На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Дорогой Владимир Николаевич!
"Илиновцы" от всей души поздравляют Вас с юбилеем и верят, что публикация в этом номере - знаковая. Впереди новые встречи с читателями журнала.
Свершений и удач!

Егор СИДОРОВ

Шаманское
покаянное
моление —
кэп туонуу

Молитва в любой религии содержит покаяние,
а покаяние — всегда молитва. Впервые «Покаянная молитва манихейцев» на древне-
тюркском (уйгурском) языке была опубликована в переводе
с персидского в V в.н.э.

В отличие от высоких религий с разработанными канонами, в якутских молениях духам, которые исполняются шаманами (однако, по случаю это может делать любой настоящий якут) нет канонов, каждый молится как умеет.

В шаманских мистериях обязательной частью ритуала камлания является «Кэп туонуу» («Покаянное моление»). Обращаясь к духам с просьбой о помощи, шаман пытается разжалобить духов, сетует на свои лишения, на горькую шаманскую судьбу, клянется принести соответствующую жертву. В случаях, когда речь идет о спасении человека от смерти, приносится самая страшная клятва, чтобы поверили неумолимые духи.

Приведу два отрывка из камланий. Первый отрывок — из камлания начала ХХ в. шамана Ник. Протасова (Сб. Шаман. Шаманы в народных преданиях. Якутск, 1993, на як.яз.), второй — из более старинного камлания (дипломная работа Е.Н.Иванова «Шаманизм. Опыт лексико-этнографического анализа. Якутск, 1969, на як. яз.).

В переводах стремился максимально точно передать дух и смысл текстов, слепо не следуя букве.

Из камлания Н.Протасова

Меня, хилого, вскормили,
Немощного взлелеяли,
Три года полных
В колыбели кровавой, роковой
Сурово воспитывали меня,
Колдовству обучили,
Шаманом сделали.
Чтобы грудью встречать
Грозную беду,
Одели в мрачно-черное;
Чтобы мог потягаться
С силами зла,
Облекли в погребальный наряд.
Три дня и ночи покоя не зная
Беснующийся черный кнут
В руку вложили,1
Неукротимого с девятью ушами
Молодого жеребца2 игреневого,
Чтобы громовыми ударами
Обильную еду добывал
Дали мне в удел;
Буйного с восемью ушами
Буланого жеребца молодого,
Чтобы раскаты его рыси
Кормили меня всегда
Назначили мне;
С семью отрогами на спине
Саврасого с подкрыльями коня,
Чтобы грохот его копыт
Пропитание доставлял
Определили мне.
С взором огненным, с слухом острым
С макушкой открытой, со станом раскрытым3
Произвели ведь меня.
Если презрев уговор
Будущей осенью не доставлю вам
Имеющего высокий круп,
Обширного станом крепким4
Судьбу детей проклятию предам,
Скота и богатств навеки лишусь,
Позором перед людьми покрою себя,
Перед богом святым совершу грехи.
Если нарушу договор,
Смерть от острия на каждом шагу,
Смерть от удушья со всех сторон
Пусть подстерегают меня.
Если слово не сдержу,
Пусть оба глаза моих
На колени мне вытекают,
И глазницы пустые глядят
Выбоинами от выпавшего сучка
На дереве сухом.
Исполнить обещанное осенью,
Когда звонко подмерзнет земля,
Неуклонное обязательство даю.

1 Говорит о колотушке бубна.
2
Бубен — волшебный конь шамана.
3
Восприимчивость (сверхчувствительность) тела.
4
Жертвенная скотина.

