На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Елизавета Кузнецова. Начальница Якутской женской гимназии. 1911 г.
Суорун Омоллон и первый президент республики Михаил Николаев
"Арбат, 44, Квартира 22. Живу в своей квартире Тем, что пилю дрова." Николай Глазков

Олег СИДОРОВ

Дорога к Далай-ламе

История одного интервью

Я простой лама», — говорит глава буддизма Его Святейшество Тензин Гьятсо Далай-лама XIV. Ему 66 лет. Всех, кто побывал на аудиенции у Его Святейшества, поражают скромность и простота в общении и образе жизни. Нам, якутянам, посчастливилось в этом убедиться.

Его Святейшество встретил нас как давно знакомых или близких людей. Насколько может быть человек выше обыденности и серости простого существования, доказывают жизнь и судьба главы буддизма. Благодаря его активной деятельности буддизм стал одной из самых популярных мировых религий. «Это человек, который своими молитвами создает Добро, олицетворяет собой стойкость духа и величие простоты», — так говорят его последователи. Он живое воплощение Бодхисаттвы — святого, достигшего состояния Будды, но отказавшегося от вступления в нирвану во имя спасения всех живых существ. В этом убеждены буддисты всего мира.

Посол России в Индии Александр Кадакин.

Его резиденция находится в предгорьях индийских Гималаев в городе Дхармсале (после изгнания в 1959 году из родного Тибета Далай-лама и правительство Тибета по согласованию с правительством Индии избрали местом своего временного пребывания этот небольшой индийский город). Сегодня здесь живет около пятнадцати тысяч тибетцев, находятся культурные, образовательные учреждения — библиотека, Институт искусств, Центр народных ремесел, клиника тибетской медицины, монастыри и т.д. Сюда со всего мира едут паломники, чтобы встретиться и поговорить с Далай-ламой, фигурой не столько религиозной, сколько культурным явлением, автором философских трудов, лауреатом Нобелевской премии мира. Интерес к нему стал своего рода источником существования индусов, живущих по дороге в этот город. Через каждый километр — комплексы гостиниц и ресторанов, междугородный телефон...

С Далай-ламой дружат известные политики, знаменитости кино и музыки, многие из них оказывают финансовую помощь. Известно, что Ричард Гир помогает из своих личных средств завершению реконструкции дороги Дели — Дхармсала. Следует здесь заметить, что не только благодаря спонсорам, в Индии если не прекрасные, то очень хорошие дороги. Длительная тринадцатичасовая езда на джипе из Дели в Дхармсалу показалась нам не такой утомительной, как это могло быть у нас в России.

Как это начиналось

Памятник Махатме Ганди и его ученикам.

Известно, что в один из морозных февральских дней, когда не ждешь приятных сюрпризов, в редакцию позвонил мой друг Семен Ермолаев — автор удивительных пьес, драматург, увлеченный человек, которого можно по праву назвать живым классиком. Он, как всегда торопясь куда-то, быстро проговорил: «Зайду к тебе, занесу статью Лены Федоровой о Тибете, об истоках олонхо. Супер!» Так Семен всегда выражает свое восхищение, и это высшая его похвала и оценка. Прошло некоторое время, и ко мне зашла сама Лена, принесла эту самую статью и рассказала об идее организации экспедиции в Индию, Гималаи, Китай (см. стр. 50). И предложила присоединиться к группе, которую она формировала для поездки в Индию. Вот так, просто волей случая, я оказался в составе этой группы.

Мавзолей в пригороде Дели.

Нас собралось шестеро. Лена Федорова, вторая Лена — Горохова, социолог, Валерий Луковцев, главный редактор Национального книжного издательства «Бичик», Антон Малардыров, в прошлом известный наш спортсмен, а ныне преуспевающий бизнесмен, Нюргун Билюкин, студент четвертого курса Якутского университета, наш переводчик и я.

