На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Георгий БАЛАКШИН

«Найдем точки соприкосновения — выполним свою задачу...»

Первая якутская делегация в Японии

С вице-спикером Японского парламента
г-ном К.Мураяма.

В декабре 1990 года
в Японию была направлена первая официальная делегация Якутской Автономной Советской Социалистической Республики во главе
с Председателем Верховного Совета ЯАССР
Михаилом Ефимовичем Николаевым.

В составе делегации были эксперты А.Я.Яковлев — кандидат экономических наук, ведущий специалист отдела внешнеэкономических связей Совета министров ЯАССР, он же переводчик с японского и английского языка, В.Г.Алексеев — кандидат биологических наук, председатель комиссии Верховного Совета ЯАССР по экологии, Г.Д.Балакшин — кандидат геолого-минералогических наук, главный геофизик ПГО «Якутскгеология».

Основанием для этой поездки стало приглашение Президента Ассоциации Японско-Советской торговли (АЯСТ) господина Тецуо Сато, который незадолго до этого побывал в Якутске с первой делегацией крупных японских бизнесменов. Целью же являлось установление внешнеэкономических связей с японскими деловыми кругами и заложение основ саха-японского торгово-экономического сотрудничества.

Важность внешнеэкономических связей республики с самой богатой страной Тихоокеанского региона, особенно в перспективе, представляется неоспоримой. Поэтому опыт саха-японских отношений должен изучаться, анализироваться и служить в дальнейшем фундаментом для выбора оптимальных политических и экономических решений в этом направлении.

В этом первом очерке достаточно подробно изложен ход переговоров, высказывания основных фигурантов переговорного процесса даны протокольно по записной книжке, чтобы избежать субъективных толкований происходившего. Свои пояснения и замечания по результатам работы делегации, с высоты прошедших 12 лет, излагаю только в ремарках по каждой встрече. Эти ремарки или, точнее, послесловия, уточнены с Н.А.Барамыгиным, нашим японоведом, главным действующим лицом в последующей летописи саха-японских отношений.

14 декабря 1990 года

Рейс SU-581 Москва — Токио поднял в небо своих пассажиров в 19 часов московского времени. Девяти часов полета было достаточно, чтобы обсудить исходные позиции главы нашей делегации перед встречей с японцами.

Михаил Ефимович Николаев изложил свое видение направлений развития республики, куда следовало бы привлечь японский капитал, и после обсуждения это выглядело так:

— развить перерабатывающую промышленность (включая огранку алмазов, производство ювелирных изделий);

— приоритетно создавать малые предприятия, в том числе совместные;

— внедрять наукоемкие технологии;

— создавать цеха сборки компьютеров, радиотелефонов, телевизоров и другой электроники в каждом районном центре;

— решение экологических проблем.

*) С позиций сегодняшнего дня можно утверждать, что исходные теоретические позиции программы действий М.Николаева были правильны.

15 декабря 1990 года

Токио встретил нас солнечной погодой, +13°С.

Представители АЯСТ сразу же приступили к осуществлению программы наших встреч с японскими фирмами.

Фирма «JHC first Co. Ltd.». Магазин изящных мехов (Original fine furs). Владелец — миллионерша госпожа Ойя. В процессе демонстрации своих пушно-меховых товаров она заявила: «Готова купить в Якутии алмазы, бриллианты и другие драгоценные камни (изумруд, александрит, кошачий глаз)».

*) В 1991 году по приглашению М.Николаева в составе делегации АЯСТ госпожа Ойя приезжала в Якутск, но купить названные драгоценности не смогла из-за ограничений законов того времени.

Фирма «Глим корпорейшн». Президент — господин Като. Его небольшая частная посредническая фирма по закупке угля в Кемерово и Нерюнгри состояла из трех человек и имела годовой оборот в 2 млн долларов (покупала и продавала 20—25 тысяч тонн угля по цене 33 доллара за тонну). М.Николаев был недоволен, что встреча назначена со столь малой фирмой и быстро закончил разговор. А нам было внове, что такое небольшое предприятие существует и рентабельно работает рядом с фирмами-гигантами и что ее владелец важно именуется президентом.

*) В течение десятка лет этот представитель малого бизнеса еще участвовал в торговых отношениях с якутскими фирмами.

День закончился ужином (приглашала АЯСТ) в ресторане с японской кухней. Все мы впервые отведали настоящие японские блюда и впервые учились есть с помощью палочек. Готовили и подавали коленопреклоненно две японки, две кудесницы. Было обилие морской пищи: тунец сырыми ломтиками, устрицы в раковинах, различные водоросли, капусты и пр. Мясо было представлено пятнисто-красными вырезками «пьяной коровы», то есть коровы, которую откармливают пивом. Это нежное мясо («сябу-сябу») кидаешь в кастрюлю с кипящей водой и через минуту-две достаешь вкуснейшее яство. Запивая все это горячим сакэ, начинаешь понимать истинных гурманов.

Здесь было подписано первое соглашение между нашей республикой и Ассоциацией Японо-Советской торговли о совместной работе в области экономики, образования, культуры и медицины.

16 декабря 1990 года

Экскурсионный день. Мы, впервые попавшие в Страну Восходящего Солнца провинциалы, знакомились с Токио и его достопримечательностями.

