На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Елизавета Кузнецова. Начальница Якутской женской гимназии. 1911 г.
Суорун Омоллон и первый президент республики Михаил Николаев
"Арбат, 44, Квартира 22. Живу в своей квартире Тем, что пилю дрова." Николай Глазков

Аграфена МАКАРОВА

«Вызывая стремление
к истине, правде, добру...»

Выпускницы Якутской женской гимназии, окончившие курс 7-го класса в 1911 году, со священником Петром Суворовым (сидит первый слева), губернатором Якутской области Иваном Ивановичем Крафтом (четвертый слева), преосвященным Иннокентием, епископом Якутским и Вилюйским (пятый слева) и начальницей гимназии Елизаветой Николаевной Кузнецовой (шестая слева).

Якутское епархиальное женское училище

Наряду с гимназиями и институтами благородных девиц во второй половине XIX в. в России продолжался рост женских средних учебных заведений духовного ведомства — епархиальных училищ, открывавшихся с разрешения Святого Синода.

В 1868 г. был утвержден единый устав для епархиальных училищ, который требовал «внушить и воспитать в детях преданность престолу и Отечеству».

Учреждение Епархиального женского училища в Якутии было вызвано просветительско-миссионерской целью. По мере распространения в области православного христианства, увеличивалась потребность в духовном образовании. В области возник спрос на учителей церковно-приходских школ и домашних учительниц. Готовить их следовало в специальных духовных училищах, которые давали бы среднее духовное образование.

Много сил приложил для открытия женского епархиального училища преосвященный Иаков, епископ Якутский и Вилюйский. Подготовительной работой руководил специальный комитет. На заседании от 12 мая 1888 г. было принято решение об учреждении 3-хклассного женского епархиального училища с двухгодичным курсом в каждом. Но из-за недостатка средств с 1 сентября решили открыть первый двухгодичный класс с пансионом на 10 человек. Другие классы полагали вводить постепенно.1 Впоследствии, в 1900 году, училище из 3-хклассного с двухгодичными курсами было преобразовано в 6-классное с одногодичным курсом.2 Спустя 2 года был открыт седьмой дополнительный педагогический класс.3

В училище был избран совет по учебно-воспитательной части, членами которого состояли избранные на трехгодичный срок два представителя духовенства (старший из них председательствовал), а также начальница и инспектор классов. На должность председателя совета училища был утвержден Ф.Охлопков, начальницей была избрана В.А.Егорова-Явловская, инспектором классов — протоиерей С.Попов. Преподавателей определял епархиальный архиерей по представлению совета по учебно-воспитательной части из духовных и светских лиц. Воспитателей назначала сама начальница из лиц православного вероисповедания, имеющих безукоризненное поведение, достаточно образованных.

Открытие этого учебного заведения в Якутске состоялось 11 сентября 1888 г. В училище принимались девушки как духовного, так и светского звания.

Учебно-воспитательное дело епархиальных женских училищ направлялось специальными документами: уставом епархиальных женских училищ, циркулярами по духовно-учебному ведомству и утвержденными Св. Синодом программами.

По своему типу эти училища были более консервативными, чем женские гимназии. В них особое внимание обращалось на религиозно-нравственное воспитание. Для воспитанниц устанавливался строгий режим.

В Якутском епархиальном женском училище обязательными считались следующие предметы: Закон Божий, русский язык и словесность, математика, география, история, физика, чистописание, церковное пение и педагогика.4 Также преподавались такие дисциплины, как иностранный язык, музыка, рисование и рукоделие.

Преподавание и общение велось только на русском языке. Руководство тщательно следило, чтобы воспитанницы не общались между собою по-якутски, на виновных налагались взыскания.

Улучшение учебно-воспитательного дела было предметом особой заботы совета училища. Преподаватели и воспитательницы проводили дополнительные занятия с неуспевающими ученицами. Воспитательницы, в первую очередь, должны были заботиться о хорошей успеваемости, отличном поведении учениц своего класса. От них требовалось частое посещение уроков, оказание необходимой помощи отстающим и т.д. Желая, чтобы родители могли своевременно обратить внимание на успеваемость своих детей, принять со своей стороны возможные меры, совет училища выдавал воспитанницам каждый второй месяц особые табели, куда вносились полученные ими баллы, отмечалось поведение.5

В сентябре 1899 г., по распоряжению епископа Никанора, была открыта начальная школа грамоты при училище. С одной стороны, это должно было дать возможность воспитанницам старших классов, готовящимся к учебно-воспитательной деятельности, практически ознакомиться с методами и способами начального обучения в школах, а с другой — через школу — принять в училище несколько подготовленных девочек и тем самым поднять уровень базовой подготовки.

