Наши публикиции

На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Либби Робин, Анна Сирина

«Путешественник — та же перелетная птица...»

Сто лет назад, летом
1903 года, выдающийся австралийский орнитолог Роберт Холл и его молодой помощник Р.Э. (Эрни) Требилкок совершили длительное окружное путешествие
из Австралии в Англию

Что может связывать между собой Якутию
и Австралию, такие далекие
по местоположению, с разным климатом, природой, населением, языками? Оказывается, птицы!
Известно, что более сорока видов
болотных птиц ежегодно мигрируют
из Австралии на крайний север Сибири
и Аляски для гнездования.
Это разные виды бекасов и куликов
из юго-восточной Австралии, преимущественно из влажных
местностей около Уэрреби.

Перелетные птицы

Фотография команды и спутников путешественников, сделанная на пароходе «Лена».

Австралийский климат, особенно в засушливом центре, крайне непредсказуем, с малым количеством осадков, а в некоторые годы и совершенно без дождей. Эти птицы нашли эволюционное преимущество в надежном коротком северном лете, когда в течение полярного дня солнце не уходит за горизонт, размножается все живое, в том числе основная пища птиц — комары и мошка, а в болотистой тундре сравнительно мало хищников. Год за годом птицы преодолевают тысячи километров, чтобы отложить яйца и вырастить своих птенцов на богатых пищей северных просторах. После короткого лета северного полушария они возвращаются на оставшийся период года, с сентября по апрель, на юг. Их ежегодный перелет составляет примерно 25 тысяч километров, за неделю они покрывают расстояние около 1500 километров. Некоторые птицы в конце пути бывают так малы, что весят не более 30— 40 граммов!

Однако конкретные места колоний этих птиц на реке Лена сто лет назад были неизвестны. Из-за того, что места гнездовий были так далеко от их естественной среды обитания в Австралии, ни один из крупных музеев в Австралии или в России не имел шкурок этих птиц с их отличительными цветами во время периода гнездования.

Экстраординарное путешествие

Путешественник — та же перелетная птица. Он стремится туда, где ждет объект его исследования и возвращается домой для обработки собранных материалов. И расстояние здесь — не помеха.

Сто лет назад, летом 1903 года, выдающийся австралийский орнитолог Роберт Холл (1867— 1949) и его молодой помощник Р.Э. (Эрни) Требилкок (1880— 1976) совершили длительное окружное путешествие из Австралии в Англию (через Японию, Маньчжурию, Сибирь). Холл был автором орнитологических публикаций и соавтором нескольких книг об исследовании природы. У него также были отличные музейные связи, которые он установил во время работы в 1901 г. в музее Квинсленда, а также участвуя в нескольких крупных орнитологических коллекционных экспедициях. Он знал о недостатке образцов сибирских птиц в Британском музее и уговорил Эрни Требилкока сопровождать его в коллекционной поездке, которая, как он был уверен, будет хорошо оплачена. Однако путешествие на поезде, лошадях, барже и пешком к устью Лены оказалось очень дорогостоящим и, хотя они надеялись получить от него прибыль, продажа коллекции из 400 шкурок птиц едва покрыла расходы на эту поездку.

Иркутск— Якутск

После пыльного Владивостока был Иркутск с его деревянными домами с зелеными крышами, многочисленными церквями. 5 июня 1903 года рано утром натуралисты выехали из Иркутска на двух тройках почтовых лошадей в Верхоленск. До Верхоленска надо было преодолеть 10 перегонов: «Каждый перегон от 20 до 35 верст длиной. В конце каждого есть настоящий дом, где всегда готова смена свежих лошадей, и где путешественник может получить самовар, и, если необходимо, бесплатный приют на 24 часа. Лошади бегут очень быстро, возницы часто переводят их в галоп, к большому неудобству путешественника, если он недостаточно обеспечен подушками».

Требилкок с самого начала пути вел натуралистические наблюдения, благо цветов и птиц было изобилие. Эти наблюдения он ежедневно записывал в дневник. Зяблики, овсянки, домашние голуби, сороки, вороны, ястребы, трясогузки, стрижи и ласточки... Особенно большое впечатление произвело на исследователя пение кукушки: «Впервые слышал пение северной кукушки. Никогда не забудется. Неудивительно, что поэты от него в восторге. Первая половина прекрасного мелодичного пения звучит как будто за вашей спиной, тогда как вторая, кажется, доносится с расстояния нескольких миль — одновременно далекое и близкое».

В Верхоленск путешественники прибыли 7 июня, провели ночь в гостинице и далее путешествовали уже сплавом на карбазе. «Наша лодка была обычной, какие используют на Лене для подобных целей, около 40 футов длиной и имела палубный домик, хотя и невысокий, но достаточно большой, чтобы укрыть нас и наш багаж ночью». Холл и Требилкок видели много барж, сплавлявщихся с грузами вниз по течению Лены — тогда это был основной путь на север. И сто лет спустя путь по реке исключительно важен: когда из-за засухи летом 2003 г. обмелели верховья реки, северный завоз был парализован.