Первые впечатления — самые запоминающиеся, и мы их еще долго будем вспоминать, встречаясь с другими счастливцами, которым довелось побывать в Японии.

Улицы Токио. Яркие, в рекламах. Чистые. Много машин, но нет пробок, нет запаха бензиновых выхлопов.

Токийская башня. С высоты 330 метров открывается вид потрясающе развитого (архитектурно и индустриально) города.

Музей восковых фигур. Каждый посетитель, раз увидев, будет помнить эти фигуры: Черчилль, Мао-Цзе-Дун, Хо-Ши-Мин, Чан-Кай-Ши, Махатма Ганди, Линкольн (в которого стреляют), Буш-старший (говорящий речь), Эйнштейн, Эдисон, Мэрилин Монро, оголенная Бриджит Бардо, красавцы-битлз, Том Сойер и Гекльберри Финн; кроме того, композиции на темы Тайной Вечери, древних пыток, японских воинов, ковбоев, индейцев.

Синтоистский храм. Стена из бочек с сакэ, ковш для омовения рук; жаровня, дым которой приносит удачу путнику. Храм наполнен кланяющимися японцами, бросающими на помост перед собой монеты.

Буддийский храм. На подходе к храму — красочный, переполненный товарами и народом, торговый ряд. Внутри — песнопение, священнослужитель и молящиеся на коленях. Входящие также бросают на помост монеты.

Дворец японского императора. Осматриваем это величественное строение издали. Во дворец вереницей входят женщины-японки в белых одеяниях. Они добровольно и безвозмездно убирают и сохраняют в чистоте обширную территорию Императорского дворца.

Магазины японской электроники. Тесные и многолюдные — с доступными для массы, для народа, ценами; шикарные, просторные и малолюдные — здесь аппаратура качественнее, но цены в 2—3 раза выше. Членам нашей делегации были по карману народные магазины.

Наша гид — молодая японочка с голоском-колокольчиком, в ярко красном костюме, очаровала нас своей вежливостью, улыбкой и непрерывной готовностью сделать что-нибудь приятное. После обильного обеда она горячо нас поприветствовала и сказала: «У вас веселые лица, потому что вы хорошо поели; а кто хорошо поел, тот хорошо поработает; а кто хорошо заработает, тот снова поедет с нами на экскурсию!»

Вечером того же дня мы были поездом (полтора часа езды) доставлены в город Кофу провинции Яманаси, устроены в хорошей 10-этажной гостинице с видом на гору Фудзияма. Искупались в бассейне с горячей водой, насыщенной анионами металлов, снявших отрицательный заряд с наших утомленных тел.

17 декабря 1990 года

В провинции Яманаси сосредоточена треть предприятий Японии, связанных с производством ювелирных изделий. С основными из них нас постарались ознакомить.

Училище по обучению ювелирному делу. Готовит специалистов для провинции Яманаси. Обучается 50 человек. Обучение платное, двухгодичное, на конкурсной основе. Годовой бюджет училища — 130 млн иен (910 тыс. долларов США). 100 млн иен получают из префектуры, 30 млн иен зарабатывают сами. На трех факультетах получают специальности: обработка камней (есть резьба по кораллу и слоновой кости), дизайн (украшение) обработки камня, планирование и экспертиза.

*) Проспекты, учебные программы этого заведения были в Якутске розданы по назначению. Однако связи по поставкам камней и мамонтовой кости в дальнейшем так и не установились.

Фирма «Wakatsuki Co.Ltd.». По фамилии своего владельца-президента фирмы. Имеет в Японии два ювелирных завода и филиалы в Таиланде. Капитал фирмы — 48 млн иен (340 тыс. долларов), годовой торговый оборот — 5,1 млрд иен (35,7 млн долларов). Специализируется на производстве и продаже ювелирных изделий с использованием золота, платины, драгоценных и полудрагоценных камней, а также производит точные пресс-формы, резцы, специализированные станки для ювелиров.

На заводе, с которым мы ознакомились, 195 работников. Наблюдали из коридора через плексстекла все производство в процессе: формирование, залив в формы золота, платины, шлифовку камней и изделий, закрепление деталей и в конце процесса — контроль с использованием компьютеров. Работники (по 20—30 человек в отделе) сидят за индивидуальными столами с лампами, свет которых направлен только вниз, ниже уровня глаз. Чувствовался напряженный ритм труда: никто не поднял головы, несмотря на наше присутствие.

Продукция завода высококачественна и разнообразна: кулоны, браслеты, броши, серьги из золота и платины, инкрустированные разнообразными камнями и бриллиантами. Три группы по стоимости: 500-1000 тыс. иен — для основной массы рабочих и служащих, 1—10 млн иен — для состоятельных граждан, 10—20 млн иен — для ценителей, штучные работы.

Хорошо и адресно составлены рекламные проспекты фирмы. К примеру, имеются проспекты для работающих женщин (Diamonds for working women), где предлагаются ювелирные изделия с бриллиантами стоимостью от 250 до 1300 тыс. иен к дню свадьбы, к дню рождения.

