На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Григорий ТОМСКИЙ

Размышления на Каталаунских полях

В мае 1998 года в Париже Президент Михаил Николаев дал мне книгу об Аттиле, где подчеркивается: «У берегов Байкала, на Ангаре, на Лене сходились и расходились пути древних культур Востока и Запада, существовали мощные по тем временам самобытные культурные очаги, без учета которых история Евразии не может быть полностью понятной. Как мы видим по находкам, от крепостей тюрков в Прибайкалье ведет их путь на Дон и Дунай».

Во Франции реабилитация Аттилы началась недавно. Перед пораженными читателями новых книг предстал удивительный по силе портрет этого великого деятеля истории Евразии.


Профессор Мишель Луа — автор книги «Аттила, мой друг. Вспоминания Аэция». (Издательство «Берг Интернациональ». Париж, 1997) родилась в Васси, недалеко от Каталаунских полей. Ее отец был учителем и знатоком истории. Он утверждал, что Каталаунская битва происходила недалеко от города Труа, а не под городом Шалон, как думали историки того времени.

Теперь можно считать установленным, что сражение с использованием огромных масс гуннской и готской конницы происходило на территории диаметром примерно в 100 километров на большей половине Шампани от Труа на юге до Шалон и Мурмелон на севере, от Епернэ и Сезанн на западе до Ревини и почти до Вердена на востоке.

Мишель Луа стала известной во Франции как ведущий специалист по китайской поэзии, писатель и переводчик. Ее книги публиковались в наиболее престижном парижском издательстве «Галлимард» и в Издательстве ЮНЕСКО. Под ее руководством писали и защищали свои диссертации многие молодые исследователи из разных стран.

Она прожила счастливую жизнь со своим мужем — ведущим французским философом математики Морисом Луа, который вместе со знаменитыми французскими математиками, академиками Дьедонне и Том руководил многие годы философским и математическим семинарами в престижной Высшей нормальной школы.

Из китайских источников она узнала много интересного о предках Аттилы. Ее возмущала позиция католической церкви, которая для возвеличения папы Римского Леона, епископов Лу и Аниануса и парижской Святой Женевьевы очернила образ гуннов, интерпретировала благородство Аттилы как чудо, объяснимое только вмешательством Бога.

Мишель Луа характеризует свою книгу как художественную хронику событий и эпический рассказ о великих делах Аттилы.

Тенденция к восстановлению правды об Аттиле видна и в книгах других авторов: Мориса Бувье-Ажама «Аттила» (Таландье, 1982) и Филиппа Гилома «Аттила» (Франс Ампир, 1994).

Из первой книги мы узнаем детали светского обеда и философских бесед Аттилы с папой Леоном. Автор выдвигает гипотезу: Аттила предпринял вторжения в Западную Европу для демонстрации своей мощи, он отказался от продолжения Каталаунской битвы и взятия Рима, посчитав достаточным произведенное им впечатление. Он уступил просьбам папы римского и епископов, чтобы показать свою цивилизованность и уважение к церкви. Только неожиданная для всех смерть Аттилы помешала реализации воссоединения Гуннской и Римской империй при поддержке церкви!

Другими словами, в пятом веке было возможно обьединение Евразии, создание на этом огромном пространстве союза народов под эгидой цивилизованных гуннских правителей и их лучших греческих и римских министров, при развертывании миссионерской и просветительской деятельности христианской церкви, неизбежно более толерантной и мудрой!

Мишель Луа сожалеет, что Аэций не был до конца верен дружбе с Аттилой.


Каталаунские поля

В 200 км от Парижа, в прекрасной Шампани, я вижу распаханные поля и холмы, покрытые виноградниками. Это место Великого сражения 451-го года с участием армий многих народов Европы и Азии.

На одном из этих холмов была ставка Аттилы. Ему было в тот день 56 лет, рядом с ним стоял его наследник Эллях (чисто якутское слово, означающее «владеющий государством») — сын от первой жены Энга (Эн-куо?). Эллях правил восточной Гуннией и привел войска из Сибири, Средней Азии, Кавказа и Северного Ирана. «Эль» на всех тюркских языках означает «мир», «союз» и «государство».

На левом фланге его армии находились войска сильного германского племени Восточных Готов, на правом фланге — Гепиды, армии и дружины многих народов.

Битва началась после полудня, а не рано утром, как обычно. Почему медлил Аттила? О чем он думал?

Аэций

Конечно, он анализировал со своими полководцами расположение вражеской армии. Римский военачальник Аэций был раньше его другом.

Да, они были друзьями много лет, и теперь судьба свела их на поле сражения!

