На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Иван СПИРИДОНОВ

 «Мудрый предвестник великих преобразований...»

А.Кулаковский и современность

Существует как бы непреложный закон — сегодняшнюю жизнь, мысли о ней, происходящие изменения, планы на будущее рассматривать в связи с прошлым, с думами тех, кто жил в то время. На этой основе проясняется современность, жизненность дел, творений. У всех великих людей они не стареют, а, наоборот, становятся более зримыми, явственными.

Идеи, учение основоположника якутской литературы, просветителя А.Е.Кулаковского являются для нас как бы оружием в переустройстве жизни, в понимании ее сложностей.

Формирование мировоззрения, общественная и литературная деятельность его относятся к концу XIX века и к первой четверти ХХ столетия. Историческая обстановка в нашем крае была противоречивой. Якутия находилась на низком уровне развития социальной, экономической и культурной жизни. Связь с «центрами цивилизации» была труднодоступной, для умственного развития человека почти не было условий. Но Кулаковский сумел развить свои природные данные и способности до высочайшего уровня. В этом, прежде всего, видно его величие как человека...

Исконным занятием якутов в то время было скотоводство. Основная часть скота находилась в руках тойонов. Батраки составляли около 80% улусных жителей. Животноводство носило крайне отсталый характер, главной причиной которого было существование феодально-патриархальных отношений.

Одной из основных причин упадка сельского хозяйства в Якутии являлась отсталость техники ведения его. Земледелие в этот период делало незначительные успехи. Оно не могло поднять экономику области в целом, а промышленности, как таковой, не было.

Для правильного понимания жизни и деятельности А.Е.Кулаковского недостаточно анализа исторической обстановки в Якутии конца XIX — начала ХХ веков. Научные и общественно-политические его взгляды формировались под влиянием тесной трехвековой традиционной связи истории Якутии с общероссийскими историческими процессами.

Необходимо особо подчеркнуть, что Алексей Елисеевич, несмотря на формальное ограничение своего образования средним, имел удивительно глубокие познания. И не только в области литературы, общественных дисциплин, его знания простирались в областях политики, религии, сельскохозяйственного производства, экономических законов, искусства, фольклора и т.д. Всего этого он добился упорным и целеустремленным трудом по самообразованию, готовя себя к всестороннему служению родному народу. Следует добавить сюда и неутомимые поездки его по родному краю, то, что он обошел буквально и запад и восток, и север и юг Якутии. При этом он «охватывал» не только места проживания одного этноса, встречался не только с грамотными и состоятельными людьми. Он был гостем якутов и русских, эвенов и эвенков, юкагиров и промышленников, стариков и молодых. Одним словом, был человеком широкого диапазона интересов и это обеспечило ему, можно сказать, энциклопедические знания по истории и современному ему состоянию Якутского края.

А.Е.Кулаковский оставил после себя богатейшее интеллектуальное наследство. Несмотря на то, что многое из него вошло в научный оборот, стало достоянием народа, нет оснований утверждать, что изучение его трудов исчерпано. В данном случае мы считаем своим святым долгом еще раз подчеркнуть неоценимую заслугу выдающегося соотечественника, доктора исторических наук, профессора, заслуженного деятеля наук России и Республики Саха, первого лауреата премии им. Кулаковского Г.П.Башарина.

Поистине достойна удивления и преклонения его полувековая титаническая работа по защите, восстановлению наследия А.Кулаковского, А.Софронова, Н.Неустроева. Без всякого преувеличения можно сказать, что это была самоотверженная борьба за справедливость, которая завершается сегодня его победой, торжеством правды. В этом смысле действительно Георгий Прокопьевич совершил подвиг — подвиг научный, подвиг личный.

Такой вывод становится более понятным, если учесть, с какими силами он вел многолетнюю, непримиримую борьбу, сколько перенес личных невзгод, гонений. Ведь то, что сотворили с ним в те годы — лишение ученых степеней и научных званий, снятие с работы, лишение партбилета — считалось самыми крайними мерами, фактически обрекающими человека на моральное, психологическое небытие.