В ходе переговоров президента Каватсуки с М.Николаевым была получена следующая информация:

— алмазы фирма закупает не у «Де Бирс», а в Советском Союзе и других странах, но методами торговли в Союзе недовольны;

— завозить сырые алмазы и обрабатывать в Японии нерентабельно из-за высокой оплаты труда, поэтому фирма будет стремиться обрабатывать их в странах с дешевой рабочей силой;

— советский стиль бизнеса отталкивает, так как там не знаешь, что купишь.

Попытки М.Николаева склонить президента японской фирмы к сотрудничеству успехом не увенчались, и поэтому со словами: «Кто не желает сотрудничества, тот ищет причины» он резко закончил эту встречу.

*) Рекламные проспекты фирмы (с ценами ювелирных изделий) были нами розданы во всех предприятиях ювелирного направления и были первой информацией о мировой конъюнктуре в этом новом для республики бизнесе.

Технологический Центр. Научно-исследовательская организация. Ведет научные исследования и эксперименты, обеспечивает технической информацией и консультациями специалистов префектуры. Направления исследований: облагораживание производства ювелирных изделий, керамические и ювелирные технологии, создание лучших марок вина.

После осмотра Центра из бесед с руководителями была получена следующая информация:

— хорошо отработана технология программирования на компьютерах дизайна ювелирных изделий;

— создаются опытные образцы станков-автоматов для обработки драгоценных камней, но особенно трудно будет их внедрять для обработки алмазов;

— в дальнейшем намечается компьютеризация огранки камней, но, вероятно, только для мелких кристаллов алмазов, менее 0,5 карата;

— лазерная резка камней пока неэффективна, идут эксперименты.

*) Подробная информация по технологиям была передана в отдел внешнеэкономических связей Правительства РС(Я). Контакты непосредственно с Технологическим центром не состоялись, но были продолжены в виде связей с фирмой «FR Corporation» из г. Кофу по обсуждению вопросов создания совместного предприятия с гранильными заводами на территории Японии и Республики Саха.

18 декабря 1990 года

По возвращению из Кофу в Токио были продолжены деловые встречи в столичных предприятиях.

Фирма «Oriental Diamond». Завод занимается производством (огранка алмазов) и торговлей (реализация бриллиантов). Капитал фирмы — 72 млн иен. Торговый годовой оборот — 120—130 млрд иен. Численность персонала — 55 человек. Цеха — обычные для гранильного завода: в них производится выбор формы, расчет и нанесение линий, распиловка, округление оснований, огранка на 58 граней, приемка конечной продукции. Станки — полуавтоматы и автоматы (до 30 на одного оператора), компьютеры.

Полученная информация:

— фирма впервые встречается с советской делегацией;

— фирма закупает 25—30 тысяч карат сырых алмазов у «Де Бирс» и 50 тысяч карат бриллиантов в Бельгии, Израиле и в СССР (в «Алмазювелирэкспорте»);

— «мы граним только мелкие алмазы (0,2—5,0 карат)», «главное отличие — в тщательной обработке»;

— «советские бриллианты привлекательны, хорошо обработаны и мы по крупным камням с ними не конкурируем»;

— «закупка у «Де Бирс» алмазного сырья дорога и прибавочная стоимость потому небольшая»,

— случаев краж алмазов на заводе не было.

Резюме директора завода К.Абе: «Можем закупать алмазы и бриллианты в большем количестве, если будут качественные камни и не слишком дорогие. Если наладится совместная обработка алмазов в Якутии, то польза будет большая и для якутских и для японских бизнесменов. Участвовать в совместном предприятии у нас нет возможности, так как наш завод небольшой. Но в Японии найдутся другие более крупные фирмы».

*) В Якутске мы широко информировали общественность республики о возможностях и целесообразности создания подобных небольших гранильных заводов. Первой ласточкой в этом направлении явилось образование саха-японского совместного предприятия «Саха Джапан» для создания гранильных заводов по выпуску бриллиантов в Вилюйской группе сельских районов.

Свидетельством тому, что это было нелегким начинанием, являлась позиция тогдашних руководителей алмазной отрасли.

В.В.Рудаков, руководивший в тот период союзным главком «Азмаззолото», в разговоре в Якутском обкоме КПСС утверждал: «В Японии вообще нет гранильного производства по алмазам, нет высоких технологий обработки, нет гранильного оборудования. Контакты с японцами в этом направлении и создание гранильных заводов в сельской местности нецелесообразны».

Л.А.Сафонов, генеральный директор ПНО «Якуталмаз», на предложение о создании совместного якутско-японского предприятия в городе Мирном отвечал: «Предприятия по обработке алмазов в бриллианты будут нерентабельными. В Мирном мы не будем создавать гранильного завода».

Отдел горной промышленности Министерства промышленности и внешней торговли. Встречал нашу делегацию начальник отдела, позиции которого отразились в процессе беседы в следующем:

— министерство занимается торговой политикой в области цветной и черной металлургии;

— сотрудничаем со странами свободного рынка, оказываем поддержку 20 странам в технической политике, в геологической разведке, в обучении специалистов;

— наши страны рядом, но контактов мало, так как программы содействия СССР еще не выработаны, есть языковый барьер и территориальные вопросы;

— у вас в Союзе нет гласности в информации, в частности, о геологоразведочных работах.

