Живая связь времен

На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Автопортрет. 1947. Бумага, акварель

Галина СОФРОНОВА

«Искусство наше как бы расчленилось...»

К 100-летию народного художника Якутии Петра Романова

Время дает нам уникальную возможность пристальнее всмотреться в то, что кажется порой устойчиво сформировавшимся. В известной мере это относится к личности Петра Петровича Романова — первого профессионального художника из среды народа саха. Сложился определенный стереотип суждений о нем — как о мастере, олицетворяющем своим творчеством наиболее характерные особенности развития изобразительного искусства Якутии 30—40-х годов ХХ века.

 

Хотя он, скорее, работал вопреки той атмосфере, что сложилась в художественной жизни республики к его приезду из центра, где Романов учился на Рабфаке искусств в Москве, затем во ВХУТЕМАСе (Высшие художественно-технические мастерские). Годы пребывания (1923—1934) в кипящем водовороте страстей, поисков, рождения нового революционного искусства, конечно, сформировали особый бойцовский, подчас нетерпимый к фальши, характер Петра Романова. Требовалась убежденность во взгляде на высокую миссию художника, чтобы твердо произнести с трибуны правления Союза советских художников Якутии: «Искусство наше как бы расчленилось. Каждый художник привлекает к себе толпу, льстя ей и представляя ей свои розовые и лакированные картины. Таким образом, искусство у нас превратилось в большую кондитерскую, где есть конфеты на любой вкус. Художники стали пошлыми оформителями сухотертых портретов и слащавых копий...»1 Подобное высказывание характеризует его как мастера, не признающего стереотипов и штампов «легкого» искусства.

Творческий путь Петра Романова начинался в середине тридцатых годов. Он был человеком и художником новой формации, воспитывавшимся не только на классической традиции, но и на новаторских исканиях своих непосредственных учителей (А.А.Дейнека, Д.С.Моор и др. известные русские мастера). Его формирование как личности пришлось на период, когда соцреализм был санкционирован в качестве государственной идеологии. Первые произведения Романова, написанные в наивно-реалистической манере («Мальчик у окна» (1935), «Игра в мяч» (1930-е), «Портрет брата» (1935), «Портрет колхозницы» (1935), «Колхозный ысыах» (1937), «Купание коней» (1938), созвучны лейтмотиву, связанному с изображением новой советской действительности. Весьма органичен в контексте своего времени «Портрет колхозницы», всегда привлекающий к себе внимание необычной трактовкой образа. Впервые в якутском искусстве художник создает типаж женщины, олицетворяющей собой новую Якутию, к которому применена мужская статика: физически сильная, спокойная, уверенная в себе и мужественная женщина новой Якутии.

В 1934 году Романов открывает в Якутске персональную выставку рисунков и акварелей, которые представляют период его учебы. Примером этого времени могут служить работы «Три грации»(1926) и «Спящий юноша» (1928), в которых можно найти отсветы общих увлечений и поисков мастеров советской России начала прошлого века. Если в первом листе привлекает выверенность цветовых отношений, передающая особую тишину знойной полуденной поры и ощущение воздушной среды, то композиция второго листа более цветодинамична и построена на контрасте свободного чистого мазка и острой контурной линии.

Петр Романов был наделен редкой энергией, живо откликался на события жизни, горел, бурлил, кипел, был полон инициативы и творческих планов. Уже в 1935 году, благодаря его последовательной работе, было создано Якутское отделение Союза советских художников. «Первым председателем пришлось стать мне... В Союз я объединил И.В.Попова, П.В.Попова, Носова, Кандинского, Туралысова и Душкина, и они составили первый костяк Союза в нашей работе. Устава мы не имели до 1939 года, поэтому нам пришлось много работать над вопросами идейного объединения и творческой работы»2. Здесь следует заметить, что в этот период он работал главным художником вначале Русского, а затем и Якутского драматических театров, также пробовал свои возможности в книжной иллюстрации.

