На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Николай САМСОНОВ

ПУШКИН
и иноязычная лексика

В произведениях Пушкина используются не только славянизмы, но и другие слои книжной лексики, в том числе лексика и фразеология иноязычного происхождения.

Пушкин отстаивал реалистические, соответствующие характеру эволюции русского языка, позиции и по вопросу о заимствованиях, которые занимали заметное место в новой системе национального русского литературного языка первой половины XIX века.

В эпоху Пушкина, как и сегодня, вопрос о заимствованиях оставался актуальным и открытым. Дело в том, что тогда в светском обществе активно использовался французский язык. В романе «Евгений Онегин» содержится интересное суждение Пушкина по этому поводу:

 

Я знаю: дам хотят заставить

Читать по-русски. Право, страх !

Могу ли их себе представить

С «Благонамеренным» в руках !

Я шлюсь на вас, мои поэты;

Не правда ль: милые предметы,

Которым, за свои грехи,

Писали втайне вы стихи,

Которым сердце посвящали,

Не все ли, русским языком

Владея слабо и с трудом,

Его так мило искажали,

И в их устах язык чужой

Не обратился ли в родной?

 

Даже милая русская девушка Татьяна, так непосредственно связанная с русским бытом, народом, природой, по свидетельству Пушкина, изъяснялась с трудом на своем родном русском языке. Известное письмо Татьяны представляло для Пушкина немало трудностей. Оно было написано чистым русским языком, без использования иностранных слов. Но, по существу, как свидетельствует сам Пушкин, он должен был сделать русский перевод этого письма.

 

Еще предвижу затрудненья:

Родной земли спасая честь,

Я должен буду, без сомненья,

Письмо Татьяны перевесть.

Она по-русски плохо знала,

Журналов наших не читала

и выражалася с трудом

На языке своем родном;

Итак, писала по-французски...

Что делать! повторяю вновь:

Доныне дамская любовь

Не изъяснялася по-русски,

Доныне гордый наш язык

К почтовой прозе не привык.

Евгений Онегин

Пушкин высказывался против загромождения русского литературного языка иноязычными словами, убеждая избегать по возможности даже специальных терминов. Он писал И.В.Киреевскому 4 января 1832 г.: «Избегайте ученых терминов и старайтесь их переводить, то есть перефразировать: это будет и приятно неучам и полезно нашему младенствующему языку»1.

Оберегая чистоту родной речи, Пушкин высказывал и в отдельных произведениях, и в письмах, и в заметках свое отрицательное отношение к французомании русского дворянства. Так, в письме Л.С.Пушкину и О.С.Пушкиной он писал: «Пиши мне по-русски, потому что, слава Богу, с моими конституционными друзьями я скоро позабуду русскую азбуку»2.

Неодобрительно отзывается Пушкин и о тех, которые «пренебрегли сокровищем родного слова для лепетания чужого»:

 

Мы любим муз чужих игрушки,

Чужих наречий погремушки,

А не читаем книг своих.

Но где ж они? давайте их.

Евгений Онегин

Пушкин старался не только предельно ограничить употребление жизненно неоправданных заимствований, но даже сократить использование иноязычных слов. В романе «Евгений Онегин» он даже извиняется за привлечение «иноплеменных слов»:

 

Но панталоны, фрак, жилет,

Всех этих слов на русском нет;

А вижу я, винюсь пред вами,

Что уж и так мой бедный слог

Пестреть гораздо меньше б мог

Иноплеменными словами.

 

Есть много свидетельств, подтверждающих отрицательное отношение Пушкина к галломанствующим современникам. Поэтому неодобрительно отзывался о тех из них, которые старались говорить не по-русски, а по-французски. Брата Льва Пушкин сравнил с «Московской кузиной» за то, что тот написал ему письмо по-французски3.

Выступая против галломании своих современников и пренебрежения сокровищами родной речи, Пушкин в то же время был далек от пуристических взглядов Шишкова. Он не выступал против тех заимствований, которые обогащают язык, вносят в него новые и жизненно необходимые речевые средства. Он свободно использовал и содействовал своей творческой практикой распространению ряда иноязычных слов. Так, например, в романе «Евгений Онегин» встречаем слова бал, мода, бульвар, франт, идеал, дипломат, туалет, зал, паркет и др.; в «Повестях Белкина»: манеж, шампанское, пистолет, дуэль и др.; в «Моцарте и Сальери»: музыка, алгебра, гармония и др.; в «Пиковой даме»: эликсир, этикет, интрига и т.п.

 

Сквозь тесный ряд аристократов,

Военных франтов, дипломатов

И гордых дам она скользит.

Евгений Онегин

Музыку я разъял, как труп. Поверил

Я алгеброй гармонию...

Моцарт и Сальери

В Петрополь едет он теперь

С запасом фраков и жилетов,

Шляп, вееров, плащей, корсетов,

Булавок, запонок, лорнетов...

Граф Нулин

А.С.Пушкин признает законным употребление «иноплеменных слов», если они обозначают предметы или понятия, для которых нет подходящего слова или выражения в самом русском языке. Вот кредо великого поэта: «Истинный вкус состоит не в безотчетном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности»4.

Вопрос о заимствованиях в русском языке актуален и сегодня.

Русский язык в последнее время стал усиленно пополняться иностранными словами, прежде всего английскими словами и выражениями, точнее, их американскими вариантами, что связано с сильным техническим и культурным влиянием США. Английский язык становится суперязыком, господствующим на мировой арене.