Со своей стороны М.Николаев подробно рассказал о Якутии, о проблемах северного края, об открытиях геологоразведчиков Якутии. «В Японии — передовая технология, но отсутствие ресурсов. В Якутии — богатство ресурсов, но отсутствие передовых технологий. Если найдем точки соприкосновения, то выполним свою задачу».

Заключительное резюме японского чиновника было неутешительным:

«В мире — перепроизводство полезных ископаемых, поэтому лучше не заниматься новыми производствами, а повышать эффективность имеющихся, искать новые пути извлечения полезных ископаемых из добытой руды».

Фирма «Kawasaki Geological Engineering Co.Ltd.» Здесь информацию общего характера о работах японских геологов давал директор бизнес-департамента названной научной геологической фирмы, мой коллега — геофизик, доктор, профессор С.Тоноучи. Он же — советник Министерства по финансированию помощи слаборазвитым странам. Господин Тоноучи известен в мире участием в поисках захоронений египетских фараонов в Египте и могилы Чингисхана в Монголии.

Из успехов японских геологов следует отметить открытие медного месторождения в Монголии в 1989 году, на площади, где ранее вели поисковые работы советские геологи. Мне удалось по материалам доктора Тоноучи установить причину этого успеха японцев. В целом, методика и техника геологоразведочных работ в Японии ниже, чем в Союзе (у них развиты только отдельные виды и направления). Но в поисках меди они использовали более широкий комплекс геофизических методов и применили в Монголии аэроэлектроразведку. Таким образом, электропроводящие медные руды были зафиксированы с воздуха аэроэлектроразведкой, а этот метод не применялся в работах советской геологической экспедиции.

Резюме японских геологов по итогам общения:

— Якутская АССР по уровню и масштабам геологических работ уже не вписывается в параметры слаборазвитых стран;

— фирма заинтересовалась возможностью принять участие в поисках захоронений мамонтовой фауны.

*) В 1992 году по приглашению ПГО «Якутскгеология» доктор Тоноучи побывал в Якутии с идеей применить электромагнитные зондирования для поисков захоронений мамонтовых бивней. Он ознакомился с геолого-геофизическими условиями побережья моря Лаптевых, с данными по изучению физических свойств прибрежноморских отложений. Однако планируемый на 1993 год приезд японской экспедиции на состоялся. Вероятно, теоретические расчеты показали доктору, что успехов в трудном деле поисков мамонтовых бивней не будет.

19 декабря 1990 года

Встреча с заместителем Председателя Палаты Представителей Парламента Японии господином Мураяма. Встреча происходила в стенах Японского парламента, которому 24 ноября 1990 года исполнилось 100 лет. Роскошный правительственный кабинет, полуофициальная обстановка. Мудрый спокойный старец, его молодой секретарь господин Цузи, господин Т.Сато и мы. Речи произносились, под стать обстановке, с патетикой.

М.Николаев рассказал крылатую притчу о боге, который, пролетая над Якутией, обронил мешок с богатствами. Эти богатства вкупе с японскими кредитами и передовой технологией могут создать прорыв в отношениях.

Василий Алексеев добавил новую притчу, ставшую в дальнейшем крылатой: 6000 черных журавлей летят из Японии в Якутию и обратно, тем самым уже решив на уровне журавлей проблему сотрудничества.

Господин Мураяма отозвался очень лестно о сыром конском мясе, которое ранее в Японию поставлялось, и предложил возобновить поставки из расчета 1 кг конины за 3 кг говядины. Но оленье мясо в Якутии, по японской версии, имеет радиацию.

М.Николаев настаивал, что по калорийности, устойчивости к радиации и экологической чистоте следует приравнять 1 кг жеребятины к 5 кг говядины и что оленина также экологически чиста.

На этом дипломатический раут был закончен и стороны обменялись национальными сувенирами.

Фирма «Мицубиси Метал Корпорейшн». Капитал фирмы — 500 млн долларов. Торговый оборот — 4 млрд долларов. Это новая компания, в которую вошли другие компании группы, и потому имеется большое количество подразделений:

— по обработке цветных металлов (Au — 60 т, Ag — 360 т, Cu — 200 тыс. т, Pb — 60 тыс.т, Sn, Zn — 85 тыс.т, etc) — первое место в Японии;

— металлообработка (режущие инструменты, автомобильные детали и др.);

— цемент, силикон и новые материалы.

В СССР связей не имеет. Начата переписка с «Якутскгеологией» (г-н Костюк) по редкоземельным металлам.

Итоговое резюме японского менеджера (г-н Такаяначи) было неутешительным: «Для нас преждевременно заключение долгосрочных контрактов в СССР, так как положение в Союзе нестабильно. Дайте веские аргументы стабильности и будут контракты. По редкоземельным — маловероятно, поскольку на мировом рынке их достаточно, Китай поставляет дешево».

*) Переписка фирмы «Мицубиси» с ПГО «Якутскгеология» по редкоземельным месторождениям в дальнейшем прекратилась, так как японцев интересовал только металлургический передел руды с Томторского месторождения, да и то на перспективу.

