Илин № 1-2 1999

 

 

    

На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Письмо В.Н.Леонтьева — делегата Второго Пленума ВЦК НТА, происходившего в г. Ташкенте 7 — 12 января 1928 г. — П.А.Ойунскому, председателю Комитета Нового Алфавита при ЦИК ЯАССР*

* (ЦГА ЯАССР, ф. 353-р, оп. 1, д. 10, л. 74 — две стор.).

Леонтьев Василий Никанорович (1895-1932)

Родился 5 марта 1895 г. во II Легойском наслеге Борогонского улуса. Окончив Якутскую духовную семинарию в 1917 г. поступил на юридический факультет Томского госуниверситета. В 1920 г. возвращается в Якутск, работает заведующим губкоммунальным отделом, членом коллегии юстиции, председателем культ.-просветительского общества "Саха омук".

1923-1927 г.г. - член Президиума ЯЦИК, заместитель народного комиссара юстиции ЯАССР. Член ВЦИК СССР (1927 г.). Член Центрального бюро краеведения СССР.

Сотрудничал в журналах "Якутские зарницы", "Чолбон". Интересовался литературой и философией. В 1923 г. организовал при обществе "Саха омук" философский кружок с концепцией: "беспристрастное изучение философии как науки". Литературный критик. Его критические статьи носят объективный, научный характер.

6 ноября 1929 г. арестован органами ОГПУ, 11 апреля 1930 г. постановлением Тройки приговорен к 3 годам заключения в концентрационном лагере. Умер 8 мая 1932 г. в Сибирском лагере (Новониколаевск).

«Копия — Представителю ЯАССР.

По поручению Вашему, как более срочное дело, я связался со Всесоюзным Центральным Комитетом Нового Тюркского Алфавита (ВЦК НТА). В результате, я приглашен как представитель Якутии принять участие в работах 2-го Пленума ВЦК НТА. Задача моя была точно сформулирована Вашим мандатом, выданным мне 23 декабря

1927 г. № 2604, где говорится, что я командирован для участия в работе Пленума и для согласования алфавитов. Пленум происходил в г.Ташкенте с 7 по 12 января

1928 г. (в старом городе). На Пленуме я старался принять самое активное участие, ибо я добивался того, чтобы, во-первых, Якутия вновь встала в ряды общего движения тюрко-татарских народов, во-вторых, были допущены представители Якутии в ВЦК НТА и в его Научный Совет и, во-вторых, десятилетний опыт наш по латинизации алфавита был бы признан ценным и, следовательно, подлежащим к изучению и, в-четвертых, безусловной необходимости согласования алфавитов.

Все эти задачи так или иначе достигнуты. Все мои выступления отмечены как местной, так и центральной прессой. По моему докладу принята следующая резолюция: «Заслушав информационное сообщение о 10-летнем опыте Якутии по латинизации алфавита якутов, Пленум постановил:

1. Доклад принять к сведению и опыт Якутии признать чрезвычайно ценным;

2. Предложить Научному Совету разработать проект согласования якутского алфавита с унифицированным алфавитом в целях приближения первого к последнему;

3. Поручить Научному Совету детально изучить опыт Якутии по всем разделам доклада».

Эта резолюция позволяет мне надеяться, что Представительством моя работа на Пленуме будет признан вполне удовлетворительный и задачу выполненной.

Какие же задачи стоят пред Якутией в связи с работой Пленума?

Во-первых, нужно добиться места в ВЦК НТА и в его Научном Совете. Это мною учитывалось и поэтому еще во время работы Пленума в президиум комиссии мною была представлена маленькая досадная записка о включении представителя Якутии в Комитет и в Научный Совет (см. Приложение № 1). В результате президиум комиссии поставил 13 февраля 1928 г. вьючить одного представителя в Комитет (см. Приложение № 2). Сейчас нужно еще добиваться места в Научном Совете.

Во-вторых, нам нужно составить проект согласования якутского алфавита с унифицированным алфавитом и через Научный Совет и Президиум провести его на 3-м Пленуме ВЦК НТА, который состоится в конце июля месяца этого года. Этот вопрос я сейчас разрабатываю.

В-третьих, исходя из опыта Якутии, нужно представить в Научный Совет проект заглавных букв. Вопрос тоже разрабатываю.

В-четвертых, нам нужно представить ряд докладов по истории якутской транскрипции учреждений, по вопросам терминологии литературного языка, литературного словаря и т.д.

В-пятых, при Президиуме ЯЦИК необходимо организовать Комитет Нового Тюркского Алфавита с задачами: латинизации письменности, якутизации учреждений, по выработке вопросов терминологии, орфографии, литературного языка и т.д.

В-шестых, выработать и представить ВЦК НТА проект положения о Комитете при ЯЦИК.

В-седьмых, Комитет при ЯЦИК необходимо составить 5-летний генеральный план перехода по всем видам работы на новую письменность, не исключая и школьного строительства, которое должны быть утверждены ЯЦИК и представлены в ВЦК НТА, согласно решений Пленума (см. Приложение № № 3,5 и 4), а равно соответствующих к нему смету. План и смету нужно получить здесь (в Москве. - В.П.( из Якутска с первыми пароходами.

В.Леонтьев. 2 марта 1928 г.»


Письмо П.А.Ойунского Боярову А.Ф., работавшему в то время в Москве, члену Всесоюзного Центрального Комитета Нового Тюркского алфавита, от 8 июля 1928 г.

«Дорогой, Алексей Федотович!

Материалы для доклада о работе наших исследовательских обществ, а также о работе НКПЗ посылаем. Все материалы о якутской письменности сейчас уже Комитетом Якутской письменности внесены на утверждение Президиума ЯЦИК.

Проект нашей унификации 4 раза отмечался Обкомом ВКП(б), только дня три тому назад рассматривался в Обкоме.

Заявку дали ЯЦИК для передачи Вам (хотя уже от Амагалы-Оглы получена телеграмма о представлении ими заявки на 40 тыс. рублей). На издание мы просим - 15 т.р., остальную часть (если больше не будет отпущено) необходимо использовать на отливку шрифтов. Наша заявка большая. При сем она прилагается. Из нашей заявки можно будет в крайнем случае отказаться от заказа пишущих машин (перенеся на будущие года).

Возможно, рассмотрение проекта унификации задержится еще недели две-три, поэтому даю тебе проект унификации, а также возможные уступки с нашей стороны.

должны быть сохранены, как специфические буквы, изображающие специфичные сложные звуки якутского языка.

должны быть сохранены как спец. буквы, изображающие спец. звуки якутского языка.

(Все эти буквы отсутствуют в ново-тюркском алфавите).

3. Мы принципиально возражаем против введения диакритических знаков, например, вместо, известной населению 11 лет.

4. Якутия будет решительно настаивать о сохранении якутских знаков, как 11 лет известных населению и как знаков более удобных и простых по начертанью. Например,  вместо Z вместо Xx вместо Єє.

5. В целях наибольшей унификации Якутия может идти на уступку о введении закрытого знака «О», но будет категорически настаивать о введении известной всему тюркскому населению СССР буквы «Ы» вместо «Ь», совпадающей со строчной бэ (ь), с мягким знаком (ь), с цифрой шесть (6). Мы считаем более идеальной новгородовский знак, составленный из сочетания — «i» и «и», хотя по начертанию совпадающей с согласной ш.

6. Всесоюзный тюркский Комитет дал обещание не наносить ущерба существующим латинизированным алфавитам, поэтому мы надеемся, что он пойдет навстречу нашим требованиям, мы откажемся от унификации.

7. Aa, Bb, Cc, Dd, Ee, q, Ii, Hh, Kk, Ll, Mm, Nn, Pp, Rr, Ss, Tt, Uu, Yy, Qq — считаем бесспорными для обеих сторон. К этой группе в случае соглашения 20-й будет «О».

8. Мы согласны с печатным начертанием ый - Jj, но не согласны с начертанием в письме J. Мы предлагаем начертание без точки на-верху и без завитушки в середине, т.е. Jj — Jj, так как должен быть отличным от обычного.

9. В целях наибольшей унификации мы вводим знаки препинания за исключением двоеточия (сохраняемого в печати знаком долготы гласных) и заглавные буквы.

Унифицированный алфавит Якутии должен быть таковым:

Вот таков окончательный проект унификации нашего алфавита с ново-тюркским, на большее идти не можем.

Все материалы получишь от Президиума ЯЦИК в официальном порядке.

