На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Дорогой Владимир Николаевич!
"Илиновцы" от всей души поздравляют Вас с юбилеем и верят, что публикация в этом номере - знаковая. Впереди новые встречи с читателями журнала.
Свершений и удач!

 Зинаида ДМИТРИЕВА

«... Но и достояние всего человечества»

Фольклор
в духовной жизни юкагиров

На II съезде северных народов (13—15 марта 1995 г.) был принят документ о причислении юкагиров к исчезающим этносам, о мерах по сохранению их культуры. В самом деле, у юкагиров есть своя самобытная культура, которой угрожает полное исчезновение, поэтому сейчас стоит вопрос об ее возрождении.

Писатель В.Санги в 1990 году писал о том, что современная цивилизация может стереть с лица земли малочисленные народы, этот «последний вагон». По данным исследователей, юкагиры — последние «осколки» некогда могущественного народа Северо-Востока Азии.

Как известно, культура даже самого маленького этноса является достоянием человечества, так как каждый этнос уникален, неповторим, самобытен. Можно отметить, что потеря национальной культуры малочисленных народов началась в середине 30-х годов с упразднения Комитета Севера, национальных районов и интенсивного промышленного освоения Севера и Сибири. И продолжалось до середины 80-х годов, несмотря на обострение межнациональных отношений.

Одной из причин, тормозивших развитие национальной культуры, явилась необоснованная практика поголовного перевода оленеводов на оседлость и укрупнение поселков, сопровождавшиеся ликвидацией традиционных мелких селений. Это отрицательно повлияло на привычный уклад и образ жизни юкагиров, что, в конечном результате, привело к разрушению их быта и национальной культуры. Г.Н.Курилов-Улуро-Адо прав, когда потерю национальной культуры и языка нижнеколымских юкагиров связывает с переселением с.Тустах-Сеня в поселок Андрюшкино в 50-х годах. Во время сбора фольклорного материала одна из информанток заявила: «Почему раньше не интересовались? В те времена были хорошо танцующие, поющие. Теперь-то ничего не осталось». А пенсионер, житель села Нелемное, юкагир А.Н.Дьячков заметил, что слишком поздно спохватились, взялись за это дело.

Совершенно очевидно, что фольклорные материалы юкагиров ждут самого серьезного изучения. юкагиров ждут самого серьезного изучения. Мы пришли к выводу, что еще можно опереться на носителей фольклора и найти пути сохранения забытых фольклорных традиций юкагиров. Так, в Верхнеколымском улусе живут носители юкагирского фольклора Е.Н.Дьячкова, Н.М.Лихачев, В.Г.Шалугин, А.В.Слепцова, М.И.Турпанова, А.И.Шадрина и другие, а в Нижнеколымском улусе собирает фольклор Е.И.Винокурова, в селе Андрюшкино более двадцати лет работает ВИА «Сээдьэ», руководимый Э.Н.Клепечиным. Начал свою работу юкагирский ансамбль.

«...фольклор каждого народа — это не только его собственное достояние, но и достояние других народов, всего человечества. Утрата фольклора каким-либо народом — безвозвратная потеря для всех ныне живущих и будущих землян», — написал Ю.И.Смирнов (Москва) в тезисах к международной конференции «Языки, культура и будущее народов Арктики». Факты позволяют сказать, что и фольклор малочисленных северных народов несет в себе общечеловеческую ценность.

Екатерина Николаевна Дьячкова является подлинной носительницей юкагирского фольклора. Она родилась в 1914 году в п. Коркодене. Ее отец и мать были охотниками, а сама до пенсии работала няней в больнице. Жизнь одинокой женщины, воспитывающей семерых детей, была нелегкой. Известно, что юкагиры являются полиглотами. И в доме Екатерины Николаевны разговаривают на русском и юкагирском языках. Она помнит многое: поет и танцует, рассказывает об уникальной жизни своего народа. В частности, она сообщила, что юкагиры раньше жили по родам и испокон веку собирались летом, в июне, вместе отмечать встречу Нового года. По свидетельству информантов, юкагиры, живущие в Зырянке, в начале июня, после ледохода, собирались в доме у А.Шадриной и праздновали (совершали юкагирский обряд) «Шахадьибэ» до недавнего времени. Этот обряд можно и должно сохранить.