Встреча с господином Ехеем Сасакава. Этого господина относили к категории богатейших людей Японии, он был Председателем Совета директоров Фонда Сасакавы (имени отца нашего собеседника). По совету г-на Т.Сато к этой встрече нами был заготовлен меморандум о сотрудничестве, по которому ожидалась финансовая помощь. В беседе с нами г-н Сасакава произнес следующее:

«Приезд Председателя Верховного Совета Якутии — для нас событие. Перед Вами два проякутских деятеля. Как общественный деятель в прессе и в Японском парламенте я выступаю в пользу отношений с СССР... О Якутии в сентябре прошла серия статей — о теплом приеме наших бизнесменов, создан и работает Комитет по углю в Якутии.

Наша организация частная и не может работать на весь Союз. Во главу наших интересов мы ставим Чернобыль и поэтому мы не можем сразу взять на себя сейчас серьезную дополнительную ответственность. Понимая ваше положение, я выступаю за то, чтобы Япония помощь оказывала восточным районам Союза. Г-н Т.Сато будет участвовать в оказании продовольственной помощи для Приморья и Якутии».

М.Николаев дает информацию о внешнеэкономических связях с Южной Кореей, с Австрией, о суверенитете ЯАССР: «Наш приезд в 1990 году — это год начала якутско-японского сотрудничества. Что сказать трудящимся о подписании меморандума о сотрудничестве?» Г-н Е.Сасакава: «Как для частной организации для нас это непростой вопрос. Нужно время. Давайте о вас в прессе больше писать. В лекции Вы осветите то, что волнует японцев».

*) Президент АЯСТ (впоследствии АЯРТ) г-н Т.Сато постоянно организовывал поставки гуманитарной помощи в Якутию от Японии, в том числе — от частной фирмы г-на Сасакава. Однако г-н Сасакава так и не решился на вложение своего капитала в какой-либо из инвестиционных проектов по Якутии...

Встреча с деловыми людьми Японии. На встрече присутствовали 35—40 человек, в их числе представители бизнеса, экономики, культуры и средств массовой информации. В президиуме собрания — господин Т.Сато, ведущий ход этой встречи, и наша делегация в полном составе.

В своей продолжительной лекции М.Николаев привел данные о достаточно высоком национальном доходе ЯАССР, о богатых минеральных ресурсах республики, о стабильной политической обстановке в стране, о внешнеэкономических связях республики (в том числе об участии Австрии в строительстве Якутского медицинского центра и Центра охраны материнства и детства), изложил новую идею «залоговой политики», когда в качестве залога будут предложены месторождения полезных ископаемых.

Было задано много острых вопросов:

— о принадлежности минеральных ресурсов, в чьей они находятся собственности;

— об отношениях Якутии с «Де Бирс»;

— о перспективах Дальневосточного экономического района и создания Дальневосточной республики;

— о том, как оцениваем политику японского правительства, которое не намерено нам помогать (из-за северных территорий);

— о реальности предлагаемой М.Николаевым «залоговой политики»;

— о языковом барьере и об изучении японского языка и подготовке кадров;

— о том, на что будет направлена зарубежная финансовая помощь;

— о предприятиях ЯАССР, готовых установить торговые связи.

М.Николаев обстоятельно и прямо ответил на все вопросы: «Я выдвинул залоговую политику. Она будет увязана с платой за использование ресурсов по постановлениям Совета Министров СССР. Месторождение будет проходить экспертизу по представленным запасам, после чего мы получаем кредит.

При этом месторождения свои мы не раздадим, так как потребности, в целом, небольшие. Необходимость возврата кредита будет стимулом, чтобы мы лучше трудились....»

«Мы обеспокоены вопросами подготовки кадров в отраслях бизнеса и не исключаем Японию в качестве партнера в решении этой проблемы. На факультете иностранных языков в ЯГУ будем готовить специалистов по восточным языкам, в том числе по японскому языку...»

«Кредиты, получаемые в Японии и других странах, будут направлены на решение социальных проблем и техническое перевооружение...»

«У нас есть предприятия, готовые сотрудничать сами, и есть предприятия, которым нужен посредник. Возможно, мы создадим Ассоциацию таких предприятий».

После лекции и на приеме (типа «а ля фуршет») выступили семь человек. Все они поддерживали развитие саха-японских отношений. Идея «залоговой политики» энтузиазма не вызвала. Экономист г-н Ямомото высказался за приоритет развития туризма: «Это выгодно и экологически доступно. Но надо создать условия, вплоть до игры в гольф».

*) Многие участники этой встречи в дальнейшем активно, в меру сил и возможностей, содействовали развитию саха-японских отношений.

М.Николаев приложил большие усилия к выполнению намеченных на данной встрече направлений сотрудничества. Уже в 1991 году была организована внешнеэкономическая Ассоциация саха-японского сотрудничества, в следующем 1992 году на факультете иностранных языков ЯГУ было начато преподавание японского языка профессором Кацуки-сан, участником этой встречи; был подготовлен (с помощью депутатов и экспертов Верховного Совета СССР) законопроект «О залоге природных ресурсов», который, однако, не был поддержан в высших инстанциях.

Делегация ВС ЯАССР у Императорского дворца. 1990 г.