 

Из старинного камлания

Ради сирых двуногих
Настал день плакать-петь!
Для блага
Бедного уранхая
Со станом согбенным,
С поникшей головой1
Начинаю пение-мольбу!
Аджараев2 грозных роды,
С холодной тенью мрачной
Невидимых духов орды,
Всю жизнь свою,
Весь свой век
Стенал перед вами!
Зевая с хрустом широко,
Раздвигая губы до ушей,
Пел до истощения
Вам хвалу.
Радости пестовать детей,
Брачной постели тепла,
Ласки жены не ведая,
Плодящемуся скоту
Загоны не делая;
Уважения сородичей лишенный,
Человеческой долей обойденный,
От людского счастья отчужденный,
Под порогами проникал,
Через дымоходы заглядывал,
Берлоги обхаживал
К смертельной судьбе заговоренный,
К проклятию приобщенный,
Дымом жертвенным дыша,
Ужасную участь
Переживал постоянно!..
Настал день принести
Покаянную клятву-мольбу!
Аджараев грозных роды!
Если моя песнь покаянная
Не заденет ваши сердца,
Не взволнует чрево обширное,
Не порадует утробу великую,
Не наполнит алчущий живот,
Если не выдержу до конца обряд —
За грех такой, за вину в наказание
Да разрушится неколебимое счастье мое!
Да развеется непреходящий талант!
Да лишусь нерушимой судьбы!
Да сникнет слава моя
Как подснежник в мороз!
Презренную плоть мою
Пусть не примет святая Мать-земля!
В день смерти тело мое
Пусть не будет погребено,
Как олово в огне
Расплавится, сгорая,
Да истлеет, сгниет оно,
Истечет гноем синим.
Пусть примет меня
В страшную пасть
Алыы Кўєхтўйэ3 госпожа,
Живущая за тройной чертой
Гибельной преисподней,
Да сгину в желудке каменном.

1 Старинная эпическая метафора о бедственном положении человека.
2
Аджарай — дьявол.
3
Имя некоего шаманского духа.

 

Последнее кэп туонуу

По якутским поверьям, великий шаман рождается на земле трижды, каждый раз в новом обличии, в новом месте, иногда среди другого народа. Такое предание о шамане Ааджа включено в книгу покойного фольклориста, знатока шаманства Н.Т.Степанова «Потомки Нюрбакан» (Якутск, 1991).

После третьего рождения шаман совершенно исчезает, не обнаруживается даже его тело, считается, что он «улетел» в Джабын — место последнего приюта душ великих шаманов. По одним воззрениям, Джабын расположен где-то под землей, рядом с преисподней (или за ней), по другим — где-то в небесах, на небе шаманского божества Хара Суоруна, либо на небе самого Улуу Тойона, второго верховного бога древних якутов, который дал людям огонь и души великих шаманов (Хара Суорун — его младший брат). Оттуда возврата нет. Однако считается, что в исключительных случаях по решению Улуу Тойона шаман может переродиться еще раз с особой функцией — как мессия. Некоторые считали, что великий шаман бывает в Джабыне три раза перед каждым новым перерождением.

Можно предположить, что Джабын — своеобразное шаманское чистилище.

Шаманы не исповедуют культ того или иного духа в религиозном смысле, как ошибочно считали некоторые исследователи (скажем, подобно современным сатанистам). Они являются особыми посвященными посредниками между людьми и духами, договариваются с духами о спасении людей на определенных условиях и, как посредники, являются заложниками духов. Это люди очень тяжелой кармы, в житейском смысле обреченные, это сказывается и на близких, на потомстве. Некоторые, зная об ожидающей их участи, решительно отказывались от контактов с духами, от шаманства и, в результате, даже погибали. Но соблазн был велик, многие сознательно шли на риск в надежде как-то справиться со злом, связанным с постоянным общением с духами. Но им мешали обычные человеческие слабости: жадность, обидчивость и мстительность, они начинали злоупотреблять своими возможностями, становились все чаще так называемыми черными (дьявольскими) шаманами. Лишь редкие единицы избегали такой участи, оставаясь последовательными спасителями и целителями.

Для последнего моления шаман уединяется далеко от людей, чтобы никто не мог его видеть и слышать, разжигает костер, делает возлияние и воскурение, затем начинает кэп туонуу. Прежде всего он обращается к духу огня Аан Уххану, главному посреднику во всех мистериях и молениях, затем к духу-хозяйке земли Аан Алахчын и к духу шамана-предка. Особо обращается он к небесному шаманскому божеству Хара Суоруну, прося содействия.

