На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

ГРАЖДАНЕ!

С момента переворота и до сих пор нами принимались все меры к тому, чтобы не пролилось напрасно ни одной капли крови, чтобы каждый из вас мог спокойно ожидать завтрашнего дня: мы щадили жизнь даже самым тяжким преступникам против воли народа. Но эти лица наше гуманное отношение к ним истолковывают как наше бессилие и нерешительность и распространяя всевозможные нелепые слухи, неуклонно стремятся к тому, чтобы вовлечь вас в новые ужасы восемнадцатого года. Стоя на страже сделанных завоеваний революции, и не допуская вовлечения города во все последствия борьбы, сегодня утром расстреляны следующие лица:

Соловьев В.Н. — бывший управляющий обл.
Капитан Каменский — уполномоченный ком. войсками военного округа — Иркутского округа.
Поручик Муравейский.
-»- Расторгуев Сергей.
Прапорщики: Шутов, Евгений Сухонин, П.А.Юшманов — член центр. ком. охраны, Н.И.Кондаков — член центр. ком. охраны, Голованенко — бывший тов. прокурора и член центр. ком. охраны, П.П.Филиппов, Антон Громадзинский, Вильконецкий — бывший полицейский, Н.В.Сыроватский — бывший начальник тюрьмы.

Подлинное подписал:
Начальник Якутского военно-революционного штаба
Гладунов.
19 февраля 1920 г.

Нац. архив РС(Я) ф. 441, оп. 1, д. 3, л. 8.


ЯКУТСКОЕ ПОВСТАНЧЕСТВО.
Август 1921 г. — 1 октября 1922 г.

  • Приказ № 2 Командующего Вооруженными силами Якутской губернии.
  • Письмо Владивостокскому Временному правительству от нач. Булгинского антибольшевистского отряда Охотского уезда.
  • Воззвание группы якутской трудовой интеллигенции – сторонников Учредительного собрания к якутскому народу.
  • Письмо вридуполномоченного ВЯОНУ П.Стручкова волостным уполномоченным по гражданскому управлению.
  • Обращение к гражданам Якутии участников Областного съезда ВЯОНУ. 9.03.22. (Чурапча).
  • Временное положение по управлению Якутской областью.
  • Обращение к красноармейцам от имени ВЯОНУ.
  • Обращение корнета Коробейникова к юным гражданам Якутии.
  • Воззвание к гражданам Якутии информационного отдела повстанческой армии.
  • Доклад инструктора Губревкома Тарасова председателю ЯГРК П.А.Ойунскому о незаконных репрессиях со стороны красных отрядов по отношению к мирному якутскому населению.
  • “Воззвание братьям-якутам, восставшим против Советской власти”. ПредРевкома П.Ойунский.
  • Обращение предс. ВЦИКа М.Калинина к населению Якутской Советской республики.
  • Открытое письмо М.Аммосова якутской национальной интеллигенции. Июль 1922.
  • Ответ национальной трудовой интеллигенции на письмо М.Аммосова.
  • Доклад секретаря Якутского обкома ВКП(б) И.Барахова “Якутское национальное восстание 1921 г., его причины и ликвидация”. Март 1928 г.
  • Сведения об убытках и расходах, нанесенных гражданской войной в улусах и округах Якутской области. Составлено 1.03.23.

ПРИКАЗ № 2
КОМАНДУЮЩЕГО ВСЕМИ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ ЯКУТГУБЕРНИИ
ОТ 4 ЯНВАРЯ 1922 ГОДА

гор.Якутск

В течении трех месяцев борьбы с бандитизмом в Якутгубернии, местными губернскими органами Революционной власти, в надежде на благоразумие населения и бескровной ликвидации бандитизма достаточно было проявлено гуманности по отношению к бандитам и их пособникам и допущены всяческие послабления населению прилегающих к фронту волостей. Но благодаря злой воле кучки грабителей народного достояния, ставшей главарями бандитского движения, контрреволюционерам, стремящимся вернуть себе былое величие, а также и обольщенной десятком аршин мануфактуры, обманутой им и примкнувшей к ним темной массы якутов и тунгусов — расчеты на благоразумие не оправдываются, бандитское движение затягивается, разоряя население охваченных им районов, ... тем же разорением и прилегающих к фронту волостям. Хозяйственная жизнь и строительство рабочих якутов и крестьян тормозится и стоит перед угрозой полного упадка. В целях скорейшей ликвидации бандитизма и восстановления нормальной жизни всего честного трудового населения Якутгубернии

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Наслежным, сельским и волостным Советам, органам Милиции и всем честным гражданам выдать Военному Командованию и органам Чека всех бандитов и их пособников и сочувствующих им. Оказывать Военному Командованию и Чека полное содействие.

2. Военному Командованию и органам Чека на местах отбросить всякое миндальничание и выжидание и самым решительным образом приступить к полному уничтожению бандитов.

3. Всем бандитам немедленно разойтись по своим домам и приступить к мирному труду и восстановлению своего хозяйства, оружие же сдать Военному Командованию. Бандитам, добровольно сдавшим оружие и вернувшимся к своему хозяйству, гарантируется неприкосновенность.

4. Бандиты, не явившиеся и продолжающие борьбу, а также и их сообщники объявляются ВНЕ ЗАКОНА. Их семьи арестовать, имущество конфисковать и распределять между беднейшими сельским населением и семьями красноармейцев.

5. Войсковым частям Красной армии оказывать всем честным гражданам, рабочим и крестьянам полную поддержку и защищать их от насилий, чинимых бандитами.

6. Гражданам, не сдавшим еще продналога, немедленно приступить к сдаче такового. Все, не сдавшие продналог, за исключением тех, с которых снят, постановлением Губревкома будут приравнены к бандитам и врагам Рабоче-Крестьянской власти.

7. Настоящий приказ прочесть во всех ротах, командах. Широко опубликовать через газету и отдельным изданием среди населения вывесить на видных местах во всех учреждениях и предприятиях и уревкомах.

Врид.Комвоорсилами А.Козлов.
Пред.Губ.Чека А.Агеев.

Выписка из газеты “Ленский коммунар” за № 7 (390) от 11 января 1922 г.


Копия

Владивостокскому Временному Правительству.

От Начальника Булгинского Антибольшевистского Отряда,
Охотского уезда.

Неоднократно уже сообщалось о положении Охотского уезда, что с 17 апреля Охотск находится в крайне тяжелом положении. Со дня переворота упомянутого числа все население находится в противоположном лагере с оружием в руках, в крайне напряженном состоянии, мирная жизнь безусловно нарушена и замерла и со дня переворота, живя в таком напряженном состоянии, все население безусловно крайне исстрадалось и все возлагаемые надежды на Владивостокское Правительство оказались тщетными.

Население крайне встревожено молчанием Владивостокского Временного Правительства, в особенности якуты, тунгусы и все остальные инородцы, которых за последнее время очень много съехалось в Охотский уезд и все, как один, ждут помощи от Владивостокского Временного Правительства как с экономической, материальной точки зрения и реальной силы.

Масса тунгусов и беженцев якутов и русских с Якутской области, которым дальше бежать некуда, находятся в крайне отчаянном положении и, если только Владивостокское Временное Правительство не окажет помощи, — безусловно все должны подвергнуться самым жестоким, кровавым расправам большевиков.

Усиленная мобилизация в Якутской области, как на военную, так и трудовую повинности инородцев, еще более усилила приток в Охотск. Несмотря на тысячеверстное расстояние, люди идут пешком, бросая семьи на произвол судьбы и на жестокую расправу большевиков.

Пока не поздно, — спасите Охотск, ибо Охотск имеет громадное Гоударственное значение и при нормальной обстановке, — Охотск может в очень скором времени оказать Правительству поддержку: масса различных богатств, а в особенности пушнины большие залежи — все распрятано по тайге и все ждут установления нормальной жизни.

Шлите боеприпасы, продукты и представителей... И последний раз убедительно прошу от имени всего населения, вверенного мне отряда — хотя бы поставить нас в известность о взоре внимания Владивостокского Временного Правительства на Охотск и, если только не будет оказано какой-либо помощи с Владивостока, то не нужно быть пророком того, что Охотск не скоро вернется в Русские руки.

Спешите на помощь, не жалейте затраты, ибо все можно отдать. Каждый сознательный человек и патриот Родины строго учитывает скудное материальное положение Правительства в настоящее время и тем не менее призываем на помощь Владивостокское Временное Правительство, а мы, не теряя надежды на Вашу помощь, будем держаться до последней капли крови до прихода Вашей помощи.

Отряд состоит в основном из якутов, камчадалов, тунгусов и русских.

Подлинное подписали:
Начальник Булгинского Отряда И.Яныгин.
Помощник начальника отряда и член Городского Самоуправления В.Козлов.
Секретарь А.Попов.

Национальный архив РС (Я) ф.441, оп.1, д.3. л.л. 13—14.


Братья якуты!

Уже третий год в Якутской области свирепствуют большевистские комиссары, разбойничья чека безпощадно расстреливает наших дорогих собратьев. В течение двух лет со дня декабрьского переворота мы жили во власти красного террора. Большевистская банда в Якутске именем рабочих и крестьян России безпощадно расстреливала лучших представителей Якутской и местной русской интеллигенции. Кровью якута и русского обагрены окрестности наших городов. Расстреливались под именем «контрреволюционеров» не только так называемые «буржуи — злостные враги соввласти», но и честные якутские рабочие и хамначиты только за то, что не могли участвовать в кровавых оргиях большевистских комиссаров-заправил, только за то, что не сочувствовали злодеяниям, совершаемым чекою. Чекисты, опричники нового «красного царя Ленина», безнаказанно грабили и убивали мирное население, отбирая последнее не только у богатых, но и у бедных.

Вы сами прекрасно знаете, кто такой чекист, чекист живет в лучшей квартире, одевается во все лучшее, катают их «поклонцу» на буржуйских рысаках и пускает в свой карман награбленное от населения имущество. В то время как рабочие и крестьяне России стонут от ужасного голода, якутские чекисты живут припеваючи в барских домах, пьянствуют, едят ветчину и даже употребляют сахар, отобранный силой из ртов голодных детей, сытые и пьяные чекисты, как настоящие опричники, безпощадно расстреливали, пытали и сажали в темные подвалы честных смелых якутов-крестьян и трудовую интеллигенцию.

То же самое, но в еще более широких размерах происходит в России, в далекой Сибири. Кровь расстрелянных и замученных братьев льется рекою по всему миру Великой России.

