Илин № 2 2001

 

    Семейный архив

На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Дорогой Владимир Николаевич!
"Илиновцы" от всей души поздравляют Вас с юбилеем и верят, что публикация в этом номере - знаковая. Впереди новые встречи с читателями журнала.
Свершений и удач!

Людмила ШАДРИНА

«Был в пятом колене потомком Тыгына...»

О происхождении фамилии Шадриных
в Хангаласском улусе

Наша фамилия — Шадрины — русская. В известном словаре Даля слово «шадр» толкуется как «оспинка». «Шадривый» означал в древности — рябой, т.е. имеющий лицо со следами перенесенной оспы. Это слово употреблено, например, при описании внешнего вида Степана Разина: «Лицо его в малых шадринах». Среди россиян, особенно на Урале, фамилия Шадрины довольно распространенная. А как она попала в Якутию? Как у исконных якутов, какими были наши предки по мужской линии, появилась эта чисто русская фамилия?

В нашем роду существует по этому поводу семейное предание, передаваемое из поколения в поколение. Последним его хранителем был мой отец, Шадрин Панкратий Иванович (1908—1986 г.г.), более 50 лет отдавший преподаванию в школе и Якутском университете.

Граждане Хахсытского наслега Западно-Хангаласского улуса (слева направо): Широких Николай Александрович, Широких Алексей Дмитриевич, Шадрин Семен Петрович, Широких Александр, Широких Дмитрий, Шадрин Иван Петрович, Широких Иван Александрович. Августа 1910 г., Якутск.

* * *

В XVIII веке русские миссионеры взялись за обращение якутов в христианство, и к концу века они добились почти поголовного крещения якутов. Миссионеры развили бурную деятельность. Было выстроено множество церквей, где регулярно проводилось богослужение. Священник Хитров даже сделал попытку создать якутскую письменность для того, чтобы перевести церковные книги на якутский язык и тем самым донести священные истины до якутского населения. Крещению подвергались не только дети, но и взрослые люди. Священники в сопровождении казаков разъезжали по наслегам, обходили все юрты и крестили всех поголовно.

Согласно семейному преданию, первым из наших предков принял крещение и перешел в христианское вероисповедание в 1770 г. Молтун, бывший в то время уже взрослым человеком. Священник дал ему имя Павел, а фамилию ему «уступил» сопровождавший священника казак, ставший таким образом крестным отцом Молтуна. У многих якутов христианские имена и фамилии появились, скорее всего, по аналогичной причине.

Так появился в Хахсытском наслеге Западно-Хангаласского улуса гражданин Павел Шадрин, родоначальник Молтуновского рода (в то время наслег делился еще на роды). Однако, не все потомки Молтуна стали носить фамилию Шадриных. Появились фамилии Алексеевы, Прокопьевы, Захаровы, Поповы и Платоновы. А произошло это, согласно преданию, так.

У Молтуна было четыре сына — Алексей, Прокопий, Платон и Егор. Естественно, все они были Шадрины, как и отец. Но в XVIII—XIX веках по отчеству в России величались, в основном, лица благородного происхождения. Простой люд даже в официальных документах записывали по другому. Например, Сидорова Ивана Николаевича записывали так: Иван, Николаев сын, Сидоров. И нередко отчество превращалось в фамилию, что в дальнейшем могло закрепиться и передаваться из поколения в поколение.

Так и произошло с потомками Молтуна. Два сына Прокопия, Павел и Тимофей, стали Прокопьевыми, как и их потомки. А третий сын, Захар, сохранил свою фамилию — Шадрин, и его потомки дали одну из ветвей фамилии Шадриных. Сыновья Платона, Петр и Николай, стали Платоновыми, такую же фамилию стали носить уже и их потомки. Третий сын Молтуна, Егор, не имел сыновей. У него была единственная дочь, которая вышла замуж за Попова, которого Егор принял в свою семью. От них пошли Поповы.

Старший сын Молтуна — Алексей, предок нашего рода, имел трех сыновей — Галактиона и двух Василиев (в те времена в семье нередко дети имели одинаковые имена — так их нарекали священники). Оба Василия стали носить фамилию Алексеевых, но остались Алексеевыми только потомки старшего Василия. Потомки младшего Василия стали Захаровыми по имени его единственного сына Захара. Вторая ветвь Шадриных идет от Галактиона, который был прапрадедом моего отца, Шадрина П.И.