Иноязычное влияние в конце XX века выражается как в активизации процесса заимствования, так и в расширении тематического круга используемой лексики, ее функций в русском языке, в увеличении частотности различных иноязычных слов.

Иноязычные слова попадают в русский язык не только через специальные сферы (научная и техническая терминология), но и через такие жанры, как газета, публичное выступление, перевод публицистического или художественного произведения с иностранного языка на русский, через фильмы, видео, радио, телевидение, музыку. Русский язык пополняется иноязычной лексикой, связанной с различными сторонами жизни: научными и техническими терминами, словами, относящимися к политической, экономико-социальной, культурно-бытовой сферам и т.п. Для нашего времени характерен бурный наплыв беспорядочных заимствований.

Многие деятели науки и культуры, как в свое время А.С.Пушкин, озабочены сегодня чрезмерным наплывом в русский язык американизмов, в результате чего может сформироваться, по словам профессора А.Д.Дуличенко, русланг или, более шире, интеррусский язык.

В перестроечное и постперестроечное время «шлюзы» для прорыва иноязычных слов в русский литературный язык открыты полностью, и это не заставило себя долго ждать — «германо-романо-русский сленг» создается буквально на наших глазах. Вторжение иностранных слов в угрожающих масштабах засоряет сознание людей, затрудняет их общение с миром, между собой. Многие читатели и слушатели со средним, а нередко и с высшим образованием сетуют, что прежде чем приступить к чтению газет, журналов, подсесть к телевизору или радиоприемнику, необходимо держать под рукой словари.

Как считает профессор Л.В.Савельева, наплыв заимствований угрожает этноисторическому мировидению: «Мощный напор низкосортной теле- и кинопродукции с полуграмотным переводом, а также наступление обезличенно-массовой, денационализированной псевдокультуры планомерно и скрупулезно разрушает нашу языковую экологию, обесценивая русское слово, его духовную суть, его генную память о прошлом»5.

Однако нельзя отрицать объективную закономерность и необходимость вхождения в русский язык в новых исторических условиях англоязычных заимствований. Сам по себе процесс заимствования естественен и не должен вызывать тревоги филологов: и устную речь и письменную осваивают явления и понятия нашей жизни, что связано прежде всего с разрушением старых и началом формирования новых общественных отношений.

Однако нельзя не видеть очень опасное и разрушающее начало в нашем современном языковом «доме»: с каждым днем растет количество непереведенных слов-иноземцев, за которыми стоит основанное на невежестве полное равнодушие к родному языку и отсюда нарастающее грубое вторжение в русскую этнокультурную картину мира чужеродной ментальности.

Язык, как оказалось, — крайне ориентирован на власть. И потому стоит определенным группам подняться выше остальных, как они тут же позволяют себе многое, в том числе, и в языке. Даже русские цари не превращали себя в королей на западный лад. Сейчас же кругом сенаторы, спикеры, губернаторы (хотя в России нет ни одной губернии), префекты...

Новая смена правительства, как и «новые русские» предприниматели, вводит новые правила игры и в язык. Возможно, это и не так страшно сегодня, но дальнейшее засорение русского языка заимствованиями может пагубно сказаться в будущем. Иностранные слова, вытесняя родные, расшатывают языковые нормы, вносят путаницу в смысл сказанного, затрудняют восприятие. Как всякое полузнание, оно хуже незнания. Таких засорений языка, как сегодня, еще не знала наша история. Сотни, а то и тысячи слов и терминов влились в лексику современного русского языка. Этак, как сказано выше, язык со временем будет похож на англо-русский сленг.

Засорение распространяется с высших эшелонов власти. С высокой трибуны. Мы постоянно слышим оттуда «альтернатива», «импичмент», «саммит», а теперь еще и «электорат». Зачем? Чтобы ученость свою показать?

Кое-кто из творческой интеллигенции не видит в этом вторжении американизмов ничего дурного. Более того, восхищаются интернационализмом русского языка, его умением использовать слова других языков. Но ведь это накопление иностранных слов допустимо лишь в определенных пределах, после чего язык перестает быть конкретным языком и превращается в непонятный сленг.

Нас не должно оставлять равнодушным увлечение иностранными модными словечками, неуважение к родному языку. Вспомним А.С. Пушкина — уж как владел французским (его в лицее даже французом прозвали), а свой родной язык не засорял!

Бесконтрольной лавиной заимствований русский язык теряет свои коммуникативные качества, делается схематическим и тем самым отчуждается от носителя.

Употребление иноязычного слова естественно и необходимо, когда оно хорошо выражает нужную мысль и понятно собеседнику. А если свое, исконное слово лучше, точнее, выразительнее иностранного, то не следует прибегать к средствам другого языка.

Литература

1. Русские писатели о языке. — Л.: Советский писатель, 1954. —С. 86.

2. Там же, с. 81.

3. Ефимов А.И. История русского литературного языка. — М.: Высшая школа, 1971. — С .156.

4. Русские писатели о языке. — Л.: Советский писатель, 1954. —С. 73.

5. Савельева Л.В. Языковая экология. — Петрозаводск: Карельский государственный педагогический университет, 1997. — С. 41—42.


Николай Георгиевич Самсонов, академик Академии духовности РС(Я).

 

Яндекс.Реклама
лачетти в центре россии и дэу лачетти.. сталь оцинкованная каталог производителя.. hc ru лучшие цены на доставку.
Hosted by uCoz