12 июня путешественники добрались до Усть-Кута, а уже на следующий день выехали в Якутск на колесном почтовом пароходе. «Очень комфортабельно, принимая во внимание местоположение... Питание не входит в плату за проезд — стоимость питания очень высокая. Судно двигается очень быстро. Русские перед началом путешествия перекрестились». Мимо на север проплывали купеческие баржи с товарами и плоты строевого леса.

Река становилась шире, ласточки тысячами летали над береговыми утесами. 18 июня «добрались до Олекминска — красиво спланированный городок, построенный главным образом из бревен от барж». Дорогой Холл и Требилкок наблюдали, отстреливали и препарировали птиц. 19 июня Требилкок записал в дневнике: «Прибыли в Якутск. Потребовалось 14 дней от Иркутска (2700 верст) [1800 миль]». Но их путь лежал еще дальше на север — туда, куда ежегодно устремлялись перелетные птицы из Австралии.

Путeшеcтвие с комарами

Москиты — комары и мошка — замечательны для птиц, но ужасны для людей и животных. «Они садятся на дуло ружья так густо, что невозможно увидеть прицел», — жаловался Эрни Требилкок, молодой австралийский орнитолог, в своем дневнике 18 июня 1903 года. «Даже якутские лошади страдают от укусов (комаров), и вы видите бедных животных, стоящих совсем близко от дымящихся костров, которые якуты специально разводят от комаров».

12 июля 1903 г. пароход «Лена» с путешественниками на борту достиг 72 градуса северной широты, и австралийские ученые высадились на одном из островов в устье Лены. Они с трудом осознавали, что были «за 3 тысячи миль от ближайшей железнодорожной станции». Им понадобилось пять месяцев, чтобы добраться туда и столько же — чтобы добраться до дома (через Англию). «Птицы были бы (в Австралии) вперед нас», — иронично заметил Роберт Холл. Когда они наконец достигли мест гнездовий острохвостого песочника (Calidris acuminata), у них было только два часа для сбора коллекций. Здесь они видели птенцов острохвостого песочника и собрали особей самок. Это было примерно за 50 лет до того, как замечательный русский орнитолог К.А.Воробьев официально определил эти районы как районы размножения перелетных болотных птиц.

Холл и Требилкок были первыми иностранными орнитологами, да еще из далекой Австралии, которые провели исследования в низовьях Лены. Основной вклад в орнитологическое исследование заполярного Севера внесли русские ученые А.А.Бунге, А.А.Бялыницкий-Бируля, Н.А.Бутурлин и многие другие. Наиболее полное монографическое описание птиц Якутии было сделано уже в советское время К.А.Воробьевым.

Культуры Севера
встречают австралийцев

Австралийцы были очень благосклонно приняты властями: «Мы обнаружили, что нами интересуется полиция, так как они получили телеграфное сообщение из Иркутска, отмечающее наше намерение приехать в Якутск, и, поскольку мы им не представились, они пришли, чтобы найти нас! Хотелось бы знать, окажут ли они нам какую-нибудь помощь!» Незадолго до этого они были в гостях у начальника полиции, который пригласил их к себе домой и подарил «мистеру Холлу замечательный набор фотографий, из которых можно сделать очень хорошие проекционные слайды».

На далеком Севере австралийцев заинтересовали не только птицы, но и люди. Путешественникам встречались в пути тунгусы и якуты, купцы, ссыльнопоселенцы, простые местные жители. «...Примерно в 10 верстах есть настоящее поселение скопцов. Здесь есть несколько мельниц, которые приводят в движение лошади, идущие рядом с большим колесом, установленным не совсем горизонтально, а под наклоном. Скопцы абсолютно воздержанны и вегетарианцы, они также не курят. Они вечные ссыльнопоселенцы. Они обычно очень полные, не носят ни бороды, ни усов».

Случайно встреченные тунгусы помогали им в поиске и ловле птиц. Путешественники обедали в доме русского купца, который составил капитал на северной торговле. «Он живет около Булуна и зимой отправляется на санях за сотни верст на восток или запад, покупая шкуры, мамонтовую кость и т.д. у тунгусов и чукчей... Купцы здесь живут хорошо. Они дают кредит и встречают огромный интерес. Меняя товары на рыбу и шкуры, записывают высокие цены за свои товары и предлагают низкие цены за то, что получают в обмен... В обмен за шкуры и т.д. аборигены не берут деньги — это им не нужно. То, что они хотят — это провизия, одежда, обувь, перчатки и т.п. и водка». Самым ходовым товаром после пушнины, который мог предложить местный рынок, была мамонтовая кость.

Во время экспедиции Холл и Требилкок пользовались услугами переводчика. С образованными людьми они могли говорить по-французски и по-английски. Эрни Требилкок выучил некоторые русские слова и употреблял их в своих записях: «верста», «чай», «самовар», «суп», «водка», «переводчик».