Стоны и слезы матерей и детей, погибающих от голодной смерти, наполнили города и села нашей родины. Кто такие совершают эти небывалые преступления? Большевистские комиссары, упоенная властью большевистская опричнина — Чека. Все это они говорят именем того же самого рабочего и крестьянина, которых грабят и убивают, во имя социальной революции они истребили большую часть трудовой интеллигенции.

Наглость этих разбойников дошла до того, что они именуют себя «коммунистами» и уверяют, что будто бы они насаждают коммунистический строй на земле.

Помните, дорогие братья! Какие это коммунисты, это не коммунисты, это настоящие разбойники, но более умные и хитрые, — и чтобы творить свои злодеяния безнаказанно, они прикрываются под маскою коммунизма. Эти люди своими кровавыми ломами навсегда осквернили святыню истинного коммунизма.

Рабочие и крестьяне России поняли, что нет житья с этими людьми и навсегда отвернулись от них. Целых пять лет они грабили всю Россию, разрушили до основания нашу промышленность, транспорт и города, до последнего времени они нагло уверяли, что рабочие и крестьяне идут за ними, что они дадут им хлеб и волю. Но в действительности они вместо хлеба дали камень, а вместо воли — опричнину чека. А теперь они продают истерзанную голодную Россию с молотка иностранному капиталу. За что, спрашивается? Не только за долги Николая Романова. Четыре года назад эти люди кричали во всех улицах и перекрестках, что они никаких договоров кровавого царя Николая не признают, что меньшевики, эсеры, которые шли против них, есть предатели рабочего класса, что они являются прихвостами русской и иностранной буржуазии. Но что же мы видим теперь, четыре года спустя? Эти же люди, эти наглые обманщики трудового народа сами теперь продают Россию. Кому же — тому же иностранному капиталу. Они продают в рабство капиталу всю Россию, весь трудовой русский народ. В частности, наши якутские «коммунисты» пообещали якутскому трудовому населению и советы, и «автономию», а в самом деле у власти и теперь такие авантюристы-разбойники, не имеющие ни племени, ни роду как Зайцевы, Литвиновы и Сокольниковы. Что вместо советов Якутской области свирепствуют «Ревкомы». Якутское трудовое население издалека слышит, что в Губревкоме восседают такие же хамначиты Аммосовы и Слепцовы, что они каждое лето ездят в далекую Москву на поклон к Красному царю Ленину. Вот что у них называется властью хамначита и трудового населения.

Наша общая родина Россия погибает от ига большевизма. Но могут ли допустить такой ужасный позор все честные граждане России, весь трудовой народ и Интеллигенция? Нет, никогда! Спасение погибающего отечества — их священный долг. Сын, искренне любящий свою родную мать, должен спасти ее от голодной смерти. Уже нашлись честные граждане, которые открыто выступили против большевистского ига во имя спасения своей родины, это народные партизаны, силою оружия сбрасывающие большевистскую свору. Партизанское движение охватило всю Россию. Пробил последний час большевистской деспотии.

Не должна равнодушно созерцать на гибель России и честная Якутская трудовая интеллигенция, уцелевшая от красного террора. Небольшая группа, наиболее преданная интересам трудового народа, уже встала в ряды славных партизан и выступает против большевистской деспотии с определенным лозунгом: «Вся власть Учредительному собранию». Они призывают всех честных граждан и своих товарищей встать в ряды народных партизан и общими силами отбросить навсегда подгнившее в корне иго большевизма.

Долой тиранству большевиков!
Долой красную опричнину Чека!
Да здравствует Учредительное собрание!
Да здравствует власть трудового народа!

Группа якутской трудовой интеллигенции
сторонников Учредительного собрания.

1922 год, 22 января.

Национальный архив РС (Я) ф.441, оп.1, д.11.
л.л. 276—280


Циркулярно

ВСЕМ ВОЛОСТНЫМ УПОЛНОМОЧЕННЫМ ПО ГРАЖДАНСКОМУ УПРАВЛЕНИЮ

Многострадальное Якутское население в настоящее время с оружием в руках освобождается от ига Соввласти и коммунистического террора. Коммунистическая партия через ревкомы, советы, и карательные органы всех оттенков в продолжении двух лет учиняла неслыханные чудовищные издевательства над мирными гражданами области, зверски измучены, расстреляны самые лучшие и образованные якуты и русские, защищавшие правопорядок и законность, все честные граждане всех волостей и уездов нашей родины приравнены к животным, лишенные всяких юридических прав и подвергаясь к изоляциям разных категорий, без различия качественного ценза у граждан отнимались в порядке конфискации их последние гроши; благодаря чему теперь наша родина окончательно обнищала. Массовые убийства и грабежи большевиков, в протяжении двух лет, породили духовное обнищание и антинравственность среди населения. Миролюбивое и патриархальное население области, не вынося дальнейшего издевательства большевиков, которое принимало чудовищные размеры, твердо и неуклонно решило свергнуть палачей-коммунистов с их кошмарно-кровавого трона! В эти священные дни освобождения своей родины от ига интернациональных коммунистов-палачей среди населения не должно быть никаких споров и кляуз друг на друга. Всякие споры и разногласия дают раскол среди населения, подрывая его духовную спаянность и гражданскую солидарность, которым враг пользуется со всей умелостью своего вероломного метода. Во имя окончательного и успешного раскрепощения от ига большевиков нужно отдельным гражданам оставить все те неприязненности, которые имеются между ними, помня, что только при этих условиях — залог нашего общего спасения. Среди населения в эти тяжелые дни, когда кровь братьев проливается морем, для нашей же защиты не должно быть замечено ни воровства, ни грабежа и т.д. Грабеж и воровство были благословляемы только большевиками, но мы им подражать не будем, мы будем бороться с грабителями, ворами и убийцами, хотя бы они были и не большевики, мы пойманным ворам и грабителям будем применять те же меры, какие присуждаем коммунистам, т.е. расстрел! Вам, волостным уполномоченным, предписывается уверенно и твердо бороться с неспаянностью населения, с различного рода ненормальными явлениями, как грабежи и стяжательство и др. Пойманных преступников при фронтовой полосе передавать в руки военных властей для их уничтожения, а вне фронтовой полосы — следственным властям по принадлежности.

26/II — 1922 года. № 26.

Копия с копии верна:
Вридуполномоченный Петр Стручков.
Пом.секретаря
Ник.Спиридонов.

Национальный архив РС (Я), ф.441, оп.1, д.11. л. 9


ГРАЖДАНЕ ЯКУТСКОЙ ОБЛАСТИ!

Областной Учредительный Съезд Представителей населения и местностей, освобожденных от большевиков, собравшись в с.Чурапча Якутского уезда 2-го марта с/г, имел суждение об организации Временной единой областной военно-гражданской власти для ведения борьбы с большевиками в области, учитывая положение настоящего политического момента, а также выражая надежду на скорейшее сокрушение Российской Республики Советов мощным духовно-физическим натиском Государственно-мыслящих — группировок патриотов Отечества и на водворение на территории Российского Государства правопорядка и законности на основе НародоВласти, выработал нижеследующую политическую программу:

§ 1

Верховная власть в Области должна принадлежать всему народу.

§ 2

Народная власть в Якутской области должна бороться с большевиками за восстановление Родины в контакте с другими антибольшевистскими областными Правительствами.

§ 3

До изгнания большевиков из Якутской области Якутское Областное Народное Управление должно в самом непродолжительном времени созвать Народное Собрание на основе всеобщего избирательного права без участия коммунистов (большевиков) и их приспешников для выработки Конституции Областного Самоуправления.

§ 4

Население Якутской области, в целях скорейшего и вернейшего изгнания большевиков из Якутской области, должно сплотиться вокруг своей Областной Власти, стоящей на принципе Безпартийности.

§ 5

Большевиков (коммунистов) рассматривать как Государственных преступников, насильственно захвативших Верховную Власть Российского Государства.

§ 6

Не допускать насильственного захвата Власти одной какой-либо политической партией, восстановить неприкосновенность личности, имущества и жилища и обеспечить все гражданские свободы.

ГРАЖДАНЕ!

Много говорить о терроре чекистов и инструкторов и ревкомистов значит только терять время: все их дела Вам всем хорошо известны, повторять не будем. Одно только скажем: население Якутской области от мала до велика, от слабого до сильного воедино восстало против угнетателей-большевиков и узурпаторов Народной Власти. Единый боевой клич и лозунг:

«ДОЛОЙ БОЛЬШЕВИКОВ!»

ГРАЖДАНЕ!

Чтобы сломить врага, необходимо единение всех слоев населения, всех политических группировок вокруг своей Областной Власти. Чтобы добить врага, необходим сплоченный и организованный тыл. Наши доблестные вожди и бойцы быстро сломят и уничтожат трусливого врага лишь в том случае, если население будет продолжать начатое дело с таким же рвением и готовностью, как это делается теперь. Ведь Вы видите, что кругом говорят. Что же говорят? Говорят, берите все, что нужно Вам для борьбы, с большевиков. В случае победы красных все мы будем уничтожены кровожадными чекистами, — или жизнь, т.е. полная победа над этими разбойниками, или смерть. Середины быть не может.

ГРАЖДАНЕ!

Решается вопрос жизни или смерти Якутского Народа. Выбор единый: желаем жить, освободиться от кошмарной диктатуры чекистов, разбойников-коммунистов. Несите, граждане, в казну Народной Армии все, что можете, продолжайте посылать своих сынов на славный бой — на освобождение Родины от этих отбросов человечества — чекистов. Объединитесь вокруг своей временной Областной Власти, избранной нами в составе 5 лиц, под названием «Временное Якутское Областное Народное Управление».

Исполняйте ее требования и приказы с полным сознанием чрезвычайной важности момента — быстро, точно и аккуратно. Помните — спасение в единении.

Да здравствует Народная Власть!

Подписали: Председатель Якутского Областного Съезда Г.Ефимов.
Товарищи председателя: Ив.Афанасьев и Петр Слепцов.
Секретари:
Михайлов, Аф.Говоров и М.Слепцов.

1922 г. Марта 9 дня с.Чурапча.

С подлинным верно: Секретарь А.Говоров.

Настоящую копию Президиум Якутского Областного Съезда препровождает П.-Павловскому Сельскому Управлению, для широкого распространения среди населения П.-Павловского Сельского Общества.

1922 г. Марта 12 дня.

Председатель Съезда: Ефимов.
Секретарь: Колодезников.

Нац.архив ф.441. оп.1, д.1, лл. 3—4


ВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПО УПРАВЛЕНИЮ ЯКУТСКОЙ ОБЛАСТЬЮ

РАЗДЕЛ 1.
О ВРЕМЕННОМ ЯКУТСКОМ ОБЛАСТНОМ УПРАВЛЕНИИ.

