На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Егор АЛЕКСЕЕВ

Главная причина восстания политика изоляции и террора

Известный якутский ученый-историк и общественный деятель, ведущий научный сотрудник Института гуманитарных исследований Е.Е.Алексеев успешно защитил на Диссертационном совете Казанского Госуниверситета докторскую работу “Национальный вопрос в Республике Саха (Якутия) (1917-1941 г.г.)”. Редакция журнала присоединяется к многочисленным поздравлениям своих читателей в адрес нашего научного редактора и публикует главу из новой книги ученого “Изучение национального вопроса и защита чести и достоинства якутской интеллигенции (1962—1998 г.г.)”. Монография издана в марте этого года в г. Уфе.

Устранить военно-чекистскую диктатуру, прикрываемую высокими лозунгами коммунизма, обычным путем не было никакой возможности. В марте 1922 г. под руководством одного из коммунистических лидеров Ис.Н.Барахова был произведен “дворцовый переворот” и произошел арест трех виновников, установивших жесточайшую диктатуру. Устранив таким необычным путем триумвират, новое руководство обкома во главе с Бараховым стало проводить новую военно-политическую линию. Она отличалась от предыдущей политики гуманным отношением к мирному населению, пленным, национальной интеллигенции, ко всем слоям населения. Это была политика национальной консолидации самого многочисленного в крае якутского народа, национального единства, политика единения всех народов без разделения на враждующие классы, политика культурного и национального возрождения всех народов, живущих на территории Якутии. Была объявлена амнистия участников повстанческого движения. Она распространялась на всех политических заключенных.

На страницах газеты “Ленский коммунар” развернулась дискуссия о классовом содержании якутского общества. Участники дискуссии пришли к выводу, что якутское общество “более или менее однородное”. Тойоны не выделяются как класс эксплуататоров, как класс феодалов, выработана общая стратегическая линия: привлекать тойонов, богачей, купцов к советскому строительству, опереться на середняка, помогая бедноте, использовать национальную интеллигенцию как приводной ремень влияния партии на широкие массы населения.

Исправлением ошибок Якутского обкома партии занимались и центральные власти вплоть до самого Ленина. Перед отъездом из Иркутска в Якутск в апреле 1922 г. нового командующего вооруженными силами Якутской области К.К. Байкалова полномочный представитель РСФСР по Сибири из Новосибирска Б.З. Шумяцкий передал согласованную с Москвой директиву, в которой говорилось о невмешательстве в руководство партийными и государственными делами.

В марте и апреле под непосредственным руководством Ис. Барахова, С. Широких-Полянского, П. Ойунского, при ближайшем участии национальной интеллигенции были разработаны принципиально важные документы, заложившие начало новой тактики ликвидации повстанчества. Это “Тактика РКП(б) в борьбе с бандитизмом”; призыв “К якутам и тунгусам, находящимся в белых бандах”, подписанный С.Ю. Широких-Полянским; Манифест революционного комитета Якутской Автономной :

Социалистической Советской республики в связи с образованием 27 апреля 1922 г. автономной республики; “Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного комитета об образовании Автономной Якутской Советской республики”; “Обращение Совета народных комиссаров ЯАССР к высшему командованию, красным коммунарам и военным частям Якутской республики”. Все они были опубликованы в местной газете и стали достоянием широких народных масс.

Названные документы заложили прочный фундамент гуманного отношения ко всем слоям населения, стали новым направлением всей политики внутри республики, гарантией политических и гражданских прав, личной и имущественной неприкосновенности всех граждан, в том числе участников повстанческого движения.

Проявлением гуманизма явилась амнистия участников восстания, включая руководителей и командиров повстанцев. Рядовые участники восстания сразу же отпускались по домам, при этом им выдавали пособия и сохраняли личное оружие. Многие из них имели обыкновенные дробовики, в лучшем случае охотничьи берданки. Известных участников восстания, видных интеллигентов, русских офицеров амнистировали постановлением ЯЦИК.