Не секрет, что праздникам народов Севера власти раньше не уделяли должного внимания, но сегодня, с изменением национальной политики, отношение к культуре меняется в лучшую сторону. Поэтому можно с уверенностью сказать, что восстановление праздников пробудило бы самосознание народа и сыграло бы значительную роль в возрождении его фольклорных традиций.

Е.Н.Дьячкова же показывала юкагирский танец «Одул Лондо». Она помнит старинные юкагирские песни: «Чайконьу», «Ёлуга», «Он мун эмэй», «Росомаха», «Чоліоро», «Шииши»,1 сама сочиняет песни для детей (музыкально-поэтическая форма обращения к ребенку). Так, в 1993 году Т.И.Игнатьева, Ю.И.Шейкин выпустили книгу «Образцы музыкального фольклора верхнеколымских юкагиров», а к этой книге приложены песни Е.Дьячковой (с нотами). Ее дочка Л.Демина в своем личном архиве хранит записанные песни матери. В селе Нелемном она одно время руководила юкагирским ансамблем «Ярхадана», пользуясь тем, что дала мать, чему научила она. Об этом свидетельствуют фотографии, рассказ информантов и самой Любы.

Николай Михайлович Лихачев — охотник, житель села Нелемное. Он один из тех, кто помнит юкагирские традиционные песни, старинные рассказы, сказки, предания и в то же время сам сочиняет песни, стихи. Это у него в 1960 году композитор Г.А.Григорян записал многие песни. По свидетельству Н.М.Лихачева, он дважды приезжал в эти края с А.Г.Лавриком. Николай Михайлович с благодарностью вспоминает: «Они самые первые, которые меня записали, а Александр Григорьевич вместе с нами танцевал «Одул Лондо». Они потом нам еще деньги прислали». Под впечатлением этих поездок А.Г.Лаврик впоследствии написал книгу «За хребтом Арга-Таса», которая была издана в Москве в 1963 году. «...Наконец, — писал в этой книге А.Лаврик. — Н.Лихачев сдался и вышел на сцену. Чуть приоткрыв рот и почти не шевеля губами, он запел высоким тенором. Частые переходы от высоких тонов к низким украшали мелодию, песня лилась свободно и непринужденно» (Издательство «Советская Россия», М., 1963. — С. 107).

Николай Михайлович еще с детства научился петь. «Меня, — рассказывал он о своем детстве, — с малых лет приглашали петь на праздниках, а богатые люди дарили одежду, кормили. Когда мне было 15 лет, приезжал один ученый и хотел забрать на учебу, но отец не согласился». Так он остался у себя на родине, никуда не выезжая. Вначале лечил людей, а потом, будучи плотником, между охотничьими сезонами, построил более двадцати домов. Он говорил: «Юкагиры любили петь весной, во время пробуждения природы». Николай Михайлович, информант многих ученых, в их числе и зарубежных, свободно говорит на трех языках.

Николай Николаевич Дьячков родился в 1912 году в Прорве, образования не имел. В 1988 году приехал с Сеймчана Магаданской области в с.Нелемное, где обосновался с семьей родного брата А.Н.Дьячкова. Умер в 1994 году.

Племянницы Николая Николаевича Ира, Галя Дьячковы знают свой фольклор, язык. Так, Ира руководит ансамблем «Ярхадана». Она закончила Республиканское культурно-просветительное училище, а Галя — Якутское педагогическое училище, по окончании которого в родном селе организовала ансамбль дошкольников «Розовая чайка», где дети начали приобщаться к юкагирской культуре. «Маленькие юкагирские артисты» выступают на детских утренниках, в Нелемнинском СДК на праздниках и перед гостями, часто зарубежными.

Сам Николай Николаевич в охотничьем обряде «Поклонение Солнцу» исполнил роль деда (хаха). Он говорил: «Если детей будем учить родному языку, а юкагиры будут интересоваться своей культурой, традициями, если такие, как вы, приедут и объединят нас, то тогда не исчезнем».