...Конец февраля 2000 года и мы летим на «Боинге» в Дели. Наши места — в одном ряду с земляками-россиянами. Одна из них, Мария, живущая в Швейцарии и в свое время работавшая в посольстве России в Дели, оказалась личной знакомой посла России в Индии Александра Кадакина. Мы были наслышаны об Александре Михайловиче как о человеке, посвятившем свою жизнь Индии, изучению наследия Рерихов. И Мария обещает свое содействие нашей встрече с послом...

Эта поездка подарит нам не только восхищение великолепными старинными дворцами, величавыми и гордыми, но и удивительную духовную атмосферу этой страны, незабываемые встречи с интересными людьми. Это было не просто открытие Индии, а прикосновение к тайнам древней загадочной страны.

Аудиенция

Воздух в конце февраля в Дхармсале чистый и звонкий. Особенно это заметно по утрам, когда, еще заметно сырость и холод гостиничного номера, выскакиваешь на широкий балкон и вдыхаешь полной грудью чистый морозный воздух.

И в тот день, на который была назначена аудиенция, все начиналось как обычно. Зарядка на балконе гостиницы, «европейский» завтрак (так считают хозяева, хотя на самом деле европейского в нем — только сок да тосты).

Когда выходишь на веранду, перед тобой открывается великолепный вид на горы, а там, вдали, где они упираются в высокое синее небо — серебрятся снежные вершины. По индийским меркам Дхармсала — небольшой город. Дома, некоторые современные, многоэтажные, но в большинстве своем — аккуратные одноэтажки, рассыпаны по склонам гор, и трудно судить, где здесь центр города, а где окраина.

Ничто не отличало начало этого дня от других, ничто не предвещало особенного его значения.

После завтрака Лена с Антоном и Нюргуном решили съездить отпечатать перевод приветственного текста и заехать в канцелярию Его Святейшества. Они уехали, а мы, оставшиеся ждать, решили собраться через некоторое время в комнате Лены Гороховой.

Мы с Валерием зашли к Лене, собрали сувениры, привезенные из Якутии для Его Святейшества, распределяли: кому что передать. Вдруг на нас напала какая-то речевая возбужденность, перешедшая вскоре в хорошую душевную беседу. Мы говорили о своей родине, о будущем ее, о людях, о том, что же нас привело в такую даль. Дальше наша беседа протекала тихо и спокойно, пока не ворвалась вдруг Лена с присущими ей решительностью и категоричностью: «Опаздываем, торопитесь». Мигом собравшись, спустились вниз, к машине. Антон очень беспокоился, что опаздываем. Пока ехали, все немного нервничали, но потом постепенно успокоились. И Лена была права: надо успокоиться и подумать лучше о предстоящей встрече. Все получится. Все будет нормально. Когда подъехали, оказалось, что резиденция Его Святейшества находится почти что в центре Дхармсалы, там, где мы уже не раз проходили мимо и даже один раз обошли вокруг ту самую возвышенность. Вот здесь, в 2-хэтажном небольшом доме, живет человек, которого называют живым воплощением бога на земле. Человек, заботящийся о людях, человек, которому небезразлична судьба всех живых существ на земле.

Резиденция тщательно охраняется службой безопасности Далай-ламы. Пока мы ждали, к нам несколько раз подходил один из охранников и интересовался нашими подарками. Особенно его тронули фотографии из альбома «Якутия» — «Саха сирэ»: Верхоянские горы, табуны лошадей. Может быть, вспомнил о своей родине — Тибете. Спросил про нашу веру, про страну, откуда мы приехали. Он и его товарищи были одеты очень скромно, в гражданские костюмы. Мы с Валерой, воспользовавшись перерывом, подписали альбом Его Святейшеству. И уже к этому времени подъехали Нюргун и Сирин (девушка-калмычка, прожившая в Дхармсале уже лет пять и с которой мы случайно познакомились в городе). Наш молодой друг успел переодеться в торжественный, подобающий случаю костюм. Видно было, как он волнуется: ведь ему предстоит переводить слова самого Далай-ламы. Потом каждый из нас тщательно заполнил анкеты, прошел проверку через металлодетектор, досмотр личных вещей. Один из охранников проводил нас в комнату ожидания. На скамеечках, стоящих вдоль стен, уже сидели посетители, ожидая, когда их пригласят к Далай-ламе. Это были молодые ребята: девушки и парни в монашеской одежде, студенты из Монголии. Девушки владели русским языком — этому обучают в университете. Все стены комнаты увешаны различными документами, сувенирами, подаренными Его Святейшеству. Например, Дипломы, удостоверяющие, что Далай-лама является почетным профессором Университета Калмыкии, а также Бурятского филиала Новосибирского госуниверситета. В стеклянных витринах разместились медаль имени Альберта Швейцера и много других даров, знаков, медалей и орденов.