Правители Гуннии, границы которой с 374 года с каждым годом все больше приближались к границам двух римских империй в результате побед гуннов на берегах Волги, Дона и Дуная, хотели иметь с «цивилизованным миром» хорошие отношения.

В качестве гарантии мира был налажен обмен посольствами и почетными представителями, чаще всего сыновьями знатных семей. В 15 лет Аэций приехал с другими молодыми римскими почетными заложниками в Гуннию и провел там несколько лет в свите принца Аттилы, который был моложе его на 5 лет. Он стал одним из первых учителей молодого принца по изучению латинской и греческой цивилизаций, языков, истории. Сам Аэций за это время превратился в прекрасного наездника и знатока гуннской культуры и армии.

Через несколько лет Аттила в свою очередь поехал на 5 лет продолжать свою учебу в Рим.

В этот период гунны не раз спасали Рим от нашествий. Так, в 408 году, гунские наемники остановили нашествие Западных Готов в Италию в битве под Флоренцией и гунский полководец Улдин получил звание «Покровителя Рима».

Учеба в Риме

Стажировка Аттилы в Риме описывается в книге Мишель Луа «Аттила — мой друг. Вспоминания Аэция» следующим образом: «У него появилось много друзей. Он искал компетентных специалистов, кторые будут ему полезны, когда он станет царем гуннов Панонии, а затем — императором всех гуннов. Он интересовался не только нравами и обычаями римлян, но больше — историей Рима и Византии, изучал прошлое и думал о будущем... Несмотря на то, что был очень молод (Аттила жил в Риме с 13 до 17 лет), он постепенно понял, чего ждали от гуннов и чего боялись две римские империи. Он оценил силу, богатство и славу Рима. Он увидел его слабые стороны: роскошь, коррупцию, глупость и безмерную гордость. За очень короткое время он взвесил, чего стоят правившие в это время римские императоры, чего стоят их слова и заявления».

В течение всей жизни Аттилы «наиболее глубоким его чувством было чувство справедливости, dikaisune греческих философов, произведения которых он много читал... Эта характерная черта Аттилы выражается в любви к своему народу... и в его благородстве по отношению к врагам».

Начало великих реформ

После возвращения из Рима принц-наследник Аттила (с 18 до 26 лет) предпринял длительную поездку по своей стране и начал глобальную реформу в Гуннии. Продолжим цитирование «Вспоминаний Аэция»:

«Аттила улучшил связь между прикаспийскими степями и Дунаем, чтобы облегчить поставки продовольствия с востока на запад государства..., отныне ветчина и рис регулярно доставлялась из Азии до берегов Рейна. Он организовал стратегические и административные центры вдоль главных дорог, помогал населению развивать сельское хозяйство и промышленность везде, где это было возможно. Аттила наладил производство высококачественного вооружения, с применением восточной и западной технологий (в том числе — железных панцирей, которых мы не имеем!). В 420 году он «исчез» за пределами известного римлянам мира... Что могли делать наши шпионы? Они докладывали об удивительных вещах: конница Аттилы, за которой они следовали в течение 15 дней в совершенно неизвестных римлянах землях, исчезает в тумане среди безымянных вершин. Спустя много месяцев она возвращается как из небытия, чтобы следовать в другом направлении — вслед за солнцем».

Кэрэ-куо

Эн-куо («Енка») умерла сразу после рождения Элляха, первого сына Аттилы. В 26 лет Аттила женится на Кэрэ-куо («Керка») и вскоре, в 422 году, родился второй сын Узун-Тур («Узундур»). Император Гуннии Роас, дядя Аттилы, официально присвоил юному принцу звание «короля гуннов» и Кэрэ-куо была признана «королевой Гуннии». Аттила в течение своей жизни был три раза вдов и два раза разводился, у него не было гарема — он всегда имел только одну жену.

«Когда, после смерти Роас (Оруос?), Аттила стал императором, Кэрэ-куо стала императрицей и принимала иностранных послов в своем дворце в качестве министра правительства... Речь идет не о почетном звании, но об должности, соответствующей ее способностям».

Защитник Галлии


Встреча Аттилы c папой Римским Леоном.

Аттила много раз спасал Рим и провинции от нашествий. В 423 году после смерти императора Гонориуса Сенат проголосовал за кандидатуру способного государственного деятеля Жана. Чтобы поддержать его, Аэций направился в Равенну (столицу Западной Римской империи) с гуннской армией в 60000 всадников. Но он опоздал — вдовствующая императрица совершила государственный переворот в пользу своего сына. Император Жан был убит.

В 435 году бургундцы напали на мирную Бельгию и дружественная гуннская конница спасла Галлию (современные Франция и Бельгия). Гунны в течение двух лет завершили разгром Бургундского королевства. Этот поход Аэция с небольшой армией гуннских наемников «породил много веков спустя германские легенды об Эдде и Нибелунгах, где Аттила является образцом лояльности, солидарности и справедливости».

