На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Василий АЛЕКСЕЕВ

«В казне нет ни фунта муки...»

(хроника голода 1911—1913 г.г.)

Известно, что в 1921—1922 гг. страшный голод постиг жителей Поволжья. В якутской газете «Ленский коммунар» (13.01.1922) писали в связи с голодом в этом регионе: «Сплошной кошмар. Поели кошек, собак, всю падаль, стали есть умирающих людей. Крестьянка села Ефоминки нарубила труп семилетней девочки и стала употреблять в пищу. В селе Андреевка съеден голодающими людьми труп женщины. Ночью уносятся трупы из мест погребения. Разрываются могилы».

То было страшное бедствие. Его сравнивали с черным голодом 1601—1602 годов времен Бориса Годунова, когда бедняки ели кошек, собак, мышей, набивали рот соломой и вымирали целыми округами. Люди лишались рассудка и в приступе голодного бешенства убивали друг друга, убивая детей, поедали трупы.

Как свидетельствует журнал «Сибирские вопросы» (№№ 13—14, 15.04.1911. Спб), цена на хлеб доходила до 4 рублей за пуд и хлеб стал совершенно недоступен бедноте. Во многих улусах Якутии вместо хлеба питались сосновой корой да водой, были целые улусы, страдающие от цинги. Весной прошел голодный тиф. Люди стали пухнуть от голода, смертность была очень большая. В Ботулинском наслеге из 38 заболевших умерло 12 человек, т.е. около 30 процентов. Журнал отмечает, что во всем этом в значительной степени оказалась виновата администрация.

Газета «Ведомости» (16.11.1911. Спб) писала, что в Якутской области — неурожай трав.

Другая газета («Сибирь», 6.04.1912. Иркутск) информировала своих читателей о том, что из Средне-Колымска продолжают поступать самые неутешительные сведения. Улов рыбы минувшим летом был плох. В казне нет ни фунта муки. Несколько месяцев не получали пайка даже чиновники. Муку, сваленную морским пароходом на устье Колымы, доставить невозможно до лета.

«Ведомости» (28.07.1912. Спб) писали: «Страна систематического голодания. Только так можно назвать Якутский округ на основании посмертного труда В.Ф.Трощанского «Наброски о якутах Якутского округа» под редакцией и с примечаниями Э.К.Пекарского».

«Колокол» (1.08.1912. Спб) писал о том, что Якутская область голодает 4-й год.

Газета «Уссурийская окраина» (24.11.1912. Никольск) сообщала следующее: «В юго-западной части Якутской области предвидится неурожай: в Сунтарском улусе Вилюйского округа третий год повторяется неурожай трав. В минувшем году инородцы уменьшили скота наполовину, по расчету нескошенного им сена в этот год. Без сомнения, большинство населения убьет одну треть скота и даже у некоторых будет полная ликвидация хозяйства».

Как свидетельствовала газета «Раннее утро» (25.09.1912. Москва), «получены сведения, что в этом году страдают от неурожая... в том числе Якутская область. Неурожай признан уже официально.» О том, что в Якутской области — неурожаи, голод со всеми ужасными последствиями (цинга, тиф и другие болезни), писала «Столичная молва» (22.10.1912. Москва).

Из газеты «Русское слово» (1.11.1912. Москва) можно узнать о том, что Пироговское общество отправило Якутскому губернатору прошение о разрешении оказывать помощь населению Якутской области, пострадавшему от неурожая. Особенно пострадал Вилюйский округ. Здесь погиб хлеб, погибло сено. Обществу была передана тысяча рублей, собранных журналом «Сибирские вопросы» для организации помощи населению Якутской области. «Раннее утро» в ноябре 1912 года еще раз сообщала об особенно сильном неурожае не только хлеба, но и трав в Вилюйском округе.

Постановлено, как пишет газета, «оказать обитателям округа помощь не только продуктами питания, но и сеном для скота. Устройство столовых в этой местности вследствии разбросанности населения признано невозможным. Помощь будет оказываться путем подвоза и раздачи по рукам».

Газета «Речь» (29.12.1912. Спб) также писала о том, что неурожай захватил полностью или частью 12 губерний и областей, в том числе Якутскую область.