В первый год в школу грамоты были приняты 32 девочки 7—10 лет. Они изучали Закон Божий, русский язык, арифметику, чистописание и пение. По окончании учебного года проводились испытания. Ученицы, сдавшие испытания удовлетворительно, признавались окончившими курс одноклассной церковно-приходской школы.6 В 1900 г. школу грамоты преобразовали в образцовую школу.

В образцовой школе для учениц 5-го, 6-го и 7-го педагогического классов были установлены дежурства. Дежурные воспитанницы проводили в школе весь день. На них возлагалась обязанность наблюдать за тем, чтобы к началу учебных занятий все было приготовлено, следили они также за поведением школьниц. Главным образом воспитанницы наблюдали за ходом урока и приемами преподавания. Свои наблюдения заносили в дневники, которые потом просматривались преподавателем. Кроме того, ученицы 7-го педагогического класса два раза в неделю давали пробные уроки в школе по всем предметам начального обучения.7

Выпускница училища, заслуженный учитель ЯАССР Н.Е.Самсонова в своей биографии написала следующее: «Светлым воспоминанием о днях, проведенных в училище, остались у меня уроки дидактики, которая мне нравилась больше всех предметов, и педагогическая практика...».8

Таким образом, благодаря открытию образцовой школы, ученицы имели возможность ознакомиться с практикой учебно-воспитательного процесса.

В целях религиозно-нравственного воспитания в праздничные и воскресные дни в училище устраивались чтения. Например, начальница училища Н.С.Кондакова в 1914—1915 гг. прочитала на них статьи: «На служении алтарю», «Вразумление виноватого в пренебрежении к храму Божию», «Обязанности к Богу»... Инспектором классов Н.Добронравовым были прочитаны статьи из «Церковных ведомостей» и журнала «Верность»: «Юбилейные торжества по случаю 300-летия дома Романовых», «Судьба Иерусалима» и др.9

В училище несколько раз устраивались литературно-вокальные вечера, сопровождавшиеся «световыми картинами волшебного фонаря и кинематографа».10

Спрос на книги для чтения в училище был весьма велик, но за недостатком соответствующей литературы, очень трудно было удовлетворить требования воспитанниц. Использовались все меры для увеличения закупок книг за счет денежных пожертвований, но последние были весьма ничтожны. Из книг, хранящихся в библиотеке училища, примерно 30% были религиозно-нравственного характера, 58% — беллетристика, 7% — исторического и 5% — естественно-научного содержания. Библиотеку посещали преимущественно ученицы младших классов. Например, в 1904 г. первоклассницы прочитали 1603 книги, соответственно ученицы 2-го класса — 1340, 3-го — 871, 4-го — 475, 5-го — 264 и 6-го — 333.11 Ученицы также вели дневники, где описывали краткое содержание прочитанных книг с некоторыми выдержками, показавшимися особенно интересными. Эти дневники ежемесячно подавались инспектору классов на просмотр.

Из периодических изданий в библиотеку выписывались: «Церковные ведомости», «Церковно-приходская школа», «Юный читатель», «Родник» и др.12

Воспитанницы епархиального училища не оставались вне патриотического движения, охватившего всю Россию с началом I мировой войны. По мере своих сил помогали фронту. В 1914 г. пожертвовали на помощь больным и раненым воинам 1/3 дохода, полученного от продажи своих рукодельных работ. Также собрали и отослали одежду в пользу пострадавших от войны жителей Юго-Западного края.13 Кроме того, ученицами были пожертвованы 17 руб. в пользу солдат, участвовавших в русско-японской войне 1904—1905 гг. Не огра- ничиваясь этим, воспитанницы постоянно вносили свою лепту и по линии Красного Креста.

Училище не имело полного штата преподавателей, многие из наставников уделяли воспитанницам лишь время, оставшееся свободным после исполнения своих прямых обязанностей. К тому же преподавательские кадры очень часто менялись. Все это мешало нормальному ходу учебного процесса в училище. Недостаточность средств не возволяла иметь воспитательниц по числу классов. Их было всего три. Каждая воспитательница курировала над двумя классами, что значительно осложняло их труд. Образовательный уровень преподавателей Якутского епархиального училища характеризуется следующими данными: если в 1898 г. преподавателей с высшим образованием было 4, со средним — 5, начальным — 6, то в 1919 г. преподавателей с высшим образованием уже не было, со средним было — 10 и начальным — 2.14 Таким образом, квалифицированных, с высшим образованием преподавателей катастрофически не хватало, большинство из них имели лишь среднее образование.

Свой вклад в дело становления училища внесла В.А.Егорова-Явловская, которая в течение 17 лет была начальницей. Вера Александровна окончила Иркутскую женскую гимназию. За долгую службу в области образования она была награждена серебряной медалью в память царствования Александра III.15

Впоследствии начальницами училища работали: Н.П.Попкова, З.Г.Якушкова, А.А.Фролова, З.А.Фролова, С.М.Белая, Н.С.Кондакова и В.Н.Синявина.