Работа с беспартийной интеллигенцией, имевшей громадный авторитет и общественный вес среди якутского неграмотного населения, требовала больших усилий, деликатного подхода и искренности со стороны советских и партийных работников. Интеллигенция с первых дней советской власти подвергалась постоянным гонениям. Многие прошли через тюрьмы и концентрационные лагеря ЧК, наиболее авторитетные из них под видом участников заговора были расстреляны. Новое руководство определило сотрудничество с интеллигенцией как важнейшую принципиальную политическую линию в своей деятельности.

Один из тех, кто прошел через тюрьмы ЧК, не раз арестовывавшийся, смотревший смерти в глаза, образованнейший человек — Кузьма Осипович Гаврилов — разработал тезисы, выражающие позицию якутской беспартийной интеллигенции. Документ обнаружен в “уголовном деле” Гаврилова, осужденного НКВД за “националистическую” деятельность в 1938 году.

В тезисах Гаврилова перед правительством и Наркомнацем РСФСР ставится 17 условий, некоторые из которых и ныне не потеряли своей актуальности.

В них, например, сказано, что разработка и проведение в жизнь декретов и постановлений в республике должны будут осуществляться с участием беспартийной интеллигенции. Выдвижение или отзыв ответственных работников в будущем также будут согласовываться с беспартийной интеллигенцией.

Автор тезисов настаивал на том, что граждане, приговоренные к высшей мере наказания — расстрелу, должны иметь право апеллировать в ВЦИК. Правительство республики должно твердо гарантировать в будущем не проводить политику классового расслоения, быть заинтересованным в поощрении частной инициативы,содействовать материально и морально развитию кооперации, выслать за пределы республики всех участников февральских и мартовских избиений и расстрелов граждан.

Большая работа велась с национальной интеллигенцией: организовывались дискуссии, собрания и т.д. Ис.Н. Барахов написал брошюру о национальной интеллигенции, в которой призывал якутскую интеллигенцию, учитывая новую политическую линию, пересмотреть свое отношение к текущему моменту. Интеллигенция нужна для строительства национальной автономной республики. Она может многое сделать для скорейшего культурного и экономического возрождения своего родного народа. “Забыть ту обиду, те жертвы, которые якутская интеллигенция понесла в борьбе с советской властью. Путь мести — самый опасный и скользкий путь. Мне думается, что этот путь неприемлем и для идеологии нацинтеллигенции. Месть вызывает месть. Она удовлетворяет низменные человеческие потребности. Месть — путь отчаявшихся, обреченных на неизбежную гибель групп и лиц”, — писал Ис.Н.Барахов.

Амнистия повстанцев, доверительная политика и привлечение интеллигенции к активной советской работе имели большое значение для консолидации всего народа.

К моменту ареста (март 1922 г.) Лебедева, Агеева, Козлова гражданская война в Якутии охватила все восточные улусы, кроме Амгинской слободы, которая находилась в плотном кольце белогвардейцев, и городов Якутска, Вилюйска, объявленных на осадном положении, и части территории Олекминского округа. Остальная территория громадной Якутии была занята повстанцами.

О количестве восставших различные источники дают разные цифры. По одним данным только в районе Якутска действовало свыше 1 300 чел., по другим — 1 500 чел. Общая численность восставших в некоторых документах доходит до 8—12 тыс. чел., а начальник оперативного отдела 5-й армии и ВСВО даже приводит цифру в 18 тыс. чел. Во всяком случае, в вооруженном восстании участвовало не менее 10 тысяч взрослого населения Якутии независимо от национальной принадлежности. Однако преобладающее большинство солдат составляли якуты.

Восстание имело национальную окраску. От раскрытия так называемых “заговоров” сильно пострадала национальная интеллигенция, террор и насилие прежде всего прошлись по зажиточным якутским семьям, с которыми средние и бедные слои населения были крепко связаны хозяйственными, родственными, административными и прочими узами. Поэтому преследование тойонов, кулаков, национальной интеллигенции воспринималось как террор и насилие по отношению ко всему якутскому населению. Некоторые гражданские и военные руководители страны и области без всякого повода оскорбляли национальное достоинство народа, обвиняя весь якутский народ и его лучших представителей в антирусском национализме, расстреливали, унижали и пытали только за то, что они были якутами или эвенками.