Для борьбы с большевиками и для установления на местах, освобожденных от Соввласти, правопорядка и законности, учреждается Единая Военно-гражданская власть в лице Врем.Як.Обл.Нар.Управления, состоящего из председателя, заместителя председателя, трех членов и двух к ним кандидатов по избранию Якутского Областного Съезда; причем один из действительных членов должен быть из военных.

Примечание:

а) Временное Якутское Областное Управление функционирует впредь до установления органов Власти Якутским Областным Народным Собранием.

б) Члены Управления, а также их кандидаты избираются съездом тайным голосованием. Голосование должно произойти персонально, а не по списку.

Временному Якутскому Областному Управлению принадлежит вся полнота верховной власти в пределах Якутской Области, исключая заключения мира, объявления войны и сношения с другими государствами.

По ликвидации большевиков в пределах Якутской Области, Областное Народное Управление обязано в кратчайший срок приступить к созыву Якутского Народного Областного Собрания, отражающего волю всего населения, на основе четырехчленной формулы без участия коммунистов и их приспешников, установления формы правления, для выработки конституции и т.д. Голосование должно быть персонально, а не по списку.

Областное Народное Управление руководит военными делами, вмешиваясь в дела стратегического оперативного характера.

Примечание: Командование всеми вооруженными силами Якутской Области возлагается на члена-заведующего военным отделом Областного Народного Управления. Областное Народное Управление при установлении на местах — в уездах, улусах, наслегах — органов административной, судебной власти придерживается принципа отделения суда от администрации. Областному Народному Управлению предоставляется право установления института управляющих уездами Областного и уездных органов судебной власти в порядке назначения. Областное Народное Управление должно выработать об административных и судебных органах власти временные положения, руководствуясь правовыми нормами, обычным правом и бытом местного населения, пользуясь положениями о земских учреждениях Временного Всероссийского Правительства от 1917 г. как целевым материалом.

РАЗДЕЛ 2.
О ВРЕМЕННЫХ ВОЛОСТНЫХ, СЕЛЬСКИХ И НАСЛЕЖНЫХ УПРАВЛЕНИЯХ

В волостях учреждаются институты волостных управлений, состоящие из председателя и 4 членов, избираемых волостным съездом представителей по одному от каждого наслега.

Примечание:

а) Число членов волостного управления может быть увеличено по усмотрению съезда.

б) Члены волостного управления избираются тайным голосованием и персонально.

в) Волостные комиссариаты, где они уже избраны, переименовываются в волостные управления, инструкторы же назначенных волостных уполномоченных по гражданскому управлению упраздняются и производятся выборы по общему положению. Причем волостям, если они находят целесообразным, предоставляется право переизбрания. Волостные Управления из себя представляют административный орган власти, в своих работах руководствуются особым положением о них, выработанным Областным Народным Управлением.

В селениях и наслегах учреждаются институты сельских и наслежных управлений, избираемых народным собранием без участия коммунистов и их приспешников, тайным голосованием и персонально. В селениях число членов должно состоять из 3-х лиц, а в наслегах по усмотрению Народного собрания, но не менее 3 лиц.

Примечание:

Наслежные комиссариаты, родовые управления, где они уже избраны, переименовываются в наслежные управления, прочим наслегам, если они находят целесообразным, предоставляется право переизбрания.

Сельские и наслежные управления из себя представляют административный орган власти по селению и по наслегу и в своих работах руководствуются особым положением о них, выработанным Областным Народным Управлением.

РАЗДЕЛ 3.

В волостях учреждаются волостные народные суды, избираемые съездом волостных, наслежных и сельских народных судов, состоящих из председателя и четырех членов. Судебные власти по волости в своих работах руководствуются положением о судах.

Сельские и наслежные суды избираются народным собранием без участия коммунистов и их приспешников. Суд состоит из председателя и 3 членов.

Сельские и наслежные суды из себя представляют исключительно орган судебной власти по селениям и наслегам, в своих работах руководствуются положением о них, выработанным Областным Народным Управлением.

Подлинно подписали
председатель комиссии: Г.Ефимов.
Члены: Иван Афанасьев, Д.Борисов.
Секретарь: И.Говоров.
С подлинным верно: Секретарь ВЯОН Управления: М.Слепцов.

Национальный архив РС (Я) ф.441, оп.1, д.3 лл.24—25


ГРАЖДАНЕ КРАСНОАРМЕЙЦЫ!

Вы с самой ранней осени воюете с восставшим против коммунистов якутским населением, сами того не зная для чего, собственно, Вы рискуете своей жизнью. Вы сами знаете результат всей зимней кампании по настоящее время включительно. Коммунисты потеряли весь Якутский уезд, Верхоянский, Колымский и Оймяконский округа, Вилюйский уезд накануне падения. Они загнаны в Якутске и еще в некоторых местах по долине реки Лены. Таким образом, Советская власть фактически свелась на нет и недалек тот час, когда они прекратят свое существование. Если у коммунистов плохи дела здесь, в Якутской области, то дела у них еще сквернее там, в Сибири и за Уралом. Уфа занята нашими друзьями, Златоуст, Челябинск, Курган и Петропавловск заняты; Кустанай также. В Омске произошел бескровный переворот и большевики бежали в Ново-Николаевск. Томск после трехдневного сильного боя взят нашими друзьями. Тайга и Мариинск заняты. В Барнауле и Бийске народная власть. Из Минусинска большевики бегут в сторону Красноярска. В Иркутской губернии массовое восстание. А относительно Востока коммунисты вам, наверное, и так говорят правду, а потому нам незачем вам и сообщать. Только одно очевидно, что весь Восток, вплоть до Иркутска, для коммунистов потерян. О возврате Востока и речи быть не может.

Вот, видите ли гр.красноармейцы, дела у коммунистов и Советской власти скверны. Недалек тот час, когда интернациональные бродяги-коммунисты должны будут по всей России ликвидированы. Скоро восставшее якутское население их добьет без остатка. Вы, красноармейцы, дети народа, опомнитесь, за что деретесь? Пощадите свою безвинную жизнь. Бросьте красноармейский ярлык ненавистный и будьте гражданами своей дорогой родины. С оружием в руках сдавайтесь и ваша жизнь будет неприкосновенна. Свергните ваших повелителей коммунистов, которые вас кругом обманывают. Они на вас смотрят как на стадо баранов и вас превращают в кусок винтовочного мяса. Граждане красноармейцы, будьте верными сынами своей родины и уничтожьте коммунистов и примкните к нам с оружием в руках.

Временное Якутское Областное Народное Управление.

Национальный архив РС (Я) ф.441, оп.1, д.11. лл.1—2


ЮНЫЕ ГРАЖДАНЕ !

Вот уже шесть месяцев, как население Якутской области восстало против угнетателей-большевиков и борется с ними не на жизнь, а на смерть. Тыл и фронт бесповоротно решили: или смерть, или жизнь, или полная победа над врагом, полное уничтожение и изгнание его из родины, или вечное порабощение и гнет большевизма со всеми его ужасами: убийствами, грабежами, насилиями. Это хорошо поняли наши отцы и братья и все без различия — грамотный и неграмотный, богатый и бедный, сильный и слабый — как один сомкнулись в тесные повстанческие ряды и дружным напором опрокинули первые ряды кровожадных врагов, шаг за шагом освобождая свою родину от ига разбойников-чекистов. Каждый день приносит все новые и новые вести о победах на фронте и близок час, когда население Якутской области последним усилием сбросив жалкие остатки красных банд, сможет, наконец, вздохнуть свободно полной грудью и посвятить себя всецело работе по воссозданию совершенно подорванной этой братоубийственной войной хозяйственной жизни родины. Однако враг еще силен, нужно последнее мощное усилие, чтобы раз и навсегда сломить его упорство и освободить народ от железных лап красного Чудовища. Нужно иметь постоянный запас командного состава в нашей армии, нужно непрерывно пополнять ряды выбывающих во время сражений добровольцев, чтобы мощь и сила нашей добровольной армии не ослабевала. В этих целях Временным Якутским Областным Народным Управлением организуется учебная команда, в задачи которой и входит подготовка младшего командного состава для нашей все увеличивающейся и увеличивающейся армии. Только при этих условиях, когда каждую минуту у нас будет в запасе кадр подготовленных военных командиров, готовых по первому требованию пополнять ряды погибших бойцов, будет обеспечена полная победа. К Вам, юные граждане, обращается Областное Народное Управление с призывом: Все, кому дороги интересы Родины, кто еще не забыл всех ужасов владычества большевиков, придите на помощь Вашим отцам и братьям, поступайте добровольно в организуемую Учебную команду, чтобы в трудный момент сменить их, уставших и павших в бою. Не забывайте, что это дело наше общее и, если не откликнемся мы, то никто нам не поможет.

Еще раз призывая Вас, юные граждане, послужить делу освобождения Родины, Народное Управление глубоко верит, что Вы откликнетесь на его зов и поможете свергнуть ненавистное всем нам иго. Вся надежда и вера на Вас.

Запись лиц, желающих поступить в Учебную команду, производится у районных управляющих, которые соответствующие списки направляют Командующему Армией Корнету В.А.Коробейникову.

Национальный архив РС (Я) ф.441, оп.1, д.1, л.16.


НЕ ВЕРЬТЕ, ГРАЖДАНЕ, БОЛЬШЕВИКАМ

Вот уже третий год, как в Якутской области свирепствовала большевистская власть, власть насильников и угнетателей народа. Сколько горя и страданий перенесло на себе за эти годы население. Сколько лучших сил потеряла область и сколько молодых энергичных людей изнемогало под суровыми пытками чекистов, злодеяния которых всем известны. Также многие были свидетелями жестоких и массовых расстрелов ваших дорогих друзей, общественных деятелей, как русских, так и якутских. Большевистские комиссары, не стыдясь в своих средствах и не вникая в виновность или невиновность, замучивали Ваших передовых и лучших людей. Все время морочили народ разными благами земного рая, но только привели сельское хозяйство к разорению своими постоянными разверстками, налогами, нескончаемыми реквизициями и просто обдиранием частно-нужного для обихода и оборудования хозяйства имущества. Да, Советская власть была, есть и будет властью пустых обещаний и обмана, бессердечных расстрелов и пыток, властью кучки проходимцев, а не пролетариата, так как сами сознаются в своем «Коммунаре» /4 мая с.г. №89 речь т. .....това/, что такового у нашей области нет.

Но вы, граждане, поняли обман Соввласти и восстали против нее с оружием в руках. Ваше терпение лопнуло. Вы стремитесь к мирной трудовой жизни, которой лишили Вас большевики постоянными мобилизациями и на работы, и рабочих. Также поняли нелепость Соввласти и в других областях: вся Россия в настоящее время волнуется, как море негодования, и настали последние дни власти Советов.