В стенах Якутского епархиального женского училища с усердием также работали следующие преподаватели: С.Н.Лебедев, Г.А.Попов, М.Г.Нечаев, Ф.Г.Корнилов, И.В.Охлопков, А.Берденников, В.Пельгорская, С.Федулова, В.Соловьева, В.Бушкова...

Епархиальное женское училище было полузакрытым учебным заведением, где наряду с интернатными воспитанницами обучались и приходящие.

Сведений о числе якуток-воспитанниц обнаружить не удалось. Общая же численность выпускниц Якутского епархиального женского училища составила примерно 230 девушек.

Из бывших воспитанниц училища впоследствии вышли, в основном, учительницы церковно-приходских школ и школ грамоты. В родном училище оставались работать наиболее отличившиеся в учебе и поведении. Например, воспитанницы Соловьева А.М., Пельгорская В.Н., Климовская А.С., Ружникова А.М., Горчакова Е.Н. и Худаш А.В. были оставлены воспитательницами.

В Соттинской церковно-приходской школе из воспитанниц Якутского епархиального училища работали Винокурова А.Г., Винокурова А.П. и Кокмарская О.М. В Хатын-Аринскую церковно-приходскую школу были направлены Винокурова Е. и Винокурова К., в Усть-Сольскую — Винокурова-Якушкова А.С., в Мегинскую — Конюхова А., в Синскую — Бушкова П.,16 в Вилюйскую — Расторгуева Н.А.,17 в Нельканскую — Степанова А.Д.,18 в Покровскую — Попова А.Р.,19 (в этой же школе работала З.Г.Павлуцкая, впоследствии жена С.Орджоникидзе). Попова П.И., после окончания училища, в 1920 г. была назначена секретарем подотдела единой трудовой школы Колымского уезда.20

Свой вклад в дело народного образования внесла Н.Е.Самсонова. Она 38 лет проработала учительницей начальных классов. Ее педагогическая деятельность характерна продолжительной экспериментальной работой в начальных классах якутской школы.21

Работая в школах, выпускницы Якутского епархиального женского училища, несомненно, способствовали повышению культурного уровня населения.

Конечно, женское среднее образование в конце XIX — начале XX веков было ограниченным, имело много недостатков, оно все больше не удовлетворяло потребностей женщин, стремившихся к широкому кругу знаний, к общественной деятельности. И все же не стоит, наверное, подходить к ранним этапам женского образования в России только с критической стороны, что было естественно в период преодоления его недостатков и борьбы за равноправие женщин.

Примечания

1. НА РС(Я), ф. 293, оп. 1, д. 1, л. 18.

2. Якутские епархиальные ведомости. — 1900. — 1 дек.

3. НА РС(Я), ф. 293, оп. 2, д. 54, лл. 2—3.

4. Там же, оп. 1, д. 1, л. 61.

5. Якутские епархиальные ведомости. — 1891. — 16 ноября.

6. НА РС(Я), ф. 293, оп. 2, д. 45, л. 7.

7. Якутские епархиальные ведомости. — 1903. — 1 ноября.

8. Афанасьев В.Ф. Ветераны педагогического труда. — Якутск, 1966. — С. 48.

9. Якутские епархиальные ведомости. — 1903. — 1 авг.

10. Там же. — 1915. — 16 апреля.

11. Там же.

12. НА РС(Я), ф. 293, оп. 2, д. 45, лл. 5-6.

13. Якутские епархиальные ведомости. — 1902. — 16 июля.

14. НА РС(Я), ф. 293, оп. 1, д. 36, лл. 1, 3.

15. Там же, д. 14, л. 40.

16. НА РС(Я), ф. 287, оп. 2, д. 7, лл. 31—32.

17. Там же, оп. 1, д. 75, л. 33.

18. Там же, оп. 2, д. 5, л. 10.

19. Там же, оп. 1, д. 7, л. 42.

20. Культурная революция в Якутии (1917—1937 гг.): Сборник документов и материалов. — Якутск, 1968. — С. 43.

21. Афанасьев В.Ф. Указ. соч. — С. 49.


Они учились в Якутской женской гимназии

В России рождение средней женской школы, в отличие от мужской, всецело относится ко второй половине XIX в. До этого женское население России практически не знало среднего образования. Существовавшие до той поры в ведомстве императрицы Марии немногочисленные институты благородных девиц — закрытые учебные заведения для детей представителей высших сословий — не играли сколько-нибудь заметной роли.