20 декабря 1990 года

Встреча с Председателем Палаты представителей Парламента Японии господином Сакараучи. Это был официальный прием Председателя Палаты представителей и лидера правящей социал-демократической партии Японии.

Большой красивый зал для встреч. На стенах картины — пейзажи с сакурой, с озерами и горами. Группа депутатов Японского парламента, представители Общества японо-советской дружбы, группа сотрудников АЯСТ во главе с Т.Сато, наша делегация.

Господин Сакараучи — внимательный, вежливый человек 70 лет. Его вопросы М.Николаеву: «Каковы впечатления?»; «Пробовали ли вы вино в городе Кофу, где лучшие виноградари?»; «Какое мясо вы едите?»; «Пьют ли якуты водку?»...

Затем Сакараучи-сан произнес речь: «Сейчас идет диалог США — СССР и соответственно этому идет сближение Советского Союза с Японией. Я впервые узнал от Вас о Якутии и мы обсудим, что мы сделаем для гуманитарной помощи вам. Но помощь Якутии медикаментами и продовольствием должна быть оказана. Не уверен, что все попадет к Вам, так как помощь мы посылаем через центральные органы. Я думаю, необходимо организовать помощь по адресам. Я советовался с секретарем, с министрами и скажу работникам МИД, чтобы подумали об этом. Может быть, поручим господину Т.Сато самолетами везти вам».

Прием завершился фотографированием на память.

*) Необходимо отдать должное спикеру Японского парламента: гуманитарная помощь из Японии поступала многократно и по линии государственной и от частных компаний. В список товаров обычно входили: одноразовые шприцы, медикаменты, детское питание, сухое молоко...

Фирма «Осака трейдинг». Посредническая фирма. Капитал — 8 млн 700 тыс. иен, торговый оборот — 30 млн иен. Товары: уголь (33—34 доллара за тонну), панты (благородный олень — 1000, сев. олень — 250, сухие рога — 12 долларов за 1 кг), лес (120 руб. за 1 куб. м.), палочки из осины и березы (5 иен 1 шт.). Президент фирмы г-н Масахару Уонасе рассказал: «В Союзе ведем переговоры с Якутией (г-н Процко), с Ленинградом. Наши интересы: круглый лес, пиломатериалы, мрамор. Но из СССР поставки неритмичные и некачественные, к тому же — большой налог. Поэтому чаще берем лес из Америки, Канады, Индонезии, Малайзии. Решающий фактор — транспортные затраты.

Если у вас будет организована единая Ассоциация или торговая организация, это будет хороший посредник. Мы работаем через Т.Сато и отдаем АЯСТу за заключение контрактов 0,5—2,5 % от суммы договора».

*) Созданная Ассоциация саха-японского сотрудничества не имела этих процентов от заключенных контрактов. В отличие от японских фирм наши предприниматели, оказалось, не желают поддерживать посредников и предпочитают после первого ознакомления побыстрее переходить на прямые контакты (поездки за границу, имидж в глазах соседей и земляков).

Фирма «Ниссе Иваи». Капитал фирмы — 578 млн долларов, товарооборот — 97,7 млрд долларов. Со слов японских менеджеров: «Товарооборот нашей фирмы равняется годовому объему торговли КНР; продаем все, кроме оружия и девушек».

По видам деятельности фирмы переговоры с нами вели начальники или топ-менеджеры отделов, занимающихся:

— поставками бульдозеров и другой техники для горнодобывающей промышленности;

— закупкой и продажей золота, алмазов.

Из речи японского менеджера: «Есть в Японии сеть от Южной Африки, от «Де Бирс». Есть сеть через «Внешювелирэкспорт» и «Внешэкономбанк». Мы за расширение покупок, но смотря, что и сколько потребует покупатель. Продаем на рынке Гонконга и в Японии. Учтите, что японцы любят голубой и синий цвет алмазов и бриллиантов. Банка СССР в Японии нет до сих пор. Для создания банка Якутии в Токио, я думаю, потребуется 5—6 лет. Условия кредитов у нас таковы: по Якутии возможна рассрочка до 8,5 лет, процентная ставка определяется в контракте и зависит от масштаба проекта, от цели и от вида оборудования. В среднем процент составляет 8,5—9,0%».

Из речи японского менеджера по закупке и продаже угля: «На коксующийся уголь спроса нет. Важнее энергетический уголь. Мы создаем условия для мелких и средних фирм. Три торговые частные фирмы имеют дело с Нерюнгри. Кредит им до 450 млн долларов даем за счет государства через импортно-экспортный банк. Зачем партнером по проекту Эльгинского месторождения Вы выбрали южнокорейскую фирму? У нас совместно с американской фирмой появилась заинтересованность в этом проекте. Нужны исходные данные по бассейну Эльги. И тогда в феврале-марте сможете ли Вы принять американцев совместно с японскими специалистами? В конце января господин Щадов будет обсуждать проблемы угля в совместном советско-японском экономическом комитете. Почему нет ваших специалистов в этом комитете?»