Несмотря на эти несправедливости, почти 50 лет Г.П.Башарин упорно продолжал работать над своим первенцем в науке — монографией «Три якутских реалиста-просветителя». Она считалась одной из выдающихся научных достижений и с самого начала получила большой резонанс и признание широкой общественности. Даже в годы ее запрета монография жила в думах и сердцах читающей публики, честная и смелая интеллигенция всегда отрицательно воспринимала несправедливое отношение к творчеству трех якутских писателей и первого исследователя их творчества. В их числе были народные писатели Суорун Омоллоон, Амма Аччыгыйа, Кюннюк Урастыров, Семен и Софрон Даниловы, ученые А.Мординов, И.Романов, И.Пухов, Г.Макаров, В.Иванов, Е.Алексеев, критики Г.Боескоров, Г.Сыромятников, автор этих строк, Г.Кардашевский, Е.Шестаков, публицисты И.Аргунов, П.Егоров, П.Филиппов, И.Федосеев и многие другие литераторы и журналисты. В этом смысле нельзя не назвать эту монографию «книгой-легендой». Переиздание ее через 50 лет встречено с огромной благодарностью как свидетельство восстановления исторической справедливости.

Неоценимы труды о литературе профессора Башарина, в частности, о творчестве А.Кулаковского, в которых заложены научные основы, концепции для дальнейшего теоретического осмысления и объективного изучения наследия великого ученого и поэта.

Обозрение всей многогранной, обширной деятельности А.Е.Кулаковского, разумеется, невозможно в пределах одной статьи. Мы просто попытаемся дать краткую характеристику основных направлений его творческого пути, его общественной деятельности.

Хорошо известна роль якутского народного творчества в зарождении национальной письменной литературы.

Якутская национальная письменная литература берет свое летоисчисление с создания первого художественного произведения в 1900 г. — «Заклинания Баяная» А.Кулаковского. Это стихотворение как бы перебросило мост между устной поэзией народа и письменной литературой.

В «Заклинании Баяная» отчетливо видны мотивы и черты народного творчества, взятые на вооружение Кулаковским и развитые последующей якутской поэзией. В народе существовали и другие варианты народной песни на эту тему. Но в стихотворении А.Кулаковского весьма ощутимо индивидуальное творческое начало.

Главное, на что обращает свое внимание Кулаковский — это непосредственная связь героя произведения с окружающей жизнью, «приземленность» интересов, практичность помыслов изображаемого образа. Известно, что охота издревле являлась одним из основных занятий якута. И если учесть, что от результатов ее зависела судьба всей семьи, что для многих охота была единственным источником существования, то станет ясным отношение охотников к своему занятию. По укоренившемуся поверью, успех дела зависел не только от охотника, но и от настроения духа-хозяина тайги Баяная. Понуждаемый обстоятельствами, охотник просил Баяная, посредством заклинания, «не обделить его богатством тайги», «не возвратить его с пустыми руками».

Кулаковский позже не раз возвращался к подобной форме поэзии («Старинное заклинание», «Старинная якутская клятва»). Это понадобилось поэту, по-видимому, для всестороннего раскрытия психологии дореволюционного якута, отразить его взгляды и идеалы, вытекающие из условий жизни того времени. Заклинание примечательно тем, что оно исполняется в устно-песенной форме. При этом, преимущественно, в одиночестве, когда исполнитель остается один на один с духом-хозяином охоты или без него, так сказать, со своей совестью, и высказывает свои сокровенные мысли. Кулаковский, понимая это, использовал указанный прием в своем творчестве с особой художественной силой.

Об особенности поэзии Кулаковского, которая является характерной для зарождавшейся якутской письменной литературы, первый исследователь его творчества писал: «Научное и литературное творчество А.Кулаковского имеет два источника: во-первых, произведения разных жанров якутского фольклора, изученные Кулаковским в течение четверти века....; во-вторых, достижения русской науки, особенно русской классической литературы...».1

Но Кулаковский, как талантливый поэт, не пассивно перенял фольклорные традиции. Он развил их дальше, достигнув той поэтической культуры, которая характерна для профессионального творчества.

Следуя традициям Кулаковского, последующие якутские поэты обращались к фольклору не только как к кладовой словарного запаса якутского языка, но и создавали произведения, целиком основанные на мотивах, образцах устного народного творчества. Это видно, хотя бы, в обработке и создании произведений на основе олонхо, таких как «Нюргун Боотур Стремительный» П.Ойунского, «Тойон Джагарыма» К.Урастырова, либретто «Нюргун Боотур» Суорун Омоллоона, три олонхо С.Васильева и другие.