В живописи за Романовым прочно укрепилось лидерство в создании первой в якутском искусстве жанровой картины. «Колхозный ысыах» (1937) — это серьезная и ответственная проба сил художника. Работа обращает нас к памятному событию, связанному с 15-летием Якутской автономии, которое художник стремится показать широко, развернуто, в яркой декоративной форме. Он избирает столь им излюбленную, с высоко поднятым горизонтом, точку зрения — для показа действия сверху. Полотно тщательно «организовано». В центре на пересечении диагоналей изображена фигура спортсмена Босикова в прыжке (рекордсмена юбилейной Спартакиады по якутским национальным прыжкам). По сторонам от дорожки, симметрично — фигуры сидящих, максимально приближенные к краю холста. Люди «увлеченно» следят за спортсменом, однако, выглядят позирующими, их лица обращены к зрителю. В сущности, перед нами групповой портрет интеллигенции того времени, среди которой мы видим и самого автора. Цветовое построение полотна тяготеет к экспрессивному сопоставлению звучных цветовых пятен. Наполняя картину праздничным звучанием алого цвета, автор расставляет акценты в направлении от красного платка в руках женщины слева к развевающимся на ветру полотнищам на трибуне справа. Несмотря на разработанную перспективу, изображение, однако, при этом плоскостно за счет ярких локальных цветовых пятен и характера складок, которые не моделируют фигуры, а уплощают. Конечно, в картине нет многого, что стало привычным для современного зрителя в творчестве художников — заостренной трактовки темы, отточенности художественных приемов. Это и понятно, так как это другое искусство, ещё во многом робкое, связанное с периодом его профессионального роста.

Увлеченный веяниями нового времени, открывшимися возможностями, Романов оставался чрезвычайно чутким и к собственной национальной культуре. В 1938 году художник создает свое самое известное полотно «Витязь с невестой». В рождении работы можно усмотреть и определенную полемику с тем тягостным явлением косной провинциальности, которое так тяготило его в художественной жизни этих лет.

«В 1937, 1938, 1939 годах проводились выставки местных художников. На них фигурировали, главным образом, все эти нам известные, заменявшие картины шаманы и удаганки, древние Ыhыахи и танцы, воины и витязи, старухи и старцы, феодалы и бедняки, могилы и керяхи, урасы и юрты, гарнитуры и наряды, башни и крепости, романовки и монастыревки, колотушки и зверства бандитов. Они пользовались успехом, газеты писали о них лестные отзывы». И далее: «Эту ложь, этот пустой труд не нужно возводить в метод.... ... имеется ещё ряд картин, которые в Якутии принято называть «этнографическими картинами». Это неверно, так как этнографических картин вообще не бывает, как не бывает географических, топографических, археологических картин, их можно назвать этнографическими иллюстрациями, которые не имеют ничего общего с живописью, с искусством»3. Сохраненная стилистика резких высказываний автора передает внутреннюю динамику чувств Петра Романова, его понимание задач в подходе к творческому процессу.

Чем же нас привлекает в чем-то наивное, но одновременно эффектное полотно «Витязь с невестой»? Почему, вспоминая многочисленный ряд работ, созданных современниками художника на тему истории народа саха, память вычленяет только это произведение? Что же волнует нас в этой работе? Прежде всего, романтическая окраска и любовь к своему прошлому, традициям, что необычайно важно для каждого человека.

Сказочный, заведомо условный мир в чем-то несет в себе театральное зрелище, где зритель является и соучастником происходящего. Театрализованность картины в подчеркнутой декоративности первого плана, в передаче красочных костюмов воина и его невесты, в продуманности поз всадников и изображенных под ними коней, их нарядном убранстве и тщательной обдуманности здесь же лежащих истлевших останков. В работе, несмотря на трагичный сюжет, есть тишина и присутствует некая обращенность героев к зрителю. Спокойный светлый пейзаж, по отношению к первому плану изображенный слегка сверху, замыкает пространство, являясь фоном для развернувшейся кульминации события.

Этим произведением, ставшим своего рода визитной карточкой Якутии, Романов навсегда утвердился как подлинно народный художник. Высокий профессионализм, пропущенный сквозь призму традиционной стилистики национальной культуры, становится его творческим почерком.

Перед войной Романов продолжает учебу в Москве на курсах повышения квалификации художников (1938 — 1939), а в 1941 году участвует в Московской выставке молодых художников РСФСР.