Японский менеджер по закупке и переработке нефти и газа: «Проекты по переработке нефти и газа нами осуществлены в Чили и Тринидаде. Эти партнеры сейчас являются владельцами предприятий. Будем теперь изучать возможности сотрудничества с Якутией. Если есть возможность, то пришлите информацию о якутском газе и мы подумаем о проекте XXI века. Варианты: переводить в метанол, возможно, получать этилен; может быть, лучше переводить в жидкий газ и транспортировать железной дорогой».

Относительно разработки на компенсационной основе железорудных алданских месторождений представитель фирмы высказал следующее мнение: «Зачем вам это? Во-первых, вы теряете уголь, во-вторых, загрязняется природа, в-третьих, расчеты показывают большие потери — в млрд рублей».

*) В дальнейшем фирмой «Ниссе Иваи» (так же как и другими крупными японскими фирмами, такими как «Мицубиси», «Иточу», «Сумитомо» и др.) был подписан меморандум о сотрудничестве с Республикой Саха (Якутия), были кредиты и контракты. В том числе фирмой был выделен кредит в 30 миллионов долларов США на поставку горнорудной техники фирмы «Комацу» для золотодобывающей промышленности Якутии.

Фирма «Токио Мариучи». Капитал фирмы — 3 млн долларов или 400 млн иен. Товарооборот — 300 млрд иен. Президент фирмы — г-н У.Тани. Переговоры велись за ужином, на котором часовую речь произнес президент Тани-сан — уважаемый в Японии бизнесмен-политик и философ, лет семидесяти, с голосом и манерами аристократа.

Его подход к сотрудничеству, его мысли и высказывания отражают позиции большинства представителей малого и среднего бизнеса Японии: «Фирма занимается многим: переработкой леса и пушнины, морской капусты, консервированием продуктов, производством ювелирных изделий, лекарств, мебели, одежды, стиральных машин, алюминиевой посуды. Фирма имеет 22 совместных предприятия (СП) в Китае, 2 — в Болгарии, 1 — в Генуе. К примеру, завод по обработке пушнины работает в Китае, так как в Китае дешевая рабочая сила; пушнину доставляем из Иркутска.

Есть разные пути для начала сотрудничества: Экономическая Федерация, ассоциация содействия международной торговле, общества по сотрудничеству с разными странами, Ассоциация Японо-Советской торговли (АЯСТ). Для нас Т.Сато (АЯСТ) — лучше всех.

Опыт работы в СССР у нас большой. Есть разрешение Советского правительства на создание СП — магазина «Океан» во Владивостоке; будет разрешение на создание СП по производству алюминия в Братске; будет трудное, но приятное дело — создание СП по ремонту рыболовных судов в Приморье. Мы создали представительства фирмы в Москве, Иркутске, Хабаровске; надеемся, что будет СП и представительство в Якутске. С этим спешить нельзя, но и затягивать не стоит. Пусть наши специалисты на месте уточняют вопросы по ювелирным делам и по пушнине, в апреле 1991 года. Вы можете у нас провести обучение своих специалистов для работы на станках по обработке камней.

Г-н Сато советовал нам не увлекаться бизнесом, а сдружиться с людьми, помочь развитию Вашей республики.

Нас очень волнует стабильность в СССР. Мы хотим, чтобы Союз оставался великой державой наравне с США, иначе в мире будет хуже. Вы также можете содействовать стабильности Союза своим экономическим развитием.

После войны Япония добилась хорошего развития благодаря США, так как мы использовали их силу. Передовые технологии от США мы получали, даже не имея достаточно денег. Но раз это дорого доставалось, то старались обязательно внедрять новые технологии. Очень важно, что провели реформу землепользования. Теперь в Японии все уравновешено: политики зависят от народа и прислушиваются к его нуждам, народ страдает от чиновников, но чиновники боятся политиков».

По ходу ужина был торжественно подписан Протокол намерений, в котором японская фирма обязалась на месте изучить вопросы производства пушно-меховых изделий, ювелирного производства, гранения алмазов, обработки мясопродуктов и возможности создания совместных предприятий по этим направлениям.

*) Представители данной фирмы действительно хотели сотрудничать и в 1991—1992 годах были неоднократно в Якутске и обсуждали намерения о создании совместных предприятий с трестом «Якутзолото», с Министерством сельского хозяйства, с фирмами «Якутская пушнина», АПК «Север» и «Холбос». Однако, после проведения длительных переговоров и составления технико-экономических обоснований, ни одно из намерений не было реализовано. (По моему мнению, из-за амбиций нашей стороны и нашей необязательности при оперативной деловой переписке с партнером).

21 декабря 1990 года

Фирма «Хоккайдо Коул». На встречу пришел начальник экспортного отдела фирмы: «Наши извинения, что президент не смог приехать из-за гостей. Мы планировали принять Вас на Хоккайдо. Наша фирма — крупнейший член АЯСТ. 10 лет работаем с Советским Союзом по энергетическому углю. К сожалению, у меня нет информации по фирме в целом».

М.Николаев: «Можем принять президента Вашей фирмы в Якутии (можно в январе). А сейчас у меня нет времени для переговоров с Вами».

*) Не на уровне президентов, а на уровне исполнителей, торговые связи «Хоккайдо Коул» с Якутией были установлены и продолжались многие годы по экспорту угля из Южной Якутии и по импорту медицинского оборудования.