На улицах Дхармсалы

Первыми пригласили на прием гостей из Монголии, а в это время Сирин, наша добровольная экскурсовод и главная советчица, продолжала каждому из нас показывать, как держать хадак — белый ритуальный шелковый шарф, как подавать подарки. Мы, успокоившись немного, стали осваиваться, рассматривать находящиеся в комнате вещи, дипломы, фотографироваться на память. Когда еще представится такой случай! На деревянный поднос, по просьбе Сирин принесенный охранником, мы сложили все свои вещи, которые хотели, чтобы Его Святейшество освятил. Когда таким образом мы подготовились, как раз настал и наш черед. Как-то очень буднично нас пригласили в комнату приемов. Мы прошли через небольшую веранду в другое помещение и оказались в специальной комнате, предназначенной для приемов. Здесь увидели европейскую мебель, а слева от входа — возвышение, на котором стояла статуэтка Будды, а справа, на всю стену — карту Тибета, и, конечно же, по всей комнате висели танки. В комнате никого не было. В это время Далай-лама во дворе фотографировался со своими молодыми монгольскими гостями.

Когда мы только-только начали рассаживаться, что-то изменилось в самой атмосфере комнаты — это быстрой походкой в сопровождении секретарей и охранников зашел сам Далай-лама. Среднего роста, с чуть склоненной головой. Кто-то из нас произнес шепотом, но так, что все мы услышали: «Турдубут» («Встаем»). Он держался чуть-чуть сутуловато, оглядел нас и широко улыбнулся. Было видно, что его заинтересовала одежда наших женщин — якутские национальные платья с серебряными украшениями. В его глазах читалось любопытство, в них будто зажегся огонек, который появляется у детей, когда они предвкушают радость открытия. В комнате образовалась особая атмосфера, атмосфера дружелюбия. Может быть, это чувство возникло от его улыбки, громкого и в то же время очень теплого и доброго голоса. Далай-лама спросил: «Откуда они?» Когда один из его помощников ответил: «Из Сибири», воскликнул: «Оо, Сибирь, Россия!» Мы как-то все разом успокоились и стали готовить свои подношения. У кого-то были книги, у кого-то сувениры: чорон, кытыйа, дэйбиир... Он встал, подошел к нам, принял у каждого подарки с поклонами и передал своим помощникам. Привлек его внимание хомус — якутский варган, он что-то спросил, и Лена Федорова сразу показала, как надо извлекать из этого, на первый взгляд невзрачного, инструмента чудные звуки.

Монахини в Дхармсале.

Когда все расселись поудобней, Его Святейшество начал расспрашивать нас о стране, откуда мы приехали, добавив, что мы первые, кого он видит здесь у себя из далекой Саха.

Лена Федорова, наш признанный лидер и инициатор экспедиции, начинает краткий рассказ о Якутии, затем, как мы заранее договаривались, передает слово Нюргуну. А тот более подробно пересказывает на английском заготовленный нами заранее текст о республике и намечающейся этнографической экспедиции.

Его Святейшество внимательно слушает и говорит:

Гости тибетской свадьбы.

— Впервые сюда приезжает делегация, группа людей из вашей республики. Так что, добро пожаловать! Первое, что хочется сказать — ваш народ в течение последних нескольких десятилетий прошел через трудный период жизни при коммунистической тоталитарной системе. Может, некоторые идеи этой системы — такие, как единение масс идеологией — были неплохими, но сама тоталитарная система была ужасна.

