На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо


Фото П.Ушницкого

Четвертое
измерение

Евгения
Пакулова

«Лабиринт пустоты»

Философия + «-изм»

SELF MADE MAN

Трезвый и дерзкий

Ненадоедливый мольберт

И позвонок плезиозавра!

Проникновение в Север

По части искусства примера Жене Пакулову было не занимать: рисовали и отец (военный летчик), и старший брат (директор художественного училища). Поэтому выбора — учиться в Кубанском университете или нет, не стояло. Хотя в конце концов родное прикладное отделение Пакулов все-таки со скандалом бросил и дальнейшие университеты проходил уже на Севере.

Каким же ветром уроженца Адыгеи занесло в Якутию?

— Мне не хватало собственных выставок, чтобы вступить в Союз. Это потом, когда меня туда уже зазывали, я принципиально отказался. А тогда еще хотел. Вот и подумал — а почему бы, собственно, и не Север?

— И какое было первое впечатление?

— Ошеломляющее. У нас расцвели уж давно абрикосы в саду, а в Надежном в это время пурга бушевала. Но Север я принял сразу, полностью и безоговорочно.

А Север принял его.

И теперь в кабинете ректора Мирнинского филиала ЯГУ шаман на гигантском бубне проникает в другой мир... По соседству прижился и другой «собрат» — «Летящий» — вместе с «Домом предков» (объективности ради надо сказать, что находились люди, «остерегающие» ректора от подобного приобретения — «Держитесь вы от этих шаманов подальше! На всякий случай»).

А недавно филиаловские стены вплотную соприкоснулись с двумя новыми гостями: в «Созерцании» и в «Нирване» (здесь проходила выставка Е.Пакулова). Причем в «Нирване», помимо глобальности внутренней сути, еще и внешнее выражение нестандартно: шаман сложен из трех холстов, каждый — в своей раме.

Зачем? По Пакулову, это — связь с тремя мирами: верхним, средним и нижним.

— Судя по картинам, шаманская тема волнует?

— Во всяком случае, почти вся литература, которая только существует, подробно мною изучена.

— А есть знакомый ЖИВОЙ шаман?

— Насколько я знаю, последний шаман повесился в 35-м году, когда его не приняли сородичи — за то, что он учился ездить на тракторе...

А вот «Старый чорон» Пакулова остался в Якутии в одиночестве — всех других его собратьев, идущих под «кодовым» названием «Деревянная посуда» с руками оторвали иностранцы («При этом они слыхом не слыхивали, что такое Якутия, но покупались на новизну формы и необычность техники. И с кумысницами в форме копыт то же самое произошло»). Ну, пусть хоть так о нашем крае земли узнают...

Гулливеровские лики

Как слово наше отзовется? Никто не скажет наверняка. Вот и с кистью то же самое. Еще при Советской власти Пакулов, открыв для себя уникальность наскального рисунка Ленских писаниц, вдохнул в него новую жизнь — в картине второго тысячелетия. В итоге «Вечность» продублирована четырежды: для президента республики и главы местной администрации, на оставшиеся две положила глаз заграница.

Что же в ней такого вечного, в этой «Вечности»? А вы на герб якутский посмотрите — один к одному. С маленькой разницей: Пакулов картины свои написал зна-ачительно раньше...

Но, конечно, не единой якутской темой жив художник. Взять хоть три первые попавшиеся работы — «Сад камней» (интерпретация медитативного Сада в Японии, где 14 камней видно с любой точки, а последний, пятнадцатый, всегда прячется), «По ком звонит колокол» (колокол в центре, а по краям — маленькие человечки с веревками в руках, тянущие каждый в свою сторону, но при этом никто из них не знает, кто же добился колокольного звона), «Сизиф», катящий в гору ком своих проблем, — все они интернациональны.

Потому что философия, она и в Африке философия. Зря, что ли, музеи и «частники» США, Англии, Франции, Италии, Израиля, ЮАР, Японии и т.д. и т.п. из 25 стран мира счастливы тем, что имеют Пакулова в своих коллекциях?!

