Илин № 1-2 1999

 

 

    

На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Идеология,

деньги, кино

Интервью
с Алексеем Романовым

Бог создал небо и землю, Алексей Романов — «Срединный мир».
Почему плакал Алексей Романов?
Что делает олонхо в Каннах?

Начало.1987 год. Лето

Чего только не было тогда, каких только планов и идей не витало в воздухе. Кстати, в те годы создавалось и наше кино. Первый в Якутии профессиональный кинорежиссер Алексей Романов приезжает в столицу родной республики с намерением создать студию. Хотя выпускнику ВГИК было сделано лестное предложение от Свердловской киностудии, которое он, при некотором размышлении, отклонил.

— Почему?

— По условиям этой киностудии все, кто приходит к ним впервые, 2-3 года обязательно должны были отработать ассистентами. Только после этого дается возможность что-то сделать самостоятельно. В принципе, можно было попробовать. Но я так торопился применить свои силы, знания. Поэтому решил вернуться на родину и попытаться создать республиканскую киностудию — тем более, появилась реальная возможность, упускать которую было бы неправильно.

— Теперь не жалеете?

Очень твердо и быстро (такое впечатление, что он сам не раз задумывался над этим вопросом):

— Нет.

...Это-то и удивительно — ведь роды киностудии оказались весьма и весьма тяжелыми.

Прошло два года

Это сказать да написать легко. Для Алексея Романова эти годы прошли в беготне по кабинетам. Два года.

1989 год отмечен в нашей истории не только Первым съездом народных депутатов СССР, но и началом работы над первым якутским полнометражным фильмом «Срединный мир». Это был поистине народный фильм — открыли специальный фонд, счет, и население с энтузиазмом вкладывало туда деньги. И ничего смешного в том нет — правда, нет. Просто людям так хотелось иметь свой фильм. Его решили делать на базе Свердловской киностудии.

«Но там работа по многим причинам не сложилась»,— по интеллигентному выражению Алексея Семеновича. Точнее, не понравилось отношение хозяев, к работе над фильмом, как к какой-то левой халтуре.И наши ребята собрали вещи и ушли. Позднее фильм был завершен на базе “Мосфильма”.

В 1990 г. было куплено оборудование, несколько камер, сформирован коллектив. Это значит, что Алексей Романов со своими единомышленниками Анатолием Николаевым и Семеном Поповым добились создания творческого объединения «Северфильм» и уже в 1991 г. было отправлено на учебу во ВГИК 11 человек. Работали на одном энтузиазме, поскольку зарплаты так таковой не было года полтора.

И наконец, в 1992 г. родилась государственная национальная кинокомпания «Сахафильм». Вообще-то, по проекту, на берегу должен был вырасти Киноцентр (там, где танк на Площади Победы), состоящий из Дома Кино, гостиницы, корпусов киностудии с павильонами. Конечно, все это пока остается на бумаге.


Съемочная группа Свердловской киностудии на съемках к/ф «Маппа». Якутск, 1986 г.

Прошло семь лет

— Можно сказать, что киносъемочная база на 40 процентов создана. У нас работает четыре режиссера, и каждый полон идей и желания работать. Сейчас у меня лежит четыре готовых сценария и еще куча заявок. За эти годы сняли больше 30 фильмов — к сожалению, 90 % из них — на видео. Хотя кассеты Бетакам и считаются профессиональными, все-таки они недолговечны, лет через пять размагничиваются. К тому же, чувствительность видеопленки — максимум 700 ед, кинопленки — 1250 ед. Значит, изображения на видео в несколько раз уступают кино по цветопередаче, глубине кадра, объемности.

Это все от бедности. Понятно, что за эти годы мы ни разу не получили от государства предназначенную нам сумму полностью. А без денег в кино делать нечего.

Действительно, снять фильм — это не сочинить роман, написать картину или даже поставить спектакль. Этот вид искусства настолько тесно связан с техникой, что не то что конечный результат, а вообще весь процесс, все — зависит от нее. Писателю, в принципе, все равно, на чем набирать текст — на самом крутом «Макинтоше», видавшей виды «двойке» или, в конце концов, настучать на машинке или нацарапать от руки. Это только дело привычки. Но в кино никто даже и не поймет, что ты мастер, если это не даст понять аппаратура. Твою работу даже смотреть не станут. И не смотрят. Все кинофестивали мира принимают работы только на высококачественной пленке.

— Вот уже много лет все твердят одно: «На кино денег нет». И каждый объясняет это по-своему. Почему Отечественное кино оказалось в таком кризисе? Интересно, что бы вы ответили?

— Ответ здесь простой. Вот уже десяток лет мы живем в стране, где нет четкой идеологии. От коммунистической мы отказались, а новую еще не выработали. Поэтому кинематограф как средство идеологии какое-то время стал не нужен, государственное финансирование российского кино фактически прекратилось, и прокатную сеть тотчас заполнило американское кино. Только сейчас начинают проявляться какие-то ориентиры в государственной идеологии, и власти снова начинают понимать, что киноискусство важнейшее средство пропаганды.

И я не стал бы валить все на отсутствие денег вообще. Посмотрите — в первые годы революции, несмотря на страшную разруху, были брошены огромные деньги на развитие кино. Потому что оно было проводником большевистской идеологии в массы. Сталин тоже хорошо понимал ведущее значение этого вида искусства для воздействия на умы людей. Лично просматривал все новые фильмы, беседовал с кинорежиссерами — но в этом была и обратная сторона медали, отрицательная для художника. Он был главным цензором страны. Например, он запретил третью серию “Ивана Грозного” Эйзенштейна, и спасибо тому, кто тайком сохранил копию фильма, иначе мы бы не увидели ее. Кстати, кино военного времени очень помогло людям морально, поддержало дух бойцов в трудное время.