Первые всесословные женские средние учебные заведения в России появлись только в 1858 г., когда было утверждено «Положение о женских училищах ведомства Министерства Народного Просвещения». В 1870 г. эти училища первого и второго разрядов были переименованы соответственно в гимназии и прогимназии.

Формирование системы женского образования проходило на фоне столкновения взглядов сторонников женского равноправия во всех сферах духовной жизни и консерваторов, отрицавших необходимость замены закрытых сословных женских учреждений учебными заведениями иного рода. В качестве одного из доводов последних фигурировал тезис о том, что образование не должно быть многогранным, поскольку его задача — готовить женщину к выполнению обязанностей жены и матери, а не к профессиональному труду.

В Якутии распространение женского образования также проходило медленно. Однако все заметнее сказывалось стремление женского населения к грамоте. Все настойчивее звучали голоса прогрессивно настроенных людей в пользу образования женщин. Они считали, что женщина должна получить не только начальное образование, но и среднее.

Открытие в 1882 г. Якутской женской гимназии стало первой ступенью в развитии среднего образования среди девушек в нашем крае.

Итак, кто эти женщины, которым посчастливилось получить одними из первых среднее образование в Якутии, и тем самым добиться возможности продолжить учебу в высших учебных заведениях?

В Якутскую женскую гимназию принимали детей из различных сословий. Но преимущественно это были дочери дворян и чиновников. Так, в 1889 г. в ней обучались: дети дворян и чиновников — 22, представителей духовенства — 4, мещан — 24, купцов — 5, казаков — 2, крестьян — 3, инородцев (якутов) — 2.1 А в 1920 г. дочерей потомственных дворян в гимназии насчитывалось 4, дочерей личных дворян и чиновников — 110, лиц духовного звания — 23, почетных граждан и купцов — 7, мещан — 80, казаков — 8, крестьян — 61 и инородцев — 44.2

В гимназии училось сравнительно мало якуток: М. и К. Потаповы, А.Григорьева, П.Слободчикова, В.Давыдова, Е.Никифорова, Е.Артомонова, Н.Шергина... Основная масса коренного населения была лишена возможности обучать своих детей в гимназии. Учились преимущественно дети из состоятельных, наиболее «привилегированных» якутских семей.

Динамика численности учениц
Якутской женской гимназии
за 1888—1920 гг.

Годы Число учениц Годы Число учениц
1888 49 1908 181
1889 54 1909 195
1897 44 1910 202
1898 50 1911 224
1899 56 1912 251
1900 70 1913 254
1901 74 1914 258
1902 79 1915 268
1903 126 1917 311
1904 135 1918 355
1905 142 1919 371
1906 164 1920 347
1907 188    

Из таблицы видно, что число учениц с 1889 г. по 1920 г. возросло в 7 раз. Это говорит о том, что тяга к знаниям у женщин росла год от года, а единственным светским учебным заведением, дававшим им среднее образование, оставалась гимназия.

Женщины не ограничивались начальным и средним образованием. При наличии хотя бы минимальной возможности наиболее способные из них стремились учиться в вузе. В 1917 г. в числе 109 якутян-студентов центральных вузов были 34 женщины, но среди них — ни одной якутки.3

После окончания обучения в Якутской женской гимназии многие воспитанницы изъявляли желание получить дальнейшее образование. Е.И.Акишева в 1914 г. поступила на историко-филологический факультет Бестужевских высших женских курсов, затем вследствие крайне тяжелого продовольственного положения в Петрограде была вынуждена перевестись осенью 1917 г. в Томский университет, где стала вольнослушательницей историко-филологического факультета.4

Слушательницами высших женских курсов в Петрограде были также К.К.Семчевская, Е.И.Аксенова и Т.Н.Лебедева, сестра эсерки Е.Н.Лебедевой, казненной за попытку покушения на царского министра Щегловитова в 1906 г. В.А.Бушуева и Н.Н.Кудельская учились в Петербургском женском пединституте. М.С.Говязина сначала обучалась на математическом отделении Московских высших женских курсов, затем в 1917 г. стала слушательницей физико-математического факультета Томского университета. В 1919 г. перевелась учиться на Сибирские высшие женские курсы в этом же городе.5

Еще одна выпускница Якутской женской гимназии О.П.Широкова в 1914 г. поступила на Бестужевские высшие женские курсы, в 1916 г. перевелась также в Томск — на физико-математическое отделение высших женских курсов. Впоследствии она работа преподавательницей педтехникума в Якутске, пользовалась большим уважением наряду с такими педагогами, как А.Е.Кулаковский, М.С.Попова, В.П.Геллис и др. Также активно принимала участие в ликвидации неграмотности среди взрослого населения, пропаганде культурной жизни.

К.С.Голованенко окончила медицинский факультет Томского университета, долгие годы работала в Якутском трахоматозном диспансере.