Наследие Холла
и Требилкока

Несколько научных орнитологических статей, коллекция шкурок птиц из Сибири, хранящаяся в Британском музее и экзотические истории о птицах и людях — таков был итог орнитологического путешествия на север Сибири. Оба — и Холл и Требилкок — делали фотографии, и некоторые из этих стеклянных пластинок пережили столетие в архивах Королевского Австралийского Орнитологического Союза (сейчас Птицы Австралии). Вместе со слайдами уцелел замечательный, написанный от руки, дневник. И фотографии, и дневник вместе с частью семейной переписки находятся в коллекции рукописей Государственной библиотеки штата Виктория.

Изюминкой Орнитологического конгресса в Аделаиде в 1905 г. была публичная лекция Роберта Холла «Путешествие натуралистов через Японию, Корею, Маньчжурию и Сибирь. Сопровождается проекционными слайдами с уникальных фотографий, сделанных докладчиком во время путешествия на Дальний Восток, в землю Царя». В том же году «Реестр Южной Австралии» сообщил, что Холл (с помощью Требилкока) собрал 402 вида птиц в Маньчжурии и Сибири и «сделал первый список птиц этой страны... что было благосклонно отмечено в Лондоне». Холл также выступил с лекцией с более чем 100 слайдами в Сиднее в 1904 году. Привезенные из далекого путешествия истории развлекали австралийских слушателей в Мельбурне, Сиднее, Аделаиде и других городах еще много лет спустя.

Сегодня история столетней давности, записанная натуралистами, вернулась к нам. Чтобы напомнить о прекрасной и ранимой природе Земли. Чтобы удивиться ее чудесным созданиям — птицам, протянувшим невидимые связующие нити между континентами.


Дневник Э.Требилкока

(в отрывках)

Перевод с английского Анны Сириной.
Первая публикация в России.

[...] Пятн. 19/6/03

Прибыли в Якутск. Потребовалось 14 дней от Иркутска (2700 верст) [1800 миль]... Построен на обширной равнине. Река очень широкая и полна плоских островов, покрытых ивами, вся в цветах и проклятых комарах. Земля, на которой построен город, такая болотистая, что вы чувствуете ее колебание под своей тяжестью. Тротуары из деревянных досок (от старых барж) возвышаются над дорогой на несколько дюймов.1 Дома построены из бревен и очень удобные.

В городе есть деревянный собор и несколько церквей. Старые дома первых поселенцев, казаков, сохранились до сих пор. Построены 300 лет назад. Они сохранились как реликты прошлого.

Население 6000. Якуты, русские, казаки (потомки первых поселенцев). Казаки являются полувоенными и находятся под командой атамана, или начальника.

Якуты охотятся [...] только зимой. У них два местожительства: одно летнее и другое зимнее. Дрова сплавляют вниз по реке в виде плотов, составленных из молодых деревьев, связанных ивовыми прутьями. Когда достигают места назначения, плот разбирают и дрова отправляют к берегу, где их складывают на зиму.

Ледяные подвалы в основном используются летом. Стены сложены из кусков льда, собранных, конечно, зимой на реке.

Пожарные машины — видел пожарных, поливающих улицы. Одна телега имеет ручной насос, а другие перевозили воду в больших бочках.

Городские ласточки гнездятся под стрехами сотнями. Видел 42 гнезда на 7 ярдах. Птица имеет белый крестик под грудкой и оперена до самых коготков. 4—5 чисто белых яиц. Гнездо из глины, боковой вход, сложено из трав и нескольких перьев, 5 на 7 в поперечнике.

Также береговые ласточки по берегам реки[...]

Ср. 25/6/03

Сегодня мы доехали до Якутска после четырехдневного отсутствия. Мы обнаружили, что нами интересуется полиция, так как они получили телеграфное сообщение из Иркутска, отмечающее наше намерение приехать в Якутск, и, поскольку мы им не представились, они пришли, чтобы найти нас! Хотелось бы знать, окажут ли они нам какую-нибудь помощь!

Невозможно вообразить облегчение, которое мы испытали, освободившись от комаров, потому что, кажется, в городе их не так много. Даже якутские лошади страдают от их укусов, и вы видите бедных животных, стоящих совсем близко от дымящихся костров, которые якуты специально разводят от комаров.

Примерно в 10 верстах (=10 километров) есть настоящее поселение скопцов. Здесь есть несколько мельниц, которые приводят в движение лошади, идущие рядом с большим колесом, установленным не совсем горизонтально, а под наклоном.

Мы сейчас живем в семье Карла, который очень добр к нам. Они были немецкими поселенцами в России и отправлены сюда за какое-то преступление или что-то другое.

Четв. 26/6/03

Нам только что нанес визит шеф полиции. Генерал-губернатор в Иркутске (Гондатти) передал ему телеграфное сообщение: хорошенько позаботиться о нас, и он сделал это, поскольку пригласил нас в свой дом и попросил чувствовать себя как дома до самого отъезда из Якутска. Он дал м-ру Холлу замечательный набор фотографий, из которых могут быть сделаны очень хорошие проекционные слайды.

Икра — замечательный русский деликатес — сырая икра рыбы. Продают в банках.