И советское кино в годы войны было очень сильным. Помню, когда я учился во ВГИКе, на очередном учебном просмотре нам показали фильм Назарова о войне. И что вы думаете? Почти вся группа во время просмотра плакала навзрыд. Я тоже. А что говорить о зрителях той эпохи, которым он и предназначался? А фильмы «Баллада о солдате», «Летят журавли», «Судьба человека», «А зори здесь тихие», это сегодня классика отечественного кино. Я и теперь смотрю их с удовольствием.

Кино — мощнейшее оружие. В Америке теперь признают, что фильм «Унесенные ветром» каким-то образом смог объединить американцев. Казалось бы — далекая история, к тому же мелодрама. Но она помогла победить Великую Депрессию, научила людей стойкости, оптимизму. Кстати, подобную установку, иначе говоря, «заказ», имеют почти все американские фильмы.

Ага! Вот и настал момент задать коварный вопрос:

— Вам нравятся американские фильмы?

Так же быстро и решительно:

— Нет!

После паузы, как бы удивляясь своей импульсивности, монотонно и четко:

— Большая часть их фильмов основана только на высокой технологии. А наши, имею в виду советские, фильмы затрагивают сердце и душу человека.

Сейчас три четверти мирового проката занимают американские фильмы, причем к нам попадает в основном низкопробная продукция. Сами американцы смотрят совсем другие фильмы. В США существует так называемый кодекс Хейса. Это своего рода цензура, которая следит за тем, чтобы не демонстрировались сцены насилия, не было порнографии. Может быть, третьесортные фильмы, которые показывают у нас, даже не прошли этот кодекс. Ужасно, что у нас нет подобного контроля. Смотрим что попало — с утра до вечера, по всем каналам. Думаю, пора принять какие-то меры, как во Франции, где закон ограничивает показ иностранных фильмов, т.е. французы смотрят 25% зарубежных и 75% своих фильмов и это с одной стороны помогает выжить отечественному кино.

1993 год был замечателен тем, что наконец завершилась работа над «Срединным миром».

— Фильм получился не совсем таким, каким хотелось его видеть. Он как бы документальный, и главная его цель — показать миру, что это за люди, что это за народ — саха. Появление такого фильма было необходимо, и я не жалею, что потратил на него энергию и время. Опыт «Срединного мира» мне помогает теперь и поможет в будущем. Теперь хотелось бы снять настоящий, полнометражный, широкоэкранный, художественный фильм — надо же показать, что владею своим ремеслом кинорежиссера игрового кино. В общем, впереди много работы. Пора делать следующий шаг.

— Интересно, как живут ваши коллеги в других национальных республиках?

— Башкирское и татарское кино находится примерно на нашем уровне, тоже на стадии становления, но, что хорошо, там выделяют средства таким образом, чтобы хватило на производство кинофильмов. Более-менее знаю еще о казахах, ведь когда я был студентом, курсом ниже училась целая группа у С.Соловьева. Так вот, они закончили учебу и совершили в своем «Казахфильме» настоящий переворот. Их фильмы сразу попали на международные фестивали, были отмечены. Конечно, у них очень хорошая база — в годы войны в Алма-Ату был эвакуирован «Мосфильм», и в 50-е годы на этой базе создавался «Казахфильм». Но сейчас, по всей видимости, они тоже испытывают трудности. Нугманов, возглавлявший Союз кинематографистов, кажется, уехал во Францию.

— И все-таки — у якутского кино есть какие-нибудь перспективы?

— Несомненно есть. В этом году мы выпустили четыре фильма. Я снял за очень короткое время два документальных видеофильма. «Ураанхай саха» и «Республика Саха», первый фильм снимается по моей инициативе, если получится это будет сериал из 5 или 9 фильмов, а второй создан по заказу Президента Республики Михаила Николаева. Потом Никита Аржаков закончил игровой видео фильм «Тайбаан арыы», Геннадий Багынанов «Тўўµµў кыыс», эти фильмы свидетельствуют, что наши ребята постепенно начинают находить свой язык, почерк, приближаются к уровню профессионального кино и это меня радует.

В этом году у нас заканчивает курсы мультипликации целая группа из семи человек. Год назад мы уже начали было подготовку производства полнометражного мультфильма по мотивам народного эпоса «Сылгы уола Дырай Бэргэн», было написано два сценария на русском и на якутском, разработаны рабочие эскизы героев и фонов фильма, нашли партнеров в Москве, которые с большим интересом включились в работу, но дело встало из-за финансов. Мы до сих пор не можем полностью оплатить авторский гонорар художников и сценаристов. Кстати, этим воспользовались наши московские партнеры, им до того понравился наш материал, что они, сделав пилот-ролик, представили самостоятельно в 1998 г. на Каннском фестивале. Правда, они чуть изменили и сюжет, и внешний вид — ровно настолько, чтобы нельзя было их обвинить в плагиате официально. К сожалению такое часто случается в мире кино. Развитие мультипликации мне кажется весьма перспективным. У нас очень богатый фольклор, интересное и развитое изобразительное искусство. В этом плане мы можем заинтересовать мультипликаторов других стран, ведь им тоже нужны идеи. А нам нужны современные технологии, наши ребята способны, и они быстро освоят новую технику.

«Мы будем нужны”, — уверенно сказал в конце беседы художественный руководитель государственной национальной кинокомпании Сахафильм, Председатель Союза кинематографистов РС (Я) Алексей Романов.

Республика нуждается в своем кино. То есть—она нуждается в своей идеологии?

Сардана ОРДАХОВА


На съемках фильма «Маппа»

 

Яндекс.Реклама
можга детские кроватки.. Элитные духи для Вас - работа в красноярске.. продажа макулатура
Hosted by uCoz