Но сейчас, к счастью, к радости, у вас есть свобода. У вас также появляется интерес к поиску и нахождению своих корней. Также я очень четко себе представляю: вы пытаетесь как-то связаться с внешним миром. При этом очень важно сохранить свою собственную культуру, традиции, свой дух. И с этой целью вы организуете эту экспедицию. Это заслуживает всяческой похвалы. Итак, я приветствую вас здесь, хотя это не мой дом, не моя Родина — вот уже почти 42 года мы живем в положении беженцев. Но здесь мы свободны. И в этой атмосфере свободы мы и встретились.

Тут Лена говорит о возможной связи между народами Центральной Азии и народом саха. Видно, что Далай-лама заинтересован, заинтригован:

— Мы тоже — часть Центральной Азии. Тибет, некоторые люди называют его Вершиной Мира, является частью Центральной Азии. Так что, думаю, между нами может существовать какая-то связь.

Лена спрашивает про первоначальную религию Тибета.

— Насчет шаманизма... С уверенностью можно сказать, что в Тибете до прихода Буддизма существовал шаманизм.

— Теперь, если вы будете в чем-либо нуждаться, моей обязанностью, моим долгом будет помочь вам. Если вам что-то нужно, вы сразу же скажите об этом мне. Вы должны честно сказать, что вам нужно и я, конечно, так же честно помогу вам, если буду в силах помочь. Если же я не могу помочь, то я так же честно скажу, что не могу помочь! (Смеется).

Вот мой адрес и электронная почта. Пишите нам, хотя среди тибетцев мало людей, говорящих по-русски. Но здесь у нас есть друг, которого зовут Бения и который умеет говорить по-русски. Так что в будущем работы у него прибавится! (Смеется.)

Его интересует, есть ли в нашей республике буддисты. Мы рассказываем о Гавриле Никифорове, которого на родине назвали Саха-лама. Спрашивает у своего секретаря, слышал ли тот о нем.

Следующий его вопрос: «Есть ли в вашей республике христиане?»

Тут вступает в разговор Валерий Луковцев. Он говорит: «Да, сегодня Якутия — христианская страна, но есть у нас и своя древняя вера, которую народ саха не утратил, это тенгрианство».

Его Святейшество переспрашивает: «Вы боготворите природу?»

Снимок на память с Его Святейшеством.

Он продолжает, улыбаясь своей доброй улыбкой: «Вы удивили нас, приехав сюда как туристы. Сейчас я дам указания... Мы дадим вам своего человека, и он покажет вам достопримечательности. Другими словами, мы дадим вам гида».

Лена достает из сумки фотографии, сделанные в Тибете. Особенно обращает внимание на ту, где зафиксированы камни с руническими надписями, использованными при строительстве Дворца Потала. Она спрашивает: «Откуда эти камни? Какова их история? Когда строили этот Дворец?» Лена пытается выяснить происхождение камней, на которых отчетливо видны тюркские рунические надписи. Его Святейшество, посоветовавшись со своими секретарями, отвечает:

— Я не думаю, что там есть камни из Сибири. У нас в Тибете много своих камней! (Смеется). Если серьезно, то я думаю, что мастера из Сибири могли приехать, чтобы помочь при строительстве Дворца Потала. Видите ли, между Монголией и Тибетом и всеми монголоидами есть очень тесная связь. Думаю, все эти народы принадлежат к одному типу — что-то вроде центрально-азиатского типа.

И тут, воспользовавшись паузой, я обращаюсь к его Святейшеству со словами, что хотел взять интервью, и спрашиваю, когда это можно сделать. Он, видя мое волнение, одобрительно качает головой и улыбается: «Пожалуйста, задавайте вопросы». И он смотрит на меня долгим пронизывающим взглядом.

Волнуясь, задаю первый вопрос.

«Будьте честны и правдивы»

— Ваше Святейшество, какова роль религии в современном мире? Изменилась ли она?