Алексей прославился как долгожитель — он прожил более 100 лет. Его прозвище было «Ўрўµ оіустаах Єлєксєй Оіонньор» (старик Алексей на белом быке). Под конец жизни, когда ему стало трудно передвигаться, он завел быка чисто белой масти, оседлал конским седлом и ездил на нем по соседям, жившим в нескольких верстах друг от друга, на покос и в лес, проверять свои силки на зайцев и лесную дичь. Был он совершенно седым, как и его бык, который тоже прожил небывалое для скотины количество лет — около 30. В старости Алексей стал прорицателем: предсказывал засуху, большую воду во время разлива Лены, возникновение эпидемии оспы.

Его сын Галактион был бедняком и умер, не дожив до седин. А внук — мой прапрадед — Иван Галактионов (Шадрин) (1808—1884 г.г.), оставшись без отца десяти лет от роду, стал незаурядным человеком. О нем сохранилось много воспоминаний, передаваемых устно. Он был трудолюбивым, способным юношей и быстро наладил свое крестьянское хозяйство.

Особенно Иван Галактионов полюбил хлебопашество и привил эту любовь своим потомкам. Его внуки никогда не знали нужды в хлебе — сами выращивали необходимое количество, что помогало им жить безбедно. Сохранилась легенда, согласно которой Иван, вернувшись в наслег и посеяв пуд ячменного зерна на обработанной вручную земле, собрал 40 пудов ячменя — неслыханный урожай! Это позволило ему обеспечить себя хлебом на весь год и прикупить скот. Трех своих внуков, детей единственного сына Петра, он нарек Филиппом, Конаном и Герасимом. И хотя их окрестили, соответственно, Иваном, Семеном и снова Иваном, и так они числились в официальных документах, все в наслеге до конца жизни звали их по именам, данным дедом.

Иван Галактионов любил строить и был искусным плотником. Рассказывают, что он, прежде чем выстроить летник (сайылык дьиэ), ночевал несколько раз в разных местах прямо в поле, и остановил свой выбор в местности, называемой Состокуол, где видел наиболее хороший сон. Поставив на том месту юрту, он на концах потолочных матиц настолько искусно вырубил изображения голов быков и жеребцов, что в них люди узнавали скот одного из хангаласских князей Захара. Иван свою причуду объяснял тем, что впоследствии не у него, так у его потомков будет столько же скота, сколько есть у Захара. Правда, этого он не добился, хотя все же к концу жизни у него было более 30 голов скота, а начал он с одной коровы.

Славился Иван Галактионов и как мастер надгробных памятников. Его соседи не раз пользовались этим его умением. Себе он при жизни соорудил памятник, который в 40-х годах академик А.П.Окладников перевез в Якутск, сдал в музей им. Ярославского и упомянул его в своих трудах как доказательство связи старинной якутской культуры с древнерусской. Это был каменный обелиск высотой около 3 метров, имевший в поперечнике 45-50 см. На нем была высечена на старославянском родословная потомков Элляя. Кроме памятника, Иван Галактионов поставил на месте будущей своей могилы четырехметровый крест и огородил его частоколом.

Другой крест, высотой около 5 метров, поставил он на самой макушке горы Мэльлякэ в окрестностях села Техтюр. С этого места открывался прекрасный вид на реку Лену и на долину Эркээни. Его любовь к природе проявлялась и в том, что увидев хорошее развесистое дерево, стоящее отдельно от других, он не ленился огородить его, чтобы уберечь от скота. Причем делал это основательно, вкопав столбовые ограждения. Некоторые из них сохранились до 50-х годов ХХ века. Так в старину люди ценили природную красоту и старались сохранить ее для последующих поколений.

В Хахсытском наслеге на протяжении жизни двух поколений потомки Галактиона считались Галактионовыми. Но в конце XIX века Иван Петрович Шадрин, мой дед по отцу, вместе с братьями Иваном I и Семеном, восстановили фамилию Шадриных. Это произошло, когда братьям понадобились удостоверения личности, чтобы выехать из наслега на заработки. И вот тогда-то и оказалось, что в официальных документах наслежного архива они значились Шадриными, а не Галактионовыми.

Так восстановилась истинная фамилия нашего рода, берущего начало в XVI веке от самого Элляя. О Молтуне семейное предание не сохранило иных сведений, кроме упомянутых. Еще известно, что он был в пятом колене потомком Тыгына, который, в свою очередь, был в пятом колене потомком Элляя.1 Кроме двух ветвей Шадриных, род Молтуна довели до ХХ века носители еще пяти фамилий: Платоновы, Прокопьевы, Алексеевы, Захаровы и Поповы.