Поэзия Кулаковского, в лучших традициях родного фольклора, повествовала о жизни и нуждах народа. Именно это обстоятельство стало почвой для реалистического направления его поэзии.

Вторым важнейшим подспорьем для творчества А.Е.Кулаковского было следование традициям, заложенным русскими писателями. Сочувственным отношением к якутскому народу они создали почву для зарождения литературы, основанной на реалистическом изображении жизни.

Такой «выбор» творческого пути в поэзии А.Кулаковского объясняется серьезностью национальной темы — показа страшной действительности, тяжелых социально-экономических условий жизни якутского народа.

Эта тема была настолько животрепещущей, настолько кровоточила, что Кулаковский, как передовой представитель народа, не мог не понимать, что для правдивого показа действительности, для ее художественного освоения нужен именно реализм.

Дореволюционное творчество Кулаковского условно можно разбить на два основных тематических направления: во-первых, правдивый показ феодальных пережитков; во-вторых, отражение нарождающихся в то время новых порядков, выведение образов представителей новых социальных групп населения.

К первой группе произведений прежде всего относится поэма «Скупой богач», реалистически отображающая дореволюционное прошлое якутов. В ней Кулаковский выступил с резкой критикой патриархально-феодальных пережитков, вывел реальный тип эксплуататоров донельзя отсталой национальной окраины царской России. Нетрудно заметить в этом произведении творческое влияние русской литературы, давшей до этого яркие образы мироедов-эксплуататоров. Вместе с тем герой произведения Кулаковского был глубоко национальным, самобытным. На первый взгляд, образ главного героя кажется гиперболизированным, лишенным реальных человеческих черт.

И в самом деле: обладатель несметного богатства — скупой богач — лишен чувства гостеприимства, родства, не заводит друзей. В погоне за богатством, чтобы сохранить малую толику лишнего, создал в семье нечеловеческие условия существования — питание состоит из протухшей рыбы, сосновой заболони, мяса дохлятины; рубаха затвердела от толстого слоя грязи, штаны сшиты из шкуры лошади, рукавицы — из кожи дохлой скотины, его «гардероб» завершает веревка из конских волос, которой он подпоясан.

Этот субъект, потерявший человеческий облик, стал проклятием для окружающих. В условиях феодального общества якутские богачи отличались неимоверной алчностью. Они и составляли «костяк общества». К характеристике произведения «Скупой богач» вполне применим вывод известного русского литературоведа Б.Сучкова: «Критические реалисты широко прибегают к гротеску, гиперболизации изображения, стремясь при посредстве парадоксальности образной системы передавать парадоксальность самой жизни».2

Кулаковский, наряду с объективным показом якутской действительности, проявил отличное знание русской реалистической литературы. Следуя традициям великого Гоголя, создал выхваченный из самой действительности образ якутского Плюшкина.

В сатирическом показе представителя тогдашних якутских феодалов состоит прогрессивное значение этой поэмы.

В критико-реалистическом плане обрисованы патриархально-феодальные отношения и в серии его поэм и стихотворений о якутской женщине: «Улусная женщина», «Песня столетней старушки», «Портреты якутских женщин», «Оплакивание мужа», «Проклятый до рождения» и другие. Характерным в них является то, что автор в этих произведениях выступает защитником многострадальной якутской женщины.

Поэт показывает глубокое знание психологии представительниц различных социальных слоев, тонкую наблюдательность в обрисовке их внешнего вида, поступков, уклада жизни. Критицизм Кулаковского проявляется в том, что он вывел образы глубоко несчастных женщин, за исключением единственной представительницы богатого сословия, которая обрисована в сатирическом плане.

Перед нами проходят правдивые, взятые из жизни образы изнуренных полурабским трудом и тяжкими заботами женщин из бедноты, лишенных элементарных человеческих прав.

Все женские образы, созданные Кулаковским, как жертвы дикого произвола и домашнего рабства вызывают у писателя горячее сочувствие.

Правдиво рисуя образы якутских женщин, Кулаковский объективно критикует существующий социальный строй, ее жизненные пороки. В таком виде проявлял себя критический реализм во многих развитых литературах.