— Религии отличаются многими чертами, но основная цель у них одна — развить такие качества человека, как умение сострадать, любить, прощать, заботиться друг о друге. И в древности, и в наше время эти качества были и являются наиболее важными. Религию можно считать инструментом, с помощью которого эти черты характера совершенствуются. Кроме религии, должен быть еще один способ усиления этих чувств — то, что я обычно называю гражданской этикой. В этом плане ее роль огромна.

— Человечество вступило в XXI век, но военные конфликты не прекращаются, многие из них происходят на религиозной основе: в центре Европы в республиках бывшей Югославии, Чечне, арабо-израильский конфликт и т.д. Могут ли религия, религиозные деятели влиять на то, чтобы остановить кровопролитие, способствовать мирному процессу?

— В долгосрочный период — да, несомненно. Но остановить конфликты незамедлительно — дело чрезвычайно трудное. Ведь основой конфликта может быть все, что угодно — культурные, расовые различия, экономические противоречия. И религиозные противоречия, к сожалению, сегодня сильны. Но в грядущем, по мере того, как религии все более будут способствовать непредубежденности, взаимной восприимчивости, разногласия перестанут приводить к конфликтам. Люди поймут, что прежде всего все они — люди, человеческие существа. Будет, наконец, осознана вторичность таких факторов, как экономика, религия, раса, различия в культурах. Тогда конфликтов будет уже гораздо меньше.

— В Азии сегодня живут самые многочисленные народы мира — китайцы и индийцы. Какая судьба ждет в XXI веке Азиатский континент?

— Думаю, Азия будет играть в мире одну из главных ролей. Конечно же, в первую очередь, из-за своего населения и размеров. Китай и Индия обладают огромным потенциалом. В этих странах живут великие народы. Любое их движение может стать для мира как великим благом, так и величайшим бедствием. И в том, и в другом случае это сразу отзовется на малочисленных, по отношению к ним, народах.

— Появилась ли сегодня реальная возможность поправить положение тибетского народа?

— Да, возможность есть. Есть надежда. С помощью свободного мира и некоторой части китайской интеллигенции положение вещей уже начинает меняться. Я уверен, что заметные перемены наступят. Но сейчас культура Тибета подавлена китайской культурой. В этом — несомненное сходство нашего положения с положением национальных республик в бывшем Советском Союзе.

— Как Вы сами заметили, Россия — большая многонациональная страна. Вы были в России трижды. Каким Вы видите будущее России? Какую роль, по Вашему мнению, будет играть Россия на мировой арене в ХХI веке?

— Россия. Российская Федерация. Огромная страна. Великий народ. Древняя история. Без сомнений, у России огромный потенциал. Большая страна, много-много снега! (Смеется). (Он смеется искренним, добрым, заливистым смехом, который один писатель как-то сравнил со смехом всех его 13 предшествующих перевоплощений Будды).

Во время аудиенции у его Святейшества.

— Что должно объединить человечество в ХХI веке? Мир претерпевает глобальные изменения. Мы живем теперь в технологическом, информационном веке. Возможно ли создание в будущем единой веры, о которой так много говорят?

— Я не знаю. Но, вне всякого сомнения, традиционные религии далеко не исчерпали себя. Каждая из них — уникальна. Думаю, что, по крайней мере, в течение нескольких следующих веков система мировых религий сохранится. Но что будет через тысячу лет, я не знаю... (Смеется).

— И в заключение, что бы Вы пожелали российскому народу?

— Я всегда говорю своим друзьям из России: одним из главных условий для развития народа является свобода личности. Сейчас у вас эта свобода есть. Здесь под свободой я не имею в виду высокий уровень жизни. А ту свободу, которая дает вам возможность выбора и достижений, в том числе и высокого уровня жизни. Сейчас главное для вас — быть решительными, упорно работать и добросовестно выполнять свои обязанности. Не по принуждению, а по своей воле. Думать о своем будущем. Видеть свою цель жизни и идти к ней, не теряя храбрости, решительности и надежды. Не жалея сил. Оставаться честными, правдивыми и сострадательными. Тогда положение вещей, конечно же, изменится. Сострадательность всегда была чертой русского характера, основной христианской добродетелью. Россия велика, ее богатства огромны. Если правильно распорядиться ими, Россия станет действительно одним из главных членов мирового сообщества. Именно такое развитие, а не ядерный арсенал, не военная мощь выведут Россию на первые роли в XXI веке.