Большевики и теперь не теряют надежду обмануть народ: они меняют, как змеи, кожу, ласкаются к грозному свободолюбивому народу и продолжают менять свои предательские, шаблонные хитрости.

Красный центр думает, что Якутский народ недоволен тем, что долго не получали советской автономии, якобы очень нужной для края. Потому центр спешил ввести Автономию. Но нужна ли она нам и что такое Советская автономия? Мы еще и прежде были убеждены, что наши якутские совработники при автономии еще более распустятся, так как чувствовалось, что центр удерживал вожжи ревнителям коммунизма, на самом деле оказавшихся хулиганами, истерзавшими нашу нравственность. А теперь всякий поймет: Советская автономия нам ничего не даст и что в ней остаются те же работники, как Кривошапкин, Кривогорницын, Сокольников и пр. уж больно известные совработники.

И в Якутской АССР те же порядки и та же власть угнетения и унижения честных сынов нашей Родины. В этой будто бы самостоятельной республике будут править те же дети Ленина и Троцкого-Свердлова и новая республика будет пасынком Советской России.

Не верьте, граждане, большевикам.

Они начали пускаться на новые хитрости, чтоб обмануть наивных и доверчивых детей природы. Они объявили амнистию от имени новой республики, освобождающую всех политических заключенных, но на свободе останутся наиболее слабые и неспособные к борьбе, а более активные борцы находятся на фиктивной свободе, которая еще сильнее ужалит и уничтожит их, т.к. Соввласть не перестанет следить за ними и постарается приставить к ним шпионов и предателей и они снова будут арестованы и преданы суду и расправе чекистов и трибунала.

Не верьте, граждане, большевикам.

Они начинают давать пропуска на выезд всем прежде угнетенным лицам, как то, заложницам, амнистированным, мобилизованным, ученикам и т.п. Они такими их мягкими мерами хотят заслужить внимание народа и усмирить бурный взрыв гнева последнего. Большевики догадались, что не надо раздражать народные нервы. Они этим хотят быть в овечьей шкуре, но сердце-то то же, и стелет мягко, но будет жестко спать, кто поверит им.

Так было в Забайкалье в 1921 году, когда приемы находящегося ныне в Якутске Байкалова (хотя его прозвище было и другое, но он-то все тот же) кончились страшными массовыми расстрелами усмирившегося населения, поддавшегося вражеским его ласкам.

У них еще другая цель, а именно: хотят с выпускаемыми разослать в нашу среду своих сторонников, агентов, шпионов и пр., т.к. прежние их приспешники, будучи строго преследуемы, вывелись из нашей среды или ушли от них совершенно. Вот с какой целью пускают они народ в улусы якобы на работы по хозяйству.

Граждане, не верьте красным. И как глубоко преданные делу народа, преследуйте всюду врагов его — советских агентов и шпионов (могущих попасть в нашу среду вместе с едущими действительно на свободу из города, где царит тот же произвол: держать и не пускать).

Да будут отсечены живущие во вред общества и мирной жизни.

Граждане, не верьте, большевикам.

Доказательством того, что большевики лгут, не стесняясь — вот факты:

при сражении 28 марта с.г. в Тулагинском наслеге в доме Эверстова красных погибло около сотни человек и 10 раз больше белых. На самом деле наших погибло десять человек и 6 ранеными, да братьев санитаров убито 2, ранено 7. Населению города обещали очистить врагов до посева, но к посеву они остались в одном голодном городе и они ослабели до того, что не поддаются ни на какие поддержки от народа и живут какими-то миражами, как будто могут прилететь аэропланы с армией из Москвы.

Они утешают оставшихся в Якутске своих бойцов тем, что Амгинская слобода занята, на самом же деле те принуждены были оставить совсем слободу.

Большевики в Якутске распространяют слух, что белые всех выезжающих из города обстреливают и чтобы доказать эту свою ложь, они по Намской дороге сами сделали засаду и обстреливали выпущенных ими же мирных людей. Вот до чего они хотят очернить нашу новую власть, новую защитницу мирной жизни.

Такие гнусные меры доказывают, что наши враги слабеют и это должно нас ободрить и нам нужно добить народных врагов-большевиков. Все жители Якутской области должны объединиться под одним призывом наших дорогих руководителей, героически отказавшихся для общего спасения Родины от спокойной жизни и объявивших пожизненную борьбу с большевизмом.

Объединяйтесь, граждане, в тесный круг.

Не верьте большевикам, обманщикам.

Долой Соввласть, долой коммунистов, грабителей народа, провокаторов всенародных.

Да здравствует народ и его власть!

Информационный Отдел штаба Армии.

Национальный архив РС (Я) ф.441, оп.1, д.1. лл. 17—18.


Председателю Якутского Губернского
Революционного комитета т.Ойунскому

ДОКЛАД

Будучи командированными в Тулагинский и Кильдямский наслеги, Восточный и Западный Кангаласский вол. и Кильдямское сельское общество согласно приказа Отдела Управления от 4/IV с.г. за №8 и данного им мандата от того же числа за №1437 для установления органов власти и урегулирования хозяйств в территориях, освобожденных от белобандитизма, нам пришлось натолкнуться на печальные стороны ведения борьбы с последними нашими военными частями на фронте. Какова бы ни была война, каковы бы ни были средства и приемы борьбы с непримиримым врагом, все же нам приходится констатировать весьма многое не соответствующее приказу... по ликвидации белобандитизма Губревкомом и военно-политическим совещанием. Из Кильдямского сельского общества вместе с отступившими бандитами после боя в Тулагинцах большая половина населения бежала добровольно, частью уведена насильно, бросив свое хозяйство на произвол судьбы. Никакие мероприятия по охране и урегулированию оставшихся имуществ ни военным командованием, ни оставшимися в деревне членами общества приняты не были. Часть имуществ растаскана, часть роздана семьям красноармейцев. Настроение крестьян неопределенное, сочувственное к белобандитам. Во время месячного стояния в деревне бандиты организовали исполком и Народный суд. Во главе исполкома стоял местный кулак Канин. Проповедовали Учредительное собрание, свободу вероисповедания, торговли и инициативы, полную неприкосновенность имущества и жилища и т.д. Уверяли, что при их власти не будет застенков и угнетения мирных жителей, которые преследовались Губчекой и отдельными работниками Сов.власти. Со стороны бандитов, по словам местных крестьян, мирным жителям не были применены никакие репрессии, давления, за исключением четырех произведенных ими расстрелов. Фураж, продовольствие и т.д. у них... и расстреляны местные крестьяне. Командиром отряда, стоявшего в селении, был русский учитель Семенов Гавриил, при нем был свой штаб с медперсоналом, несколькими интеллигентными силами из якутов. Отряд состоял исключительно из якутов. В своих выступлениях на устраиваемых митингах, собраниях говорили, что они имеют связь с правительством Меркулова... Что оттуда ожидаются люди, снаряженные им на помощь. Ввиду малочисленности населения сельревком пришлось не организовать, а назначили уполномоченного Губревкома в лице тов.Пшенникова Дм., помощником его тов.Назарова Евгения и секретарем тов.Волкова — они местные жители. Дали им соответствующие директивы о плане работ на первых порах. (См. протокол от 7.04.с.г.). В Кильдямском и Тулагинском наслегах, кроме остатков сгоревших домов и юрт, нет ни одной живой души. Население указанных наслегов поголовно ушло с отступившими бандитами. Домашнее имущество, хозяйственный инвентарь, скот, хлеб, все оставлено. Население бежало в панике с отступившими, оставив все, что было для него дорогого, добытого потом и кровью десятками лет, думая об одном — лишь бы спасти свои шкуры. Оставленное имущество расхищалось всеми, кому только было не лень, мародерство достигло небывалых размеров. Брали все: скот, хлеб, домашнюю утварь, хозяйственный инвентарь, одежду и никто на это не обращал внимания. Только за последнее время распоряжением военкомандования начали вывозить остатки имущества и давать в Мархинский комитет общества. Имущество принято Продкомом, хлеб вывозится им и принимается агентами. Паническое бегство населения указанных поселков выясняется тем, что в Тулагинском наслеге, в местности Ельник были вырезаны около десятка домов мирных жителей, не исключая детей и женщин, Мархинским отрядом под командованием некоего Пшенникова. Причиной жестокой расправы послужило то, что незадолго до последнего наступления на Тулагинцы, Мархинская... (попала на засаду и погибла).

Гибель этой разведки приписана шпионажу и укрывательству бандитов этими жителями, после чего был произведен кровавый акт. На Мархе командиром Клочковым без предъявления никакого обвинения были взяты в штаб и изрублены шашками Быков и сельхоз Кушавин и еще несколько других. Население такими поступками и действиями терроризма запугано, заметны издевательства над убитыми бандитами. В кильдямской деревне был оставлен один тяжело раненый бандит, после пытки у которого отсечен кончик носа, есть следы ударов шашкой по животу, и по лицу. У одного убитого, лежащего около... отрублены пальцы и кисть одной руки, выколот глаз, заметны удары по животу. В Тулагинском наслеге почти все юрты сожжены нашими военчастями, также сожжены хлеба в скирдах, причины неизвестны. Фураж и продовольствие военчастями у населения берется без всякой платы, произвольно, несмотря на то, что население выполнило налоги и трудгужповинности и выполняет военные налоги. Приказ Губревкома от 25 марта с.г. за №55, видимо, в исполнение не приводится на фронте. Необходимо Губернскому революционному комитету, как высшей революционной власти в Губернии и ведущей борьбу с бандитизмом — обратить серьезное внимание на отмеченные дефекты и, проверив, устранить их. Только тогда мы можем надеяться на успех борьбы и ликвидацию бандитизма. Ведь каждый наш промах, ошибочное движение в ту или иную сторону, тем более такие, какие выше отмечены — будут использоваться противником, и будут служить новой почвой натравливания трудящихся масс якутского населения на Советскую власть. Необходимо принять твердую линию борьбы... и безошибочный расчет всех действий. При сем прилагаем два документа.

9 апреля 1922 года.

п/п заворготдела Управления Сивцев
Инструктор Губревкома
Тарасов.

ФНА РС (Я), ф.3, оп.20, д.3, л.94—96.

Поставлена резолюция Ойунского:

«Направить Иванову, Барахову для принятия необходимых мер совместно с тов.Полянским, пом.комвоорсилами по политчасти. 13/IV—1922г.
Предгубревкома Ойунский».