Состав комиссии по согласованию как письменности, так и заявок мы наметили в лице т.т. Варфоломеева, Боярова и Барахова.

С коммунистическим приветом твой Ойунский

PS: Спасибо за твои письма. Ире и дочуркам твоим привет».


Отчетный доклад ЦК НЯА (Центрального Комитета Нового Якутского Алфавита).
История движения письменности в Якутии

/.../ В 1928 г., на Втором Всесоюзном Пленуме ВЦК НТА, происходившем в г. Ташкенте, представителем от Якутии ездил т. В.Н.Леонтьев.

После этого Пленума, по получении подробной информации от представительвительствовавшегося там т. Леонтьева по постановлению Президиума ЯИЦК и бюро Обкома ВКП(б) был создан при Президиуме ЯЦИК Комитет якутской письменности, которому было поручено разработать проект для унификации якутского алфавита с унифицированным Новым Тюркским Алфавитом.

Постановлением Комитета якутской письменности от 27 октября 1928 г. согласно проекта, представленного т. Баишевым был принят новый проект для порядка якутского алфавита, составленный на основе звуковой особенности языка (см. Приложение № 7).

8 ноября 1928 г. поступил новый проект в пользу 100%-й унификации с унифицированным ново-тюркским алфавитом (см. Приложение № 8).

Этот проект был рассмотрен в Комитете якутской письменности от 7 декабря 1928 г.

Архив ЯНЦ РАН, ф. 5, оп. 4, д. 1, л. 9.


А.Бояров

Якутия окончательно разрешила вопрос унификации якутского алфавита*

* Журнал "Культура и письменность Востока". Книга V. БАКУ – 1929, с. 190-193.

Вопросы унификации якутского алфавита в наиболее актуальной форме встали только после работ II Пленума ВЦК НТА, состоявшегося зимою прошлого года. На этом пленуме от Якутии участвовал т. Леонтьев В.Н., который выяснил условия унификации якутского алфавита с НТА. Но, однако, на этом пленуме не делалось никаких решительно шагов, направленных к скорейшему согласованию вопросов унификации якутского алфавита и они оставались открытыми до III Пленума ВЦК НТА.

В мае прошлого года Якутское Правительство оформило создание Комитета Якутской Письменности с резиденцией в г. Якутске и поручило ему разработать вопрос якутского алфавита для унификации с НТА. Начиная с этого времени, вновь оживленно обсуждались вопросы, касающиеся якутского алфавита и его унификации.

Комитет Якутской Письменности с начала своей работы ставил перед собой две основные задачи, а именно: 1) Унифицировать якутский латинизированный (новгородовский) алфавит с НТА и 2) практически, возможно короткий срок провести в жизнь унифицированный якутский алфавит. Эти две задачи были основными в работе Комитета Якутской Письменности.

Для разрешения этих задач, Комитет занялся пересмотром старого якутского алфавита и поиском путей полной его унификации с НТА. В результате своей работы в период с мая вплоть до III Пленума ВЦК НТА, Комитет Якутской Письменности наметил следующие пути согласования своего алфавита, которые были санкционированы Якутским Правительством от 18 июля 1928 года:

1. Безусловно признать унифицированными те буквы якутского алфавита, которые являются одниковыми, как по произношению, так и по начертанию с буквами НТА. Их было всего 20 букв.

2. Добиваться оставления в своем алфавите тех специфических согласных букв, которые имеются в якутском языке, но отсутствуют в НТА. Таких букв было три, а именно: JI (нь), (ый носовое), l (ль). По мнению Комитета, эти буквы не могли замениться и правильно отражаться в печати и в письме буквами НТА, а потому требовали своего оставления.

3. Добиваться оставления в своем алфавите тех специфических сложных гласных букв-дифтонгов, которые отсутствовали вНТА, их было четыре, а именно: ь (ьа), (ie), (uo), w (ўє). По мнению Комитета Якутской Письменности, эти буквы-дифтонги отражали особенность якутского языка и ее отразит в печати и в письме соответствующими гласными буквами НТА, т.е. ьа, ie, uo, ўє не представлялось возможным.

4. Настаивать на оставлении в якутском алфавите начертаний тех якутских букв, которые, будучи одинаковыми по произношению с буквами НТА, значительно расходились в начертаниях в печати и в письме. Таких бук было пять,. а именно: Nn. Cc, Єє, Хх, Ьь. Вместо этих букв Комитет Якутской Письменности предлагал их начертания, принятые в якутском алфавите еще в 1919 г., которые по его мнению, имели то преимущество, что при их оставлении можно было достигнуть значительной быстроты в письме и избегать излишних диакритических знаков в печати и письме.

5. Согласиться с введением заглавных букв и знаков препинания, которые вовсе не были приняты Якутией при введении новгородовского алфавита в 1919 г.

Совершенно особым вопросом Комитет Якутской Письменности ставил вопрос об обозначении долгих гласных букв. В Якутском языке, в отличие его от других ему родственных языков, имеется долгое произношение гласных звуков, которые придают совершенно самостоятельные оттенки и понятия. Слова, одинаковые по количеству и месту расположения в них букв, из которых гласные буквы произносятся или обычно, или долго, имеет совершенно различные друг от друга значения. Напр., «Сары и Сары». В этих словах количество и название букв, их месторасположение одинаково, но в первом слове буква «ы» произносится долго, а во втором слове — буква «а»; вот это удлинение гласных придает им разное понятие. Первое слово означает понятие «ровдуга» (выделанная оленья кожа), а второе слово — «выделанная скотская кожа» (конская или коровья — безразлично), но крашенная начерно. Такие долгие гласные буквы в якутском алфавите обозначались в печати двоеточием после удлиняемых (:) и в письме черточкой (—) над удлиняемыми буквами. Например, те слова: «Сары: и Са:ры» (в печати), «Сары и Сары» (в письме).

Это обозначение долгих гласных букв, в связи с согласием Комитета Якутской Письменности ввести знаки препинаний само собой разумеется отпало, т.к. в число знаков препинания входят двоеточие и тире. Поэтому он, оставляя этот вопрос открытым, просил указания Научного Совета ВЦК НТА по этому вопросу.

Вот те пути, которые были намечены первоначально Комитетом Якутской Письменности для унификации якутского алфавита с НТА. Как видно из этого, наши расхождения с НТА были сначала довольно значительны. Они сводились:

Бояров Алексей Федотович (1896-1942)

Один из видных деятелей культуры и просвещения А.Ф.Бояров родился в марте 1896 г. в I Игидейском наслеге Таттинского улуса.

В 1913 г. окончил Хаяхсытскую одноклассную церковноприходскую школу.

Окончив Якутскую двухклассную учительскую школу в 1916 г., поступил в Иркутскую учительскую семинарию. С 1927 по 1929 г. учился в Москве в Академии коммунистического воспитания им. Н.К.Крупской (организационно-инспекторский факультет). Затем три года работал Наркомом просвещения, здравоохранения и социального обеспечения. Бояров известен и как талантливый переводчик. С 1932 по 1935 годы работал директором Якутснабторга и Якутснабсбыта. С 1920-го по 1935 г. состоял членом ВКП(б), пользовался большим авторитетом в партийной организации. А.Ф.Бояров стал жертвой гнусной клеветы. Исключен из партии в связи с осуждением на 5 лет тюремного заключения по 112 ст. УК РСФСР. Погиб в 1942 г.

а) к оставлению 3-х якутских специфических букв;

б) к оставлению 4-х специфических гласных — дифтонгов;

в) к сохранению начертаний 5 букв якутского алфавита.

 

А безусловное согласование было достигнуто:

а) по 20-ти буквам НТА;

б) по введению заглавных букв;

в) по введению знаков препинаний.

Открытым оставалось согласование обозначения долгих гласных букв.

В таком положении вопрос тянулся до III Пленума ВЦК НТА. На этом пленуме от Якутии участвовал я, как член ВЦК НТА. Мне было поручено Комитетом Якутском Письменности согласование унификации исходя из вышеизложенных его положений.

От 24 декабря прошлого года, на заседании Научного Совета ВЦК НТА, состоявшегося в г. Казани тут же после работ пленума, мною было доложено мнение Комитета Якутской Письменности. Научный Совет вынес тогда следующее постановление: «Проект нового якутского алфавита в целом, с внесением предложенных академиком Самойловичем и проф. Чобан-Заде особых график для знаков типа «нь», «нг» и знака q вместо «х» НТА утвердить. Вопрос же о долгих гласных и дифтонгах временно оставить открытым, а остальные изменения в якутском проекте отклонить».