Утверждение некоторых авторов о том, что начало творческой деятельности Кулаковского относится к просветительскому реализму, требует более пристального внимания. Объективный анализ творчества подтверждает, что наряду с критикой существующих порядков, в его произведениях и тогда, и позже можно и впрямь встретить просветительские идеи и мысли. Но они не дают достаточных оснований для выведения отдельного этапа просветительского реализма в творчестве Кулаковского, тем более — в истории якутской литературы в целом. Просветительство более присуще мировоззрению Кулаковского, его общественной деятельности, нежели художественным произведениям. К такому выводу пришел в свое время Г.П.Башарин. Мотивы важности просвещения народа, преклонения перед успехами цивилизации мы находим в ряде поэтических произведений Кулаковского. Но определяющим в его творчестве было не это, а правдивый показ дореволюционной якутской действительности через образы представителей всех социальных групп, обнажение язв существовавшего общества.

Именно прямая или опосредованная критика мрака и нищеты, алчности и жестокости доминировала в его поэзии.

Вторым направлением поэзии Кулаковского является показ бесчеловечности, жестокости новых социальных отношений, которые появились в зачаточной форме в Якутии. Характерны в этом отношении стихотворение «Бахвальство пьяного буржуя» и поэма «Городские девушки». Прав критик Г.Кардашевский, утверждая, что «командное положение в дореволюционной якутской жизни принадлежало тем людям, образами которых служили скупые богачи и пьянствующие буржуи. Беспощадная критика их Кулаковским объективно не что иное, как критика основных устоев дореволюционной действительности».3

Критику буржуазных отношений Кулаковский продолжает и в поэме «Сновидение шамана», начатой в 1910 г. и завершенной в 1924 г. Необходимо указать, что ряд мыслей и идей поэмы совпадает с содержанием трактата Кулаковского «Письмо якутской интеллигенции». Некоторым даже казалось, что «Сновидение шамана» есть поэтический вариант «Письма». Но такое определение неверно. Поэма не является художественным переложением всего того, что содержит письмо. В обеих вещах высказываются различные мысли, отсутствующие в том и другом произведении. Мы остановимся только на основных идеях и мыслях, содержащихся в них.

Кулаковский как в «Письме», так и в поэме в качестве центральной проблемы поставил вопрос о существующем положении якутов, об их дальнейшей судьбе. Он бьет тревогу по поводу надвигающейся угрозы вымирания якутов, находящихся под двойным гнетом: царизма и местных баев. Объездивший всю Якутию, изучивший обстоятельно жизнь народа, он не мог не видеть бедственного положения его. Непосредственным толчком к написанию «Письма» и поэмы послужил план царского правительства о переселении двух с лишним миллионов человек из центральных губерний России в Якутию — с выселением аборигенов на Север, в необжитые места.

Еще раз утверждаем, что ничем не обоснованная, несправедливая оценка названных произведений как свидетельство национализма и контрреволюционности Кулаковского была продиктована конъюнктурной политикой, господствовавшей в период тоталитарного режима.

Кулаковский, если взять его идеи и мысли в широком плане, не против заселения Якутского края. В «Письме» он сочувственно отнесся к выступлению одного депутата, призвавшего использовать аборигенов для промышленного освоения края, его тревожило иное — авантюрность колониального плана царизма о вытеснении якутов из обжитых земель. Дело в том, что в это время якуты жили только по поймам крупных рек, таких, как Лена, Алдан, Вилюй, Колыма и другие. Ими была обжита, таким образом, ничтожная часть огромной территории края. Горные и глухие таежные места, а также тундра не могли быть пригодны для жизни скотоводческого народа, каковыми в то время являлись якуты. К тому же в Якутии тогда интенсивно начало внедряться хлебопашество, местные жители занимались также огородничеством. Для этого ни горные, ни таежные участки, ни тем более тундра не годились.

Выселение тогдашних якутов из пригодных для жизни мест закономерно считалось поэтом равносильным обреканию родного народа на вымирание. Исходя из этого, Кулаковский выражает свой протест против планов царского правительства и в поэме, и в «Письме».

В поэме в художественной форме Кулаковский выражает свою острую критику новых социальных отношений. Он воспроизводит для этого традиционный прием шаманского песнопения, что удобно для обозрения состояния мира, для изображения обобщающей картины жизни народов. Автор характеризует германских, английских, американских, японских империалистов как ненасытных монстров, готовых в любое время ввергнуть мир в пучину истребительных захватнических войн, и высказывает свой протест против развязывания последних, приносящих неисчислимые беды простому народу. В поэме автор касается и другого основного вопроса — положения трудового народа той эпохи. Он относится к нему с нескрываемым сочувствием. «Крупные богачи, заставляя трудиться до последнего пота бедных людей, изнурили их вконец...», «стальные машины» фабрик «проглатывают живьем молодых людей», — утверждает поэт.