Якутская женская гимназия учредила стипендии в размере 400 руб. в год, которыми могли пользоваться выпускницы во время обучения на курсах. Но взамен девушки должны были отработать в гимназии полтора года за каждый год получения стипендии. В противном же случае обязаны были возвратить всю сумму полученного пособия.6

Характерной особенностью жизни учебных заведений начала ХХ века в России было революционное движение среди учащихся. В этот период демократически настроенные гимназистки прошли большую политическую школу ссыльных марксистов, чему немало способствовало развертывание событий революции 1905-1907 гг. и Февральской революции. Уже в первом кружке, носившем название «Тайный национальный кружок якутской молодежи», организованном в 1898 г. двумя ссыльными студентами Харьковского университета, вместе с другими городскими учащимися состояли членами и гимназистки. Участвовали они и во втором тайном политическом объединении учащихся средних школ города в 1902 г.7

В конце 1916 г. Ем. Ярославский организовал в Якутске нелегальный кружок, в который вошла наиболее политически активная учащаяся молодежь. В кружок вместе с учащимися реального училища, учительской семинарии, фельдшерской школы входили и воспитанницы женской гимназии: В.Синеглазова, Д.Жиркова, Р.Цугель, Я.Проневич, Н.Шергина и др. Они принимали активное участие в распространении листовок, прокламаций и воззваний.

Неслучайно накануне Февральской революции Якутский губернатор И.И.Крафт, опасаясь влияния политссыльных, предлагал открыть при женской гимназии закрытый интернат.8

В феврале 1917 г. на вечере, посвященном 65-летию со дня смерти Н.В.Гоголя, гимназистка З.Васильевская произнесла яркую речь, проникнутую революционным пафосом. В содержании речи, бесспорно, чувствовалось влияние ссыльных большевиков. Городские чиновники немедленно информировали об инциденте главного инспектора Восточно-Сибирского учебного округа Василенко. Последний потребовал представить ему подробную характеристику на гимназистку, произнесшую 22 февраля 1917 г. столь пламенную и крамольную речь в зале реального училища.

Инспектор народных училищ Якутской области, председатель педагогического совета женской гимназии В.П.Васильевский 16 марта 1917 г. послал в Иркутск следующий отчет о своей дочери: «Ученица 8 класса Якутской женской гимназии З.Васильевская, 18 лет. Она с августа 1912 г. обучается в Якутской женской гимназии, окончила 7 классов с золотой медалью, за все время учебы она относилась к своим обязанностям серьезно и аккуратно».9 Чем закончилось дело, проследить не удалось.

Несомненно, такие преподаватели, как Ж.И.Монье, В.В.Жаров оказали также влияние на гимназисток, содействуя их политическому просвещению.

Из бывших воспитанниц Якутской женской гимназии вышли активные участницы революционных событий 1917 г. и гражданской войны в Якутии: В.Синеглазова, Д.Жиркова, Р.Цугель, М.Потапова, Н.Шергина, Я.Проневич, К.Глазкова-Петрова и другие.

В.С.Синеглазова в 1920 г. назначается первой заведующей женотделом при Губкоме партии. Вскоре в числе первых партийных и советских работников была командирована в Москву в университет им.Я.М.Свердлова. По окончании учебы осенью 1921 г. она вернулась в Якутию, где занималась организацией политического просвещения. Затем, по окончании Института востоковедения, в 1930 г. В.С.Синеглазова направляется в полпредство СССР в Японию. Работала в аппарате Коминтерна, стала научным сотрудником и консультантом по Японии при Академии наук СССР.10

Другая активная участница борьбы за установление Советской власти в Якутии Д.С.Жиркова в 1929 г., окончив медицинский факультет Московского государственного университета, направляется на работу в Якутск. В 1932 г. поступила в аспирантуру МГУ, после чего работала на руководящих должностях в области здравоохранения в Москве, Якутске, Петропавловске.11

Одной из тех, чье имя неизвестно до сих пор соотечественникам в силу сложившихся жизненных обстоятельств, является Н.П.Семенова. Она родилась в 1888 г. в городе Колган в Китае, в семье торгового служащего фирмы «Коковин и Басов» П.Угловского. Угловские в связи с переводом отца в Якутское отделение фирмы в 1904 г. переехали в Якутск. Здесь Наталья Петровна окончила гимназию, после чего вышла замуж за А.А.Семенова, сотрудника этой же фирмы.12 Короткое время она работала учительницей рукоделия в Якутской женской гимназии.13 Н.П.Семенова принимала самое непосредственное участие в событиях 1918-1921 гг. в Сибири и на Дальнем Востоке. В 1938 г. по подозрению в шпионаже в пользу японских разведорганов была репрессирована. Семеновы были в близких отношениях с семьями М.Горького, А.И.Рыкова.