Кроме этого постановления, Научный Совет ВЦК НТА вынес мнение: «строго придерживаться твердой линии в вопросе унификации: для звуков, имеющих свои изображения в унифицированном НТА никаких отклонений и новых начертаний не допускать».

Как видно из приведенного постановления Научного Совета, из всех предложений Комитета Якутской Письменности было принято только оставление 2-х специфических букв «Jl» (нь) и «» (ый носовое) и начертание буквы «q (x)», а все остальные его предложения были отвергнуты, следовательно, все наши расхождения оставались неурегулированными.

После вынесенного Научным Советом постановления вплоть до 15 марта сего года, между мною и Комитетом Якутской Письменности шла почтовая и телеграфная переписка по вопросам полной унификации алфавита. За этот долгий промежуток времени в Якутске, как и в самом Комитете, так и в Якутском Правительстве несколько раз обсуждался этот вопрос.

Наконец, Комитет Якутской письменности и Якутское Правительство, учтя всю необходимость унификации своего алфавита с НТА как начала политической и культурной связи с братскими Якутии республиками Советского Союза и Народами Востока, вынесли окончательное решение о полной унификации.

От 15 марта с.г. мною получена телеграмма от Якутского Правительства, в котором сообщалось следующее:

1. Унифицированный НТА принимается полностью (само собой разумеется — в рамках якутского наречия).

2. Якутские специфические буквы «нь», «ль» будут обозначаться комбинацией двух отдельных НТА, ni, li.

3. Обозначение долгих гласных букв будет передаваться их соответствующим удвоением (по примеру других республик).

4. Буква ый (носовый) будет передаваться апострофом (не противоречит НТА, признающего диакритические знаки).

5. Дополнительно ввести в заказ якутских шрифтов те буквы НТА, которые отсутствуют в якутском алфавите, для их использования при печатании слов родственных якутам народов Востока, при создании тунгусского алфавита.

6. Поэтому решено приступить к заказу типографских шрифтов. Вот это решение является последним и окончательным. Согласно этого решения Якутия полностью приняла унифицированный НТА с полным отказом от своих прежних требований с введением даже тех букв НТА, которые отсутствуют в якутском алфавите.

Принципами указанного решения Якутского Правительства являются:

1. Полная унификация якутского алфавита с НТА (отказ от прежних требований по начертанию 5-ти букв);

2. На введение особых знаков и начертаний в якутский алфавит (отказ от специфических букв и дифтонгов);

3. Принятие опыта других республик (долгие гласные);

4. Введение в якутскую типографию букв НТА: отсутствующих в якутском алфавите (для начертания слов, родственных якутам народов Востока);

5. Скорейшее проведение в жизнь нового унифицированного якутского алфавита (заказ шрифтов).

Об этом решении доложено мною и полномочным представителем Якутии в Москве Научному Совету ВЦК НТА особой докладной запиской.


С.Донской

По этапам якутской письменности*

Донской Семен Николаевич 2-й (1895-1941)

Родился в с. Нюрба Нюрбинского улуса 29 июня 1895 г. Начальное образование получил у политических ссыльных. Член ВКП(б).

В 1922-1926 гг. работал народным комиссаром просвещения и здравоохранения Якутской АССР. При нем был создан методический совет, развернувший разностороннюю деятельность по направлениям: разработка программ для школ 1-й ступени, коренизация якутских учебных заведений, создание кабинетов и школьных библиотек, проблема всеобуча, ликвидация неграмотности и т.д.

В 1936 г. окончил аспирантуру при Академии коммунистического воспитания им. Н.К.Крупской. Много писал статей по истории народного образования и культуры, которые печатались в центральных и местных журналах и газетах.

Умер С.Н.Донской-2-й в 1941 г. в сталинских застенках.

* Журнал "Революция и письменность" (орган Всесоюзного Центрального Комитета Нового алфавита). М.: "Власть Советов", 1932 г., № 3 (13), июль – август.

В апреле 1932 года исполнилось 12-летие существования советской власти в Якутии и 10-летие со дня объявления Якутии автономной социалистической советской республикой.

За 12 лет советского строительства Якутии из царской колонии с угнетенным туземным населением, из страны ссылки нескольких поколений борцов за освобождение рабочих и крестьян — превратилась в один из участков социалистического строительства.

До Октябрьской революции, давшей народам царской империи не только юридическое равенство, но и все средства и возможности для достижения фактического равенства, Якутии в хозяйственном и культурном отношении была одной из самых отсталых окраин. Трудовые слои туземного населения находились в экономической, политическом и национальном угнетении.

В одной стороны — по всему краю царил полицейский режим, с другой стороны — туземное население эксплуатировалось типичным для колоний карской России хищническим торгоывым капиталом, проводниками которого были не только пришлые русские купцы, но и туземные «тойоны» — кулаки и купцы; наконец, трудовое туземное крестьянство и промысловое, охотничье население эксплуатировалось «тойонами» (кулаками), в руках которых были сосредоточены лучшие земельные угодия.

«Агитпром» всей этой системы было православное духовенство, в результате миссионерской деятельности которого туземцы-шаманисты номинально были обращены в христианство, а фактически оставались шаманистами и в массе имели весьма путанные и смутные представления об основах христианства.

Культурная работа среди туземного населения до начала ХХ столетия почти целиком находилась в руках православного духовенства, а к 1917 г. из 175 начальных школ 70 школ были подведомственны святейшему синоду, и в 105 народных школах Министерства Народного Просвещения, как законоучители, являлись попы идеологическими руководителями школ.

Весь колониальный режим царизма в Якутии был основан на экономической эксплуатации туземного населения и на национальном угнетении, в задачи царского правительства культурное и хозяйственное устроение жизни туземного населения входило лишь постольку, поскольку это нужно было для развития миссионерской деятельности и для более интенсивной эксплуатации населения.

По данным 1910—11 года в Якутской Области имелось — 131 начальная школа с 3248 учащимися, из которых туземных детей было не более 50%. В средних и прочих повышенного типа школах процент туземных детей не превышал 10—15%, причем это были почти исключительно дети кулаков («тойонов»).

Грамотность туземного населения не превышала 2,0%. Во всех школах занятия велись на русском языке: якутские и пр. туземные языки своей письменности почти не имели. Если не считать за письменность миссионерские алфавиты, на которых печатались богослужебные книги, или Бётлинговскую транскрипцию, которая была известна немногим представителям национально-буржуазной интеллигенции и царским правительством за официальную якутскую письменность не признавались.

Всякое стремление якутов к национально-культурному развитию пресекалось в корне. Национально-культурное движение стало заметно с 1905—1906 г., когда до Якутии начали доходить волны первой русской революции. Национально-культурное движение возглавлялось малочисленной якутской интеллигенцией, происходившей их тойонатских (кулацких) слоев населения.

В 1905 г. в гор. Якутске организовалось якутское культурно-просветительное «Общество Просвещения», и открылся первый якутский клуб, в котором устраивались литературные вечера и митинги и ставились спектакли на якутском языке. Но революция 1905 года была подавлена, за ней были подавлены и ростки национально-культурного движения якутов.

Наступившая многолетняя реакция путем всевозможных тормозов и запретов сильно ослабила национально-культурное движение. «Общество Просвещения», успевшее объединить якутскую буржуазную интеллигенцию, было ликвидировано в административном порядке, а клуб был закрыт.

После этого было несколько неудачных попыток организации и объединения культурных сил вокруг национально-культурной работы.

В 1907 г. было организовано культурно-просветительное общество «Сырдык» («свет»), просуществовавшее около года. Общество закрылось ввиду неутверждения его устава.

В 1910 г. вновь делается попытка создания национально-культурной организации, и в Якутске организуется кружок «Любителей якутской литературы», тоже просуществовавший недолго и закрывшийся ввиду неутверждения устава.

Попытки к объединению национально-культурных сил хотя и терпели неудачу, но пройти бесследно не могли. Стремление к национально-культурной работе неуклонно росло. Наряду с созданием культурно-просветительных обществ были попытки издания газет и журналов на якутском языке.

Начиная с 1906 года вплоть до 1917 года с перерывами, вызванными административными запретами, выходила якутская газета в виде особой страницы или листа в местной русской газете. Газета печаталась по академической Бётлинговской транскрипции, употребляемой Академией Наук для записи якутских текстов.

В 1912—16 г. г. издавался на якутском языке ежемесячный журнал «Саха Саµата» («Якутская речь»), закрывшийся за отсутствием материальных средств.