Возмущение

В 440 году все изменилось — епископ пограничного города Маргум осквернил могилы предков Аттилы: «Антиох, епископ и бургомистр города Маргум на Дунае, где пятью годами ранее был подписан мир, любил все золотое... Одержимый своей страстью, он пересек ночью реку и нашел едва заметные на поверхности входы в подземные склепы... и вернулся очень довольный».

Вскоре Восточная Римская империя была разгромлена Аттилой и вынуждена увеличить свою дань гуннам. Город Маргум исчез с лица земли.

Призыв Гонории


Сосуд с изображением гунна, ведущего римлянина.

После смерти Кэрэ-куо Аттилы женится на Эс-куо («Еска»), которая умерла во время родов. Сын Эр-Нак («Ернак») выжил и Аттила взял этого двухлетнего мальчика с собой на войну в Галлию, и он был рядом с ним на Каталаунских полях!

Узнав о смерти жены Аттилы, принцесса Гонория, сестра Римского императора, направила ему в 450 году письмо и обручальное кольцо: «Умная и прямая, она сделала выбор между мирами...., с одной стороны — миром насилия, подлости и коррупции ..., с другой стороны — миром смелости, верности, честности, этими качествами обладал ее отец (Теодоз Великий)».

«Она просила освободить ее, предлагала вместе бороться против двух римских императоров: брата и дяди... в обмен Аттила получал право на половину империи, на которую она имела право как наследница своего великого отца».

Война в Галлии

В 451 году Аттила объявил войну Риму и вторгся в Галлию с огромной армией (примерно в 500-600 тысяч воинов). Войска шли широким фронтом от современной Швейцарии до Океана.

«В вооружении гуннов находится все лучшее, что было у встречавшихся им народов. Они умело применяют тяжелые метательные орудия, производят панцирь на своих уральских заводах».

Аттила заявил, что он идет освобождать народы от римского ига и намерен им вернуть традиционных вождей. Действительно, его «империя» было конфедерацией государств, народов и племен.

Еще подростком Аттила мечтал с юным Аэцием объединить «избавленный от пороков Рим с реформированной и просветленной Гуннской империей, сделать счастливыми народы на плодородных землях, избавить их от войн».

На Каталаунских полях ему было больно видеть Аэция командующим вражеской армией. В те годы Галлию и Испанию наводнили вооруженные ополчения германских и других племен (даже кавказских), убежавших от гуннского наступления 380-450 годов. Аэцию удалось собрать огромное ополчение.

Аттила думал: «Он забыл все: нашу помощь; наши армии, отправленные для поддержки его друга императора Жана; нашу гвардию, обеспечившую его возвращение в Равенну; наши эскадроны, позволившие ему одержать столько побед в Галлии против бургундцев, багодов, бретонцев».

Теперь бургундцы, багоды и бретонцы были в рядах союзников Аэция и вместе с западными готами, франками и аланами (осетинами) горели жаждой мести.

Каталаунская битва не была победой Аэция, как писали некоторые историки. Аттила проверил боеспособность римлян, чей главный союзник — король западных готов Теодорих — погиб, а многие другие союзники покинули поле боя. Нетронутые же резервы верных гуннам племен стояли на севере Каталаунских полей: «Замечательная армия гуннов снялась с места, настолько превосходная, что у Аэция не могло возникнуть никакого желания атаковать».

Война для гуннов была вынужденным элементом быта, но они инстинктивно чувствовали, какие потери допустимы. Аттила всегда берег жизни своих воинов.

Последние победы

После зимнего отдыха весной 452 года Аттила вторгся в Италию. Всем известно, что он одержал блестящие победы и только чудо спасло Рим. Аттила внял уговорам папы Римского Леона и в середине лета остановил военные действия!

Во время войны в Галлии он уступил просьбам епископа Лу и не тронул город Труа, по просьбе епископа Аниануса не тронул жителей и гарнизон сдавшегося после двухмесячной осады Орлеана, Женевьева спасла Париж!

Представить трудно, что бы сделали с ним в случае его поражения все эти епископы и папа Римский, бывшие в те времена суровыми военачальниками, безжалостно справлявшимися с язычниками, пелажианистами, арианистами, несторианцами, монофизистами и другими «еретиками» и иноверцами!

После возвращения из Италии Аттила совершил зимой поход на Восток, может быть, «до Аму-Дарьи или даже до Инда».

В марте 453 года Аттила умер в ночь после свадьбы с молодой Илди-куо («Илдиго»)...

Римский император в сентябре 454 года лично расправился с Аэцием, предательски пригласив его в свою комнату!