Геннадий Дъячков — племянник Николая Николаевича — был талантливым писателем, учился в Ленинграде. К сожалению, жизнь его оборвалась слишком рано. Геннадий Дьячков — автор многих стихотворений и пьесы «Розовая чайка», где описывается жизнь современных юкагиров. На I съезде юкагиров в с. Нелемном артисты Якутского драматического театра им. Ойунского показывали пьесу «Розовая чайка». Можно отметить, что во время съезда постановка произведений юкагирских писателей и выставка члена Союза художников и Союза писателей России Н.Курилова явились свидетельством самобытности, которая всегда и при любых условиях может оставить о себе добрую память.

Акулина Васильевна Слепцова родилась в 1930 году в Старом Нелемном, пенсионерка, образование — начальное, живет в с. Нелемном. Она является постоянным информантом и неоднократно давала самые достоверные свидетельства о своем народе как ученым своей республики, так и многих зарубежных стран. Благодаря ее доброте, задушевности, отличной памяти записано очень много юкагирских песен, сказок, преданий, этнографических рассказов, обрядов. В то же самое время она сама сочиняет песни, как когда-то ее предки. Акулина Васильевна прекрасно владеет искусством шитья юкагирской одежды (один из таких нарядов был подарен французскому ученому Шарлю). Слепцовы зимой часто ездят в родную тундру, где Акулина Васильевна приобщает своих детей к юкагирской культуре. Они записывают на магнитофон юкагирские песни. Акулина Васильевна любезно предоставила мне подобную запись, комментируя ее на якутском языке. Внучка Марианна, будучи ученицей Нелемнинской школы, стала лауреатом фестиваля школьников, исполнив юкагирскую песню «Ракета». С этой песней она выступала во Франции — об этом сообщила газета «Кыым» в 1993 году.

Акулина Слепцова — воспитательница детского сада «Розовая чайка».

Василий Гаврильевич Шалугин родился в 1942 году, охотник, ныне живет в с.Нелемном. Образование — средне-специальное. Благодаря его помощи как информанта, издано много книг, среди которых можно назвать «Фольклор верхнеколымских юкагиров» в двух частях, «Лунное лицо», «Хозяин земли», куда включены рассказанные им сказки, легенды, предания. Его сообщения также зафиксированы в научных отчетах Г.Н.Курилова, в том числе и в книге «Рассказы для детей» (верхнеколымский диалект).

Галина Дъячкова сегодня начала учить детей юкагирским песням. Учащаяся Нелемнинской средней школы Зина Потоскуева, дочка Акулины Васильевны Марианна Шалугина, дошкольник Матвей Шалугин уже стали лауреатами разных фестивалей.

В заключение следует подчеркнуть, что в школах нужно проводить целенаправленную работу с целью приобщения учащихся к национальной фольклорной традиции. Детей с данными следует направлять на учебу. Сельский Дом культуры в с. Нелемном тоже мог бы работать в этом направлении.

Далее предлагаю некоторые произведения из юкагирского фольклора, собранные автором во время экспедиции, командировок в 1991—1993 г.г.

Фольклорные материалы редактировала Н.Д.Петрова, ст. лаборант отдела этнофилософских процессов.


Наставление
предков юкагиров

(Обращение юкагирского охотника
к молодому поколению)

Дорогие молодые мои потомки! я представитель малочисленных народов Севера, юкагир Верхней Колымы, охотник, обращаюсь к вам!

Мои потомки раньше жили около рек Шаманиха, Поповка, в верховьях реки Ясачной*. Я сам уроженец деревни Нонгудан,* что расположена около реки Ясачной. С детства свою жизнь посвятил охоте. Сначала меня к этому промыслу приучили деды, старшие братья. Они привили любовь к этому делу. У нас тогда был строгий неписаный закон — охотиться, сохраняя, оберегая тайгу-матушку и беречь себя. Теперь мы находимся на грани исчезновения и вместе с нами пропадают дикие олени, смолви,** снежные бараны, рыбы и т.д. Раньше я слышал, что говорили старики, и до сих пор помню. Они нам мудро советовали, что нельзя жадничать при охоте. Стрелять, сколько нужно, но не истреблять совсем, не воровать чужие вещи. Стариков осталось совсем немного. Только остались мы, юкагиры среднего возраста. Мы хотим, чтобы слышали наш голос: берегите тайгу, защищайте исчезающих рыб и зверей. Помните: мы питаемся ими, это наша основная пища, которая сделала нас человеком.