Ласточки-касатки [...] гнездятся на балках под верандой большого рынка. Они не гнездятся тесными колониями, хотя собираются в огромных количествах. [...] Четыре коготка на одном уровне, сильный захват [...], 2—3 белых яйца. Из-за суеверного страха обеспокоить птиц очень трудно взять гнездо.

Описание якутского зимнего дома:

Деревянные низкие наклонные стены обмазаны грязью и навозом, окна маленькие, глубоко вделанные и без стекла. Стены и двери очень толстые, дверь изнутри покрыта оленьей шкурой. Огромный очаг. Крыша плоская и покрыта землей...

26/6/03—29/6/03
[...]Суб. Вечер.

Ездили с шефом полиции и судьей [...] на вечернюю рыбалку. Выехали на расстояние несколько миль от города на берег реки. Зажгли костер на песке, чтобы отпугивать комаров, и обосновались. Готовили рыбу новым для нас способом.

Просовываем острую палочку через рот до хвоста; делаем несколько глубоких надрезов на каждой стороне рыбы и натираем солью; палочку втыкаем в песок так, чтобы рыба была близко к огню. Вскоре становится готова. Потом поворачиваем. Отлично!

Убили пару любопытных коричневых мышей, когда они переплывали через маленький ручей (время 11 вечера).

Слышали выпь на расстоянии. Течение в реке Лена очень быстрое, поэтому они используют любопытное грузило на лесках, которое действует как якорь. Оно сделано из латуни. Рыболовные крючки здесь часто двойные, чтобы зацепить как большую, так и маленькую рыбу. Большая рыба ловится на грубый крючок, тогда как более маленькая, проплывая мимо, ловится на мелкий крючок. Настоящее местное приспособление.

Воскр. 28/6/03

Ходили с шефом полиции (Зуевым) на прогулку. Познакомил с капитаном парохода «Лена», также с капитаном «Граф-Игнатьев», который дал нам несколько великолепных орхидей — 4 дюйма в поперечнике. [...]

В Якутске термометр часто опускается до -40 Реамюра (= —145 градусов Фаренгейта). Летом иногда поднимается до +40 градусов Реамюра (= 150 градусов по Фаренгейту). Это дает разницу почти в 300 градусов по Фаренгейту!

Carpodarcus erythrinus. Роберт Холл нашел гнездо и яйца в боярышнике. Яйца зеленовато-голубые с несколькими коричневыми пятнами на конце; насест сделан из травы. «Птенец сероватый. Самец с красной головой и грудью» (Р.Х.3 видел самца, но мы не смогли застрелить его).

[...]Посетил музей в Якутске. Плохо присмотрен — но, имея в виду местоположение, замечательно, что он вообще есть. Череп и бивни мамонта, также череп носорога — найдены в Олекминске. У них есть замечательный экземпляр сибирского козла.

Желтая овсянка, очень обычная между Иркутском и Якутском.

Зимой на далеком севере почту перевозят на собачьих упряжках. Хорошая собака стоит 25 рублей. Они часто носят обувь, чтобы снег не попал между когтями. Если не делать этого, то они останавливаются каждые несколько верст и вылизывают его. Вожак обычно замечательное животное: присматривает за остальными и следит, чтобы они действительно работали. Он оборачивается и кусает любую собаку, которая ленится! Якуты очень любят своих собак. Я видел одного мужчину в лодке, плачущего как ребенок, потому что его собака осталась на берегу. У этих собак очень интеллигентные морды, и они быстро становятся вашими друзьями. Летом у них отдых, и тогда они должны обеспечивать себя сами. Зимой они должны работать, и тогда их хорошо кормят.

Эдельвейсы цветут в Якутске в июле. Некоторые Сибирские птицы, которых мы к этому времени собрали:

Turdus naumain — дрозд Науманна

Picus tridactylus — трехпалый дятел

Hirundo urbica — ласточка-касатка

Dryocopus martins — большой черный дятел

Corvus corax —ворон

Turdus pilaris — дрозд-рябинник

Garrulus infaustus —сибирская сойка (длинноперая)

Emberiza leucocephalus — белошапочная овсянка

Fringella linaria —зяблики

Emberiza aureola — дубровник

Cuculus canorus —кукушка

Chelidon urbica —городская ласточка

Pinicola erithrinus —щур (голубые яйца),

[...] от Якутска
к устью Лены

От Якутска до Жиганска — 900 верст.

От Жиганска к устью реки — 900 верст.

Вт. 30/6/03

Выехали к устью реки в прошлую полночь на пароходе «Лена»... Начальник полиции передал нас на попечение управляющего м-ра Гориновича.

«Лена» официально принимала участие в Арктической экспедиции, но после прихода на р.Лена оказалась больше не нужна, поэтому была послана в Якутск и продана. Она сейчас делает две или три поездки вниз по реке до рыбачьих станций севернее Булуна.

Ср. 1/7/03

Вдоль берегов реки тысячи тонн плавника выше нынешнего уровня реки, которые отмечают уровень наводнения. Берега покрыты булыжниками, обкатанными льдом и водой, и во многих местах берега видны огромные борозды, вызванные огромной силой дрейфующего льда.