Мирное население поддерживало повстанцев, оказывало материальную, разведывательную, моральную и иную помощь. На первом этапе движения повстанцы не проводили террор против бывших участников установления советской власти, не убивали пленных. Население видело в белых своих освободителей и сочувствовало им.

Из отчета губбюро на период с 1 января по 1 июня 1922 г.: “Командиры отдельных войсковых частей на местах и особые отделы начали применять массовый террор по отношению к местному населению, почти поголовно все население начало поддерживать бандитов и вооружаться”. Везде, при приближении наших частей, население в ужасе снималось со своих насиженных мест (здесь надо отметить, что якуты — народ оседлый), оставляло свое хозяйство, дом, скот, имущество, а иногда даже семейство на произвол судьбы или вернее, на нашу конфискацию и уходило вглубь тайги”.

Главной причиной восстания была политика изоляций и террора, официально проводимая Якутским губбюро, особенно его Президиумом.

В ликвидации восстаний имели большую роль три фактора: последовательное осуществление новой партийно-политической линии (Аммосов: “повстанческое движение не столько разгромлено, сколько разложено”), военные действия частей Красной армии и образование Якутской автономной республики, которое произошло в самый пик гражданской войны.

В трудах профессоров Г. Г. Макарова, М.М. Федорова, А.И. Новгородова, доцента Е.Е. Алексеева на основе архивных данных освещен процесс предоставления Якутии прав автономной республики и первые преобразования.

Партийно-классовый подход не позволял изучать самый главный вопрос государственного образования — прерогативы трех властей: СССР, РСФСР и ЯАССР. В настоящем исследовании впервые изучается этот вопрос, который по некоторым параметрам совпадает с современным процессом суверенизации.

Якутский революционный комитет, в связи с образованием Якутской Автономной Советской Социалистической Республики 27 апреля 1922 г., принял манифест, который был оглашен на торжественном собрании 30-го апреля. Там же объявили два важнейших документа Всероссийского Центрального Испол нительного Комитета: декрет об образовании Якутской Автономной Советской Социалистической Республики и обращение Президиума ВЦИК к трудящимся республики.

Декретом ВЦИК иностранные дела и внешняя торговля были переданы в ведение правительства РСФСР, а военное дело — ближайшего военного округа.

Народные комиссариаты финансов, Рабоче-крестьянской инспекции (РКИ), управления почт и телеграфа, путей сообщения были в совместном ведении автономной республики и соответствующих наркоматов РСФСР. Плановые задания им давались СНК ЯАССР; кадры, включая наркомов и начальников управлений, назначались правительством республики, Контроль за деятельностью объединенных наркоматов осуществлялся правительствами ЯАССР и РСФСР. Декрет признал управление наркоматами внутренних дел,земледелия, юстиции, просвещения, здравоохранения и социального обеспечения, внутренней торговли и промышленности прерогативой правительства Якутской республики.

I Всеякутский съезд советов в декабре 1923 г. юридически утвердил правовой документ о государственном строительстве. Основные его положения вошли в Конституцию ЯАССР, принятую второй сессией IV Всеякутского съезда Советов 17 сентября 1926 г.

Согласно Конституции наркоматы юстиции, земледелия, внутренних дел, просздравсобес с отделами народного образования, здравоохранения, социального обеспечения создавались и управлялись правительством республики. Наркоматы финансов, труда, РКИ, управления статистики и связи являлись объединенными и ответственными перед правительствами ЯАССР и РСФСР. Иностранные дела, внешняя торговля становились прерогативой правительства СССР, военное дело республики подчинялось ближайшему военному округу.

Деятельность окружных, улусных, волостных, наслежных сельских органов власти осуществлялась на принципах самоуправления путем выборов в местные советы.