Теперь те, которые не слушали обереги, наставления юкагирских охотников, знайте, что раньше наши старики строго и жестоко наказывали непослушных людей. Те, которые не послушались, нарушили закон тайги, не уберегли родную природу, остались без ног и глаз, и им сопутствовало несчастье.

Однажды молодой юкагир издевался над птенцами утки, а об этом узнал хозяин тайги и наказал его очень суровой карой. Этот человек в скором времени остался без глаз и утонул. Он, умирая, покаялся, что его наказал хозяин тайги за то, что издевался над птенцами утки. Вот за этот совершенный грех и наказал его всевышний хозяин тайги.

Молодые охотники, люди! Никогда этого не делайте, а то ждет вас страшная кара хозяина тайги.

Что нужно от природы — возьмите, а ненужное оставляйте. Пускай размножаются, не исчезают наши звери.

Вот, издревле таково наставление наших предков, и оно очень актуально сейчас, в наше время.

Рассказ юкагира Василия Гаврильевича Шалугина (1942 г.р.) записан автором.
с.Нелемное, Верхнеколымский улус.
Март, 1992 г.

* Нонгудан — нельма.

** Смолви — лось.


Бой с коряками

(Старинный рассказ)

Давным-давно на Колыме коряки впервые убили много юкагиров. Они, оставляя поле брани, обещали вернуться сюда еще через год.

Когда настал тот день, юкагиры ждали их с луками. В назначенное время со стороны моря прибыло на оленях около ста коряков с целью добыть колымское золото. Началось кровавое сражение между юкагирами и коряками. С обеих сторон было убито много людей. Те, которые погибли от стрел луков, навсегда остались на этой земле. Живые вернулись домой.

Коряки в третий раз пришли к старику юкагиру Нарчаде. У него было двое сыновей и жена. Здесь коряки удавили детей, а девушек забрали в плен. Старик со своими сыновьями сражался храбро. Они уничтожили много врагов. Коряки ушли, когда от юкагиров остались в живых только один мальчик и старик со старухой. Старуха говорит своему старику Нарчаде:

— Давай, поищем наших сыновей.

— Хорошо, пошли, — ответил старик.

Они горько заплакали и пошли искать сыновей. На поле битвы лежало много убитых. Старики приподнимали и внимательно присматривались к лицам каждого павшего воина. Нарчаде успокаивает жену:

— Смотри, не плачь. Наши сыновья отчаянно сражались наравне с ними и теперь вместе лежат под одной подушкой. Не горюй. Если бы у нас не было сыновей, то и нас не пощадили бы. Так что нам гордиться ими надо.

И так они прошли за три дня три версты. Кругом лежали одни мертвецы. Вдруг они натолкнулись на тела своих сыновей. Прямо на луже крови лежали их родные. Они с глубокой скорбью прикоснулись к их давно остывшим холодным телам. Так погибли сыновья юкагирского старика и старухи в неравном бою с коряками.

После той битвы осталось несколько юкагиров. Они целыми месяцами искали рыбу в реке, но не находили; чтобы утолить голод, ели всякую всячину. Целых два месяца хоронили людей, убитых во время сражения с коряками. Так и убитые коряки сгнили на земле Колымы.

Год прошел после битвы. Юкагиры ждали коряков, хотя они не обещали вернуться обратно.

Далеко за речкой жил юкагирский богатырь Халанчин. Он, убивая ламутов, перегонял их олени и этим кормил своих сородичей. Халанчин ждал коряков, чтобы отомстить за убитых юкагиров. Он был хитрым, сильным человеком. В конце концов коряки вернулись. Их было более ста человек. Халанчин, узнав об этом, пришел к корякам.

Коряки спрашивают у него:

— Где Сэбирдэх хайын — юкагирский богатырь?

Они не узнали Халанчина, а он отвечает:

— Он находится недалеко отсюда, у себя дома, а его войска ушли далеко. Вы без боя можете схватить его, а главное — в доме его найдете большой мешок пушнины.