А между тем, вряд ли кто-то из его стародавних друзей мог такое предвидеть. Поскольку делал на своем веку Пакулов и диаметрально противоположное. Не потому, что любил. Просто иначе тогда денег было просто не заработать. Но зато и какой «размах крыла» в заказах присутствовал порой! Один портретище Брежнева — метров эдак 9 на 9 - чего стоит!

— И как, тест на гигантоманию был пройден успешно?

— Ну, разумеется!

— Сколько же ведер краски Вам понадобилось?

— Ой, не сосчитать!

— Что же это за кисть должна быть?

— Да щетка сапожная обычная, на швабру надетая.

— А рисовали как? Ведь одна бровь в полметра, поди, выходила!

— Вот так и рисовал — по клеткам, каждая - метр на метр. Целых три месяца. В ангаре цементного завода. А приятель метров с пятидесяти наблюдал и корректировал.

Мораль: мастерство не пропьешь. И никакими вождями не испортишь.

«Православный дзэн-буддист»

Вы удивлены? Честно говоря, мне тоже всегда казалось, что это вещи несовместные. Как-то не верилось, что буддист может быть:

а) крещеным в Православной церкви;

б) Иерусалимским паломником.

Тем не менее и крест у сердца, и удостоверение пилигрима на стене не придуманы. Как и «Триединство» (символизирующее прошлое, настоящее и будущее, три мира — верхний, средний и нижний и, наконец, триединство христианства). Как совершенно неожиданное «Снятие с креста», голографический «Лик Христа» и моисеевские скрижали, полученные им на горе Синай («Сальвадор Дали»), которые надо видеть, ибо как можно пересказать, где господствует Бог, где правит бал Сатана и существует человек? А главное — как пересказать глаза того, кому все это посвящено?!

— Евгений Васильевич, придется объясниться.

— В мире настолько все взаимосвязано, что разные религии внутри человека сами точки соприкосновения найдут. Аналогия — компьютер: загрузи его файлами, а они там улягутся, как им надо, каждый на свою «полочку», только и всего.

Да, я и у Гроба Господня был, и в церкви Девы Марии — то есть я почитаю христианские святыни. Но одновременно я и Дзэн-буддизм воспринимаю, который даже религией не назову — это просто великолепные советы. Но если им следуешь — живешь иначе.

Органичен ли подобный жизненный параллелизм для знающих Дзэн изнутри? Оказывается, вполне: «Во время династии Сун жил один учитель Дзэна. Однажды он появился на трибуне с намерением прочесть проповедь . Началась она примерно так: «Вчера вечером я думал, что прочту сегодня утром хорошую проповедь, но сейчас она совершенно вылетела у меня из головы. Как ни стараюсь, никак не могу вспомнить». Он помолчал немного, а затем сказал: «Сейчас я помолюсь, и, может быть, вспомню». Затем последовала примерно такая молитва: «О, Господи, помилуй меня!»

Вы можете заметить, что это христианская молитва и что странно слышать ее от учителя Дзэна. Однако в одном и том же океане и мелкая, и крупная рыба чувствуют себя превосходно».

(«Дзэн-буддизм», Д.Судзуки, К.Кацуки).

«Лабиринт пустоты»

«Пока пот не потечет у вас ручьями по спине, лодка не поплывет против ветра. Пока ваша одежда не станет мокрой от пота, вы не можете надеяться на то, что увидите жемчужный дворец на травинке». («Дзэн-буддизм», Д.Судзуки, К.Кацуки).

Цитата — к тому, что, по признанию Пакулова, над своим «Лабиринтом» он думал... восемь лет.

— А делал?

— А делал часов пять. После того, как он мне приснился. Весь. От и до.

Один увидит в его «Лабиринте» лишь геометрический примитивизм, голый и безобъемный. Другой сходу продиагностирует, что автор — потенциальный клиент психиатрической больницы. Но третий (родственник по духу!) согласится, что в глубине авторской правоты не видно дна, процитировав Дзэновское:

«Тридцать спиц входят в одну ступицу,

но не будь она пуста посередине —

не было бы и колеса.