Во время империалистической войны (1914—1917 г. г.) национально-культурное движение снова начинает оживать; организуется культурно-просветительное общество «Возрождение якутов», объединявшее главным образом, учащихся. В учебных заведениях города Якутска среди якутской молодежи вновь началось национально-культурное движение: стали устраиваться рефераты, издаваться рукописные журналы, ставиться спектакли на якутском языке и т.п.

Таким образом, к 1917 г., когда революция освободила национально-культурные силы от всех запретов и тормозов, якутская национальная интеллигенция, среди которой были и будущие руководители пролетарской революции в Якутии, была подготовлена и проникнута идеей необходимости создания культурной работы на родном языке.

В 1917 г. организовалось культурно-просветительное общество «Саха Аймах» («Якутское племя»), быстро покрывшее всю область сетью своих филиальных отделений.

В 1917 г. по инициативе О-ва «Саха Аймах» была принята для якутского языка международная фонетическая латинская транскрипция, приспособленная к якутскому языку якутом-лингвистом Новгородовым С.А. С этого момента якуты приобретают письменность, быстро распространившуюся среди населения и имевшую громадное значение в культурном и хозяйственном строительстве автономной Соц. Сов. Якутии.

К моменту десятилетия Якутской АССР исполняется 15-летие существования якутской письменности на основе латинского алфавита. 10 существования Автономной Якутии окончательно укрепили в Якутии письменность на латинском алфавите и на основе этого достигнуты большие результаты в области культурного строительства Якутии.

* * *

В связи с указанными юбилейными датами необходимо систематизировать материалы по истории развития якутской письменности.

До прихода русских завоевателей якуты были народом бесписьменным. Предположение, что якуты когда-то имели свою письменность, основано на существовании предания, что «якуты прежде имели свою письменность, которую они по пути утопили в Лене»; никаких исторических памятников якутской письменности не сохранилось.

Миссионеры православной церкви, явившиеся в Якутию вслед за казаками и торговыми хищниками и начавшие миссионерскую деятельность, делают первые попытки создания письменности на якутском языке. Миссионерами издавались на якутском языке книги религиозного характера, причем богослужебные книги. Книги издавались на транскрипциях, основанных на церковно-славянском и русском алфавитах.

В 1821 г. в Иркутской губернской типографии было напечатано второе издание сокращенного катехезиса на якутском языке на гражданском алфавите, совершенно неприспособленном к фонетическим особенностям якутского языка. В результате катехезис был передан на совершенно исковерканном якутском языке.

В 1867 г. в типографии Якутского областного управления была напечатана на якутском языке «Краткая священная история» по транскрипции миссионера Дмитрия Хитрова. Дмитрий Хитров первый из миссионеров сделал попытку несколько приспособить русский алфавит к особенностям якутского языка. Были введены следующие знаки для обозначения специфических якутских фонем:

Был введен надстрочный знак над буквой «—» для обозначения случаев удлинения гласных звуков. Транскрипция Дмитрия Хитрова также не могла передать всех фонетических особенностей якутского языка. Дмитрием Хитровым была составлена и издана грамматика якутского языка.

В 1883 году был издан в Казани «Канонник» на якутском языке на церковно-славянском алфавите с применением специфических знаков, введенных Дмитрием Хитровым.

В 1897 г. в Казани профессор Катанов составил при участии студентов якутян Д.Кочнева, Н.Нифонтова и А.Дьяконова так называемый Казанский миссионерский алфавит, основанный на русском гражданском алфавите. Для передачи специфических якутских звуков были введены следующие знаки:

знак «—» для удлинения гласных, надстрочный знак «,» — для смягчения звуков «Н (nj)» и Л (lj)».

В 1912 году в Якутской областной типографии было напечатано «наставление о молитве» по транскрипции Ф.Сивцева. По этой транскрипции удлинения гласных звуков ничем не обозначались; для обозначения мягких гласных звуков употреблялся надрочный знак: «..» (а, О, у ...) были введены специфические знаки:

Все указанные выше транскрипции преследовали не общекультурную цель, а исключительно цель миссионерского порядка — издание книг религиозного содержания для христианского «просвещения» якутов. Тут же нужно отметить, что те же транскрипции с небольшими изменениями употреблялись и для издания богослужебных книг на языках других туземных народов Якутии (эвенки, юкагиров, чукчей).

Значительно большее культурное значение имела транскрипция академика Бётлинга, основанная на русском алфавите и приспособленная для передачи всех специфических якутских звуков. Транскрипция Бётлинга имела следующий вид:

Были введены надстрочные и подстрочные знаки.

На основе этого алфавита издавались общественно-политическая, художественная и научная литература на якутском языке, напр.: газета «Саха Олоіо», журнал «Саха саµата», пьеса Никифорова «Манчаары», Гоголя «Женитьба» (в переводе Никифорова), Пекарского Э.К. «Большой якутско-русский словарь», «Образцы устного народного творчества у якутов», Ястремского «Якутска грамматика» Худякова «Верхоянские сказки» труды Ионова В.М. и т.д. В 1851 г. была издана научная грамматика якутского языка академика Бётлинга.

До 1917 года Бётлинговская транскрипция имела распространение среди якутской интеллигенции, но она была совершенно неизвестна массе трудового улусного населения; к тому же с 1913 года она в пределах Якутии была под запретом; с 1914 года по 1917 год не было издано в Якутии ни одного номера газеты или журнала на якутском языке, ни одной книги, за исключением книг религиозного содержания, печатавшихся по миссионерским транскрипциям.

Якутский лингвист Новгородов С.А. (умерший в 1924 году) дал следующую характеристику всех транскрипций, по которым издавались книги на якутском языке до 1917 года: «не вдаваясь в подробную критику старых транскрипций, применяющихся к якутскому языку, укажу лишь, что их можно подразделить на две категории: к первой относятся транскрипционные системы академика Отто Бётлинга, его продолжателей С.В.Ястремского, Э.К.Пекарского, В.М.Ионова и др. и изданий казанских миссионеров; ко второй — славяно-русская азбука прот. Д.Хитрова, нашедшая себе особенно широкое применение в московских миссионерских изданиях середины прошлого столетия.

Главным недостатком транскрипций первой категории является их неоспоримое техническое неудобство, обусловленное чрезмерным обилием надстрочных значков. Последнее в в свою очередь зависит от чрезмерного обилия в якутском языке множества, сравнительно с другими языками, долгих гласных. Обилие надстрочных знаков крайне замедляет процесс писания и ведет к многочисленным ошибкам при письме, чтении, наборе, корректуре и разборке касс. При печатании надстрочные знаки часто стираются. Вследствии этого не только популярные, но и научные издания изобилуют опечатками.

Хитровская же азбука была приспособлена к русскому читателю, доказательством чему служит графическая сторона всех знаков и чисто славянские фонетические ассоциации, связанные с каждой отдельной графемой. В результате одна и та же фонема стала передаваться на письме посредством нескольких графем, следствием чего явилось употребление одной и той же графемы для обозначения совершенно неродственных фонем.

Так фонема: «ъ» (по новому алфавиту «ьа» — С.Д.) обозначается «ьla» и «э»; фонема «µ» — «йё» и «ё»; фонема «ио», — «уо» и «о»; и даже о; фонема «w» («уэ» — С.Д.) — «юё» и «ё».

Фонема «l» передавалась и через «э» и черех «Е» и черех «я» и даже через «а».

В азбуке прот. Д.Хитрова имеются и безгласные буквы «ъ» и «ь». Очевидно, что эта транскрипционная система слишком практична и слишком ненаучна». (Из предисловия С.А.Новгородова к первому якутскому букварю по М.Ф. Тр.).

С.А.Новгородов студент факультета восточных языков Ленинградского государственного университета, в 1917 г. опубликовал следующий алфавит, составленный им на основе международной фонетической транскрипции:

Всего 33 знака; знак долготы «:» после удлиняемой гласной, например «А:t» — «имя» и удвояемой согласной «set:e» — «семь». С.А.Новгородов приспособлял международную фонетическую транскрипцию к якутскому языку, придерживаясь следующих общих принципов.