ВОЗЗВАНИЕ БРАТЬЯМ ЯКУТАМ, ВОССТАВШИМ ПРОТИВ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Братья якуты, Якутский Революционный Комитет, устанавливая основы государственного строительства трудящихся Якутского края, решил, во что бы то ни стало, ликвидировать белобандитизм до наступления полевых работ, установить порядок в районах, охваченных белобандитизмом в целях восстановления народного хозяйства. Приступая к решительной ликвидации белобандитизма, Якутский Революционный Комитет, стремясь предотвратить напрасные страдания, горе, разрушение и потоки крови, в последний раз обращается к Вам с призывом немедленно прекратить вооруженное выступление против Советской власти и возвратиться к мирному хозяйственному строительству. В целях действительной гарантии Вашей личной и имущественной неприкосновенности Якутский Революционный Комитет приказал:

1. Приступить к решительной чистке всех советских учреждений от уголовных и преступных элементов, дискредитировавших Советскую власть в глазах населения своими преступными действиями и незакономерной работой, тем самым подготовивших почву для развития бандитизма.

2. В целях смягчения жестоких последствий ликвидации белобандитизма, признать за всеми участниками белобандитского восстания, переходящими с оружием в руках на сторону Советской власти, все политические и гражданские права с полной гарантией их личной и имущественной неприкосновенности.

3. В осуществление данного приказа предлагается военному командованию Якутской губернии, в изменение приказа Комвоорсилами от 4 января 1922 года за №2 издать особый приказ по войсковым частям, действующим на фронте и в прифронтовой полосе, о полной неприкосновенности, до суда, всех белобандитов, захваченных в плен во время военных операций, а также переходящих с оружием в руках на сторону Советской власти и возвращающихся к мирному хозяйственному строительству.

4. Военнопленных и лиц, признанных опасными, для поддержания порядка, препроводить в порядке государственной охраны в г.Якутск для заключения в концентрационный лагерь, до полной ликвидации белобандитизма.

5. Якутскому Губернскому Отделу Управления предлагается на основании приказа издать циркулярное распоряжение всем уездным и волостным Исполкомам и Сельским Советам.

Пред.Ревкома Слепцов-Ойунский.
Члены: С.Донской, А.Гоголь.
Секретарь губбюро РКП, член Ревкома
Исидор Барахов (Иванов).

Выписка из газеты «Ленский Коммунар»
за №65 (428) от 29/3-1922 г.


ОБРАЩЕНИЕ ВЦИК К НАСЕЛЕНИЮ ЯКУТСКОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Братья якуты. На территории Вашей молодой, только что нарождающейся Автономной Республики, группа бывших царских офицеров, исполняя волю иностранных захватчиков, подняла мятеж, захватила и расхитила народное добро и пролила кровь десятков лучших сынов трудового народа. Кто виновники этого злодеяния? Бывшие царские офицеры. Эти царские офицеры во времена царизма, ради личных выгод, проливали не только кровь восстающих против царизма рабочих и крестьян, они с величайшей жестокостью, на выгоду царям, проливали кровь отечественных отсталых народов, осмелившихся поднять голос протеста против жестокого гнета царей. Во времена Колчака и его господства эти офицеры творили неслыханные жестокости над сибирскими рабочими и крестьянами, теперь же они перекрасились и прикинулись друзьями и освободителями якутского народа, якобы от русского гнета. Не освобождать они хотят Вас, братья якуты, ибо в Якутской Советской Республике нет господства и угнетения со стороны русских, — а закабалить и окончательно закрепить якутский трудовой народ Японскому владычеству. Каким образом они очутились в далекой якутской окраине? Некоторые, скрывшись от суда восставшего народа за прежние преступления, некоторые, обманув доверие Соввласти, — пробрались в Якутск, оттуда, сговорившись, сколотив вооруженную шайку, бежали на Восток к Охотскому морю, надеясь найти там защиту и поддержку морских разбойников Бочкарева и ему подобных. Братья-якуты, Вы сами собственными глазами видели, как наша общая родина РСФСР, после трех лет беспримерной борьбы, сражалась с врагами всего трудового населения Советской России, истощенная и разоренная дружно принялась за излечение своих ран тяжелых, за восстановление разрушенного народного хозяйства. После всем нужен был мир и спокойствие, чтобы успешно бороться с разрухой, исправить и улучшить наши Советские органы. В такой ответственный момент только явные и самые заклятые враги народа, как бывшие царские офицеры, смогли поднять мятеж, вновь начать войну и разрушать народное хозяйство. Братья-якуты, нам нечего опасаться угнетения или закабаления со стороны трудового народа Советроссии. Бандиты офицеры, когда говорят Вам, что они воюют за освобождение якутов от гнета русских, они Вас обманывают: не русский трудовой народ, который стоит за новую жизнь под знаменем Советской власти, будет угнетать Вас, а белые генералы, офицеры и иностранные захватчики, ради которых старается Толстоухов и К°, доставят Вам худшее угнетение и закабаление.

Во всем мире только одна Советская власть открыто и честно отказалась от политики национального гнета над народом; во всем мире только одна Советская власть открыто и честно осуществляет идею автономного устройства отдельных народностей, свободно объединяющихся в единую Всероссийскую Федерацию. Нужно, как можно скорее, покончить с авантюрой царских офицеров, нужно возвратить трудовому якутскому народу мир и порядок, обеспечивающие хозяйственное и культурное строительство. На усиление ресурсов Якутсовреспублики центральная Соввласть, вырывая ее от голодного пайка российских рабочих и крестьян, высылает около двухсот тысяч пудов хлеба и девять тысяч пудов разных товаров. Чтобы это народное добро снова не попало в руки хищников и бандитов, нужно, во что бы то ни стало, покончить с авантюрой царских и Колчаковских палачей. Соввласть приняла все меры к самой быстрой и решительной ликвидации банддвижения, Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов — верховный орган РСФСР, обращается ко всему трудовому населению Якутской совреспублики с просьбой оказать полное содействие и активную помощь в деле ликвидации бандитизма военным и гражданским властям Якутского Ревкома. ВЦИК обращается с призывом к якутскому народу задерживать и передавать в руки местной власти Якутсовреспублики всех руководителей и организаторов бандитизма. Тем, которые под давлением и обманом белых офицеров, вступят в ряды банд - предлагается немедленно добровольно сложить оружие и отказаться от дальнейшей борьбы с Соввластью.

Всем, осознавшим свои ошибки, Соввласть даст прощение и гарантирует свободу и жизнь. ВЦИК призывает все трудовое население Якутсовреспублики дружно и энергично приняться за укрепление и строительство нарождающейся Якутской Республики, ставя своей ближайшей задачей улучшение хозяйственной жизни местного населения, поднятие культурного уровня отсталых масс. ВЦИК призывает якутскую интеллигенцию принять самое активное участие в создании Якутской Совреспублики, начать широкую творческую культурную работу на благо Якутнарода под знаменем Якутской Совреспублики.

Долой царских офицеров — обманщиков и бандитов!
Да здравствует освобождение народов под знаменем Соввласти!
Да здравствует мир и братство свободы народов!
Да здравствует Автономная Советская Республика!

Председатель ВЦИК М.Калинин
Секретарь ВЦИК
Енукидзе.

Москва, Кремль.
27 апреля 1922 г.

Выписка из газеты «Ленский Коммунар» за №101 (464) от 20 мая 1922 г.


Максим Аммосов

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
Якутской национальной интеллигенции

Два момента.

Печальные события, надвинувшиеся на Якутию, близятся к развязке. В момент разгара повстанческого движения в нашей Советской и коммунистической среде — возникли мысли о необходимости основательной переоценки и пересмотра нашей политической и тактической линии. Эта переоценка и этот пересмотр привели нас, как вам хорошо известно, к коренному изменению нашей политической и тактической линии, к проведению новой национальной политики в Якутии.

Многие из вас, несомненно, имели основание отнестись с некоторым недоверием к изменению нашей линии. Момент проведения новой политической линии совпал с моментом провозглашения Якутии — Автономной республикой.

Якутия в условиях автономного устройства живет уже третий месяц. Я думаю, что вы имели за это время возможность проверить и убедиться на деле в искренности и твердости нашей политики.

Теперь мы переживаем другой знаменательный момент. Мы накануне полной ликвидации повстанческого движения. Оно не столько разгромлено, сколько разложено. Все мы являемся свидетелями последней агонии повстанческого движения. Его предсмертные, безумные деяния в Чурапче известны всем.

Я полагаю, что для национальной интеллигенции (безусловно для той ее части, которая до сих пор находилась под обаянием повстанческого движения и делом и мыслью была с ним) наступил момент серьезной, основательной переоценки своего отношения к текущему моменту Республики. Как быть — продолжать ли (делом и помыслом) быть до конца с повстанческим противосоветским движением, вырождающимся на глазах всего населения, или же отвернуться от него, как осужденного жизнью и опытом, вредного и пагубного для Якутии метода борьбы с мнимым противником, с Автономной Якутией, и взять новую политическую линию.

Вот, по-моему, вопрос, который ставится перед якутской национальной интеллигенцией самой жизнью.

Как всякий исторический и жизненный вопрос — он категоричен, серьезен и требует безотлагательного ответа.

Будучи глубоко убежден, во-первых, в том, что такой именно момент настал, во-вторых, что участие якутской национальной интеллигенции необходимо для создания и строительства автономной Якутии, в-третьих, что политический вес якутской нацинтеллигенции весьма значителен для дальнейших судеб повстанческого движения — побуждаемый, как коммунист и гражданин автономной Якутии, одной непреклонной мыслью обеспечить последней возможность скорейшего культурного и экономического возрождения ее от бед и разорений гражданской войны, я решился выступить с настоящим открытым письмом.

Момент настолько критический и в то же время знаменательный — с одной стороны, бедствия и последствия повстанческого движения, а с другой — зарождение и создание автономной Якутии, — что он заставляет каждого сознательного и активного гражданина поднять свой голос и высказать громко и внятно все то, что является для каждого священным и дорогим.

О прошлом.

Вернемся к существу вопроса. Осуждение антисоветского повстанческого движения для вас связано с примирением с фактом существования советской власти, с ее признанием, с активной работой под ее знаменем.

Несомненно, для беспартийной массы это обстоятельство является как бы камнем преткновения. Прежде всего напрашивается вопрос — как согласиться и как забыть ту обиду, те жертвы, которые якутская интеллигенция понесла в борьбе с Соввластью?

Вопрос этот в данный момент праздный, и вот почему.