Чайки гнездятся на плавучей растительности в небольших лагунах. Два вида — большие и маленькие. Маленький вид имеет коричневую голову и розоватую грудь, которая выцветает после смерти. Собрали яйца обоих и молодняк последних. Птенцы выглядят очень мило, когда плавают среди зеленых листьев в спокойной воде. Масса растительности со сплетенными корнями легко удерживала мой вес, если я не стоял слишком долго на одном и том же месте. Вода внизу 6 футов5 глубиной. Корни так переплелись, что сквозь них невозможно упасть. Забавное ощущение.

Leper станция— 200 миль к северу от Якутска.

М-р Холл убил большого ястреба 5 футов в поперечнике. Прекрасная птица, больше похожа на орла, чем на ястреба.

Четв. 2/7/03

Шторм прошлой ночью. Так плохо, что мы должны были как можно скорее укрыться ближе к берегу. Ширина реки 2,5 верст — довольно большие волны. Мужчины на борту не моряки — позволили тяжелому шлюпочному якорю биться о нос лодки всю ночь. [...]

300 миль ниже Якутска. Местность ровная и песчаная. Река широкая и полна плоских островов. [...]

Точной карты реки нет, и, вероятно, никогда не будет, т.к. она постоянно меняет свое русло. Лоцманы —якуты. Измерение глубин производится длинным шестом почти постоянно.

Экспедиции в низовья Лены

В 1900 г. два финна путешествовали немного вниз по Лене с ботанической целью — без орнитологии.

В 1898 г. несколько норвежцев с проф. Франклином были здесь в поисках Andreme. Они путешествовали вниз по Лене на пароходе и вдоль Арктического побережья до Tenesee на оленях. Насколько известно, орнитологической работы не было сделано.

Спасшиеся из экспедиции на «Джанетте» после ухода от останков корабля шли по льду до устья Лены, но умерли там от голода.

В прошлом году барон Толль путешествовал вниз по реке с экспедицией для исследования острова в устье реки. По дороге не было сделано никакой работы.6

В прошлом году английский миллионер по имени Clifton был в Якутске — но просто в охотничьей экспедиции ради удовольствия.

В будущем другая экспедиция должна быть записана в анналах науки —первая орнитологическая экспедиция вдоль реки Лена.

[...]

Убил очень шумного кулика с длинными ногами и клювом, кормящегося в кустах около реки. Возвратившись через полчаса, услышал пищание и путем внимательного поиска обнаружил четырех птенцов — нашел их по крику, потому что невозможно их увидеть среди дебрей, цвета которых они так напоминают. Они только что вылупились и уже длинноногие.

Здесь замерзшая земля ясно видна в местах, где осыпался берег реки. На фут от поверхности земля была рыхлая, на следующие два фута или больше она пропитана водой и замерзшая, твердая. [...] Эта замерзшая земля простирается на весь север Сибири, но об этом не узнаешь, исследуя поверхность земли. Только раскапыванием, или так, как описано выше, можно это понять.

Летом на севере Сибири птицы, несомненно, в безопасности. Пищи у них больше чем достаточно, почти полная безопасность от врагов и достаточно большая местность для миллионов птиц. [...] Снег быстро наступающей осени выпадает и покрывает все. [...] Потом птицы должны улететь — если они уже не сделали этого. Снова наступает весна и птицы летят вслед за ней с юга на север со скоростью примерно 1000 миль в неделю, не ждут, когда вырастет их пища. Она заморожена для них за зиму. Они не останавливаются в Якутске, а летят дальше прямо на север, хотя в Якутске есть много разных насекомых и растений, которые могли бы удовлетворить птиц. Ранним маем их видят тысячами, пролетающих на север. Если бы подождали ждать две недели, они могли бы в Якутске иметь богатый запас пищи, какой любая птица только пожелает.

Пересекли Полярный круг сегодня несколькими милями южнее Жиганска...

(За Полярным кругом).
2/7/03

Сегодня солнце не заходило, и в полночь пыталось пробиться сквозь облака на горизонте. [...]

Суб. 4/7/03

Пласты угля ясно видны в огромных скалах вдоль реки. Часто до трех слоев один над другим. Этот уголь небольшой коммерческой ценности. [...] Несколько растений, собранных между Усть-Кутом и Якутском:

(Олекминск) кедр

лиственница. Меняет свои иглы каждый год и голая зимой

белый цветок бессмертника

клубника

анютины глазки

фиалка

лютики—большой ярко-желтый вид Pulsatila

багульник (рододендрон сибирский) (Иркутск)

арктический шиповник (из ягод этого растения делают напиток)

олений мох

боярышник

красная смородина

медуница

дикий лук

eurphoria — интересный зеленый цветок

щавель

сибирская лилия (тигровая?)

мак [...]

Воскр. 5/7/03

Впервые некоторое время холодная погода. Видели фальшивые солнца в туманных облаках вечером. В некоторых местах снег в 3 фута толщиной. Берега реки сильно изрезаны льдом.