Гунны и их потомки еще долго активно участвовали в политической жизни Европы.

Реабилитация Аттилы

Я процитировал только некоторые интересные отрывки из книги профессора Мишель Луа «Аттила — мой друг. Вспоминания Аэция». Автор характеризует свое произведение как художественно-документальную хронику, как эпический рассказ об увлекательных и грандиозных событиях.

После этой книги трудно смотреть на Каталаунские поля как на место сражения между защитниками цивилизации и жестокими варварами. Аттила «действительно был великим полководцем, но не менее «цивилизованным», чем римские императоры и их придворные, не менее «человечным», чем папы и их епископы».

Предки якутов отошли к северу в эпоху, когда предки гуннов ушли под давлением китайцев и их союзников на запад. Мы имеем общие корни. В любом случае население Великой евразийской степи от современной Венгрии до Монголии было крайне мобильно. Ведомые Аттилой племена достигли Атлантического океана, они «смотрели с тем же упоением на безграничную ширь Западного Океана, как их предки на Востоке смотрели на волны Тихого океана». В походах Аттилы и его сына Элляха участвовали и сибирские тюрки, вернувшиеся потом на родину. Часть потомков этих всадников пришла в центральную Якутию только под натиском монгол Чингис-хана.

Профессор Луа пишет: «потомки гуннов времен Аттилы живут в наше время. Где? Везде». В жилах якутов течет и гуннская кровь. Якуты сохранили в «консервированном» виде многие древние традиции, исчезнувшие в Монголии и Средней Азии под влиянием ислама и буддизма, иранской, арабской и китайской культур.

В конце июня 2001 года исполнится 1550 лет со дня сражения на Каталаунских полях. На этом поле нет никакого памятника. Европа, открывающая в лице Аттилы великого предшественника своего современного объединения, не будет возражать, если мы поставим памятное сэргэ и высечем древними руническими буквами имя Аттилы. Березы этих полей ждут наш ысыах с шипучим кумысом и каталаунским шампанским.


Вид на Каталаунские поля.

Сила Аттилы

Аттила любил свой народ и народ отвечал ему безграничным доверием и поддержкой. Во время своих далеких поездок в Сибирь и Среднюю Азию он «встречал самый теплый, братский прием». Он хотел «возродить потерянное Великое единство» народов евроазиатских степей. Он покровительствовал не только родственным по языку тюркомонгольским народам, но и примкнувшим к гуннам германским, скифским и другим племенам.

Он был красив и очень харизматичен. Аэций почувствовал с первой же встречи с юным принцем «странное восхищение ... он излучал энергию, которая притягивала или отталкивала людей».

Аттила обладал широким кругозором: «он черпал знания отовсюду, не пренебрегал никаким источником, тщательно собирал информацию об интересующих его вопросах. Он был самым большим путешественником своего времени, посетившим самые дальние и неизвестные края. Так, из года в год, он неутомимо расширял свои знания».

Он собрал, как много веков спустя Петр Великий, вокруг себя много специалистов негуннского происхождения. Скиф Едекон был лучшим специалистом по баллистике и сыграл решающую роль в успешной осаде и взятии считавшихся до этого неприступными мощных крепостей: Меттис (Метц во Франции), Акиле в Италии, Орлеана и многих других.

Бывший греческий раб Онегез стал гуннским полководцем, а его жена — министром правительства Аттилы. Римлянин Орест верил в великие идеи Аттилы и видел в нем очистителя и будущего возродителя греко-римской цивилизации. Он стал одним из лучших военачальников Аттилы.

После смерти Аттилы эти иностранцы были ошибочно устранены от дела. Сам Эллях не пользовался уважением и доверием германцев, гепидов, скифов. Гунния распалась на несколько государств.

Онегез вернулся в Грецию и прожил остаток своей жизни в богатстве и роскоши. Орест поступил на службу к императору Неросу и был назначен командующим армией. Вскоре он совершил военный переворот и его сын Ромулус Аугустус стал последним императором Рима. Он был смещен с трона сыном Едекона Одоакром, который довольствовался титулом короля Италии (476-493). Гунны составляли костяк его армии.

Известно, что один из сыновей Аттилы стал королем гепидов, а внук его Мунд прожил долгую и славную жизнь византийским полководцем (490-560). Эр-Нак, который младенцем был с Аттилой на Каталаунских полях, оставался одним из вождей гуннов до глубокой старости (449-534).

г. Париж.


Григорий Васильевич ТОМСКИЙ, профессор, представитель РС(Я) в ЮНЕСКО.

 

Яндекс.Реклама
паркетный лак и паркетный лак ответы.. египет курорты.
Hosted by uCoz