Обида, которая наносилась якутской интеллигенции и жертвы, которые понесла она, связаны с определенной исторической обстановкой, в которой обе стороны — компартия и интеллигенция не нашли себе правильных путей, не хотели понять друг друга и столкнулись. Ведь нельзя отрицать, что если компартия в Якутии проводила до некоторой степени близорукую политику, то и нацинтеллигенция повторяла ту же ошибку, но с другого конца. Борьба компартии и нацинтеллигенции возникла не только в августе 20 года и в феврале 21 года. Эта борьба началась еще с 17—18 годов. Тогда она выражалась сначала в столкновении социалистических взглядов с мелкобуржуазными, а впоследствии в борьбе Обл.Совета с Компартией. Вот откуда нужно проследить борьбу между коммунистической партией и нацинтеллигенцией.

Историческая роль.

Разве нельзя назвать близорукой ту политическую линию, которой держалась (к сожалению, и до сих пор держатся очень и очень многие) нац.интеллигенция в ее непонимании исторической роли Соввласти в судьбах отсталых наций. Ведь вы не понимали, и некоторые до сих пор не хотят понять, что величайшим историческим актом является соввласть для всех мелких народностей, населяющих бывшую Российскую империю и при царизме обреченных на вымирание и истребление.

Кто явился освободителем мелких наций от грозящей гибели? Соввласть!

Кто дал, вдохнул жизнь, вывел на прямую дорогу культурного и экономического возрождения отсталые нации? Соввласть! Кто вырывает из когтей империалистической (японской, американской и проч.) кабалы мелкие народы? Соввласть!

Никто этого факта не вычеркнет из истории. Никто этой величайшей заслуги Соввласти в судьбах угнетенных и отсталых народностей не забудет!

Кто укажет нам, где в мире есть другая мощная Федерация свободных автономных национальных областей и республик, как в РСФСР?

Никто, — ибо этого факта нет.

Одна во всем мире есть Федерация народов — это РСФСР.

Праздным является поставленный вопрос и потому, что мы при переоценке нашей политики, сурово и бесповоротно осудили старую политику, старую работу.

Не нужно мести!

Мне известно, что часть нацинтеллигенции ставит вопрос еще следующим образом: «Мы желаем удовлетворения наших оскорбленных чувств. Другими словами — мы требуем мести!»

Эта точка зрения совершенно не приемлема, она является выражением не идейных побуждений, а означает собой признак некоторого тупика мысли и идей. Что значит месть? Приемлема ли она для Советской и коммунистической идеологии? Конечно, нет. Соввласть никогда и нигде ею не руководствовалась.

Путь мести самый опасный и скользкий путь. Мне думается, этот путь не приемлем и для идеологии нацинтеллигенции. Месть вызывает месть. Она удовлетворяет низменным человеческим потребностям. Месть — путь отчаявшихся, обреченных в своей неизбежной гибели, групп и лиц.

В политической и общественной борьбе существо вопроса лежит в торжестве или крахе тех или иных политических идей и принципов. Мы, коммунисты, открыто и честно осознали свои ошибки, честно и искренне отказались от старой политики. Мы ошибались, но это было честно, т.е. без злого умысла. История это подтвердит. Пулями повстанцев сражен был крупнейший коммунист и ветеран революции т.Каландаришвили. Однако мы не требуем мести за его смерть.

Итак, откинем месть из арсенала политической борьбы.

Сущность повстанческого движения.

Я уже упомянул выше, что некоторые из вас находятся под обаянием народного восстания. В самом деле, действительно ли мы имеем народное национальное восстание, торжество которого дает освобождение Якутии от ига порабощения? Всем известно — в истории весьма часто случается так, что субъективные стремления не только отдельных личностей и групп, но и целого класса и народа не совпадают с объективным ходом истории. Всмотритесь в Якутское повстанческое движение. Якуты-бойцы, которые участвуют в отрядах, думают и уверены, что они воюют за освобождение родного края. Рядовая интеллигентская масса, возможно, так же думает о характере повстанческого движения. Но ведь так думать, это значит не знать, что делаешь сам.

Как началось движение? Офицерским белогвардейским заговором Толстоухова, Коробейникова. Как развилось восстание? Ряд ошибок и промахов с нашей стороны толкнули население в объятия контрреволюции. Когда движение приняло национально — оформленный характер? Только в марте с.г. Само собой разумеется, что идеологическое выражение движения (областное народное собрание) и идеологи-вожди появились в нужный для кого-то третьего момент.

Как дальше может идти движение? Оно без реальной помощи (людьми и оружием) со стороны Японии или Америки не может иметь успеха. Это ясно. Обращаясь в эти капиталистические государства, восставшие, несомненно, подпадают под их руководство и направление. Неужели интеллигенции представляется, что хищная Япония или Америка пойдут к якутам на помощь из-за горячего сочувствия к освободительному движению последних, ради защиты малой якутской нации? Ведь всем восстанием, совместно со всеми идеологами и вождями, играют и будут играть как пешками эти экономически неизмеримо сильные капиталистические страны, где при таких условиях самостоятельность, народность в повстанческом движении? Ведь все это одна видимость, угодная микадо или американскому хищнику! Неужели интеллигенция не видит, что торжество замыслов Бочкарева и Коробейникова ведут к гибели якутнации? Ведь эти проходимцы и продажные агенты воюют не за освобождение и возрождение Якутии. Они стремятся Якутию превратить в плацдарм для борьбы с Советской Россией. Меркуловскому правительству, территория которого ограничена площадью г.Владивостока, нужна площадь земли, территория, на которой оно могло бы распространить свою власть.

Итак, история в данном случае не считается и не будет считаться с субъективным желанием якутов и нацинтеллигенции.

Повстанческое движение, в конечном результате, объективно должно превратиться в ловко разыгранную комедию в угоду захватническим и противонациональным замыслам Меркуловской контрреволюции. Конечно, не за это должен проливать свою кровь якутский народ, не за это нацинтеллигенция должна отдавать свои силы и знания. Стихийный порыв сочувствия к повстанческому движению должен у нацинтеллигенции смениться трезвым, рассчитанным отношением к нему. Нужно освободиться от обаяния повстанческого движения. Оно уже вырождается. Последние события (Чурапча, расстрелы и проч.) уже доказали, что вожаки движения не выдержали до конца, вскрыли свою разбойничью сущность.

Ликвидация восстания.

Одной части нацинтеллигенции не нравится метод ликвидации повстанческого движения. Они желали бескровной ликвидации. Такое представление превосходно и благородно, как желание и мечта, но увы, невозможно и неосуществимо в жизни. Мы имеем дело с войной, с гражданской войной. Нельзя с ней шутить. Она имеет свою логику. О совершенно бескровной ликвидации и речи не может быть, поскольку идет война. Нужно стремиться и требовать того, чтобы ликвидация протекала возможно бескровно. В этом направлении линия, проводимая с санкции верховной власти Автономной Республики красным военным командованием, несомненно, правильная и наиболее желательная и эта линия проводится твердо и последовательно. Она будет проводиться и впредь. Таким образом, недовольство со стороны нацинтеллигенции по вопросу о ликвидации восстания основано на недоразумении.

Мы создаем Автономную Якутию.

Против чего, против кого же ополчается сочувствующая и приемлющая восстание часть интеллигенции? Против кого она ведет массы? Против Автономной Якутии! «Против Советской Якутии мы идем!»,— говорите вы. Какую же Якутию хотели бы вы создать на место ликвидированной Советской Якутии? Якутии совершенно оторванной, самостоятельной и независимой вы не создадите, ибо это фикция и пустые мечты. Якутия с ее социальным и экономическим укладом нуждается в помощи и поддержке со стороны. Япония и Америка (и им подобные капиталистические державы) могут помочь и охотно идут на помощь, но для того, чтобы Якутию превратить в свою колонию и, конечно, Якутия колонизацию передовых капиталистических стран с их миллионным избыточным населением, как Япония, не выдержит. Волна миллионной колонизации окончательно захлестнет якутов и Якутию и последняя превратится в колонию империализма. Советская рабоче-крестьянская Россия не стремится к колонизации и завоеванию Якутии. Она стремится создать благоприятную обстановку для возрождения Якутии, Бурятии, Башкирии, Киргизии и проч. Советская Россия не делает различия в своей освободительной национальной помощи между якутами и украинцами, как Япония и любая капиталистическая держава не делает различия в своей колониальной и империалистической политике между Кореей или Якутией. В настоящих критических условиях возможно и желательно для якутов создание Автономной Советской Якутии, ибо только эта форма автономии даст действительные условия возрождения Якутии.

Политика Автономной Якутии.

Какова же должна быть внутренняя политика автономной Якутии? Она определяется, во-первых, местными объективными хозяйственными, бытовыми условиями, во-вторых, переменой экономической политики Соввласти. Внутренняя политика автономной Якутии должна выражаться в действительном положении национальной политики Соввласти, в осуществлении условий свободного хозяйственного развития всем видам государственного и частного хозяйствования и проведения планомерной работы культурного возрождения Якутии. Мне думается, что эта политика безусловно верная и приемлемая для нацинтеллигенции. Первые декреты и распоряжения власти автономной Якутии говорят нам, что именно таково направление внутренней политики последней.

Два пути. Третьего не дано.

Вы видите, что путь наш ясен, и ведет он к одной цели — возрождению Якутии. Мы должны определенно установить, что иного, третьего пути не дано якутской национальности. Или этот путь ведет Якутию к возрождению через осуществление автономной советской Якутии, через братскую помощь великой федерации РСФСР, или другой путь ведет к колонизации, закабалению и уничтожению Якутии и якутов. Третьего пути нет. Его не дано.

Автономная Якутия и нацинтеллигенция.

Нацинтеллигенция обязана и должна учесть все исторические и объективные условия. Она должна, после учета действующих сил исторического развития, выбрать тот путь, по которому должно неизбежно идти развитие Якутии во благо якутской национальности. Этот путь — путь автономной советской Якутии. Нацинтеллигенция должна проникнуться сознанием своей ответственности перед народом в эту знаменательную эпоху. Я призываю нацинтеллигенцию громко и всенародно заявить о своем переходе на сторону соввласти. Она должна призвать повстанцев и население отвернуться от Меркуловских офицеров-золотопогонников, перейти на сторону красных войск. Нацинтеллигенция должна рассеять то неопределенное настроение, которое царит в Советских, коммунистических и красноармейских кругах в связи с нерешительностью и недоговоренностью представителей нацинтеллигенции.

Пора определиться. Довольно колебаний. Довольно бесцельной критики.

Пора приняться за работу. Пора бросить громкий клич по всей Якутии: «Братья и товарищи, все под знамена Автономной Советской Якутии, против прикрытой или неприкрытой интервенции иностранных хищников и их продажных агентов!».