Разделение прерогатив властей СССР, РСФСР и ЯАССР в первой Конституции ЯАССР 1926 г. проводится четко, с предоставлением права самой республике решать на государственном уровне почти все вопросы внутреннего характера. Этим были заложены основы государственного строительства. Однако принятая на сессии ЯЦИК Конституция не работала.

Якутское правительство имело право амнистировать осужденных по политическим мотивам и уголовников, лишать избирательного права граждан по классовому признаку, устанавливать, исходя из общесоюзных революционных и национальных традиции, праздничные дни, атрибуты государственности.

Так, СНК ЯАССР 28 ноября 1924 г. принял постановление о праздничных днях; 22 мая — день весны, 12 июля — день лета, 15 декабря — день свержения колчаковщины в Якутии, 25 и 26 декабря — Рождество. Красными датами были признаны 13 дней, включая революционные праздники. В 1926 г. кроме этого праздником объявлен второй день Пасхи.

2 ноября 1925 г. ЯЦИК объявил конкурс на лучшие проекты герба и флага республики с выдачей денежной премии. В постановлении разработаны положения конкурса, утвержден состав жюри под председательством С.М. Аржакова (члены — В.Н. Леонтьев, А.ф. Бояров, Е.Д. Стрелов, И.В. Попов). 20 февраля 1926 г. был определен срок приема проекта герба и флага ЯАССР — до 20 апреля. За лучший проект герба установлена премия в сумме 200 руб., а флага — 50 руб. На сессии ЯЦИК IV созыва Всеякутского съезда Советов в ноябре 1926 г. герб и флаг республики были утверждены как атрибуты государства.

Вызывает интерес постановление ЯЦИК от 30 марта 1925 г. о праве получения отчисления с предприятия союзного значения “Алданзолото”:

“1. Участие Якутии в организуемом предприятии “Алданзолото” союзного значения считать необходимым на правах первооткрывателя, со всеми вытекающими отсюда преимуществами,

2. С доходов организуемого предприятия “Алданзолото” должен отчисляться известный процент в пользу местного бюджета Якутии.

3. Детальную разработку вопроса об участии Якутии в организованном союзном предприятии “Алданзолото” поручить Совнаркому ЯАССР”.

20 июля 1923 г. правительство республики установило тарифную сетку по заработной плате трудящихся с 1 октября 1923 г. по 1 октября 1924 г. по 17 разрядам.

Совет Народных Комиссаров республики 12 августа 1922 г. принял постановление: во всех школах 1-й ступени с преобладающим составом якутских детей в первый год обучения преподавание вести исключительно на якутском языке. На втором году обучения и во всех группах школ 2-й ступени ввести якутский язык в качестве обязательного предмета для учащихся, владеющих якутским разговорным языком; во всех группах педагогического техникума, фельдшерской и сельскохозяйственной школ якутский язык ввести как обязательный предмет преподавания для всех учащихся без различия национальностей.

Президиум ЯЦИК 10 марта 1923 г. постановил “разрешить всем улусным учреждениям и гражданам республики сноситься между собою письменно на якутском языке. Всем гражданам, направляющим официальную бумагу во все учреждения республики, производить свою подпись на якутском языке”.

IV сессия ЯЦИК в сентябре 1923 г. постановила перейти к политике якутизации, т.е. к полному переходу делопроизводства на якутский язык, переводу декретов и кодексов законов с русского языка на якутский. Сессия потребовала в кратчайший срок ликвидировать якутскую неграмотность среди служащих государственных учреждений. Если работник отказывался овладеть якутским языком, то он подлежал увольнению.