Кувшин лепят из глины,

но не будь он пуст внутри —

на что был бы пригоден?

В доме делают окна, двери и стены,

но не будь пустоты между ними —

где тогда жить?

Во всем главное — внутренняя пустота». (Лао Цзы).

Что же сам Пакулов?

— Как-то меня спросили: «Почему такое название? Разве в пустоте можно заблудиться? Ведь пустота — она и есть пустота». Да, если человек верен стандартной схеме восприятия жизни, в которую всех нас усиленно пыталась втиснуть социалистическая система. Но тот, кто обратит взгляд прежде всего на самого себя (и не столько «на», сколько «в»), у него и «внешний» угол зрения изменится, и мир в его глазах станет уже совершенно другим. Вспомните известное: «На травинке есть капелька росы, которая может поглотить человека».

Философия + «-изм»

Пакулов сердится, если спрашиваешь об энергетике его картин:

— Да чушь все это! Все зависит от того, что в подсознании. Тут есть только два подхода: понимаю - не понимаю, принимаю - не принимаю. А нравится - не нравится нету. Потому что это не колбаса, это несколько другие категории.

— То есть, если, предположим, слепой подойдет к Вашей картине, никакой энергетики он не почувствует?

— Я Вам на это замечательный анекдот расскажу: «Старому слепому еврею на праздник подарили пресную лепешку — мацу. Он ее щупал, щупал, а потом говорит: «Это кто ж такую херню написал?»

Пакулов негодует, когда его сравнивают, желая потрафить, с Сальвадором Дали: «Да вы сначала найдите у него «Утекающую тень», как моя, тогда и поговорим!»

Но в таком случае как автор определяет свой стиль сам?

— Как философский. При разном способе выражения: это может быть и символизм, и сюрреализм, и любой другой «-изм». Но основа все же философская. То есть не «пришел, увидел, победил», бросил взгляд — и понял насквозь. Здесь надо немножко голову напрячь, мозгами поработать.

А не так, когда человек заранее настроен, что ему все разжуют, в рот положат, да вдобавок за него еще и проглотят! Хотя и такие не редкость. На эту тему анекдот есть хороший: «Застрелили нового русского. И телохранителю восемь пуль в голову запустили. Врач выходит: «Хозяин умер, а телохранитель жить будет». — «Как?! Ведь восемь пуль! И все — в голову!!» — «Да. Но мозг не задет».

— А вы не боитесь при таком подходе остаться один? Без зрителей?

— Я показываю то, что думаю, и так, как могу. И абсолютно никого ничему не учу. Но если это кому-то интересно, если это задевает и, возможно, даже созвучно с чем-то внутренним — своим, значит, я не один.

— А какие зрители вам особенно симпатичны?

— Думающие. Например, мне как-то очень понравилась одна женщина на выставке, абсолютно необычная, которая смотрела на работы издалека. Я ее спросил: «Почему Вы выбрали именно такой ракурс?» Она ответила: «Я сначала картину осмысливаю, а потом подхожу и читаю название. И сравниваю, насколько точно совпадение».

— Ну, а если человек уходит с выставки, просто пожав плечами? Как вы к этому относитесь?

— Индифферентно. Это его право и его выбор — сделать шаг по моей дороге или остаться на своем пути.

— А не обидно?

— Знаете, я бы на это вспомнил Эренбурга. Когда он был депутатом Верховного Совета и почтальон приносила ему корреспонденцию, она как-то раз в порыве откровенности поинтересовалась, действительно ли ему нравится картина Пикассо, которая висит за его спиной, или она повешана ради «выпендрежа». Так вот Эренбург пишет: «Тот же самый вопрос я задал Пикассо. И он ответил: «В школе вас азбуке учат, а искусство понимать?» Поэтому на что обижаться? На общество, что ли?

SELF MADE MAN

Судя по всему, Пакулов — кот, который гуляет сам по себе.