Суд истории.

Подрастающее поколение с нами. Оно видит наши дела. Оно оценит их по достоинству позже. Перед судом истории и народа я призываю нацинтеллигенцию выявить себя и примкнуть к автономной Советской Якутии. Позор тем, кто останется в стороне от строительства Автономной Якутии. Заслужат презрение и проклятие истории те, кто подымет руку против Автономной Якутии.

Заключение.

Одни условия, способствовавшие восстанию, вскрыты и осуждены.

Проводится новая политическая линия. Не нужно мести. Другие условия, являющиеся действительными движущими силами восстания, также вскрыты. Мы видим перед собой попытки вторжения в Якутию иностранных хищников. Мы видим также, что путь ликвидации восстания принят наиболее безболезненный. Политика военкомандования идет по линии национальных интересов Якутии. Историческая роль соввласти в судьбах мелких народов велика. Компартия и Совроссия, проводя нацполитику, стремятся на деле создать автономную Якутию. Третьего пути не дано. Внутренняя политика автономной Якутии будет способствовать возрождению экономики и культуры Якутской национальности.

Долг и нацинтеллигенции активно и горячо взяться за строительство автономной Якутии. Нет и не может быть оправдания никому из нацинтеллигенции в желании оставаться в стороне от строительства автономной Якутии, тем более, тем, кто идет против нее.

Настал момент решительной переоценки политической линии нацинтеллигенции. Довольно колебаний! Довольно досадных непониманий и недоговоренности! Довольно безрассудных заблуждений!

К делу! К творческой работе!

Слово и дело за Вами, товарищи из нацинтеллигенции!

Мы и вместе с нами весь народ ждем от вас решительных шагов. Последуйте примеру передовых товарищей, уже активно работающих в органах автономной Якутии.

С товарищеским приветом, М.Аммосов.

Июль 1922г.
г.Якутск.

ФНА, ф. 3, оп. 20, д. 67, лл. 50—58.


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
тов. МАКСИМУ АММОСОВУ

(Ответ на открытое письмо Максима Аммосова)

Представители Якутской трудовой беспартийной национальной интеллигенции г. Якутска, обсудив Ваше «открытое письмо» к Якутской национальной интеллигенции в своем совещании, имевшем место 14 августа с.г., пришли к заключению, что означенное открытое письмо исходит от вас, как гражданина ЯАССР, и носит чисто литературный характер, которому подобает ответить такого же характера открытым письмом от имени нацинтеллигенции.

Выражая настоящим письмом волю совещания якутской национальной интеллигенции, президиум совещания, соглашаясь с вами в оценке момента, считает необходимым отметить, что ваше пиcьмо носит слишком неопределенный характер. Нацинтеллигенция полагает, что ваше открытое письмо по существу имеет только ту часть интеллигенции, которая по вашему выражению «находилась до сих пор под обаянием повстанческого движения и делом и мыслью была с ним» (стр. 1).

Это положение, нам кажется, достаточно убедительно доказывается заключительными словами вашего письма, которые гласят: «Последуйте примеру передовых товарищей, уже активно работающих в органах Автономной Якутии» (стр. 8).

Но с другой стороны, поскольку ваше письмо затрагивает вопросы, глубоко волнующие интеллигенцию в целом, поскольку оно имеет ввиду и ту часть нацинтеллигенции, которая находится ныне в городе и которая этим письмом сочла необходимым ответить вам.

О прошлом. Вы пишете: «Борьба компартии и интеллигенции возникла не только в августе 20 г. и в феврале 21 г. Эта борьба началась еще с 17—18 годов». Едва ли? Во-первых, в 17—18 года, кажется, Компартия как таковая в Якутске еще не существовала и, следовательно, нацинтеллигенция с ней никакой борьбы вести не могла. Во-вторых, совершенно не доказано, что нацинтеллигенция учиняла какую-либо борьбу против Компартии в августе 20 г. Нам кажется, что до сих пор не установлен факт существования «Оросинского завговора», а тем более, что означенный заговор объединил нацинтеллигенцию в целом. Что же касается так называемого «февральского заговора», то мы глубоко убеждены, что не только нацинтеллигенция, но и вы, Максим Кирович, будете в затруднении признать руководителями заговора Желобцова Н.Е. и Слепцова Т.А. Нацинтеллигенция определенно думает, что Желобцов, Слепцов и другие были жертвой недоразумения, или той красной партизанщины, существование которой в Якутии признано и было официально заявляемо как представителями Краевой власти, так и военкомандования (выступления на майском совещании тт. Байкалова и Ойунского).

Мы здесь заявляем, что нацинтеллигенция как таковая никакого участия в февральском заговоре против Соввласти не принимала.

«Историческая роль Соввласти». Далее пишете вы: «Разве нельзя назвать близорукой ту политическую линию, которой держалась нацинтеллигенция в ее непонимании исторической роли Соввласти в судьбах отсталых наций». Определенно заявляем: лозунг, брошенный Соввластью «самоопределение» народностей вплоть до отделений был чисто освободительным лозунгом для всех угнетенных национальностей, не исключая и якутской. Этот лозунг интеллигенцией был подхвачен и она была готова активно сотрудничать с Соввластью, но последняя, видя, что, во-первых, мы не пошли широкой волной за Компартией и тем самым остались вне ее, и что, во-вторых, мы-националисты, всем своим поведением заявляла нам: «Вы белые микробы, подальше от вас». При такой атмосфере что же была должна делать нацинтеллигенция? Она поневоле должна была быть в стороне от политической жизни и лояльно выполнять в большинстве возложенную на нее культурную миссию в качестве учителей, фельдшеров, и только частью находилась в совучреждениях в качестве технических работников.

О мести. На стр. 3 читаем: «Мне известно, что часть интеллигенции ставит вопрос еще следующим образом: «Мы желаем удовлетворения оскорбленных чувств, другими словами, мы требуем мести». Едва ли нацинтеллигенция ставила вопрос в плоскости удовлетворения оскорбленных чувств. Нам же известно, что часть интеллигенции ввиду определенного настроения народных масс для поднятия авторитета Соввласти и как доказательство твердости новой политической линии высказывала пожелание о создании следственной комиссии и предании суду всех лиц, так или иначе дискредитировавших Советскую власть и тем самым подготовивших почву к повстанческому движению (см. Приказ Губревкома от 25 марта с.г. № 55. «Л.К.» № 64 от 28 марта).

Мы думаем, что подобного рода пожелание, выраженное частью интеллигенции, не есть «желание мести», а скорее желание только восстановления нарушенного права, ни больше, ни меньше. Спрашивается: что такое Уголовный кодекс РСФСР, кодекс мести или нет? А что такое «Эсеровский процесс»: учинение мести или нет? Если нет, то нет мести и в желаниях означенной части нацинтеллигенции.

Ликвидация восстания. Они (интеллигенция) желали бы бескровной ликвидации.

Да, представители интеллигенции на первом совещании высказывались в пользу возможно безболезненной и бескровной ликвидации повстанческого движения. Они высказывались так только потому, что представители власти, созвав их на конференцию, в такой плоскости поставили вопрос и в таком духе его освещали. Интеллигенции только оставалось поддержать точку зрения власти и она действительно поддержала и вынесла резолюцию о том, что интеллигенция одобряет линию политики военвласти.

Спрашивается: чьим желанием была мысль о возможно бескровной и безболезненной ликвидации повстанческого движения? Из изложенной полагаем, — было желанием власти, которое поддержано интеллигенцией.

О политике Автономной Якутии. Мы согласны с вами в оценке внутренней политики Автономной Якутии. Мы так же, как и вы, полагаем, что политика Якутии должна выражаться в действительном проведении национальной политики Соввласти, в осуществлении условий свободного развития всем видам государственного и частного хозяйствования и проведении планомерной работы возрождения Якутии.

Мы здесь свидетельствуем, что Автономная Якутия уже вступила на этот путь политики, и политика эта по существу верна и тверда.

Два пути. Действительно, перед якутской нацией нет третьего пути, а есть только два: или свободная Федерация национальностей РСФСР или империалистические державы. Первый путь, безусловно, ведет якутнацию к возрождению, тогда как второй — к закабалению и уничтожению.

Якутская трудовая национальная интеллигенция открыто заявляет, что она стала бесповоротно на путь сотрудничества с Федерацией РСФСР. Другого выбора у нее нет и не может быть.

Да здравствует Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика!

Да здравствует Автономная Якутия!

P.S. От имени Якутской национальной трудовой беспартийной интеллигенции прошу вас, Максим Кирович, рассеять то неопределенное настроение, которое, как вы пишете, царит в советских, коммунистических и красноармейских кругах о нацинтеллигенции.

г. Якутск, 23 августа 1922 года.

По поручению совещания.
С товарищеским приветом
председатель совещания Г.Сивцев.
Секретарь
М.Константинов.

Газета «Автономная Якутия» № 20 от 27 августа 1922 г.

ФНА РС(Я) ф. 3, оп. 20, д. 67. лл. 59—62.


ЯКУТСКОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ВОССТАНИЕ 1921 г.,
ЕГО ПРИЧИНЫ И ЛИКВИДАЦИЯ

18 августа 1921 года из Якутска бежала группа офицеров, сотрудников Якутского Губвоенкомата и др.Совучреждений во главе с военруком Толстоуховым. С этого момента ведет свое начало восстание 1921 года. Часть этих офицеров вначале выехали из Якутска в служебную командировку (на проведение конной мобилизации) и поэтому бегство их было обнаружено спустя некоторое время. Они, по-видимому, рассчитывали на неустойчивое положение в Охотском побережье (выступление эсера Сентяпова) и на существовавшее в то время во Владивостоке белогвардейское, так называемое «Меркуловское Правительство».

За ними был отправлен в погоню отряд в 30 человек во главе с сотрудником Губчека Ефимовым, который, однако, их не догнал по вине этого Ефимова, не проявившего должной энергии для поимки беглецов.

Какие первоначальные намерения имели эти офицеры, не выяснено (известно лишь то, что они направились в сторону ДВ), но в Нелькане они захватили 33 тысячи пудов груза, принадлежавшего кооперации (Центросоюзу и «Холбос») и доставленного летом 1921г. из ДВ через п.Аян, для снабжения населения Якутии и два парохода, прибывшие за этими грузами. Здесь же, на Нелькане, решили выступить против Соввласти. К ним примкнули местные кулаки во главе с эсером Куликовским, а из Петропавловска на Нелькан с ними приехал местный купец Галибаров. Коммунисты и беспартийные, сочувствующие Соввласти были расстреляны (Предволревкома, сотрудник Губчека и др.).