1. За основу берется международный фонетический алфавит (МФА);

2. Каждой фонеме соответствует особая графема;

3. Стенографичность письма достигается отсутствием строчных надстрочных и подстрочных знаков, отсутствием заглавных букв и знаков препинания и таким оформлением графем, чтобы была возможность писать, не отрывая руки от бумаги. Были введены слудеющие новые хнаки и видоизменения в междунар. фонет. алфавит:

В своем предисловии к якутскому букварю С.А.Новгородов пишет в пользу МФА следующее:

«Международная фонетическая транскрипция выгодно отличается от рассмотренных выше как в научно-теоретическом, так и в техническом смысле. В основу этой транскрипции положена латинская азбука; на ней печатаются все тексты по точной диалектологии языков германских, романских и славянских (отсюда не исключаются и все говоры русского языка по губерниям, уездам и волостям). Западно-Европейские ученые применяют международную фонетическую транскрипцию и ко всем исследуемым ими восточным диалектам. Знаки таблицы международной фонетической ассоциации распространены по всему земному шару в виде азбуки языка эсперанто. В Японии существует особое письмо для издания японских текстов, знаки которого совпадают со знаками рассматриваемой таблицы. Часть интеллигенции забайкальских бурят, также отказавшиясь от своей национальной письменности, начинает переходить к латинской азбуке. Такое же тяготение ныне проявляется и среди турецко-татарских племен и народов, пользующихся арабским алфавитом.

Техническое преимущество международной фонетической транскрипции заключается в ее стенографическом характере, зависящем от отсутствия диакретических значков. Каждое слово можно писать, не отрывая руки от бумаги, доски и т.п. предметов. В целях популяризации якутской грамотности среди широких слоев населения необходимо принять эту интернациональную, теоретически безукоризненную, практически и технически весьма удобную, транскрипционную систему».

С.А.Новгородов предложил установить фонетический принцип письма — «писать так, как говорят», — отказаться от заглавных букв, знаков пунктуации и при письме придерживаться двух фонетических правил: — прогрессивной ассимиляции (прямое уподобление) и регрессивной ассимиляции (оборотное уподобление).

По первому правилу — глухие звуки q, t, c, p оказываясь по положению между гласными озванчиваются, переходя в звуки: q, g, d, c, b; точно также озванчивается и глухой «s», переходя в «h».

По второму правилу — после глухого согласного в конце слова звонкий согласный в начале слова фонетически переходит в соответствующий ему глухой, напр., «at tabaan» вместо «at dabaan»; «is саца» вместо «is саµа».

По поводу предлагаемой им новой системы фонетического письма Новгородов С.А. говорит следующее: «Как видите, теперь нет основания придерживаться рутинной орфографии вообще. Всякое стремление к «правописанию», как наследию отжившего схоластического течения в науке, должно ныне исчезнуть. Современные нам языковеды следуют принципу — фиксировать на бумаге все живые фонемы в виде соответствующих графем; другими словами, они стараются писать так, как говорят, и мы должны следовать этому простому и верному принципу несколько не мудрствуя лукаво о всевозможных «правилах правописания» и «исключениях» из них.

Не ограничиваясь принципиальным отказом от орфографии якутских слов, необходимо категорически отказаться и от пунктуации в применении к якутскому языку. Основанием к этому служит удобная синтаксическая конструкция Урало-Алтайской семьи языков. Все четыре ее ветви: турецко-татарская, монголько-калмыцко-бурятская, манчжуро-финская и угро-финская имеют характерный и единый внутри всей семьи признак, заключающийся в том, что глагольная форма всегда занимает строго определенное и именно последнее место в предложении. В главном предложении это место занимает окончательная глагольная форма, а в придаточном неокончательная. Значение этого признака совершенно исключает необходимость запятых, точек с запятыми и точек» (из предисловия к якутскому букварю).

Летом 1917 года в культурно-просветительном обществе «Саха Аймах» и в других национальных организациях, объединявших преимущественно буржуазно=националистические группы якутской интеллигенции, обсуждался вопрос о принятии в качестве якутской письменности МФА, приспособленного к якутскому языку Новгородовым С.А., и было принято положительное решение.

В 1917 году в Якутске был издан по новгородовской транскрипции якутский букварь «Сахалы сурук бичик», составленный Новгородовым С.А. и Афанасьевым Н.Е.

Ввиду того, что в Якутске не оказалось соответствующих шрифтов, часть отсутствовавших знаков временно была заменена другими знаками из русского и латинского алфавита. Вслед ха этим, общество «Саха Аймах» энергично взялось за распространение и популяризацию новой якутской транскрипции среди населения, в первую очередь среди учительства.

В 1918 г. Якутское областное земство разослало указанные буквари по всем школам области, но никакого официального решения об обязательном преподавании в школах якутского языка по новой транскрипции принято не было. Поэтому все зависело от инициативы отдельных учителей; преподавание якутского языка было введено в немногих школах.

С 1917 года до 1920 года не было издано, кроме Новгородовского букваря, ни одной книги по новгородовской транскрипции. Только с 1920 года, после установления в Якутии Советской власти, развертывается работа по внедрению новой якутской письменности среди трудящихся.

С 1920/21 учебного года преподавание якутского языка по новгородовской транскрипции было введено в обязательном порядке во всех школах и ликпунктах Вилюйского округа.

В 1921 г. Новгородов С.А. был командирован в Ленинград для организации отливки шрифта и для издания якутского букваря и первой книги для чтения после букваря.

В 1921 г. стала выпускаться по новгородоской транскрипции якутская газета «Манчары», переименованная в 1922 году «Саха омук».

В 1922 году ЯЦИК и совнарком ЯАССР вынесли два постановления: 1) о разрешении всем гражданам вести переписку с учреждениями предмета во всех группах школ Якутии и как языка преподавания в первых группах начальных школ.

С этого момента начинаются мероприятия по якутизации школ. В 1922/23 учебном году вышли из печати первая якутская разрезная азбука, якутский букварь «Бастангнгы сурук бичик» и несколько книг на якутском языке. Все эти издания печатались по временной новгородовской транскрипции. В 1923 г. по новгородовской транскрипции были изданы в Денинграде школьный букварь «сурук бичик» и первая книга для чтения после букваря «Aqfr kinige».

В 1923 г. был получен отлитый в Ленинграде шрифт по новгородовской транскрипции. Отливка якутского шрифта дала возможность приступить к изданию якутских книг как в Якутске, так и в центре.

В 1924 г. в г. Якутске начинает выходить якутская газета «Кььm» («Искра»), которая теперь превратилась в еженедельную газету. В 1924 году были организованы Якутское государственное издательство в Якутии и Якутская секция при Центроиздате народов СССР в Москве.

В 1926/27 году постановлением Совнаркома ЯАССР было принято решение о переводе всех групп якутских школ на якутский язык. В 1924 г. начались мероприятия по якутизации госаппарата. Все политпросвет. учреждения, в том числе ликпункты, целиком были переведены на якутский язые. Все это сделало новгородовскую транскрипцию популярной среди широких масс трудящихся. Новгородовская транскрипция утвердилась и распространилась по всей ЯАССР.

Политическое и культурное значение новгородовской транскрипции, распространившейся среди населения благодаря мероприятиям правительства Автономной Якутии, было громадное.

Начиная с 1920 года до 1929/30 г. по этому алфавиту было издано более 200 названий разных книг, из них учебников и учебных пособий около 30 названий. Необходимо отметить большое культурное значение для Якутии Якутской секции Центриздата народов СССР, которой за время от 1924 года по 1927 г. было издано 60 названий якутской литературы, из них 13 названий учебной литературы.

В 1926 г. стали выходить из печати художественный и общественно-политический журнал «Colbon», после переименованный в «Kьhьl ьllьk» («Красная тропа»), и комсомольская газета: «Eder bassabьk» («Молодой Большевик»).

* * *

Почти с самого начала своего распространения новгородовская транскрипция встречала сильнейшее противодействие, во-первых, со стороны противников латинского алфавита, ратовавших за русский алфавит, и, во-вторых, в известной степени со стороны критиков, указывавших на недостатки новгородовской транскрипции и требовавших ее усовершенствования.

Первым против якутской письменности выступил в 1921 году популярный якутский поэт и этнограф Кулаковский, напечатавший в № 1 журнала «Красный Север» статью, в которой дал критику недостатков новгородовской транскрипции и предложил новый проект якутского алфавита, основанного на русском алфавите.

Свое предложение верунться к русскому алфавиту Кулаковский в указанной статье митивировал следующим образом: «Новгородов по каким-то причинам совершенно отбросил буквы русского алфавита и заменил их частью латинскими, частью выдуманными буквами. В результате получилась азбука, совершенно незнакомая ни для какого якута. Понятно, что для изучения такой азбуки приходится затрачивать много времени и труда всякому, кто примется за это дело. В особенности трудно приобретения навыка к беглому чтению по этой азбуке, требующее практики годами.