Пон. 6/7/03

Доехали до Булуна — первый из рыбачьих станов. Деревня построена из бревенчатых хижин, на маленькой протоке. Расположена в низине, очень много мха. Также много низкорослых деревьев. Растущий на поваленных или засыхающих лиственницах интересный черный мох.

Р. Лена здесь узкая и хорошо очерченная. Дальше отсюда она больше похожа на озеро.

Несколько очень красивых голубых водосборов растут около Булуна. Обед — из 5 блюд 4 составляла рыба:

(1) икра

(2) вареная рыба

(3) рыбный суп

(4) рыба, сваренная и потом зажаренная с яйцами

(5) консервированные фрукты.

М-р Холл убил перевозчика, который выглядит удивительно похожим на Австралийского маленького улита. Но его головка не белая. Также убили зяблика, у которого в клюве было две больших личинки, одна двукрылая муха и три комара.

Маленький грызун без хвоста часто встречается среди каменистых холмов. Он издает визгливый пронзительный крик и остается абсолютно неподвижным перед лицом опасности. Шкура не хороша, так как он только что вылинял.

Вт. 7/7/03

Подстрелили замечательную серую мухоловку с кольцом перьев вокруг шеи, окруженной более ярко- голубым. Эта птица производит интересный крик — за рядом всхлипывающих щелкающих звуков следует короткий пронзительный свист. Эти крики производятся даже в полете. Цвета самки не такие яркие.

Жесткокрылые — почти нет за Полярным кругом.

Снег — его много на горах за рекой.

Цветы — исландские маки очень многочисленны, крестоцветные, многочисленные колокольчики темно и бледно- голубые и белые, печеночник в плодах, мох — тоннами, лиственницы (больше карликовые), олений мох, медицинский мох, болотные и другие лютики, ландыш (немного), щавель, гелиотроп, фиалка (маленькая), водосбор и т.д. и т.д.

Середина лета, но все равно снег. Температура 3 градуса Реамюра.

Бивни мамонта — в этом году «Лена» взяла часть груза, 600—700 пудов. Продажная цена здесь 25 руб. за пуд, самая низкая цена. Хорошая слоновая кость ценится гораздо меньше. В прошлом году только один торговец вывез 1000 пудов, общий годовой экспорт составил 1500 пудов. Чем тяжелее бивни, тем выше цена за пуд. Рынок в Лондоне. Цена платится провизией и водкой. Бивни собирают в Ледовитом океане при отливе и в маленьких ручьях. Те, что были в соленой воде, снаружи кобальто-голубого цвета. Большинство бивней имеют внешний вид как у обветренного дерева. Торговля мамонтовой костью почти исключительно зависит от Лены, совсем немного экспортируется из Теннеси.

Солнце здесь не видно между 8 ноября и 20 января. Летом дожди, зимой — метели.

Рыба, пойманная на Лене ниже Булуна, отвозится золотодобытчикам около Витима, где 10000 населения.

Сегодня м-р Холл поймал птенца little stint. Они очень милые, маленькие, только что оперившиеся. [...] «Гнездо представляло собой маленькую плоскую поверхность, состоящую из старой травы, уложенной между маленькими кочками. Его размеры были 4,5 х 2,5. Почти без углубления. Окружение было очень влажным, и земля на расстоянии фута или около того от поверхности замерзшая. Эта птица уединяется на время гнездования» (Р.Х).

Зяблик(?). Гнездо на маленькой лиственнице — три фута от земли... Сделано из маленьких веток и выложено травой, мхом и мехом. Диаметр и глубина всего 3. Самка оставалась довольно тихой на краешке гнезда, после кормления птенцов, когда я сделал фото. Кажется, совсем меня не боялась.

Гнездо сибирского дрозда расположено в четырех футах от земли на развилке лиственницы. Сделано из травы изнутри и снаружи с прокладкой из песчаного суглинка между ними — как и у английского дрозда, только немного искуснее. Эта птица довольно пугливая и ее нелегко поймать. В гнезде было 5 птенцов почти полностью оперившихся.

Сегодня мы совершили маленькую экспедицию на 10 верст к северо-западу от Булуна. Нам сказали, что там мы найдем ровную тундру. Снова мы были разочарованы. На мили и мили растянувшийся каменный мох покрывал гряды/горы, с низкорослыми, покрытыми лишайниками лиственницами, растущими между долинами. На всю длину река преградила наш путь, и мы вынуждены были повернуть назад. В закрытых долинах лежит снег глубиной много футов, и ниже его лед, который никогда не тает...

Кроме каменистых горных хребтов земля покрыта толстым слоем мягкого мха, пропитанного водой как губка. Ниже этого мха земля крепко замерзла.

На хребтах камни, острые и зазубренные, покрыты лишайниками, и между ними растет олений и медицинский мох. Один очень интересный мох с ярко- красными спорами расположился на пещере в форме чаши. Остальное растение зеленовато-серое.