Главное гневное слово Кулаковского направлено против колонизаторской политики царизма, при осуществлении которой якутский народ был бы обречен на полное вымирание. И вот, в целях борьбы за существование, он призывает свой народ к духовному пробуждению, к поднятию своей культуры. Это обеспечит, по мысли автора, духовное равенство с пришельцами-переселенцами. Поэт призывает даже к биологическому слиянию с ними. Поэтому борьба за существование не мыслится им как борьба против русского народа, а понимается как сопротивление царскому режиму, проектировавшему это переселение.

Идея о настоятельной необходимости восприятия русской культуры, о слиянии с великой русской нацией вынашивалась Кулаковским издавна. Вспомним его работы, написанные в годы учебы в реальном училище: «Вправе ли русские гордиться своим именем?», «Главнейшие достоинства поэзии Пушкина», где он выразил свое понимание великой роли русской поэзии в истории человечества, неоценимого вклада гениальных представителей русской культуры в мировую цивилизацию.

Как известно, Кулаковский завершил свою поэму в послереволюционное время. Отмечено, что в той части поэмы, которая была написана до революции, не было выражения верноподданнических идей или восхваления царизма и местного тойонатства. А в последней части поэмы, дописанной в 1924 году, поэт счел необходимым выразить свое отношение к политическому положению в обществе. И тут Кулаковский последовал общему направлению, которое господствовало в литературе того времени. Иного не могло и быть. Всем казалось, что свергнута реакционная власть, народ обрел свободу. И во всем этом виделась заслуга революции, во главе которой стояла большевистская партия. Поэт называет ее «лучшей партией», которая «покончила с гнетом». Упрекать за это Кулаковского нет никакого резона. К тому же, основное художественное содержание поэмы направлено на раскрытие реакционности царского режима, бедственного положения якутов в дореволюционную эпоху, а не на восторженное восхваление победившей революции.

«Письмо» содержит ряд самостоятельных философских, политических идей, которых нет в поэме «Сновидение шамана». В нем содержится мудрое высказывание Кулаковского о том, что «когда будем жить бок о бок с переселенцами (русскими), то единственным надежным источником существования для якутов трех округов будет хлеб и вообще земледелие. Поэтому нужно сознательно и устойчиво стремиться к насаждению земледельческой культуры». Кулаковский при этом призывал удобрять пашни, сеять пшеницу, ярицу и озимые, вводить плодосменные системы полеводства, заниматься огородничеством, усовершенствовать сельскохозяйственные орудия и т.д. Не уставая при этом советовать учиться каждый раз у русских.

Опять-таки опираясь на опыт русских, для поднятия скотоводчества он предлагает рационально использовать покосы и пастбища, производить мелиорационные работы, создавать запасы сена, бороться со смертностью новорожденных телят, построить просторные, сухие и светлые хлева-хотоны. Практиковать подстилки для скота из соломы, улучшить кормление, ввести в корм соль, ходатайствовать об учреждении в улусах ветеринарных пунктов, выписать из России вакцины против сибирской язвы, повышать культуру переработки продуктов сельского хозяйства и т.д.

Кулаковский далее пишет: «Нужно развить ремесло и кустарные изделия. Ведь надо же использовать тот сырой материал, который находится в нашем распоряжении». Он пытался разработать вопросы, касающиеся развития местной промышленности. Призывал поднять кожевенное и гончарное производство, увеличить добычу и выплавку железа, развить обработку дерева — как видите, очень современная мысль. Кулаковский остро ставит вопрос о рыбодобыче: «Все передовые люди России уже давно заметили тот факт, что громадное рыбное богатство восточных и северных морей не эксплуатируется правительством как бы то следовало».

Написано более 80 лет тому назад, но воспринимается как одно из положений экономического плана переходного периода наших дней!

В «Письме» Кулаковский говорит об актуальнейшем в то время вопросе — о необходимости увеличения количества школ: «нужно хоть по одной школе в каждом улусе с программой, соответствующей действительным потребностям нашей жизни».

Задачи обновления системы школьного образования, стоящие в наши дни, как бы берут свое начало со времен Кулаковского. Великий просветитель якутского народа современен и в этом вопросе.