По-моему, очень важно сохранить свою культуру, превращающую отдельных людей в народ. Можно сказать, что культура состоит из двух частей. Первая часть меняется вместе со временем. Вторая часть культуры всегда остается, несмотря на течение времени, полезной и уместной. Эта часть культуры придает силу духа. Будьте честны и правдивы. Это — общечеловеческие ценности.

Этими словами он заканчивает отвечать на мои вопросы, и я чувствую, что встреча подходит к концу, что я и так занял слишком много времени.

Я прошу его написать пожелание народу саха, читателям Якутии и передаю ему бумагу. Он, видимо, просит ручку у своих секретарей. Один из них приносит их несколько, но все они его не устраивают. Он что-то говорит недовольно. Я передаю ему свою ручку. Тут он, немного подумав, берет и начинает писать. И переспрашивает: «Как произносится имя вашего народа — хаха или саха?» Он несколько раз произносит: «Хаха, саха». Это потому он так спрашивает, что когда в начале разговора мы рассказывали ему о своей стране, я сказал, что в слове «саха» первая буква произносится с придыханием, как английское «h».

Уже после этого к нему подходит Валерий Луковцев и передает письмо руководителя якутского Центра традиционной медицины. Его Святейшество, поняв о чем речь, говорит:

— У нас уже есть студенты из России, включая тех, кто изучает тибетскую медицину. Есть также два или три монаха из Тувы. Таким же образом мы рады будем принять каждого студента из вашей республики. Если вы пошлете их учиться в Лхасу, то они там будут учиться под контролем Китая. Так что наилучшим вариантом я считаю следующий — вы посылаете их в Лхасу, но только на год-два, чтобы они выучили тибетский язык. Затем вы отправляете их к нам сюда, в Индию.

Антон обстоятельно рассказывает о том, как он строит школу под Якутском, о своей работе, бизнесе.

Потом все выходим во двор, Его Святейшество дарит каждому из нас танку, хадак и мы вместе фотографируемся.

Все время, пока длилась эта аудиенция, ощущалась сила его Доброты, если можно так выразить то состояние почти физического ощущения Силы, исходящей от этого человека, если допустить, что Добро может иметь некое физическое воплощение. Мне показалось, что эта Доброта, энергия добра заполнила всю комнату. Это ощущение дружелюбия я буду чувствовать еще долго. Когда на прощание он пожал мою руку, теплая волна, как электрический заряд, прошла по мне. Он задержал мою руку на мгновение, не отпуская сразу, будто передавая некую незримую информацию или энергию.

Были ли мы готовы к этой встрече? Был ли я готов к этой встрече? Трудно сказать. Да и нет однозначного ответа. Несомненно, в нашей памяти Далай-лама останется как символ неиссякаемого оптимизма, веры в жизнь, воплощение доброй жизненной энергии.

Он излучает только Доброту.

На следующий день

Я просыпаюсь в предвкушении новых встреч и открытий, на моих часах — ровно 7. И так начинается день, и мы с сегодняшнего дня — личные гости Его Святейшества. Щебечут птицы, предвещая наступление утра, начало нового дня.

В комнате очень холодно, работавший всю ночь кондиционер тихонько урчит, словно говоря: я сделал все, что мог. Кажется, меня где-то продуло — и чувствую ноющую боль в пояснице. Я прикладываю ладонь, как мне кажется, сохранившую тепло рукопожатия Его Святейшества и через некоторое время замечаю, что эта нудная, тягучая боль проходит...

Дели — Москва.
Март 2001 г.

 

Яндекс.Реклама
Заказ линз линзы OmniFlex (флакон) 520 руб. недорого.. почтовый индекс край. приготовления суши
Hosted by uCoz