Н.П.Семенова, прожившая короткую, но яркую, насыщенную событиями жизнь, была реабилитирована посмертно.

Не меньший интерес вызывает судьба М.Е.Николаевой. По окончании гимназии в 1905 году она в течение двух лет работает в родной Чурапче учительницей. В 1902 году, не без помощи В.В.Никифорова, она добивается у губернатора области разрешения открыть газету «Якутская мысль».14 Николаева работает над переводом пьесы Василия Никифорова «Разбойник Манчары». С марта 1914 г. ее русский перевод знаменитого произведения стал публиковаться в журнале «Ленские волны».15

Одна из гимназисток — В.Д.Давыдова — первое время работала учительницей в Таттинской одноклассной школе. В 1925-1927 гг. она в соавторстве с Н.Е.Афанасьевым и П.А.Слепцовым составила первый учебник на якутском языке «Новый путь» в трех частях. В 1930 г. составила «Букварь» — также на якутском языке.16

В рядах народного учительства видное место занимает Ю.Ф.Колмакова. Она начала свою педагогическую работу в родной Нохтуйской волости, в Никольской школе. Проводила большую культурно-массовую работу среди населения. В течение 45 лет Ю.Ф.Колмакова работала учительницей начальных классов в Олекминском районе. Ей были присвоены почетные звания заслуженного учителя ЯАССР и РСФСР.17

Гимназисткой также была Н.П.Афанасьева — первая якутка-врач. Она окончила медицинский факультет Томского университета, была участницей Академической экспедиции, несколько лет возглавляла отдел охраны материнства и детства, работала преподавателем в медтехникуме в Якутске. Ей присвоено почетное звание заслуженного врача ЯАССР.

Врачом стала и С.И.Рабинович, которая в начале Великой Отечественной войны была призвана в армию. Погибла в 1941 г., место ее захоронения неизвестно.18

В стенах гимназии обучалась также известная Ф.Ф.Корнилова, впоследствии ставшая женой М.Ракоши, деятеля Коминтерна, первого секретаря Венгерской социалистической рабочей партии.

Значительная часть выпускниц гимназии занималась педагогической деятельностью. Так, Кондакова М., Соловьева Е., Пылаева О., Широкова Л., Рудина М., Кручинина В., Середкина А. и многие другие, продолжая дело своих учителей, вносили посильный вклад в развитие народного образования Якутии.

Из бывших воспитанниц Якутской женской гимназии вышло много интересных личностей, с яркими судьбами. Но, к сожалению, сегодня имена многих из них забыты. Это несправедливо. Они должны сохраниться в исторической памяти народа.

 

Примечания

1. Афанасьев В.Ф. Якутская женская гимназия // В помощь учителю. Вып. 31. — Якутск, 1966. — С. 117.

2. НА РС(Я), ф. 286, оп. 2, д. 59, л. 3.

3. Горохов С.Н. К истории подготовки кадров для Якутии в центральных вузах (1917—1927 гг.) // Вопросы науки в трудах молодых ученых Якутии. — Якутск, 1971. — С. 31.

4. НА РС(Я), ф. 286, оп. 2, д. 20, лл. 1, 15, 18.

5. Там же, оп. 1, д. 272, лл. 1—4, 17—18.

6. Там же, л. 15.

7. Афанасьев В.Ф. Указ. статья. — С. 128.

8. НА РС(Я), ф. 286, оп. 1, д. 78, л. 4.

9. Афанасьев В.Ф. Указ. статья. — С. 126.

10. Синеглазова В.С. Ты помнишь, товарищ... (Воспоминания). — Якутск, 1967. — С. 71—72.

11. Социалистическая Якутия. — 1988. — 11 октября.

12. Иванова Т.С. О судьбе Н.П.Семеновой (Угловской) // Женщина Севера: семья и общество. — Якутск, 1995. — С. 85—86.

13. НА РС(Я), ф. 286, оп. 1, д. 235, л. 1.

14. Коркина Е.М. Николаева — Кўлўмнўўр тылбаасчыта // Далбар хотун, 1996, № 4. — С. 20—21.

15. Клиорина И.С., Малькова А.В. Никифоров. События. Судьбы. Воспоминания. — Якутск, 1994. — С. 230—231, 234.

16. Иванова Л.Т. Раскрепощение женщин Якутии и их роль в социалистическом строительстве. — Якутск, 1974. — С. 152.

17. Афанасьев В.Ф. Ветераны педагогического труда. — Якутск, 1966. — С. 42—44.

18. Нельбисова Г. Сиргэ олох саліанарын тухары // Далбар хотун, 1995, № 1. — С. 2.