— Скорее одинокий волк. Я уже 15 лет на «свободной охоте». Потому что практически все делаю себе в удовольствие. Это даже не работа — хобби, за которое иногда платят деньги.

— Картины уходят в лет?

— Крайне редко покупаются.

— К сожалению?

— К сожалению, ибо жить-то на что-то надо. К счастью — оттого, что жалко отдавать.

— А слово «вещизм» Вам знакомо?

— Одна из самых больших глупостей человеческих. Есть у меня такие знакомые. И «тачки» у них крутые, и от шампанского пучит уже. Но что интересно — когда они попадают ко мне в мастерскую, при всех своих внешних понтах они вдруг становятся совершенно нормальными людьми! Однако стоит сесть в «джип» — куда что девается!

— Вас это раздражает?

— Да нет, просто смешно. Я знаком со многими богатыми людьми «там», так вот их богатство совсем не меняет. Они одинаковы просты и естественны как у меня в мастерской, так и в «джипе». И очень открыты. В этом разница.

— А как насчет «доступа к телу»?

— Совершенно свободный доступ. Фильтрации, как таковой, не существует. Другое дело, что не каждый придет. Потому что запросы другие, им это просто не нужно. То есть, натурально, выбор только один : «SELF MADE MAN» — сделай себя сам. Альтернатива — мышление члена профсоюза.

— Ну, а хоть с кем-то Вам интересно бывает?

— Конечно. У меня уже давно свой круг. И руководящие работники приходят, не без того, по рюмке чая выпить. И так называемые члены профсоюза. Но хорошие — думающие. Причем можно даже не говорить «о высоком», просто в преферанс поиграть и получить удовольствие. При этом все — разных профессий. Потому что художники как друг с другом общаются? Я что-то сделал — показал, он что-то сделал — показал. По рюмке выпили, обсудили всех художников всего мира...

— То есть кости всем перемыли...

— Ну, да. Это всегда было, есть и будет. Что у нас в стране, что у них. Вот я за рубежом сел как-то с одним художником текилы выпить, так он тут же всех стариков в округе обгадил. Посидели и разошлись, удовлетворенные.

Трезвый и дерзкий

— Кстати, о текиле. Вам с похмелья как работается?

— А я с похмелья не работаю. У буржуев научился.

— Не хочется или не можется?

— А зачем голову засорять? Если собрался выпить, то это должно быть в удовольствие. А не так, чтобы к станку утром бежать. Тогда уж вообще лучше не пить!

— А как в плане «травки»? Чтоб лучше творилось...

— Да вы поймите, мне это не надо! Я могу вообще все сделать со своей головой. А вводить туда что-то постороннее, чтобы чувствовать себя полным идиотом, это, по меньшей мере, глупо. Эмоции должны быть контролируемы.

— Говорят, что-то такое открывается...

— Да глупости все это!

— А как же всякие психоделические штучки?

— На пустом месте все равно ничего не возникнет. А если место не пусто, то человеку и не надо. Он вполне обходится тем, что трансформирует имеющееся. Опять же, если допустить какие-то благополучные галлюцинации, так если ты в нормальном состоянии рисовать не можешь, разве получится что-то в таком виде? Да ни за что! При всем желании. Просто технических возможностей не хватит передать то, что приходит.

— Скажите, а Вам чего-нибудь не хватает в жизни?

— Абсолютно все есть.

— И в творчестве? Все могу, что хочу?

— То, что касается ремесла, техники, я все могу. Есть только одна вещь, не дающая покоя. В конце 60-х — начале 70-х годов один итальянец написал картину. И математики сказали, что ему через абстракцию удалось передать четвертое измерение. Вот оно мне пока не поддается.

Между прочим, его «Измерения» вышли из реальности: лосиный череп, положенный в основу картины, Пакулов нашел на берегу лесного озера. А сам решил пройтись по болотным кочкам, да оскользнулся. И впервые в жизни почувствовал, что значит «засасывает трясина». («Я, конечно, про это слышал, но когда засасывает ТЕБЯ — это совсем другое!») В общем, если бы не друг, выдернувший Пакулова из трясины, словно пробку из бутылки, не видать бы нам сегодня ни «Измерений», ни самого автора (обувку и большую часть брюк которого в секунды «съела» злополучная трясина, и полтора километра до машины пришлось ему по иголкам лесным топать босиком, причем ноги от грязи были будто черным лаком покрыты, кое-как потом их отскреб!).