Все эти и другие вопросы, направленные на формирование государственности якутского народа, принимались и проводились в жизнь автономно без ведома и указания российских и союзных органов власти. Важнейшие внутренние проблемы решались самостоятельно. Таковым было до конца 20-х годов положение во всех автономных республиках, входящих в состав РСФСР. Государственная и партийная власть в основном осуществлялась кадрами из местного якутского и русского населения. Основной состав советских и государственных кадров состоял из представителей якутского народа. Бессменным председателем ЯЦИК до 5 июля 1926 г. был П.А. Ойунский, его заместителями — беспартийные интеллигенты А.Д. Широких, И.П. Михайлов, членами Президиума — коммунисты М.К. Аммосов. Ис.Н. Барахов, К.К. Байкалов, беспартийные интеллигенты — С.Н. Донской-1, А.Л. Бахсыров, В.Н. Леонтьев, секретарями — беспартийный И. И. Говоров, затем коммунист П.Г. Габышев. После Ойунского председателем ЯЦИКа избирали А.Д. Широких, затем М.К. Аммосова, который совмещал эту должность с должностью председателя Совнаркома республики. В то время роль Центрального Исполнительного Комитета республики не была номинальной, каковой она стала с 30-х годов. ЯЦИК обладал всей полнотой государственной власти.

Совет Народных Комиссаров был избран на 1 Учредительном съезде 21 января 1923 г., председателем назначен коммунист Ис.Н. Барахов, его заместителем — беспартийный Донской-1. Заместители председателя и коллегия СНК в последующем назначались из числа коммунистов и беспартийной интеллигенции, в иные года последние преобладали в составе коллегии. Из местных различные ответственные посты занимали русские Н.Н. Захаренко, А.А. Назаров, латыш К. К. Байкалов, татарин Баширов и другие.

Секретарями Якутского губбюро, обкома в то время были Ис.Н. Барахов, М.К. Аммосов, Е.Г. Пестун, К.Р. Герценберг, В.В. Дьяков. Партийными и ключевыми вопросами ведали ЦК и обком партии. Ответственные работники, государственные служащие избирались на Всеякутских съездах советов, на сессиях ЯЦИК, секретари обкома партии входили в состав избранных органов государственной власти. Обком периода нового политического курса не заменял государственной власти. Он намечал общую политическую линию по внутренним вопросам, разрабатывал методы и способы ликвидации повстанчества, занимался введением новой экономической политики, формированием национальной интеллигенции, привлечением рабочей силы на Алданские золотые прииски, политическим воспитанием трудящихся масс.

Таким образом, до конца 1927 г. формирование государственности шло быстрыми темпами, внутренние вопросы развития республики, как и во всех государствах, решались на месте. Партийная организация намечала основную стратегию развития, разрабатывала методы и способы их решения в конкретных условиях. В это время функции СССР, РСФСР и Якутской АССР были четко разделены и заложены в Декрете об образовании Якутской АССР и ее первой Конституции.

Как известно, население Якутии в основном состояло из крестьян. Положение крестьянства непосредственно отражалось на национальном вопросе, на отношениях между народами Федерации и Союза, между народами внутри республик. В этом смысле новая экономическая политика была единственной приемлемой политикой для только что созданных республик и автономных на-циональных образований. Марксисты считали, что в национальных районах России крестьянский вопрос теснейшим образом переплетается с национальным. Надо признать это положение правильным.

С принятием новой военно-политической линии партийные и советские органы республики, учитывая национальный состав населения, своеобразие классовых отношений, сохранившийся местами патриархальный уклад, решили облагать население натуральным налогом совершенно по другому принципу. Исходя из “первой и основной задачи своей деятельности — укрепление народного благосостояния и развитие производительных сил (общественного и частного) хозяйства”, принимая во внимание “создавшееся положение” (гражданскую войну и разруху. — Е.А.) и то, что население за редким исключением аккуратно выполняло в прошлом продразверстку и натурналоги, “до выработки и установления посильных повинностей было отмечено дальнейшее взыскание всех видов натурналога по раскладке 1921 г. на всей территории Якутской республики”. Этим же постановлением были прекращены все следственные дела против неплательщиков натурналогов, восстановлены в гражданских и политических правах те, кто не выполнил продразверстку 1920—1921 г. (По приказу А.Г. Козлова от 4 февраля 1922 г. все не уплатившие натуральный налог приравнивались к врагам рабоче-крестьянской власти).