Если бы были введены все подходящие русские буквы, то устранились бы три четверти указанных затруднений. Спрашивается — для чего же нам, якутам, добровольно навязывать себе излишний непроизводительный и колоссальный в общей сложности труд для изучения незнакомых букв и для приобретения навыка беглого чтения по ним, тогда как нам возможно было свободно воспользоваться буквами общегосударственного русского языка, который нам приходится изучать совершенно независимо от якутской грамоты? Если бы нам вовсе не приходилось изучать русской азбуки, тогда, пожалуй, целесообразно было бв вводить азбуку вроде новгородовской, но раз все равно изучали русские буквы и раз входим сами в состав русского государства, то создавать для себя бесцельный труд — это чистейший абсурд».

Выступление Кулаковского, представлявшего в своей литературной и общественно-политической деятельности якутское тойонатство, не встретило сочувствия трудового улусного населения, на 98% неграмотного на русском языке и потому не имевшего основания предпочитать русский алфавит, которым владела преимущественно кулацкая верхушка якутского населения.

В 1924 г. началась дискуссия по вопросам усовершенствования новгородовского алфавита. В процессе дискуссии были отмечены следующие недостатки новгородовской транскрипции:

1. В связи с отсутствием заглавных букв собственные имена, географичяеские названия, не обозначаемые заглавными буквами, ничем не отличаются от простых коренных слов и глагольных основ, поэтому собственные имена, глагольные формы и коренные слова легко могут быть смешиваемы друг с другом, например: «sahьl» — лисица, «sahьl» — желтый, «sahьl» название местности; qarьja — ель, qarьja — собств, имя qarьja название местности: kьrsa — полярная лисица, kьrsa — собственное имя и т.п.

Из-за отсутствия заглавных букв, смежные предложения часто смешиваются друг с другом, поэтому при сложных предложениях читателю трудно бывает разбираться в том, где кончается одно предложение и где начинается новое.

Отсутствие заглавных букв затрудняет беглое чтение, потому что заглавные буквы при всяком письме выполняют роль вех и этим самым облегчают чтение (хорошо грамотный человек обыкновенно пробегает только глазами целое предложение и останавливается там, где начинается новое предложение с заглавной буквы).

С педагогической точки зрения оказалось, что отсутствие заглавных букв до некоторой степени облегчает процесс преподавания (при усвоении букв учащимися), но за то имеет следующие недостатки:

А. Однородность букв и однородность их размера утомляет зрение учащихся (тогда как слова и предложения с заглавными буквами более резко воспринимаются учащимися, благодаря разнообразию форм и размеров и потому менее утомляют учащихся).

Б. В новгородовском алфавите имелись знаки, которые осложняют алфавит, тогда как наличие их не вызывается особой необходимостью, кроме узко-фонетических мотивов, например: знаки для обозначения дифтонгов.

2. Новгородовский алфавит страдал графическим однообразием форм отдельных знаков, например, в нем преобладали прямые палочкообразные начертания: «m, n, u, I, ш, у, р»; благодаря однообразию начертанных знаков затруднялось чтение, напр., некоторые слова состояли из сплошных палочек: sшmш:t, шmш:, шtшrш:, шtшhш:, и т.д.

3. Одним из основных недостатков новгородовской транскрипции являлось отсутствие знаков препинания, без которых чтение якутских текстов является затруднительным.

4. Другим недостатком считается абсолютная фонетичность письма, отражающая все виды прогрессивной и регрессивной ассимиляции. Этот принцип до сих пор продолжает быть спорным и находит как сторонников, так и противников.

Развернувшейся дискуссией воспользовались сторонники русского алфавита и снова повели кампанию за возврат к русскому алфавиту. В начале 1924 года В.Н.Леонтьев, якутский публицист и критик, впоследствии оказавшийся в контреволюционном лагере, выступил на собрании членов культурно-просветительного общества «Саха омук» с критикой и предложением вернуться к русскому алфавиту.

Присутствовавшие на этом докладе решительно отвергли предложение В.Н.Леонтьева о переходе на транскрипцию русской системы, но, учитывая выявленные недостатки новгородовского алфавита, решили просить якутское правительство организовать комиссию для ревизии новгородовского алфавита и для исправления тех недостатков, которые будут обнаружены при этом.

Поэтому в 1924 г. постановлением президиума ЯЦИК от 16 февраля был организован Совет якутской письменности на правах полномочной комиссии ЯЦИК.

С момента создания Совета Письменности в Якутии разгорелась широкая дискуссия по вопросу об усовершенствовании новгородовской транскрипции. Вопрос подвергался обсуждению не только по всей Якутии, но и в центре — в якутских землячествах в г. Москве, Иркутске и пр., а также в Академии Наук. В 1924 году вопрос об якутской транскрипции обсуждался в Радловском кружке при Академии наук, одновременно обсуждался вопрос и об азербайджанской транскрипции.

С этого момента и нужно считать зарождение в Якутии идеи унификации якутского латинского алфавита с возникающими тюркскими алфавитами. Между прочим в делах умершего в 1924 г. лингвиста Новгородова С.А. найдена его статья об азербайджанской транскрипции под заглавием «Новый тюркский алфавит». В этой статье Новгородов считает, что недостатки нового тюркского алфавита объясняются тем, что недостатки нового тюркского алфавита объясняются тем, что составители его не были знакомы с международной фонетической транскрипцией и дает проект своих поправок к новому тюркскому алфавиту. Радловский кружок в 1924 г. дал первый проект якутского алфавита, взяв за основу новый тюркский алфавит. Зв ремя с 1924 г. по 1925 г. в результате широкой дискуссии появилось на свет до 10 с лишним проектов нового якутского алфавита, часть из них строилась на латинском, часть на русском алфавите.

Из этих проектов надо отметить проекты профессора Поливанова, проф. Ястремского, Таги-Задэ, якутского писателя Кулаковского (на латинском), проф. Поппе, Леонтьева и Кулаковского (на русском алфавите).

Совет якутской письменности в результате изучения и обсуждения вопросов, поставленных во время дискуссии на заседаниях от 10 мая и 21 июня 1924 г., принял в качестве официальной якутской транскрипции новгородовский алфавит, но внес в него следующие изменения:

Затем были введены все знаки препинания и заглавные буквы в виде увеличенных букв строчного начертания. Далее было принято решение обозначать двойные согласные двойными же буквами, а не знаком долготы. Решено было от фонетического правописания петейти к морфологическому, в частности отказаться от графического обозначения ассимиляции начальных и конечных букв слова.

Ввиду отсутствия шрифтов, изменения, внесенные Советом якутской письменности, оказалось возможным реализовать только частично — книги печатались по старой новгородовской транскрипции, а писали по транскрипции и изменениями Совета письменности. Это обстоятельство, вносящее большие неудобства в применении якутской письменности, начавшаяся в центре дискуссия об унификации алфавитов, а также пример принятия для письменности некоторых народов (чувашей, марийцев и пр.) русского алфавита явились причиной того, что решение Совета якутской письменности никого не удовлетворило. Дискуссия об усовершенствовании или замене новгородовской транскрипции (алфавита) продолжалась и сделавшись, как говорится, «перманентной», тянулась вплоть до перехода на унифицированный новый алфавит.

Продолжающейся дискуссией снова воспользовались сторонники возврата к русскому алфавиту. Во 2-м номере журнала «Якутские зарницы», за 1925 г. Леонтьев В.Н. напечатал статью «Еще об якутской транскрипции» (в порядке дискуссии), в которой выступил с проектом нового якутского алфавита на основе русского алфавита. Леонтьев опирался на авторитет известного якутоведа Пекарского Э.К. и лингвиста проф. Поппе, автора грамматики якутского языка, которые еще в 1924 г. в Радловском кружке высказались за возврат якутов к русскому алфавиту.

Леонтьев цитирует следующие слова Пекарского и Поппе: «по вопросу о том, быть ли алфавиту русским или латинским, можно ответить категорически, что присоединяемся вполне в голосу автора нового проекта русского алфавита для якутов (речь идет об алфавите Кулаковского) и заявляем, что якутскому народу, идущему по пути своего усовершенствования рука об руку с народами СССР и получающему свою цивилизацию от русских, причем большинство якутов грамотны по-русски, естественно должно строить свой алфавит на русской базе. Мы вполне согласны, что якутскому народу нужен простой и удобный алфавит и что интересы трудящихся масс якутского народа никоим образом не следует приносить в жертву отвлеченной идее единства алфавитов, ибо последнее ставит якутский народ в необходимость изучать две совершенно различные грамоты, русскую и латинскую».