Произведения сороковых годов с редкой наглядностью отражают внутреннюю цельность автора и те изменения, что произошли в его искусстве. Тематическая и стержневая направленность, пожалуй, осталась та же, но неизмеримо вырос масштаб художественного мышления, уровень мастерства, переменился подход к картине, композиции, которые теперь строятся динамично, напоминая кадр, непосредственно выхваченный из жизни.

В характере Петра Романова были главными творческая бескомпромиссность и страстные поиски для обретения собственного «я». Совершенно естественно, что он обращается к исторической памяти, к истории своего народа, ибо он сам яркий представитель того мира, о котором говорит, и того народа, от имени которого выступает. «Кеша Алексеев» (1941), «Гибель Каландарашвили» (1940), «Осада якутами Ленского острога в XVII веке» (1941), «Налет Манчары» (1945). Первое полотно особенно удачно, и не только как любимый в народе образ «якутского Чапаева». Историческая необходимость помогла художнику найти на редкость точный образный язык, ту меру непосредственности и обобщенности, которых часто недоставало в других произведениях. Необычайно простое по композиции полотно написано уверенно и свободно. В нем удачно соблюдены традиционные особенности станковой картины: сравнительно небольшой размер, завершенность действа, а главное, легко и свободно решены проблемы её колористического звучания.

В 1950 году написано полотно «Молотов в Якутске», на котором запечатлен И.Е.Винокуров — государственный, политический деятель Якутии, оставивший о себе добрую память в народе. Несмотря на то, что художник очень серьезно работал над ним, сделав много предварительных зарисовок и эскизов, полотно, однако, не стало творческой удачей художника. Картина скучна, написана в принятых традициях парадного полотна своего времени, призванного увековечить значительность исторического момента. Низкая линия горизонта и почти игрушечный миниатюрный город на дальнем плане придают группе членов ВКП(б) монументальность. Фигура В.М.Молотова, ближайшего человека из окружения Сталина, возвышается над всеми гигантскими размерами. И.Е.Винокуров изображен в профиль. Жест его напоминает всем хорошо знакомый, неоднократно запечатленный в художественных произведениях, кинематографе и памятниках, жест партийного и государственного деятеля.

Неослабевающий интерес к творчеству Романова объясняется, несомненно, тем, что каждое произведение художника созвучно настроениям своего времени, следовательно, прочувствовано и глубоко пережито самим мастером. Образы легендарные, исторические проникнуты у него одновременно возвышенным и лирическим строем чувств и эта взволнованность автора накладывается на чувства современного зрителя, вызывая свой импульс, свой взгляд уже с позиции открытости знаний из нашей точки отсчета времени.

Петр Петрович был великим тружеником. В его наследии — карандашные наброски, акварели, эскизы и множество живописных этюдов, все то, что представляет бесценный материал для исследователей творчества мастера и что было для художника ежедневной работой. В изобразительном искусстве республики Романов стал первым художником, получившим заслуженную известность своими тематическими холстами, хотя он писал работы разной жанровой направленности. Заметное место в его творчестве занимал портрет: «Портрет создается исключительно с натуры, в этом его доступность для начинающих художников, каковыми являемся мы, художники Якутии». В этом разделе художественного наследия Петра Романова значительный объем составляют изображения современников художника из среды национальной интеллигенции. Написанные достаточно энергично и быстро, большинство из них носят в основном этюдный характер. Это портреты художников С.Осипова (1942), М.Носова (1940-е), Е.Шапошникова (1951); артистов В.Саввина (1944), Д.Ходулова(1944), Д.Босикова (1944); А.Егоровой (1944, 1945); писателей и поэтов Н.Мординова (1943), В.Новикова (1943, 1950), А.Абагинского (1943), Л.Попова (1944); ученых Г.Эргиса (1942), А.Мординова (1940-е) и многих других. Вглядываясь в лица этих людей, чувствуешь, с каким вниманием относился живописец к складу характера, индивидуальной самобытности каждой модели. Он подарил нам яркие, выразительные образы людей своего времени — галерею прекрасных человеческих лиц. Многие из них стали своего рода символами времени, в котором жил автор, настолько органичны они в контексте своей образности («Портрет брата». 1935; «Портрет колхозницы».1935; «Лейтенант Баланов». 1943; «Девушка в сиреневом». 1947 ).