Нельзя не сказать об его идее создания массовой якутской письменности. Особо хочется отметить и горячее стремление Кулаковского создать национальную художественную литературу. При этом известно, что за воплощение в жизнь своего замысла взялся сам постановщик вопроса.

Актуальны его мысли о моральном совершенствовании народа: «нужно принять меры борьбы с пьянством, картежной игрой и курением табака...».

Кулаковский, болея всей душой за будущее родного народа, улучшение участи его, говорил о повышении культуры: «Действуйте и агитируйте единственно в пользу и ради культуры, насаждение которой стало в нашем веке злободневной необходимостью». Как видим, и здесь остросовременен наш Кулаковский. В этом плане интересны выводы академика АН РС(Я) Д.Саввинова: «А.Е.Кулаковский, как один из ярких представителей интеллигенции своего времени, прогрессивное развитие общества, в частности, России и Якутии, связывал с новейшими достижениями науки и революционными преобразованиями в области образования».4

То, что 1997 год был объявлен Президентом М.Е.Николаевым Годом образования, говорит о том, что вопрос сам по себе не только не сошел со сцены, а оказался одним из самых волнующих тем наших дней.

М.Е.Николаев на «Письмо якутской интеллигенции» обратил особое внимание. Еще в начале своей деятельности в качестве Президента Республики Саха он распорядился выпустить канонический текст «Письма» для всеобщего пользования. Михаил Ефимович лично организовал презентацию издания «Письма» и там же выступил с развернутой оценкой и характеристикой его перед широкой общественностью. «Письмо» было названо им великим научным наследием Кулаковского, основные положения которого актуальны и современны в наши дни, когда народы Якутии перешли практически к новому этапу своего развития.

Современно и литературное творчество А.Кулаковского, прежде всего — нацеленностью проблемно-художественного содержания. Все его песни и поэмы посвящены своему народу, раскрывают горизонты будущего. Материал и тематика их взяты из повседневности якутской действительности.

Таковы, к примеру, и произведения, созданные в советское время: поэма «Наступлеление лета», стихотворения «Армия снежно-ледяной страны», «Самолет», «Рассказ старика». Кулаковский в указанной поэме создает образ природы Якутии, пробуждающейся от зимней спячки. Поэт завершает свое произведение образной народной символикой о наступлении счастливых, радостных дней:

Жаворонок наш запел,

Рыбка наша всплыла,

Солнце наше засияло.

Вполне допустима мысль, что поэма созвучна его настроению, ибо он определенно связывает победу революции с ожиданием торжества вековечных чаяний о наступлении счастливой, благодатной жизни для якутского народа, столь долгожданной для него.

А три стихотворения последнего периода его творчества посвящены конкретным темам. «Армия снежно-ледяной страны» приурочена к седьмой годовщине Красной Армии. Как и было принято во всей советской литературе того периода, поэт первое слово благодарности обращает к стоявшей у власти политической партии.

В следующих двух стихотворениях Кулаковский пропагандировал идею создания самолетов и агитировал всемерно помогать в этом перспективном деле.

В данных произведениях, кроме светлой лирики, есть оптимизм, новизна содержания и актуальность тематики.

Современное звучание последних произведений состоит главным образом в творческой активности поэта, поддержке им того нового, что предвещало большое будущее — осуществление вековой мечты народа.

Кулаковский как в художественных произведениях, так и в своих общественно-политических взглядах всегда и во всем ориентировался на современность. Для этого он использовал в творчестве не только новые, но, как ни парадоксально, и старинные формы и мотивы, и в любом случае всегда обращал свой взор на грядущее.

Таков был мудрый предвестник великих преобразований жизни нашего народа, всегда современный А.Кулаковский.

Литература

1. Г.Башарин. Жизнь и деятельность А.Е.Кулаковского. Якутск, 1964. С. 19.

2. Исторические судьбы реализма. Москва, «Советский писатель». 1970. С. 216.

3. Г.Кардашевский. О социальных мотивах поэзии Кулаковского. В сб.: Кулаковский. Якутск, 1964. С. 49.

4. «Республика Саха», 3 марта 1997 г.


Иван Григорьевич Спиридонов, член Союза писателей России, лауреат Государственной премии РС(Я) им. Пл. Ойунского.

 

Яндекс.Реклама
цены на ламинат и распродажа ламината.. мозаика jnj вопросы на сайте.. котировки форекс.
Hosted by uCoz