Здесь и там в укрытых местах мы миновали несколько лиственниц, очень низкорослых и разбросавших свои изогнутые ветви прямо на земле). Все дерево не больше 3 футов высотой.

Мы возвратились вдоль поросших лесом берегов ручья, который впадает в Лену чуть ниже Булуна.

Здесь влажный мох был очень густой и комары были невыносимы.

Здесь мы нашли растущую маленькую светлую фиалку, маки (один ярко-оранжевый), бледно-пурпурные крестоцветные, шиповник, белый гелиотроп, ромашку/маргаритку с белыми лепестками, [...] в поперечнике, желтую маргаритку, голубую маргаритку с желтой сердцевиной, белые и желтые лютики и т.д. и т.д.

Олений мох на вкус безвкусный первую минуту. Потом он дает обычный средний грибной вкус: не неприятный. Зимой олени копытят снег в поисках его и других мхов.

Ржанка(?) — убил трех — прекрасные птицы. Также нашел птенца. Родитель сильно засуетился, симулировал сломанное крыло и т.д. Птенец пригнулся ближе к каменистой поверхности и его было очень трудно увидеть — так хорошо его окрас повторяет местность.

Куропатка — заметил гнездо, приютившееся на каменистой земле около ручья. Когда я его поднимал, запищал птенец и немедленно прилетела мать, в ужасном волнении представлявщаяся раненой. После этого я нашел четырех других птенцов —они очень хорошо могут бегать. Желтоватой окраски, их было очень трудно увидеть среди лишайника, покрывавшего скалы. Один выбрал довольно неудачное для затаивания место: его голова высовывалась из укрытия, и он оставался там больше десяти минут, пока мы делали фото. Другого я нашел, только наступив на него. Самец не появился на глаза. Зимой эти виды тунгусы ловят сетями и продают по 5 копеек каждого.

Тунгусы считают расстояние собачьими и оленьими верстами. Если вы спросите якутского лоцмана, какое расстояние между двумя местами на реке, он спросит вас, имеете ли вы в виду версты против течения или по течению.

Ср. 8/7/03

Масло здесь употребляют только зажиточные люди. Оно несоленое.

Сегодня мы оставили Булун и прошли несколько верст вверх по реке взять какой-то груз. У нас был обед в доме русского купца. Он живет около Булуна и зимой отправляется на санях за сотни верст на восток или запад — покупать шкуры, мамонтовую кость и т.д. у тунгусов и чукчей. По нашему прибытию зажгли ладан, чтобы отпугнуть комаров и мошку. Это сладко пахнущий дым, который не вредит глазам. Чай с малиновым вареньем, добавленным в него, и сырая рыба были единственными блюдами, которые мы не видим в Мельбурне.

В обмен за шкуры и т.д. аборигены не берут деньги — это им не нужно. То, что они хотят — это провизия, одежда, обувь, перчатки и т.п. и водка.

Якуты и тунгусы вдоль реки рубят дерево для парохода. Все, что они получают — это стакан водки! Такое топливо не дорого стоит для компании. [...]

9/7/03

Stint (little). Около полуночи я нашел выводок птенцов (второй, который мы нашли). Было три хорошо спрятанных, около 3 дюймов один от другого. Они недавно вылупились и лежали настолько спокойно и так хорошо их защитная окраска подходила к их окружающей среде, что я никогда бы их не нашел, если бы я не использовал мой метод математического исследования поверхности с помощью палок, положенных, чтобы отметить поверхность, откуда я пришел. Отец летал вокруг и садился поблизости в выгодной позиции и постоянно заливался устрашающей трелью. Самка в течение этого времени была видна только однажды и затем летала высоко в воздухе с пронзительным криком. Самец изменял свои звуки время от времени — иногда, когда он пролетал над птенцами. Самые маленькие едва двигаются. В течение 35 минут они оставались абсолютно тихими и тогда их сфотографировали. Когда мы ушли, самец подлетел и сел на гнездо, и с нашим появлением вспархивал, как будто ранен. Поскольку было только три птицы, я заставил себя найти гнездо в надежде, что в нем может быть четвертое яйцо. После нескольких минут поисков я нашел пустую скорлупу яйца. Несколькими мгновениями позже я нашел четвертую птицу в нескольких ярдах от других и это, конечно, завершило мои поиски. [...]

Суб. 11/7/03

Выехали из Булуна к устью реки.

«Samovar» означает самокипящий. Происхождение: сам— self, варить— to boil. «Суп! Суп!! Суп!!!» с большими кусками мяса и рыбы в нем! «Чай! Чай!! Чай!!!» без молока и с лимоном, эссенцией или вареньем в нем!

С тех пор как мы выехали из Булуна, мы останавливаемся каждые несколько верст, чтобы оставить пустые бочки и соль для засолки рыбы.

По направлению к устью река окружена и ограничена от разливов огромными скалами. Холмы здесь почти полностью лишены растительности, но в укрытых местах растут немного низкорослых деревьев и кустарники, а около воды часто растут дикие цветы.