В целях внедрения новой экономической политики в специфических условиях Якутии была проведена большая политическая и организационно-подготовительная работа. Так, 4 июля 1922 г. приняты постановления СНК ЯАССР о свободе торговли и обмена по получению и регистрации промыслового патента; о разрешении наемного труда на сельскохозяйственных работах. Для сохранения устойчивого землепользования и покосов запрещались коренные переделы в течение 1922 г. Все эти мероприятия были направлены на развитие экономики, на восстановление разрушенных войной крестьянских хозяйств. Гуманное отношение к населению, амнистия повстанцев постепенно успокоили людей, возвращая их к мирному труду.

В такой обстановке ревком и СНК ЯАССР приняли постановление “Об едином натуральном налоге на продукты сельского хозяйства на 1922—1923 гг.” По этому постановлению, принятому 7— 9 октября 1922 г., всю территорию республики разделили на земледельческие и скотоводческие районы.

Размер налога для каждого хозяйства земледельческого района зависел от трех показателей: величины фактического засева; количества коров в возрасте свыше трех лет, лошадей — свыше четырех лет; средней урожайности хлеба на одну десятину. По обеспеченности посевом хозяйства делились на группы соответственно с засевом: меньше 1/4; 1/2; 3/4; 1; 1,5; 2; 2,5; 3 и больше трех десятин; по количеству скота — на группы: без скота; до двух голов; до четырех и свыше четырех голов.

Территорию республики по урожайности разделили на 11 разрядов, начиная с 25 пудов и кончая 100 пудами с десятины. Причем разница в разрядах составляла пять пудов: например, первый разряд — меньше 25, второй — 25—30, третий — 30—35 пудов с десятины и т.д.

Продорганами освобождались от налога бесскотные хозяйства с засевом до 1 /2 десятины при урожайности до 36 пудов с десятины и с засевом до 1 /4 десятины при средней урожайности ниже 40 пудов.

Для взимания налога хозяйства скотоводческих районов были разделены на пять групп по числу голов крупного рогатого и конного скота возрастом свыше одного года. Размер налога на мясо исчислялся в следующих размерах: от 5 до 10 голов — 10 ф., от 11 до 20 — 11 ф., от 21 до 30 — 12 ф., от 31 до 40 — 14 ф., свыше 40 — 16 ф. с каждой головы.

Натуральный налог взимался по единому эквиваленту — пуду ржи и вносился плательщиками следующими видами сельхозпродуктов: зерном, мясом, маслом, салом,рыбой и пушниной.

На не сдавших налог в установленный срок налогалось пени в размере 1/5 его доли. Это подстегивало крестьян к своевременной уплате больше, чем угрозы и аресты. За особо злостные действия, направленные на срыв правильного поступления налога, виновника могли арестовать окружные уполномоченные на семь, а республиканский НКТП на 14 суток, а в крайних случаях предписывалось закрытие рынков местного оборота и передача неплательщиков суду ревтрибунала.

Как видно из документов, новая экономическая политика в новых условиях в общих чертах была направлена на единение общеэкономической и национальной политики республики.

Интернациональная помощь правительства РСФСР и СССР народам Якутской республики в восстановлении народного хозяйства была весьма разнообразна.

Советское государство оказывало широкую материальную и организационную помощь кооперации. Число пайщиков потребительской кооперации быстро росло: на 1 октября 1922 г. насчитывалось 1115; 1923 г. - 5 535; 1924 г. - 14 874; 1925 г. - 25 177. Кооперацией было охвачено 25% взрослого населения, Трудящиеся убеждались, что получать промышленные товары и сбывать излишки сельскохозяйственных продуктов выгоднее через государственную торговую сеть и потребительскую кооперацию. В Якутии развернули свою деятельность кооперации:потребительская “Холбос”, кредитная “Салгабыл”, кустарно-промысловая “Иделях”, сельскохозяйственная “Тэрилтэ”. Наиболее распространенную сеть имела потребительская кооперация. В 1925-1926 гг. в Якутии насчитывалось 76 потребительских обществ. Местная потребительская кооперация объединилась в республиканское общество “Холбос”.