Газета «Сибирская жизнь» (16.12.1912. Томск) писала: «Еще 7—9 ноября Пироговское общество обратилось к губернаторам Томской и Енисейской губерний, Акмолинской и Якутской областей с предложением своих услуг по организации помощи пострадавшим от неурожая путем посылки врачебно-продовольственного отряда в составе врача и нескольких помощников. От Якутского губернатора до декабря не было никакого ответа — сытый голодного не разумеет».

Вилюйский и Олекминский округа были поражены полным неурожаем, там был огромный падеж оленей. Из Олекминского ушел единственный врач. Край остался без помощи в медицинском отношении. Неизбежны стали цинга и эпидемические болезни. Об этом писала «Речь» 21 декабря 1912 года. Как писали «Сибирские вести» (1.01.1913. Иркутск), в Якутской области земледелие с каждым годом падало. Так, урожай хлебов в 1901 году был 1,004 тыс. пудов, в 1907 году — 982 тыс., а в 1910 году — только 288 тыс.

Как сообщала «Речь» (13.01.1913.), «Якутский губернатор помощь отклонил». Ведь Пироговское общество обратилось к нему с предложением организовать своими силами помощь голодающему населению. «Якутский губернатор ответил телеграммой, что помощь не нужна», — писала другая газета «Ведомости» (16.01.1913. Спб).

А вот что писал «Колокол» (18.01.1913. Спб): «В районе Средне-Колымска в течение лета не было даже и рыбного промысла, подвоза мяса до 5 ноября совсем нет и не ожидается, муки доставляют очень мало. Охотский тракт, по которому перевозилось ранее 2—3 тысячи ящиков чая в Якутск, теперь окончательно падает. Плохую роль сыграли, кроме падежа оленей, спаивание спиртом и обыгрывание в карты, благодаря которым хозяйство тунгусов и якутов, занимавшихся доставкой грузов, совершенно расстроено».

Хотя Якутский губернатор отклонил предложения Пироговского общества организовать помощь в подведомственной ему области, из Олекминска была послана телеграмма члену Государственной Думы Н.В.Некрасову, в которой есть слова: «Голодаем продолжительное время». («Луч», 19.01.1913. Спб).

Газета «Новое время» (15.02.1913. Спб) писала: «Якутский губернатор в последнем всеподданнейшем отчете констатирует быстрое вымирание инородцев в Якутской области. Ламутов в 1896 г. насчитывалось до 3 тыс., теперь их осталось 2000 чел. Столько же осталось чукчей, в начале 1900 г. насчитывавших 6 тыс. Юкагир сто лет назад было до 3700 человек, теперь 751 чел. Чуванцев в 1862 г. было 259, в 1890 г. — 143 чел., а теперь, по данным отчета, — 5 человек. Приходит в упадок скотоводство области. Против предыдущего 1911 года количество оленей уменьшилось на 11,8 процентов, рогатого скота — на 12,9 процентов».

«Сибирские вопросы» (№№ 13—14, 1911. Спб) писали: «Еще не так давно Якутский губернатор И.И.Крафт заявлял, что никакого голода в Якутске нет, что это просто досужие выдумки праздных людей, мутящих народ. И только тогда, когда хлеб был съеден кобылкой, цены на муку поднялись в 2—3 раза, а люди начали пухнуть с голода, губернатор Крафт «принял меры». Для оказания помощи голодающим из общеимперского капитала ассигновано 275.000 рублей». В статье говорится, что такая помощь «это — капля в море». Журнал делал вывод, что администрация Якутской области «вообще оказалась совершенно неспособной к сколько-нибудь планомерной и рациональной помощи пострадавшему населению».

Такова хроника неурожаев и голода в Якутии в 1911—1913 г.г. Она производит гнетущее впечатление. Ученые считают, что никакое другое бедствие не может сравниваться с голодом.

Грозит ли теперь нам голод из-за неурожая и засухи? Например, в России. Следует всегда помнить народную мудрость: «И когда сыт, помни о голоде».


Василий Львович АЛЕКСЕЕВ, ученый-зоотехник, журналист.

 

Яндекс.Реклама
изготовление натяжных потолков.. облицовочные термопанели и облицовочные термопанели новая статья на сайте.. интерьерная печать и интерьерная печать в каталоге.
Hosted by uCoz