Коряки, услышав это, обрадовались и воскликнули:

— Давайте, пойдем туда!

Халанчин продолжал врать. Враги, даже не подозревая подвоха, все принимают за чистую монету. Он жалуется:

— Халанчин бьет меня. Братья, помогите нам. Убейте его, а то, что погибли коряки, это очень жаль. Мы вам верны, только помогите нам избавиться от него.

Коряки еще раз спрашивают:

— Где Халанчин?

Халанчин отвечает:

— Отсюда не видать.

Русские в одном месте построили большой длинный дом с приманкой. Как только прикоснешься к веревке, сразу весь дом рухнет. Хитрый Халанчин привел сюда коряков и вежливо так говорит:

— Заходите, пожалуйста.

Здесь он заранее положил мешок из оленьей шкуры, а содержимое было в нем — всего лишь собачья шкура да оленьи рога. Коряки, увидев издалека мешок, подумали, что лежит мешок с богатой пушниной. Они так обрадовались, аж глаза разбежались. Когда коряки начали разбирать мешок, Халанчин выскочил из дома и натянул веревку. Весь дом рухнул на коряков. Так отряд коряков был уничтожен.

Юкагирский богатырь Халанчин, освободившись от коряков, жил с шестерыми детьми далеко за речкой.

Мы, юкагиры, происходим от этого богатыря, а сейчас вымираем от болезней, разных напастей, войн. Нас стало так мало.

Однажды вдали за речкой неожиданно появился один странный человек. Его никто за человека не принял. Увидев Халанчина, он говорит:

— Ох, какой богатырь идет, — смотрит на небо, пригнувшись, между ногами.

— Что он колдует? — недоумевают люди. Настороженно шепчут друг другу:

— Опять, видимо, коряки придут.

А человек предсказывает:

— Коряки идут...

В то время ему никто не поверил. Но спустя несколько дней появляется человек, облаченный в панцирь. Только видны глаза да нос, а открытое место только в ногах. Он пришел с дочкой. Этот человек спрашивает:

— Где Халанчин?

Никто не отвечает. Юкагиры спрятались от коряков в Росохе, Шаманихе, Колыме, Олгуе, около озер. Пришелец еще раз спрашивает:

— Я слышал, что здесь живет юкагирский богатырь Халанчин. Где он и каков из себя?

Халанчин отвечает:

— Он не здоровый, а худощавый и стройный.

Этот человек пришел зимой. В то время Халанчин жил со своей женой в яранге. Пришелец поставил около яранги Халанчина свою. Халанчин боится его, настораживается.

Вечером новоиспеченный сосед зовет Халанчина:

— Иди сюда, иди.

Халанчин подходит к нему и врет:

— Я батрак Халанчина. Он меня и жену бьет. Заставляет работать до седьмого пота, измывается. Спаси нас, добрый человек!

Тот соглашается спасти его:

— Ладно, спасу, помогу.

Халанчин говорит:

— Угощайся оленьим мясом, — и протягивает оленину.

Пришелец с дочкой досыта наедаются оленьего мяса. Халанчин чувствует себя не в своей тарелке и думает: «Когда же прикончит меня?».

Человек в панцире говорит:

— Завтра пойдем к Халанчину, ты мне покажешь его.

Халанчин про себя решает, что сколько бы ни был силен враг, все равно он должен его одолеть, убить.

Этот человек вечером показывает свой панцирь и хвастается:

— Никто меня в этом панцире не убьет, не победит.

Настало утро.

Коряк говорит:

— Где Халанчин? Веди меня к нему.

Халанчин оставил нож в доме, напичкал щепкой трубку коряка, и они пошли «искать Халанчина».

Халанчин говорит:

— Посредине дороги стоит пустой дом. Халанчин, которого ты ищешь, живет там. Отсюда пять верст. Мы найдем его там.

И они идут и идут...

Оказывается, Халанчин нарочно подобрал такое место, какое описал коряку. Там они и остановились. Халанчин просит:

— Давай, отдохнем. Отсюда до дому Халанчина рукой подать.

Халанчин сидит, где рассыпано серебро, а коряк — на тальнике.