Излагаю в своей литературной обработке содержание предания, рассказанного моей родной бабушкой по отцу Мариной Алексеевной, знатоком старины, сказительницей.

...Я родился особенным ребенком1
Имеющие огненно-ртутные очи разглядели,
Длинным языком разящим заговорили,
Чтобы я недопроклятое ими доклял,
Чтобы я отомстил за обиды зловещие
И утолил их неуемную алчность —
Судьбу рожденного для жизни на земле
Ударом безжалостным опрокинули,
Человеческую долю цвести в Сибири
Заклятием страшным перевернули.

С имеющими свирепый, мрачный дух сдружили,
С имеющими черные замыслы познакомили,
С опаснейшими из духов мертвецов свели,
С атаманами из аджараев в компанию ввели,
С шести лет сделали меня косматоголовым,2
С семи лет наделили разящим языком,
С малых лет к проклятиям приобщили...

Овладеешь даром умерших воскрешать,
Сможешь словом беды лихие разгонять,
Ничто не скроется от мысли твоей,
Никто не убежит от мощи твоей,
Невидимое увидишь очами чародея,
Неслышимое услышишь ушами колдуна;
Сильнейшим из зверей четвероногих
По всей матушке-земле рыскать,
Быстрейшим из могучих пернатых
Ширь вселенной облетать,
Щукой шустрой без тени
В синей бездне тешиться,
Добрых и злых духов вид принимать
Секретами волшебства овладеешь.

Высокое назначение утвердить
Вышние духи спустились к тебе.
Станешь грозным из бубен оседлавших,3
Могучим из державших колотушку в руке,
Атаманом из одевших волшебную доху,4
Самцом вселенским5 с косматой головой.

Для этого же
Не боясь и жизнь принести в залог,
Здоровую плоть на растерзание дать,
Горячую кровь обильно пролить,
Длинные кости ломать-переломать,
По суставам все тело расчленять —
Ужасный обряд посвящения
Ты должен пройти.
 

Трижды умрешь и трижды воскреснешь,
Бессмертную желчь Єксєкў6 возымев,
Побеждать смерть мощь обретешь,
Кровь хахая7 забурлит в жилах твоих,
Бедствия любые отвратишь от людей,
На этой Срединной земле обширной
Станешь шаманом великим —
Страшную клятву заставили принести,
Кровавой кабалой принудили.

Слизью с кровью обрызнули всего,
На сырую шкуру восьмилетнего медведя-самца
Бросили навзничь, начали расчленять...
Девяти отборных мужчин светлыми душами
Задобрили жадных владык черных сил,
Восьми цветущих женщин чистыми душами
Покормили духов дьявольских дорог.

В течение девяти полных лет
Человечьим детям непосильные муки перенес,
Невыносимые для тела живого
Неисчислимые истязания претерпел.
В краю Кыраман,8 откуда возврата нет,
Под дном тройным проклятой преисподней
В девяти смертей девяти водах
Мать-душу мою, истязая, вскормили,
Землю-душу, кроша-разрушая, закалили,
Воздух-душу развеяли средь духов облаков.9
 

Семьдесят семь
Чародейств всесильных познал,
Восемьдесят восемь
Волшебств могучих усвоил,
Девяносто девять
Превращений дивных перенял.

Стал грозным из шаманов великих —
С каждым словом все сильней,
С каждым пением-кутуруу10 все яростней,
С каждым камланием все мрачней
Силой загадочной наполнялся.
Мерзлое и мертвое не остановит
Неукротимую алчность свирепого зла,
Живое не пожалеет ненасытных дух —
Стал сеять вокруг уныние и страх.
 