Елизавета Кузнецова. Начальница гимназии

Одной из интересных личностей, чье имя неизвестно до сих пор общественности в силу сложившихся обстоятельств, является Кузнецова Елизавета Николаевна, прогрессивная учительница, отдавшая много сил и знаний женскому образованию в Якутии. В течение 23 лет она была бессменной начальницей первого в Якутии среднего женского учебного заведения.

Е.Н.Кузнецова родилась 20 октября 1868 г. в Иркутске. По окончании в 1887 году 1-ой Иркутской Хаминовской женской гимназии, сначала работала преподавателем арифметики в Иркутской женской прогимназии, затем приказом Иркутского генерал-губернатора от 24 марта 1897 г. была утверждена в должности начальницы Якутской женской прогимназии.1

Успехи Якутской женской гимназии в значительной мере связаны с ее именем. Большой вклад Елизавета Николаевна внесла в дело открытия гимназии с полным курсом обучения. Четырехклассная прогимназия не решала проблемы женского среднего образования, поэтому неоднократно ставился вопрос об открытии в Якутске полной женской гимназии. Наконец, 31 мая 1900 г. было разрешено с нового учебного года преобразовать Якутскую женскую прогимназию в гимназию.2 Полный курс гимназии давал возможность ее выпускницам поступать на Высшие женские курсы, на педагогические и медицинские факультеты университетов.

Следующим достижением Е.Н.Кузнецовой стало открытие в 1901 г. восьмого дополнительного педагогического класса,3 что уже предусматривало выдачу девушкам аттестатов об окончании полного курса гимназии с правом преподавания. Выпускницам, получившим золотые или серебряные медали, присваивалось звание домашних наставниц, которое могли получить только лица с высшим образованием. Девушки, не награжденные медалями, получали звание домашней учительницы и учительницы начальных школ. Позднее педагогический класс был разделен на 2 отделения: словесное и естественно-математическое.

Елизавета Николаевна требовала, чтобы все учебные предметы давали каждой ученице столько познаний, сколько она может принять. Она считала, что воспитание должно вестись в течение всего периода формирования девочки, вплоть до ее окончательного сложения, сообразуясь с индивидуальными особенностями воспитанницы. Е.Н.Кузнецова стремилась к тому, чтобы преподаватели преподносили учебный материал в такой форме, чтобы он мог вызывать в ученицах живой интерес, а также легче и прочнее усваивался.

Самое сложное в воспитании и обучении ребенка, считала начальница гимназии, — это воздействие на эмоциональную сторону, воздействие на те стороны души ребенка, которые определяют все его жизнеощущения. И опытные учителя гимназии с первых шагов ученицы постепенно наставляли ее так, чтобы «она почувствовала себя частью целого, перед интересами которого она должна поступаться своими удобствами и капризами, чтобы, наряду со своими правами, она также признавала права других, чтобы она охотно принимала участие в создании всего уклада общественной жизни, чтобы, внося свой труд, она уважала труд других».4 Е.Н.Кузнецова писала, что только привлекая детей к активному и сознательному проведению в жизнь класса этих основ «общественности», можно предупредить развитие в детях крайностей индивидуализации.5

Кроме умственного и нравственного воспитания, в гимназии важным элементом формирования личности считали развитие эстетического чувства. В самой природе человека заложено стремление к прекрасному. Задача заключалась в том, чтобы развить его. Средством развития эстетического чувства служило обучение пению, музыке, рисованию, лепке и т.д. Этим предметам в Якутской женской гимназии придавали огромное значение.

Педагогический коллектив всегда работал сообща с родительским комитетом. Деятельность последнего сводилась к оказанию денежной помощи нуждающимся ученицам. Конкретно эта помощь выражалась в уплате причитающейся суммы за право обучения, в найме квартиры и т.д. Начальница гимназии утверждала: «В воспитании детей всегда требуется постоянное общение семьи со школой. И насколько в этих собеседованиях школа дает семье отчет в том, что происходит под ее наблюдением, настолько же семья должна давать отчет о домашней жизни учащегося. Результат взаимодействия этих двух сфер окажется вполне благотворным и даст наибольший успех в деле возвышения успехов и устранения всяких недочетов».6

У Е.Н. Кузнецовой были свои представления о деятельности общеобразовательной школы, которые, на наш взгляд, очень интересны и актуальны сегодня. Далее мы приведем отрывки из ее письма Попечительскому совету Якутской женской гимназии, написанного в мае 1917 года: «Принципы, которые следует считать главными при разработке плана общего образования — это всестороннее воспитание просвещенных людей и граждан Российского государства. Внутреннюю связь между начальной, средней и высшей школами должен составить один общий идеал — воспитание просвещенного человека и гражданина; различие же между этими школами должно заключаться лишь в разных степенях достижения этого идеала. Все эти школы имеют конечную цель одну и ту же — дать учащимся понятие о природе, о человеке и об отношениях человека к природе и обществу, но только в разных объемах.