Укрепление потребкооперации и сельского хозяйства и постоянная помощь со стороны правительств СССР и РСФСР в виде прямых денежных кредитов и зерном, улучшали материальное положение трудящихся Якутии. Так, на 1925-1926 гг. общий размер единого сельскохозяйственного налога снизился на 25%, уменьшились налоги с многодетных семей и малоскотных хозяйств.

Союзный ЦИК, начиная с 1924 г., ежегодно оказывал безвозвратную помощь. Так, 29 октября 1924 г. 11-й сессией ЦИК СССР 2-ого созыва было при нято постановление о дополнительной помощи из общественного бюджета на 1925 год наиболее отсталым автономным республикам и областям. Якутской республике было выделено для нужд народного хозяйства, здравоохранения, проведения агрокультурных мероприятий и на укрепление низового аппарата 200 000 рублей.

Начиная с 1923 г., при материальной поддержке правительств РСФСР и ЯАССР, ежегодно организовывалась Колымская товарообменная экспедиция.

Пароход “Ставрополь” из Владивостока в устье реки Колымы доставил около 400 тонн товаропродуктов. В 1923 г. для этой цели правительство РСФСР выделило 85 тыс. золотых руб., ЯАССР — 60 тыс. руб. В 1924 г. два правительства для организации этой экспедиции выделили товаров на сумму 121 000 руб.

Большие споры вызвала проданная на Лондонском аукционе якутская пушнина. На нее претендовали Сибревком, Центросоюз, Наркомат внешней торговли. СНК СССР, рассмотрев спор, постановил передать вырученную сумму 1 919 060 руб. 68 коп. в пользу правительства ЯАССР, выделив из нее 10% Сибревкому для проведения ремонтных работ на дороге Якутск — Иркутск.

В 1924 и 1925 гг. республика получила как безвозвратную помощь 10 000 пудов зерна (1924 г. в Якутии выдался неурожайный), ссуду для закупки зерна — 200 000 руб. В том же 1924 г. с условием возврата в течение двух лет с ежегодным 6% начислением республика получила технику для сельского хозяйства.

Снабжение Якутии товарами из центра, развитие и укрепление экономики и торговли явились в этот период жизненно важными вопросами и поэтому постоянно были предметом внимания центральных органов советской власти. Помощь правительства Союза и РСФСР в восстановлении народного хозяйства республики в 1922—1926 гг. действительно была бескорыстной, поистине интернациональной.

Правительства РСФСР и СССР оказывали интернациональную помощь, широкую материальную и организационную поддержку кооперациям, содействовали снабжению товарами и продуктами малых народов Крайнего Севера. При Президиуме ВЦИК РСФСР в 1924 г. был создан Комитет содействия народностям северных окраин (КСНСО) с широкими полномочиями под председательством первого заместителя Президиума ВЦИК П.Г.Смидовича. Комитет имел свой орган при Президиуме ЦИК Якутской АССР. Большая повседневная забота КСНСО буквально спасла малые народности Крайнего Севера Якутии от полного исчезновения после гражданской войны. В 1935 г., в период разгула сталинских репрессий, КСНСО был ликвидирован. Помощь, оказываемая центральными правительствами Якутской республике, почти прекратилась после установления в стране политики сталинского геноцида по отношению к национальным меньшинствам.

После образования автономной республики, окончания гражданской войны, примирения и сотрудничества национальной беспартийной интеллигенции с советской властью началось плановое развитие народного образования на родных языках народов, культурно-просветительная работа, подготовка специалистов из коренного населения в центральных городах, печатание произведений якутских писателей, книг агитационно-пропагандистского содержания, газет и журналов на якутском языке, зародилось профессиональное театральное, изобразительное и музыкальное искусство. Местные научные кадры изучали быт, жизнь, фольклор, язык, религию родного народа.