Коряк-богатырь захотел закурить. Он заметил, как Халанчин набивал трубку щепкой и говорит:

— Какое наказание, нечего закурить! Брат, у тебя естьнож?

Он заранее приметил, что у Халанчина нож. Халанчин вдруг вскочил и сломал врагу три ребра, затем ножом пырнул прямо в сердце. Коряк упал замертво. Оказывается, он был куда слабее, чем Халанчин, и вовсе не такой богатырь, как притворялся.

Халанчин говорит дочке коряка:

— Иди, скажи людям, что я победил твоего отца.

Девушка прибежала к людям и кричит:

— Смотрите, вон там Халанчин убил моего отца! Видите его нож, а натазник отпустил...

Халанчин приходит к сородичам. Победителя встречают радостно. Так покончили с коряками. С той поры они перестали воевать с юкагирами.

Все.

Рассказ юкагира Николая Михайловича Лихачева (1928 г.р.) записала автор.
с.Нелемное, Верхнеколымский улус. Июнь 1993 г.


Как звери устроили
конкурс песни

(Сказка)

Однажды все звери собрались в одном месте и говорят медведю:

— Давай, медведь, спой нам песню!

Медведь безотказно начинает петь:

— Белая метелица полна мукой.

Мне самому не верится —

Что поделать с ней?

Не знаю, право, что и делать!

Все сразу от восторга захлопали в ладоши и сочли его настоящим артистом.

Звери просят петь росомаху, а та без слов охрипшим голосом:

— О-о-о-о...

О-о-о-о...

Зверям тоже очень понравилось исполнение росомахи, все захлопали. С восторгом объявили, что наша росомаха, оказывается, несравненная певунья.

Звери просят белку спеть песню, и белка поет, виляя хвостом:

— Мой хвостик длинный,

Мой хвостик пушистый,

Мой хвостик самый красивый!

После этого все звери сразу вскочили и радостно захлопали. Теперь просят спеть горностая, а он поет им так:

— От меня разит зловонием,

Мой хвостик пахнет ядом.

Из-за запаха дурного

Охотник, меня добив,

Бросает шкуру напрочь далеко.

Все радостно хлопают и с хорошим настроением разбегаются по своим местам.

Все.

 

Рассказ юкагира Николая Михайловича Лихачева (1928 г.р.) записала автор.

с.Нелемное, Верхнеколымский улус.

Июнь 1993 года.


Песня красивой девушки*

(Старинная юкагирская песня)

Защемило сердце,

Заболела печень.

К такой красивой девушке

Не приходит парень,

Свидания не назначает.

Песню мою никто не услышит.

Кто передаст ее молодым?

Вот умру я — песня моя

Потечет как река Ясачная.

Никто не сможет помочь.

Никого вокруг, сердцу невмочь.

Прощайте, ребята, ровесники мои!

Вы не увидели красу мою,

Не подружились со мной.

Прощайте!

*Давным-давно Н.Дъячков услышал эту песню от отца, а тот пел песню своей сестры. Она была первой красавицей, певуньей, но очень болела и рано ушла из жизни.

Песню юкагира Николая Николаевича Дьячкова (1912—1994 г.г.) записала автор.
с.Нелемное, Верхнеколымский улус.
Март 1992 г.


Зеленое лето*

(Пугэля йахтал)

Наше славное зеленое лето,

Опять мы расстаемся с тобой.

А ты уходишь, нас благословляя:

Чтобы было все благополучно,

Чтобы нам было всегда хорошо.

Ты благослови нас, чтобы

На следующий твой приход

Мы встретили тебя живые.

Перед уходом твоим, о лето,

Мы песню споем, провожая.

Сам хозяин тайги ее слушая,

Попрощается с тобой тоже.

*Раньше эту песню юкагиры пели летом. Они одевали лучшую одежду и дружно напевая ее, ходили по улице.

Спел юкагир Николай Михайлович Лихачев (1925 г.р.), записала автор.
с.Нелемное, Верхнеколымский улус.
Июнь 1993 г.


Зинаида Андреевна Дмитриева, исследователь юкагирского фольклора.

 

Яндекс.Реклама
Hosted by uCoz