В основном, мотивировка Леонтьева сводилась к следующим положениям: якутам, обязанным изучать русский язык, нецелесообразно отрываться от русского алфавита и переходить на латинский алфавит, так как это затруднит усвоение русской культуры: одновременное изучение двух различных алфавитов внесет сбивчивость в процесс усвоения грамоты. Якутам нет никакой абсолютно надобности учитывать выбор латинского шрифта другими тюркскими народами, так как якуты с этими народами ни в политическом, ни в экономическом и ни в географическом отношении не связаны.

Леонтьев и прочие сторонники русского алфавита прежде всего являлись противниками идеи унификации алфавитов тюркских народов на основе латинского алфавита, реализация которой (идеи) в дальнейшем имела громадное политическое и культурное значение.

Они все время забывают, что не более 3—4% якутского населения, причем преимущественно кулацкой ее части, знало русскую письменность, что у 96% якутов не было никаких положительных навыков и традиций в отношении русского алфавита.

Они не хотели считаться с тем, что с 1917 года до 1925 года латинский алфавит уже приобрел широкую популярность и значительное распространение среди улусного трудового населения.

В результате повторной дискуссии Якут. Центр. Испол. Комитет в 1925 году снова поставил на обсуждение вопрос о транскрипции и внес дополнительные изменения в алфавит.

Вторичная поправка, внесенная ЯЦИКом в 25-м году в новгородовский алфавит, непрекращающаяся дискуссия по вопросам алфавита и появление десятка новых проектов создали по всей Якутии атмосферу неуверенности и неразберихи в деле установления письменности. Это усугублялось тем обстоятельством, что получилось расхождение между печатными и письменным шрифтом, так как заказ нового шрифта был приостановлен, ввиду выявившейся к 26 году идеи унификации тюркских алфавитов; книги печатались по новгородовскому шрифту, а в письме были введены изменения, принятые Советом письменности и ЯЦИКом.

Представители Якутии (Барахов, Софроновым, Бояров) принимали участие на первом Бакинском съезде нового тюркского алфавита. В 1936 году при Наркомпросе Якутии была организована «транскрипционно-терминологическая комиссия», которая свою работу начала с обсуждения вопроса об унификации якутского алфавита с новотюркским. Голоса в комиссии разделились. Противники унификации доказывали совершенство якутского алфавита в сравнении с ново-тюркским алфавитом и указывали, что для Якутии, не имеющей ни территориального, ни исторического, ни культурного соприкосновения с прочими тюрками, унификация не имеет положительного значения, что нужно оставить без изменения транскрипцию Новгородова с поправками ЯЦИК и совета письменности.

Сторонники унификации противопоставиляли этому взгляду политическое значение унификации и технико-экономические выгоды перехода на унифиц. аппарат.

В 1927 году при Якутобкоме ВКП(б) была организована временная алфавитная комиссия, в которую вошли члены транскрипционно-терминологической комиссии и кооптированные лица. Эта комиссия приняла новый проект якутского алфавита, вносящий следующие изменения в новгородовский алфавит:

Вводятся заглавные буквы обычного латинского начертания и знаки препинания: вводится знак смягчения «Ь»; знак удлинения «:» заменяется в печати и письме «—» для гласных, а согласные удваиваются.

Таким образом эта комиссия в смысле начертания знаков вновь приблизилась к новгородовскому алфавиту в сравнении с решениями Совета якутской письменности в 1924 г. и ЯИЦК в 1925 г.

В 1928 г. на II Пленуме ВЦК НА представителем от Якутии ездил Леонтьев В.Н., который, доведя до сведения пленума о принципиальном решении Якутского правительства унифицировать якутский алфавит, настаивал на следующих особых знаках для якутского алфавита:

После этого пленума постановлением ЯЦИК в 1928 г. был создан при Президиуме ЯЦИК Комитет якутской письменности. Этот комитет своим постановлением от 26/V — 1928 года принял проект нового якутского алфавита, характеризующийся следующими особенностями в сравнении с новым тюркским алфавитом:

18/VII 1928 года вопрос об унификации алфавитов был поставлен на заседании Президиума ЯЦИК.

Президиум ЯЦИК постановил: «По поводу согласования существующего якутского алфавита с новым унифицированным тюркским алфавитом образовать при Якутском представительстве в Москве комиссию в составе председателя Боярова, членов Варфоломеева и Барахова. 2. Взять за основу унифицированный латинский алфавит, внеся в него следующие изменения.

Дискуссия продолжалась.

На заседании комитета письменности 7/XII—28г. вопрос об алфавите снова ставился и было принято решение:

1. Считать унифицированными следующие 21 букву: c, d, e, g, h, I, j, k, l, m, n, o, p, r, s, t, u, y, a, b, q;

2. Вопрос о буквах

и знаках обозначающих удлинение гласных в печати и «—» в письме, оставить открытым ввиду разногласий.

В 1929 году был создан в Казани III пленум ВЦК НА, на который представителем Якутии был послан т. Бояров. На этом пленуме подвергли обсуждению проект унифицированного алфавита, принятый постановлением ЯЦИК от 18/VI—28 года.

Из предложений этого проекта были приняты только специфические якутские знаки.

После этого пленума в Якутии вновь началась дискуссия по вопросу об унификации алфавита, вопрос снова был поставлен на обсуждение правительства и 9 марта 1929 года Президиум ЯЦИК вынес следующее историческое решение по докладу Председателя Комитета якутской письменности т. Ойунского П.А.

«Исходя из следующих соображений: а) что унифицированный алфавит является революционным алфавитом, на который переходят все восточные народы в нашем Союзе и за границей, и что этот алфавит, являющийся прямым последствием Октябрьской революции, предназначен играть громадную прогрессивную роль в будущем для отсталых народов,

б) что в настоящее время этот алфавит охватывает 60 миллионов населения разных народностей, общее усилие которых ускорит разрешение всех трудностей по усовершенствованию письменности и вообще их культурное развитие.

в) что дело унификации алфавита принесет для Якутии значительные материальные выгоды, как-то: 1) отливка шрифтов будет обходиться гораздо дешевле, также и массовое производство пишущих машин, линотипа и других технических приспособлений; 2) обеспечивается возможность дешевого использования для печатания изданий техники культурных центров вне Якутии,

д) что только полная унификация положит предел тем колебаниям, которым подвержен наш алфавит и которые замедляют внедрение и развитие якутской письменности,

е) что принятие полностью унифицированного нового алфавита не представляет особых затруднений, —

Президиум ЯЦИК постановляет:

1. Принять полностью в ЯАССР для Якутского языка новый унифицированный алфавит и отменить пп. 3 и 4 Постановления Президиума ЯЦИК по данному вопросу от 14/1 1929 г. за № 16 по вопросу относительно сохранения прежних начертаний пяти букв якутского алфавита и знака долготы для гласных.

2. Смягченные сложные звуки — «НЬ» и «ЛЬ» изображать комбинированным начертанием букв, путем приставления к основным начертаниям букв, путем приставления к основным начертаниям букв этих звуков «n» и «l» начертания буквы «j» для обозначения смягчения.

3. Оносовление звуков обозначать удвоением соответствующего оносовляемого звука.

4. Удлинение гласных звуков обозначать удвоением соответствующих букв, без употребления особого знака «»».

Этим решением, наконец, была закончена шестилетняя дискуссия по вопросу об усовершенствовании якутской письменности, и последняя, после продолжительных шатаний и неуверенности, была стабилизирована.

* * *

Переход к унифицированному тюркскому алфавиту имеет большое политическое и культурное значение и дал заметный сдвиг всей национально-культурной работе. Были выписаны новые типографские шрифты; выписали линотип с якутским шрифтом; в связи с этим ускорились темпы издания якутской литературы.

Особенно громадное значение имел самый факт стибилизации алфавита, создавший в населении, в культурно-просвет. учреждениях чувство уверенности в устойчивости якутской письменности.

Правительство ЯАССР взялось за решительное проведение в жизнь унифицированного алфавита. Им были изданы особый декрет и обращение к трудовому населению об унификации алфавита, были изданы стенные таблицы нового алфавита, выписаны пишущие машины, все школы и пр. культ. сеть были целиком переведены с 192930 учебного года новый алфавит.

До 1929 года внимание партии, правительства и всей общественности главным образом было обращено на усовершенствование якутской письменности, на вопросы унификации алфавита. Вопросы о создании литературного языка, об установлении определенных правил орфографии якутского языка хотя и обсуждались, но не являлись центром внимания.