Спасая от смерти губил еще больше,
Содеянное добро покрывалось злом.
Только увидят меня — смех испугом,
Песня радостная плачем сменялись.
Пробовал остановиться не раз
И начать жить как простой человек —
Умом непостижимым мучениям страшным
Как в годы рассечения подвергали вновь,
Трижды пытался покончить с собой —
Веревка рвется, уходит вода и гаснет огонь,
Убедился: на муки вечные обречен.

Женился не раз, бедные бабы
Не выносили духа моего, у них
Уходила душа, чахли и гибли
Безвременно одна за другой.
Счастья в потомках не было суждено,
Рождались калеки, недоноски,
Либо уроды, не то люди, не то духи,
И также гибли один за другим.
Ночью глухой через дальнее окно
Только что рожденного на свет
Быстроногий уносил прятать далеко,
Может быть, и уцелел кое-кто...

Аанай абабыан!
Сўўнэй сўттўбўєн!11

Я ревел великой страны быком,
Звонко ржал вселенским жеребцом,
Конец один, одна суровая судьба,
Одно неотвратимое предопределение —
Настал день под вой духов отправляться
В таинственную даль ведовскую,
Умом непостижимую страну Джабын.
В божественном краю, где родился,
Ни след не останется, ни имя мое,
С земли, вскормившей меня, человека,
Исчезаю бесповоротно как дым...

Лишь воздух-душа останется
В идущих в треволнениях веках,
Черным вороном небесным
Будет с кличем носиться,
Облетать улусы, найдет ли когда
Потомка рода, кто бы мог
Наследовать дух? Тогда бы вновь
На земле возродился я...
 

Если суждено на земле возродиться,
Изощренные пытки перенесший,
Немыслимые страдания переживший,
Истоки и пути смерти познавший,
Суть бога и дьявола постигший,
Я стал бы, может быть, великим
Шаманом айыы-спасителем.

Дух-хозяин огня Аан Уххан — великий дед,
Дух-хозяйка земли Аан Алахчын — праматерь великая,
Благословите, молю!12
 

Семь бешеных смерчей меня поведут,
Восемь буйных вихрей — спутники мне,
Девять грозных бурь в провожатые возьму —
Пускаюсь в путь неисповедимый!

Сўєл дўрбўєн!
Сўµ дьааЇын!
Тоіуор дом!13

1 Новорожденный, предназначенный быть большим шаманом, должен иметь особые приметы (родимые пятна на лбу, под горлом, под лопаткой, глаза различного цвета, лишний палец на руке, ноге) или какие-то физические изъяны. В некоторых случаях — это признак шамана-перерожденца, т.е. реинкарнации кого-нибудь из великих шаманов-предков.

2 Шаманы не стригут волос, т.к. в волосах содержится часть магической силы (вспомним библейского Самсона).

3 Бубен — волшебный конь, ездовое животное в космических путешествиях шамана.

4 Шаманский особый кожаный плащ (иногда доха), увешанный металлическими пластинами, изображениями духов и шаманских символов.

5 Духом-хранителем, животным двойником (мать-зверь) шамана являются медведи, волки, лоси, бык-пороз, орлы, соколы. Отсюда большого шамана величают «Вселенским самцом» (жеребцом или быком).

6 Єксєкў — мифический орел.

7 Хахай — мифический зверь (лев).

8 Кыраман — обычно переводится как таинственная даль. Это особая местность, где воспитываются души шаманов.

9 По древним повериям, человек обычно имеет три души. После посвящения мать-душа шамана становится его животным двойником — мать-зверем, душа-земля превращается в щуку и остается в воде смерти, душа-воздух бродит с духами облаков.

10 Кутуруу — особое ритуальное пение.

11 Выражение крайней досады, горя.

12 Этим обращением к духам Срединного мира шаман выражает свое желание еще раз вернуться на Землю.

13 Шаманское заклятие (мантра).


Егор Сидорович Сидоров, кандидат филологических наук, литературовед, доцент Якутского государственного университета, китаевед. 

 

Яндекс.Реклама
термозит и термозит телефон на сайте.. бесплатно скачать антивирус. скачать icq бесплатно
Hosted by uCoz