К началу ХХ века Молтуновский род жил в Хахсытском наслеге — одном из небольших наслегов Западно-Хангаласского улуса. В 1917 г. в нем числилось 269 человек, объединенных в 57 семей. Основным занятием их было сельское хозяйство. Сейчас такого наслега нет, а на его территории расположена летняя ферма Техтюрского хозяйства. Коренные жители Хахсытского наслега перебрались жить в села Техтюр, Октемцы, Чапаево и Улах-Аан. Среди бумаг моего отца сохранились записи, сделанные им по архивным документам, согласно которым к 1930 г. в Хахсытском наслеге были зарегистрированы 32 семьи Молтуновского рода: 10 глав хозяйств с фамилией Шадрины, 4 — Алексеевы, 3 — Захаровы, 5 — Платоновы, 2 — Прокопьевы и 8 — Поповы. Кроме них было 19 семей, составлявших Эргиеновский род (Широких, Кириллины, Барашковы, Абрамовы, Конниковы и др.) и 21 семья Ыстыйевского рода (Егоровы, Федоровы, Колесовы и др.).

Хотелось бы несколько строк посвятить географическим и хозяйственным подробностям. По воспоминаниям П.И.Шадрина, территория Хахсытского наслега была первоначально расположена за Табагинском мысом в долине Эркээни (до речки Мырсыкы) и граничила со II Октемским наслегом, а впоследствии — между селами Табага и Техтюр, простираясь с юга на север на 7—8 км, а с востока на запад — на 15—20 км от берега Лены. Она состояла из нагорной части, долины и островной части. Летом все жили в нагорной части, в сайылыках, зимой — в долине, в кыстыках.

В нагорной части по речке Куллаты были сайылыки Состокуол, Халыман, Кардюгэн, Отордообут, Хойгуо, Кюн- Дуор. По так называемой Южной речке (Соіуруу урэх) — сайылыки Чаранг, Отон-торообут, Ньарыйа, Лаабас. На этой территории, занятой преимущественно лесом с очень мелкими озерами, с аласообразными полянками, в те времена росли вековые лиственницы, сосны, березы, было много ягоды, в изобилии водилась дичь — зайцы, косули, глухари, тетерева, рябчики и куропатки.

Шадрин Иван Петрович с дочерью Агриппиной (15 лет)
и сыном Панкратием (3 года). 1911 г., Якутск.

Долинная часть от протоков Лены до цепи гор представляла собой степеобразное плоскогорье. Сначала в этой части ставили зимние юрты (кыстыки), а в начале ХХ века сюда переехали сайылыки, поскольку как покосные угодья долина была мало пригодна.

На островной части заготавливали сено. Некоторые зажиточные семьи, имеющие значительное конское поголовье, порой ставили свои зимние юрты на островной части, где были хорошие условия для подножного корма лошадей. Но весеннее половодье порой наносило значительный ущерб. Покосные угодья распределялись между хозяйствами пропорционально количеству имевшихся в них мужчин. Так же распределялись и пашни.

Основным занятием хахсытцев было, кроме скотоводства, земледелие. Ячмень сеяли и в долинной, и в нагорной, и в островной частях, так что нужды в хлебе почти не знали. Из огородных культур садили картофель, который всегда давал при минимальном уходе хороший урожай.

В качестве подсобного промысла в Хахсыте занимались заготовкой сена и дров. После ледохода плоты из бревен сплавлялись в Якутск, где продавались на дрова учреждениям и частным лицам. В зимнее время еще одним видом подсобного промысла был извоз. 5—6 возчиков нанимали по 6—7 одноконных подвод и перевозили грузы, обычно из Якутска до Олекминска. В XIX веке многие отправлялись на Бодайбинские прииска, на соболиную охоту в Южную Якутию (вплоть до Амура), но такие поездки не приносили большой удачи. Чаще мужики возвращались, едва накопив денег на обратную дорогу, а некоторые и погибали на чужбине. Так был убит на Зее мой прадед, потомок Молтуна в пятом поколении, Петр Галактионов (Шадрин)...

Эти записи основаны на устных воспоминаниях Ивана Петровича Шадрина, частично изложенных им самим, а также записанных с его слов и большей частью проверенных по имеющимся архивным данным его младшим сыном, известным просветителем, кандидатом педагогических наук, доцентом Якутского государственного университета Панкратием Ивановичем Шадриным.

 

1. А.П.Окладников. «История Якутии», т. 1, Якутгосиздат, 1949 г.


Людмила Панкратьевна Шадрина, кандидат физ.-математических наук, ученый секретарь Института космофизических исследований и аэрономии. 

 

Яндекс.Реклама
Hosted by uCoz