Однако журнал ЦК ВКП(б) “Пролетарская революция” (№ 6 — 1927) опубликовал статью А.М. Аршаруни “В борьбе с националистической идеологией”, в которой автор оценил творчество якутских писателей и всю деятельность беспартийной интеллигенции Якутии как националистические, направленные на отторжение республики от СССР. Он, ни разу не побывав в Якутии и не зная ни единого слова на якутском языке, выступил с политической оценкой произведений якутских писателей в органе ЦК ВКП(б). В Якутске точку зрения Аршаруни подхватили якутские писатели Кюндэ, Элляй, журналист С.Г. Потапов. Они обвиняли в идеологической диверсии писателей старшего поколения — А.Е. Кулаковского, В.В. Никифорова, А.И. Софронова, Н.Д. Неустроева, П.А. Ойунского и редколлегию литературно-художественного журнала “Чолбон”.

Еще более ожесточенная борьба шла в областной партийной организации. Во всех поворотных моментах (на конференциях, пленумах) левацкую линию проводили коммунисты А.Г.Габышев, Н.Н. Варфоломеев, А.К.Андреев, К.А.Сокольников, Н.Н.Окоемов, В.Т. Столпник, С.Г. Потапов и др. “В истории Якутской организации характерными являются непрекращающиеся все время вспышки болезни “левизны” в нацвопросе”, — писал М.К.Аммосов в 1927 г.

Идейная борьба в культуре, литературе, в партийной жизни была подготовкой к грозным событиям 1928 г.

Вместе с тем надо подчеркнуть, что сложность национального вопроса в Якутии состояла в правильном сочетании национальной революции с крестьянским движением, т.е. со всей массой якутского населения, в разработке оптимальной национальной политики, соответствующей насущным задачам национально-государственного и хозяйственного строительства якутского крестьянства — основного состава населения автономной республики.


• Сотрудники Национальной библиотеки РС(Я), библиотеки Президента Республики Саха (Якутия) в специальном выпуске “Егор Егорович Алексеев. Биобиблиографический указатель” (Якутск, 1998. — 63 с.) выявили 92 публикации, отклика, полемических отзыва в научных изданиях и периодической печати на труды Е.Е.Алексеева. В том числе по проблематике межнациональных отношений

• 32, о В.И.Ленине — 24, о А.Е.Кулаковском — 25, о самом авторе — 7. Кроме того на книги и отдельные статьи Е.Е.Алексеева опубликовано около 20 рецензий.

• 27 мая 1998 г. рукопись монографии “История национального вопроса в Республике Саха (Якутия) (февраль 1917—1941 г.г.)” после обсуждения на совместном заседании отделов истории, этнических и социальных процессов рекомендована к печати и защите на соискание ученой степени доктора исторических наук. Книга под тем же названием издана в ноябре 1998 г. и получила положительный отзыв в печати.

• Отдельные аспекты и положения работ Е.Е.Алексеева изложены в докладах и сообщениях на региональных и международных конференциях, на заседаниях “Круглого стола” в Якутске, Иркутске, Томске, Перми, Свердловске, Санкт-Петербурге, Москве. В одном только Якутске Егор Егорович выступил с докладами и сообщениями на более чем 30-ти республиканских научных и научно-практических конференциях, организовал и руководил подобными мероприятиями, посвященными юбилеям А.Е.Кулаковского, М.К.Аммосова, И.Е.Винокурова, Ис.Н.Барахова в Якутске, Таттинском, Намеком, Нюрбинском, Верхневилюйском улусах.

• Указом Президента РС(Я) М.Е.Николаева от 26 октября 1992 г. за заслуги в разработке научных проблем Е.Е.Алексееву присвоено звание “Заслуженный деятель науки РС(Я)”. 7 мая 1995 г. ему присуждена Государственная премия Республики Саха им. А.Е.Кулаковского. За научное изучение и пропаганду жизни и деятельности выдающихся деятелей республики ученому-историку присвоены звания “Почетный гражданин” Намского и Таттинского улусов. Е.Е.Алексеев лауреат премии “Общественного фонда им. П.А.Ойунского” — за защиту чести и достоинства выдающегося сына народа саха.

 

Яндекс.Реклама
шпильки найти на сайте и вопросы про шпильки.. новая статья про кредит под залог автомобиля.. купить скачать бесплатно скрипт магазина на сайте.
Hosted by uCoz