Отдел охраны окружающей среды Министерства промышленности и внешней торговли. Г-н Окаяма — новый молодой начальник отдела: «В министерстве — 1000 человек. В нашем отделе — 30 человек. Но поскольку во всех отделах Министерства есть люди, тесно связанные с нами и курирующие эти направления по своим отраслям, то всего нас будет 800 человек. Основная роль департамента: устанавливать стандарты и следить за их исполнением. Главные рычаги: налоговые скидки и льготное финансирование. А предприятия должны сами развивать экологическую политику и экологическое образование. Цифры финансирования на природоохранные мероприятия трудно назвать, но во всех проектах они предусматриваются.

Наиболее важный закон о защите окружающей среды в Японии принят в 1967 году. Затем в 1970 году прошла внеочередная «экологическая» сессия парламента, которая приняла 14 дополнительных законов об охране среды. Основа экологической политики — это ряд международных конвенций. Поэтому проблемы, возникшие до 1967 года, постепенно решаются, но возникают новые.

Международный обмен заключается в нашей помощи развивающимся странам. Это — обучение специалистов и экспертиза новых проектов».

*) В отделе охраны окружающей среды нашу делегацию снабдили большим количеством законодательной и методической литературы, которую В.Г.Алексеев, впоследствии министр охраны природы РС(Я), широко использовал при создании и развитии природоохранной службы в Якутии.

Вечер этого последнего дня в Японии мы провели в номере главы нашей делегации, разбирая и оценивая проведенные встречи и переговоры, намечая будущие действия в саха-японских отношениях. Положительно оценивая общий итог визита в Страну Восходящего Солнца, мы подняли тост за главу делегации, который достойно, на наш взгляд, представлял интересы и авторитет Земли Олонхо. При этом мы, наконец, воздали должное содержимому холодильников во всех четырех номерах гостиницы по части горячительных напитков. На волне охватившего нас энтузиазма мы заверили М.Николаева, что готовы быть верными членами его Команды во всех последующих его исторических действиях, особенно в саха-японском сотрудничестве. Говорили мы горячо и откровенно.

Однако я умудрился влить «ложку дегтя» в общую «медовую» тональность. На замечание М.Николаева: «Это вы — геологи — разбазарили все наши месторождения», я парировал: «Нет, это вы — партократы — разбазарили все наши месторождения!».

*) Впоследствии члены делегации В.Г.Алексеев и А.Я.Яковлев действительно были активными и ответственными членами команды Президента Республики Саха (Якутия) М.Е.Николаева и внесли значительный вклад в развитие саха-японских отношений. Первый — на посту министра охраны природы РС(Я) и президента Ассоциации саха-японского сотрудничества (АСЯС), второй — на посту Представителя Республики Саха в Японии и министра внешних связей РС(Я). Меня в состав команды Президента не ввели, но своей работой в качестве технического директора внешнеэкономической Ассоциации саха-японского сотрудничества я также старался, в меру сил и возможностей, помочь претворению в жизнь наших совместных замыслов 1990 года об установлении дружеских и взаимовыгодных саха-японских связей.

22 декабря 1990 года

Обратный маршрут: Токио — Ниигата — Москва — Якутск. Первый визит Якутской правительственной делегации в Японию завершен. Он стал началом новых саха-японских отношений в период 1990—2000 гг.

За этот период по инициативе и по указаниям Президента РС(Я) Михаила Ефимовича Николаева для развития саха -японского сотрудничества в республике была проведена большая работа. Из числа наиболее важных мероприятий и начинаний следует отметить следующие:

— создана в 1991 году Ассоциация саха-японского сотрудничества, в которую вошли более 80 предприятий республики;

— в 1991 году Республика Саха (Якутия) вошла и с тех пор активно участвует в работе международной организации «Северный Форум», в том числе установив деловые связи с губернаторством Хоккайдо — как с северной территорией Японии;

— на первом совместном предприятии «Саха-Джапан» в 1992 году на Сунтарском гранильном заводе японским гранильщиком господином Фукудой был огранен первый якутский бриллиант;

— в 1992—1993 годах в Якутске впервые были проведены международные торговые выставки «Японская промышленность. Якутск-92» и «Японская промышленность. Якутск-93»;

— в 1994 году в Токио начало работу Постоянное Представительство Республики Саха (Якутия) в Японии;

— 21—24 марта 1994 года состоялся визит Президента РС(Я) М.Е.Николаева в Японию (было подписано Соглашение с Федерацией крупнейших фирм Японии «Кейданрен»);

— с 1992 по 1996 гг. прошли переговоры с делегациями крупнейших японских газовых, нефтяных и энергетических компаний по проекту использования якутского природного газа.

Почему столь активная деятельность нашей республики закончилась спадом саха-японских связей — вопрос достаточно серьезный. Летописную часть самого интересного периода этих отношений постараемся изложить в последующих очерках, чтобы политикам легче было анализировать ситуацию.

Якутск, июнь 2003 г.


Георгий Дмитриевич Балакшин, заслуженный геолог РС(Я), ведущий геофизик Ботуобинской экспедиции АК «АЛРОСА».

 

Яндекс.Реклама
Hosted by uCoz