Оспа довольно обычна в Сибири. Ниже Булуна есть небольшая деревня, все население которой унесло ужасное бедствие. Она сейчас покинута.

Этим утром я чуть не споткнулся о бурого медведя, а мое ружье не было заряжено. ...Животное убежало, я шел по следу, но потерял его из виду в кустарнике и камнях.

Цветы — живокость/шпорник (голубые и фиолетово-голубые с голубой сердцевиной), маки обычны. Через реку — высокая каменистая гряда, полностью лишенная растительности.

Облака висят как флаги на подветренной стороне холмов в нескольких футах выше уровня воды.

Купцы здесь живут хорошо. Они дают кредит и встречают огромный интерес, и меняя товары на рыбу и шкуры, записывают высокие цены за свои товары и предлагают низкие цены за то, что они получают в обмен.

Здесь у нас есть пища в любое время. Ужин часто сразу после полуночи. Мы передвинули все утренние часы и иногда спим до полудня. Очень небольшая разница между днем и ночью сейчас — так что все равно!

Воскр. 12 июля

Сегодня мы достигли острова Larix в устье реки. Это на 72 градусе северной широты.

Мы сейчас находимся в 800 верстах от ближайшего почтового отделения и 4500 верстах (3000 миль) от ближайшей железнодорожной станции.

Larix остров называется так, потому что на его оконечности есть холм, покрытый низкорослыми лиственницами. В остальном остров абсолютно плоский и состоит из тундры, защищенной от реки низким песчаным берегом.

Это сюда болотные/перелетные птицы летят в их северный дом. Это сюда перевозчики и бекасы прилетают из разных частей Земли, чтобы построить гнезда и вывести своих птенцов.

Тундра, и особенно берег, который формирует ее границу, полон многочисленными прекрасными цветами, среди которых выделяются незабудки и исландские маки.

Вся местность кишит птицами — перевозчики нескольких видов, бекас, один вид зяблика, и в лагунах много уток, а над головой летают несколько видов чаек.

К счастью, так далеко на севере москитов нет и это делает длинный летний день, продолжительностью много недель, днем удовольствия, а не страдания.

Птицы имеют восхитительный летний дом. [...] Оперение болотных птиц, как мы наблюдаем их сейчас, очень красивое. Австралия не знает их в летних нарядах северного полушария.

Сегодня мы прибыли сюда после того, как пять месяцев провели в пути. Сегодня же мы отъезжаем и надеемся достичь Австралии через пять месяцев. Птицы еще останутся на несколько недель, но они будут в Виктории гораздо раньше нас.

Растительность на крайнем севере очень низкорослая — лиственницы не более восемнадцати дюймов высотой.

[...] Нам повезло увидеть великолепный мираж —открытый Ледовитый океан, где мы ясно видели несколько высоких каменистых островов.

Утесы на противоположной стороне реки дали очень громкое эхо —выстрел из ружья производил эффект схода лавины, а гудок парохода превращался в длинный чистый звук, постепенно замирающий в тишине.

Тунгусы говорят, что гуси оставляют лагуны и двигаются к реке, чтобы убежать от москитов! (?)

Тунгусы здесь сушат рыбу любопытным способом. После удаления головы они разрезают рыбу до самого хвоста и затем режут мясо на полосы, не отделяя, однако, от кожи. Рыба, обработанная таким образом, вывешивается на тонких шестах для просушки, после чего ее коптят. Ее едят, и это — еда неплохая, когда кто-либо голоден, хотя довольно безвкусная и жирная.

Сейчас мы направляемся на родину!

Примечания

1. 1 дюйм — примерно 0,02 м.
2. 1 ярд — примерно 0,9 м.
3. Р.Х. — сокращение имени и фамилии Роберта Холла.
4. 1 верста — примерно 1,07 км.
5. 1 фут — примерно 0,3 м.
6. В этой экспедиции орнитологические наблюдения вел Бялыницкий-Бируля, он опубликовал несколько статей.
7. 1 миля — 1,609 м (сухопутная).


Либби Роббин, научный сотрудник Центра по исследованию ресурсов и окружающей среды при Австралийском национальном университете (Канберра), автор книги «Полет эму» по истории исследования птиц Австралии.

Анна Анатольевна Сирина, старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии Российской Академии наук, отдела этнографии народов Сибири и Севера. Автор более 40 работ по этнографии.


1 Сотрудники отдела рукописей библиотеки Ла Троб — особенно Д.Хэйс, Д.Маршалл и библиотекарь Дэйн Рейли — оказали огромную помощь этому проекту, за что мы им очень признательны. Нам бы также хотелось отметить помощь Тони Маршалла и Джаннет Миддлтон из музея Тасмании и Галереи искусств в выяснении деталей жизни Холла. Национальная библиотека Австралии предоставила портреты Холла. А.А.Сирина особо благодарит Дебору Роуз и Даррелла Льюиса, а также Центр по исследованию ресурсов и окружающей среды при Австралийском национальном университете.

 

Яндекс.Реклама
У нас вы сможете купить котел отопления от ведущих производителей
Hosted by uCoz