Но череп тот до сих пор рядом с его входной дверью присутствует — «замочной скважиной» в четвертое измерение...

Ненадоедливый мольберт

— Насколько я знаю, Ваше участие замечено все больше в выставках заграничных. Отчего так?

— Все очень просто: на Западе с этим гораздо легче. Вот и сейчас большая выставка на Кипре.

— Интересно: Вы — тут, а она — там?

— Да. Утомляет.

— ?!

— Там так все хорошо, аж противно, даже настроение никто не испортит. А я насквозь советский, просто ужас. Как же там долго прожить можно, если ни словом по-русски не перемолвиться, ни водки выпить! А вот работать у них классно. Хотя бы потому, что и кисти, и краски на порядок выше. Я за полтора месяца 14 работ сделал. То есть когда темечко загорало на пляже, под темечком кипели идеи.

— Ваши работы рано или поздно находят новых хозяев. Но, по крайней мере, каталоги, буклеты у Вас сохраняются?

— А зачем? То, что сделано, уже пройдено. А сидеть, разглядывать любовно — это не для меня. Вот брат мой двоюродный, заслуженный мастер спорта, он это дело очень уважал: вытащит все свои грамоты и просто упивается восторгом! А мне это не близко.

— Творчество — вещь благодарная?

— Совершенно неблагодарная. Потому что не творчество кормит художника, а художник творчество. Но при этом есть одно существенное: я делаю то, что Я хочу.

— Сейчас многие художники меняют кисть на компьютер. А Вы?

— Компьютер — это, конечно, колоссальные возможности. Неиссякаемость выбора. Эксперимент. Парадоксальность. Универсальность. И все-таки холст — лучше.

— Почему?!

— Он не надоедает.

И позвонок плезиозавра!

И действительно, как он может надоесть, мольберт, если не только кисть в ход идет, но и карандаш серебряный (с одной, правда, оговоркой — бумага должна быть специальной, ручного изготовления, чаще всего английская или французская). Если и ракушки на картинах не редкость, и косточки персиков, и камешки...

А еще — аммониты. (Те самые знаменитые моллюски из группы хищников-головоногих, появившиеся с начала девонского периода и исчезнувшие в конце мела, которым почти 180 миллионов (!!!) лет, чьи раковины походят на свернувшихся змей и на бараний рог, а название произошло от древнеегипетского бога Аммона, как раз с такими рогами и изображавшегося. Когда-то они продавались в аптеках как «чудодейственные змеиные камни», помогавшие от всех болезней. Благодаря им появился «Рог изобилия»...)

А кроме всего прочего, Пакулов исключительно в корыстных художнических целях использует деки контрабасов и виолончелей — очень красивые женские тела на них прорисовываются.

Кроме того, «на досуге» он вырезает маски. И мастерит из железного дерева, растущего в Нигерии,под водой календари — древнеславянские и якутские. (Для НЕзнатоков: это название дерево получило за свою беспримерную крепость — топоры и ножи ему как мертвому припарка, справиться с ним можно только с помощью бормашинной фрезы. Интересно железное дерево и тем, что постоянно «плачет» маслом. Не зря из него делают втулки для подводных лодок...).

Ну, и, наконец, Пакулов коллекционирует старину. Настолько древнюю, что собственным глазам не веришь — позвонок плезиозавра, например. Или скелет рыбки на сколе камня. Или отпечаток папоротника...

Но над столом прибита все-таки самая что ни на есть обыкновенная подкова. На счастье.

Татьяна Данилевская

 

Яндекс.Реклама
купля продажа доли российский производитель.. колпаки на трубы информация на сайте.. атеми палатки в городе и палатки atemi качественный сайт.
Hosted by uCoz