После окончательного решения вопроса об унификации алфавита с 1929 года началась и продолжается дискуссия по вопросам установления терминологии и орфографии якутского языка.

Перед Якутским комитетом стал вопрос о методах и приемах создания якутского литературного языка. В процессе обсуждения этой проблемы встали два вопроса: 1) вопрос о способе освоения иностранной, научной, общественно-политической и пр. терминологии и 2) вопрос об установлении твердой орфографии. По обоим вопросам разгорелась дискуссия, в результате которой выявились две точки зрения.

По вопросу о терминологии. 1-я точки зрения (Ойунский и Кюнде).

Иностранные термины перенимать и передавать на якутский язык, сохраняя все фонетические особенности якутского языка, напр., закон сингармонизма: ни в коем случае не допускать употребления звуков и соответствующих знаков, отсутствующих в якутском языке, не допускать звуковых сочетаний, противоречащих фонетике якутского яз. примеры: слово «география» передавать в виде «Qagtrapьju» геометрия «Kemietirije», Австралия «Astьraalьja» и т.д.

2-я точка зрения (Баишев). Фонетический способ передачи иностранных слов искажает корни перенимаемых терминов, делает их непохожими на первоначальное их произношение и начертание, этим самым происходит вульгаризация терминология, затрудняется объяснения происхождения и значения терминов, например, «География» от греческого слова « « земля и « « пишу» — передается, как «Cagьraapьja». Поэтому необходимо иностранные слова, термины передавать не искажая их, для чего употребляться знаки, отсутствующие в якутском алфавите, напр., f, v, z, z, s. Примеры: «Геометрия» — передавать в виде «gieuomietrija», «География» — «gieuograjia»’ ит.д.

По вопросу об орфографии.

Первая точка зрения (Ойунского и Кюнде) — придерживаться строгого фонетического принципа: «писать так, как говорим», за исключением случаев ассимиляции согласных между двумя словами т.е. писать «gara sahьl» (черная лисица), а не qara hahьl (как произносится), но в прочих случаях регрессивной серединной ассимиляции пиисать так, как произносится, напр., «akka» к коню (от слов «at» — конь), «okk» — траве (от слова «ot») barammьn от глагола «bar» — иди (вместо barmmьn). Исходя из принципа фонетического письма составить твердый орфографический словарь.

Вторая точка зрения (Баишев). Установить твердый морфологический принцип письма. Считать обязательным сохранение в письме корней слов, так как фонетическое письмо создает полную неразбериху, каждый будет писать так, как произносит, а произношение одного и того же слова может отличаться друг от друга, в зависимости от районов, от индивидуальных особенностей говорящего. Поэтому нужно писать не «akka», a «atka», не «okko», а «otko», не «barammьn, a «baranmьn», т.е. cохранять корни слов без изменения.

Затем существует вопрос — каким путем создавать термины для понятий, отсутствующих в якутском языке. В этом отношении намечаются следующие пути:

1. Перенимать готовые иностранные термины.

2. Создавать новые слова по аналогии словообразования на родном языке и придавать им определенное значение, например по примеру слова «berik» — взятка (от глагола «bier» — дай), произвести слово «etilik» — предложение (от глагола «et» — скажи), «barьk» — поездка (от глагола «bar» — иди). «tьlcьt» — словарь, от слова «tьl» («слово») по примеру «suolcut» — следопыт (предложение Баишева).

3. Создавать новые слова, заимствуя окончания из родственных тюркских языков; напр. от слова «kihi» — человек, «kihincet» — человечество, «sir» — земля, «sirinect» — землячество (взято окончание «nat») от слова «kьrьjar» — стрижет, «kьrьjarcь» — парикмахерская(окончание «cь»). Создав по этим принципам термины, опубликовать в виде особого треминологического словаря (предложение Баишева).

Эти вопросы до сих пор обсуждаются и не нашли еще авторитетного решенияя. На IV Пленуме ВЦК НА в Алма-Ата вопрос о фонетическом и морфологическом принципах орфографии был поставлен на обсуждении в связи с докладами Научного совета, Комитета якутской письменности, Казанского комитета НА и проч. По докладу о работе Якутского комитета письменности, была принята резолюция, в которой в п. 2 было поручено Научному совету ВЦК НА «осбо заняться изучением и разрешением вопросов создания якутского литературного языка, освоения научной и др. терминологии и установления орфографии».

К сожалению, это решение осталось на бумаге.

В целях создания научного органа, могущего руководить вопросами развития национальной культуры, в частности вопросами создания литературного языка, Президиум ЯЦИК в 1931 году постановил создать в г. Якутске научно-исслед. институт языка и культуры. Работа этого института не может пока развернуться, ввиду отсутствия соответствующих научных сил.

В 1930 г. при педфаке Иркутского университета было организовано якутское отделение, первой задачей которого была подготовка специалистов по якутскому и литературе. За отсутствием лингвистов-якутоведов и литературоведов, эта задача осталась невыполненной; якутскому отделению дан историко-экономический уклон.

Таким образом, перед Якутией чрезвычайно остро стоит вопрос о научных кадрах в области языка и литературы.

Заканчивая на этом обзор истории развития якутской письменности, должен оговориться, что изложенное далеко не исчерпывает вопроса, что в дальнейшем задача научных работников Якутии — собрать по этому вопросу исчерпывающий материал и дать полную картину того, как в течение 15 лет (из них 12 лет при Соввласти) бесписьменный якутский народ выработал устойчивую и совершенную письменность. Устойчивая и совершенная письменность помогает довести до широких масс все культурные, хозяйственные и политические мероприятия партии и советов и организовать действительную поддержку этих мероприятий со стороны трудящихся Якутии.

Якутия, имевшая к 1920 г. не более 3—4% грамотности среди якутского и пр. туземного населения, быстрыми темпами превращается в культурную страну.

В 1932 г. полностью осуществляется всеобщее обучение детей начального школьного возраста и начинаются мероприятия по введению семилетнего всеобщего обучения. Начальная школа якутизирована и снабжена учебниками на якутском языке. Во второй пятилетке будет осуществлена якутизация школы семилетки. Вся система политпросветработы и весь ликбез ведутся на якутском языке. В 1932 году будет выполнен план ликвидации неграмотности населения от 16 до 50 лет; процент грамотности туземного населения в 1931 г. достиг 45% (от 3—4% в 1920 г.). Ежегодно расширяется издательство на якутском языке, расширяется полиграфическая база. В 1932 г. будет закончена постройка и оборудование новой типографии. На якутском языке издаются 2 республиканские газеты, 4 районные газеты, 1 художественный журнал и несколько ведомственных журналов.

Но одновременно с успехами культурного строительства нужно отметить отставание в темпах развития издательства на якутском языке. С 1917 г. по 1932 всего издано в Якутии не более 250 названий книг на якутском яз., в том числе учебников и учебн. пособий около пятидесяти названий.

Быстрый рост грамотности населения требует расширения издательства на якутском языке и улучшения постановки дела книгораспространения.

На это должно быть обращено внимание местных, якутских организаций и направлена помощь центральных федеративных и союзных организаций.


Резолюция IV Пленума ВЦК НТА по докладу С.Н.Донского о деятельности Якутского Комитета нового алфавита
(Архив ЯНЦ РС(Я), ф.б, оп. 4, д. 1, лл. 12):

«IV Пленум... констатирует следующее:

1. До революции 1907 г. якуты были народом почти бесписьменным, т.к. существовавшие транскрипции, основанные на русскмо алфавите имели только и узко-миссионерское или узко-научное значение.

2. В 1917 г. Якутия, первая из всех народностей бывшей царской России, перешла на латинский, так называемый, новгородовский алфавит.

3. 9 марта 1929 г. Президиум ЯЦИК, учитывая политическое, культурное и экономическое значение нового унифицированного латинского тюркского алфавита постановил полностью унифицировать новгородовский латинский алфавит с новым латинским алфавитом.

... IV Пленум ВЦК НТА с удовлетворением отмечает факт полного и решительного перехода Якутии на новый латинский алфавит и постановляет:

1.

2. Поручить Научному Совету особо заняться изучением и разрешением вопросов создания якутского литературного языка, освоения научной и прочей терминологии и установления орфографии.

11 мая 1930 г.»

 

Яндекс.Реклама
Вы можете сделать правильное страхование осаго с помощью нашей фирмы.
Hosted by uCoz