Обязанность школы — поставить учащихся на путь самоусовершенствования, по которому обязательно надлежит идти просвещенному человеку, вызывая стремление к истине, правде, добру; школа, однако, не должна навязывать идеал, а должна предоставить... каждому в дальнейшей жизни выработать свой идеал... Школа готовит людей к жизни, которая должна быть проникнута сознанием, чувством общественного блага и способностью активно работать во имя его...

Школа должна давать место проявлению творческим наклонностям учащихся и способности их развитию. Она должна выработать привычку в учащихся к активному мышлению... Для того, чтобы учащиеся сознали ценность знания и почувствовали стремление к нему, необходимо, чтобы они еще в стенах школы на опыте убедились, что знание — это тот материал, из которого они сами могут воздвигнуть хоть и легкую, но все же научную постройку и добывать знания... Формирование активной личности должно быть положено в основу школьных задач.

Существующий способ оценки знаний учащихся отметками и годичной проверки их путем экзаменов был отвергнут педагогической литературой давно. Эта система имеет много отрицательных сторон. Учащиеся смотрят на отметки, как на какую-то плату за их труд и потому при такой системе учатся преимущественно для этой платы. Все это воспитывает в учащихся ложное стремление казаться успевающими. Целью их стремлений является не учебный предмет, не знания, а отметка. Вполне справедливая оценка успехов и занятий учащихся по балльной системе невозможна.

Взамен балльной системы можно ввести в школах систему отзывов. Эта система изменит и взаимоотношения между учениками и учителями. При системе отзывов у учащихся отпадает мотив скрывать свои незнания, свое непонимание, т.к. за них никто и ничем карать не будет. Наоборот, учитель выяснит, почему и что не усвоил из пройденного материала учащийся.

Школа должна быть единою, всесословною, бесплатною, без различия вероисповеданий и для детей обоего пола. При совместном обучении легче поддерживать в школе дисциплину. Школа при совместном образовании более соответствует условиям жизни и уже потому должна быть признана более нормальной. Совместное обучение содействует установлению лучших, т.е. более нормальных отношений между женщиной и мужчиной во всех сферах жизни. Женщины не хуже мужчин могут в те же сроки справиться с тем учебным материалом, который ранее считался пригодным только для юношей и соответствующим только их силам и способностям. Поэтому совместное образование должно быть признано более соответствующим новейшим демократическим принципам, которыми начинает жить Новая Россия ХХ в».7

В Якутской женской гимназии проводились воспитательные мероприятия, которые оказывали влияние на формирование мировоззрения воспитанниц, на их взгляды на окружающую действительность. Отмечались знаменательные события. Елизавета Николаевна старались прививать гимназисткам любовь к родине, интерес к ее природным богатствам, культуре.

О Е.Н.Кузнецовой в газете «Якутские вопросы» в 1916 году писали следующее: «...начальница гимназии, женщина, пользующаяся совершенно заслуженно уважением со стороны общественных элементов Якутской области, давно здесь служащая и пользующаяся безусловным доверием родителей учениц».8

За свою долгую и активную работу в области образования Елизавета Николаевна была награждена золотой медалью «За усердие», серебряной медалью в память царствования императора Александра III и драгоценными подарками (брошью и браслетом с бриллиантами).9 К сожалению, не удалось проследить дальнейшую жизнь Е.Н.Кузнецовой — после закрытия гимназии. По отзывам старожилов Якутска, она прожила долгую жизнь, умерла в нищете в начале 50-х годов...

Примечания

1. НА РС(Я), ф. 286, оп. 1, д. 228, л. 50.

2. В.Ф.Афанасьев. Якутская женская гимназия // В помощь учителю. — Якутск, 1961 г., вып. 31. — С. 121.

3. НА РС(Я), ф. 286, оп. 1, д. 274, л. 19.

4. Там же, оп. 2, д. 8, лл. 75-79.

5. Там же.

6. Там же.

7. Там же, лл. 67-74.

8. Положение дел Якутской женской гимназии // Якутские вопросы. — 1916. — 29 окт.

9. НА РС(Я), ф. 286, оп. 1, д. 228, л. 50.


Аграфена Иннокентьевна Макарова, аспирантка кафедры истории России ИФ ЯГУ.

 

Яндекс.Реклама
Складной стул и стол. Строительство крыши, кровельные работы, металлочерепица ТПК, оптовые цены, скидка-22%.. Чаще всего в знаменитых спорт-клубах вы всегда найдете гидромассажные spa купленные у нас.. поиск людей
Hosted by uCoz