилагается.

Подписал: Губернатор Крафт И.И.

(“Якутские Областные Ведомости”, 1912, № Я.)


Из циркуляра губернатора И.И.Крафта № 14 от 2 апреля 1912 года № 5386

Окружным Исправникам, помощникам их
и Земским Заседателям Верхоянского и Колымского Округов

Законом 6 июня 1904 года (примеч. 2 к статье 524 т. V Уст. Акц. Сбор. по продолж. 1906 г.) поведено: водворение (ввоз), пронос, приобретение, хранение, сбыт и т.п. крепких напитков, за исключением лишь предназначенных для врачебных целей по требованию врачей и с особого, каждый раз, разрешения подлежащих губернаторов, воспрещается в Верхоянском и Колымском Округах Якутской Области.

Тем же Законом (ст. 11031 т. V Уст. Акц.Сбор. продолж. 1906 г.) постановлено: за недозволенное водворение (ввоз, пронос, приобретение, хранение, сбыт, кроме продажи и т.п.) в указанные в примеч. 2 (по прод.) к ст. 524 местн. Якутской Области крепких напитков, виновные в том подвергаются денежному взысканию втрое против казенной продажной цены тех напитков, существовавшей в Якутской Области во время совершения нарушения и сверх сего водворенные напитки конфискуются, а за сбытие взыскивается их стоимость по той же цене. Кроме того, виновные подвергаются тюремному заключению в первый раз от 2 до 4 месяцев, во второй - от 4 до 8 месяцев, а в третий и последующие разы - на время от 8 месяцев до одного года и четырех месяцев.

Из поступающих ко мне сведений из вполне достоверных источников я убедился, что водворение в северные округа и продажа там или обмен на пушнину и рыбу спирта и спиртных напитков сделались совершенно обычным явлением и настолько общим, что местные торговцы не могут себе представить торговли с инородцами без спирта. Спирт и спиртные напитки проникают в северные Округа, во-первых, по почте в посылках и провозятся почтальонами по заказам торговцев и чиновников, в том числе даже чинов полиции, во-вторых, в транспортах с кладью, идущих из Якутска и, в-третьих, во время навигации на пароходах на Булун - в устье Алдана.

Несмотря на воспрещение Закона, несмотря на строгость наказания за водворение и продажу спирта и несмотря, наконец, на предъявляемые мной требования к чинам полиции о преследовании виновных - пьянство на севере не выводится. Пьют инородцы, спаиваемые торговцами, пьют служащие и особенно казаки и пьет местная интеллигенция: торговцы, чиновники и духовенство, выписывающие спирт и вина из Якутска.

Неуспешность поимки спиртоторговцев, а также лиц, ввозящих и хранящих спиртные напитки, я отношу не столько к естественным препятствиям, каковы:

обширность пустынных пространств и неимение сельской полиции, сколько к слабому надзору, халатности и попустительству со стороны чинов Окружной полиции. Если эти чины сами выписывают спиртные напитки и угощают своих гостей, а также принимают подобное же угощение от знакомых, то, конечно, они не могут без боязни встретить справедливый упрек, отбирать от других спиртные напитки или осматривать те самые почты, которые доставляют выписываемые чинами полиции напитки.

Пути эти хорошо известны чинам полиции северных Округов и тем не менее случаи задержания спирта и спиртных напитков представляют чрезвычайно редкое, можно сказать, исключительное явление. Не подействовала и предписанная мною, по соглашению с начальником Иркутского почтово-телеграфного Округа, мера - осмотр почт в пути с целью конфискации привозимого с почтами спирта.

Ознакомившись с действительным положением дела по ввозу и продаже спирта и спиртных напитков в двух северных Округах Области, предписываю подведомственным мне чинам полиции этих Округов к немедленному исполнению следующее:

1) Кто из чинов полиции не может обходиться без употребления напитков, содержащих алкоголь - пусть теперь же откажется от службы в тех местностях, куда запрещается ввоз спиртных напитков, так как, продолжая службу в этих местах пьющий полицейский чиновник вносит соблазн для населения, а для службы - один вред. На подачу прошений о переводе из северных Округов в другие местности - назначаю месячный срок со дня получения настоящего циркуляра, с предупреждением, что затем полицейские чины, выписывающие сами или угощающие других или же обнаруживающие слабость в деле преследования спиртоввозителей и торговцев спиртными напитками - будут увольняться от службы без прошения.

2) Строго и неукоснительно осматривать все почты и обозы, каждый раз неожиданно и в разных пунктах Округа и задерживать привозимый спирт и спиртные напитки, донося мне о результатах осмотра каждой почты.

3) Отбирать, с составлением протоколов и привлечением к ответственности, спирт и спиртные напитки от всех, у кого они окажутся, не стесняясь нисколько служебным и общественным положением виновных и не считаясь с личным знакомством, так как перед исполнением служебного долга должны замолкнуть все симпатии, родственные связи и какие бы то ни было обстоятельства.

и 4) Следить, чтобы в стойбища инородцев не ввозился спирт и спиртные напитки, чтобы не было промена или одолжения этих напитков и особенно спаивания инородцев с целью эксплуатации их. С этой целью производить внезапно розыски спирта у торговцев, разъезжающих с товарами по инородческим стойбищам и неослабно преследовать виновных.

Вновь введенный в северных Округах институт мировых судей, несомненно, окажет великую услугу в деле борьбы с пьянством, хищничеством и эксплуататорскими инстинктами нарушителей благодетельного Закона 6 июня 1904 года.

Подписал: Губернатор Крафт.

(“Якутские Областные Ведомости”, 1912 г.)

 

Яндекс.Реклама
программа помощи малому бизнесу и помощь малому бизнесу новая страница.. электромагнитные замки.. куплю на запчасти рейтинг комментарий.
Hosted by uCoz