Увлеченно работал Романов в области пейзажа. Этот далеко нелегкий жанр представлен в творчестве художника множеством этюдов, в которых зафиксированы различные мотивы и пейзажные сюжеты («Осень на склонах». 1940-е; «Озеро». 1943; «Осень у горы». 1944; «Опушка». 1944; «В саду». 1950 и др.). Написанные на воздухе, сдержанные по колориту, естественные и свободные по композиции, они подкупают непосредственным впечатлением увиденного. Внутренняя динамика, насыщающая холсты, подчас создается и присутствием в них людей («Всадник». 1940-е; «Дети на траве». 1940-е; «Сергелях». 1944). Он охотно вводит в пейзаж и тех, кто сопутствует человеку в жизни — коней, коров, копошащихся в траве кур («Лошади». 1940-е; «Дворик колхозника». 1940-е и др.). Часто в пейзажных мотивах можно встретить и присутствие человека или следы его деятельности («Дачи на Хатынг-Уряхе». 1940-е; «Юрта в Амге». 1944; «Летний домик». 1940-е; «Пейзаж с церковью». 1940-е; «Стог сена». 1950). Во многих пейзажных композициях художник охотно использует панорамное изображение. И в этом отношении характерны его композиции «Приленское село» (1940-е), «Село на берегу Лены» (1951) и др.

Как всякий художник, Романов глубоко чувствовал соотношение вневременного и преходящего в динамичной гармонии красоты окружающего мира и природы. Глядя на небольшое полотно «Девочки у озера» (1949), мы в первую очередь вспоминаем не приметы знакомых мест, а свои некогда пережитые личные ощущения. Изображенный мотив переносит нас в атмосферу теплой поры летнего вечера, розовеющего нежными красками, мы словно окунаемся в приятную прохладу воздуха и вдыхаем запахи озерной травы, плавающих кувшинок и неярких полевых цветов на берегу.

Есть определенные этапы в жизни людей, коллективов, когда требуется авторитетная личность, которая, кроме своего личного успеха, берет на себя ответственность стать лидером и ведет к дальнейшему развитию, тем самым выполняя свой гражданский долг перед обществом. Таким лидером в художественной жизни республики середины 30-х и в 40-е годы стал Петр Романов. Именно при нем впервые было положено начало студийной практике, где имели возможность профессионально расти и образовываться художники, пришедшие из самодеятельного искусства. При нем был организован Союз советских художников Якутии и сформировано творческое лицо коллектива. Он активно содействовал тому, чтобы в республике был свой Художественный музей, он стоял у истоков подготовки профессиональных кадров художников. В годы Великой Отечественной войны Романов много сил и времени отдает «Окнам Союза советских художников Якутии», где демонстрируются агитплакат и политическая карикатура. Это был человек, идеально соответствующий времени, и мастер, мыслящий категориями своей эпохи, и одновременно — представлениями своего народа.

Творчество Петра Петровича Романова — это живая история изобразительного искусства Якутии. Он — звено, связывающее прошлое с настоящим. Следы его влияния можно увидеть не только в живописи, но и в книжной иллюстрации, театрально-декорационном искусстве, агитплакате, политической карикатуре и декоративно-прикладном искусстве. Эта связь времен, эта естественная органичная традиционность и делают искусство Романова столь жизненным, связывая его многими узами с нашей современностью.

Примечания

1. Рукопись отчетного доклада председателя правления Якутского Союза советских художников т. Романова П. О деятельности Якутского Союза советских художников. 22 февраля 1948 г. Научный архив НХМ РС (Я).

2. Там же.

3. Там же.

Молотов в Якутске. 1950. Холст, масло

Село на берегу Лены. 1950. Холст, масло

Портрет колхозницы. 1935. Холст, масло

Девушка в сиреневом платье. 1947. Холст,  масло

Портрет артиста В.Саввина. 1944. Холст,  масло

Портрет брата. 1935. Фанера,  масло

Портрет артиста Д.Ходулова. 1944. Холст,  масло

Кеша Алексеев

Летчик Шумидуб. 1942. Холст, масло

Лейтенант Баланов. 1943 г.

Яндекс.Реклама
настенный котел новые цитаты.. на продажу кабель силовой, предлагаем кабель
Hosted by uCoz