На захваченные товары бандиты начали вербовку в белые отряды тунгусов. Эта задача им удалась по следующим причинам: тунгусы — это немногочисленные вымирающие туземцы, кочующие по громадной безлюдной гористой тайге и связанные друг с другом патриархально-родовыми отношениями, которые (отношения) едва затронуты влиянием якутов и особенно русских, с их товарным хозяйством. С издавна они привыкли к самому широкому внутреннему самоуправлению, которое избиралось на общенародных сходках и почти безраздельно распоряжалось судьбами своих сородичей. Нечего говорить о том, что в таких условиях во главе рода всегда оказывался наиболее состоятельный и наиболее влиятельный тунгус. Власть и влияние таких патриархов над массами была почти неограниченна. Понятно, что классовое расслоение среди них, пробуждение классового самосознания среди бедняков и батраков — дело упорного труда и оно не только в то время, но и в настоящее время не осуществлено, тунгусы еще полностью не охвачены Сов.влиянием, не советизированы, а в то время они, наоборот, отталкивались от Соввласти.

Не понимая политических свобод, которые несла Соввласть беднейшим тунгусам, последние смотрели на Соввласть с точки зрения материальных благ, которые могли им дать Советы.

В то время мы не только не могли что-либо сделать для улучшения материального положения тунгусов, но, наоборот, годы разрухи еще более ухудшили их положение, в результате чего тунгусы, как наиболее отдаленные, еще более страдали от бестоварья, чем якуты.

Короче говоря, тунгусы не знали и не понимали сущности Соввласти, которая не только не давала им никакого улучшения их положения, но, наоборот, при ней их положение еще более ухудшалось. В таких условиях явились к ним люди, среди которых был их старый «кормилец» Галибаров.

(ПРИМЕЧАНИЕ: Галибаров — местный купец, с издавна снабжавший тунгусов товарами в обмен на пушнину). Эти люди говорили им, что они восстановят старую власть, при которой всего было вдоволь, для этого их призывали помочь свергнуть Соввласть и давали им за это невиданные ими мануфактуру, чай, сахар, табак, хлеб. Ясное дело, тунгусы массами начали вливаться в отряды, которые вербовали белогвардейцы. Этим объясняется успех белых отрядов в вербовке тунгусов и успех выступления нескольких офицеров. Они использовали благоприятную почву и организовали уже имеющееся недовольство.

Красное командование, имея не более 200 бойцов, наскоро сколоченных из коммунистов, комсомольцев, рабочих и др., плохо вооруженных и обмундированных, первоначально имело преуменьшенные представления о размерах выступления. Преобладало настроение «шапками закидаем». Имеющиеся силы с самого начала были распылены на мелкие отрядики, в частности, был выслан из Петропавловска по направлению к Нелькану отряд всего в 8 человек, который доходил почти до Нелькана и, узнав о численности неприятеля, вернулся обратно и то он сыграл лишь разведывательную роль. Первое столкновение с белыми произошло 17 октября 1921 года в Кюпском наслеге, где красные случайно наткнулись на укрепленный пункт неприятеля. Два небольших отряда в 20 и 25 человек, высланные нами в этот наслег, потерпели крупное поражение и вернулись в Амгу, чтобы не оказаться отрезанными от нее. Таким образом, уже к концу октября положение на фронте представлялось в следующем виде: наши укрепились в районе с.Амги, Абаги, Сулгачи, а белые заняли оставленный нами Петропавловск.

От Амги по направлении к Якутску начинаются районы более или менее густо населенные якутами. Красное командование было убеждено, что закрепившись в районе Амги, оно создаст заслон, нечто вроде фронта и не допустит противника дальше, но белые имели возможность почти беспрепятственно прорваться сквозь такой фронт или просто-напросто обойти его в любом направлении.

Наши первые поражения создали «моральный» перевес бандитам в глазах населения, что борьба с красными не страшна и что возможна победа над ними. Они начали проявлять большую активность, делали внезапные нападения на некоторые укрепленные нами пункты и почти поголовно истребляли в мелких стычках и из-за засад наши силы, которые распылялись мелкими отрядиками.

Бандиты начали появляться в самых неожиданных местах. Уже в первой половине января Амга оказалась отрезанной от Якутска и 300 человек плохо вооруженных красноармейцев, дружинников и т.д., находившихся в то время в Амге, очутились в блокаде и были освобождены оттуда лишь через четыре месяца, в середине мая. Не имея точного представления о том, какие силы отрезали Амгу от Якутска и не понимая размеров уже начавшегося поголовного восстания, красное командование послало отряд из 20 коммунистов и комсомольцев, который в 45 верстах от Якутска попал в засаду, потерпел полное поражение и потерял убитыми 13 чел., ранеными 5, обмороженными 2.

После этого началось стягивание наших сил к Якутску и уже к середине февраля г.Якутск оказался в блокаде; со 2 января он находился на военном положении, а с 28 февраля был объявлен на осадном положении. Имелись очень незначительной численности красноармейские части, которых не хватало. Приходилось проводить массовые мобилизации коммунистов и комсомольцев и привлекать в дружины всех сочувствующих.

Поголовно все коммунисты и комсомольцы, все члены Профсоюзов были вооружены и переведены на казарменное положение и несли караульную службу по городу. Почти ни одно учреждение, за исключением военных, нормально не работало. С 6 часов вечера было воспрещено появление на улицах.

Несмотря на все эти мобилизации, вооруженной силы было далеко недостаточно, кроме того, боеспособность этих необученных, наскоро собранных партизанских дружин была очень низкая. К тому же не хватало боевых припасов. Губбюро РКП в одной из своих телеграмм на имя Сиббюро ЦК ВКП (б) писало: «Положение с патронами катастрофическое, у многих бойцов запас выражается в 8—10 штук».

В связи со всем этим центр выслал подкрепление, которое во главе с Каландаришвили в начале января вышло из Иркутска.

Важнейшими причинами наших поражений являлись: непонимание и недоучет партизанских методов борьбы, применяемых бандитами (засады) и неумение приспособиться к этим методам, плохое вооружение, слабая ориентировка в местных условиях, незнание языка, преуменьшенные представления о силах противника, настроение «шапками закидаем», отсюда разбрасывание на мелкие отрядики и без того немногочисленных своих сил, а население мы не только не сумели привлечь на свою сторону, но, наоборот, своим головотяпством, неумелым подходом к нему начали постепенно отталкивать его от себя.

Отчасти этой оторванностью от населения и полной неосведомленностью о численности и о расположении бандитов и объясняется то, что наши части почти исключительно вели разведывательную службу и мелкими разведками погибали на засадах.

Терпя поражение за поражением, сдавая позицию за позицией, видя, что наши силы постепенно тают, и не понимая действительных причин этих поражений, красное командование все больше и больше начало нервничать и впадать в панику.

Уже 30 сентября, т.е. в самом начале борьбы, был опубликован приказ №1350 Командарма 5, в котором бандиты объявлялись ВНЕ ЗАКОНА, их семьи подлежали аресту, имущество их конфискации, а все остальные граждане, за укрывательство бандитов, явную или тайную помощь им, а также за укрытие оружия должны были понести кару вплоть до расстрела и т.д.

11 января был опубликован приказ №2 Комвоорсилами Якутгуберн., в котором говорилось, что бандиты, не явившиеся и продолжающие борьбу, а также и их сообщники объявляются вне закона, их семьи арестовать, имущество конфисковать и т.д.

Такие приказы, выпущенные на русском языке в тогдашних условиях не могли достигнуть цели, ввиду почти поголовной безграмотности якутского населения, их территориальной разбросанности и незнания русского языка. Они поэтому имели значение лишь как руководство и наказ для наших воинских частей и давали им простор для всяких злоупотреблений.

Начался массовый террор. На место был отправлен один карательный отряд, во главе с беспартийным якутом Сокольниковым, который постарался натворить всяких безобразий и вооружить против себя население. Давались устные и письменные распоряжения: в тех наслегах, где население сочувствует бандитам и укрывает их, расстреливать каждого пятого, при этом патронов не тратить, рубить шашками. Уполномоченные Губчека принялись за физическое искоренение контрреволюции. Начались массовые бессистемные конфискации, которые подчас трудно было отличить от простого грабежа. Начались массовые аресты, в порядке, как тогда выражались, изоляции, т.е. арестовывали всех подозреваемых в сочувствии бандитам, в том, что они могут участвовать и поэтому подвергали их изоляции. На время гражданской войны забирали в качестве заложников жен и родственников, началось задержание почти всех представителей нацинтеллигенции. Не хватало помещений для арестованных, и поэтому в марте было решено создать концентрационный лагерь.

Как в прифронтовой полосе, так и в г.Якутске, вымогательства, истязания, таинственное исчезновение людей (аресты в масках) стали обычным явлением. Уже в ноябре на поверхность явлений выплыли дела двух сотрудников Губчека Боруна и Корякина (оба уголовные ссыльные рецидивисты) по обвинению их в изнасиловании заложниц, жен скрывшихся якутов, в зверской пытке над ними и над якутами, заподозренными в сочувствии или в поддержке бандитов. Дело это кончилось тем, что Борун просидел несколько дней в тюрьме и был освобожден, а Корякин скрылся. В октябре был расстрелян один командир отряда (Пыжьянов) за мародерство. Для всех тогда было ясно, что это лишь «стрелочники», общая обстановка создала почву для их появления.

Известен случай массового расстрела в Амге после соответствующей обработки якутов, заподозренных в шпионаже, а между тем в то время из уст в уста передавали, что это были якуты, которые находились на дальних покосах, которые узнав о приближении бандитов, прибежали в Амгу, под защиту красных, где их приняли за шпионов и после «обработки» ликвидировали. Вылавливая и уничтожая таких «шпионов» Губбюро ВКП (б) информировало центр: «Шпионы бандитов допросах упорно отказываются отвечать зпт принимают смерть готовностью».

Все эти безобразия создавали массовое недовольство, раздражение и озлобление всех кругов населения. Недовольные немедленно подпали под рубрику «контрреволюционеров» и репрессии усиливались еще больше.

Следствием всего этого явилась паника и бегство населения (особенно интеллигенции) в тайгу, а бандитизм начал безудержной волной разливаться по всей Якутии, как только тот или иной улус, наслег соприкасался с бандитами, сейчас же, как грибы после дождя, вырастали бандитские шайки. Почти поголовно все население с нескрываемой ненавистью относилось к красноармейцам. Имя коммуниста (население считало, что все красноармейцы, чекисты и милиционеры — коммунисты) стало синонимом грабителя и убийцы. Коммуниста не называли иначе как «хомуйар», т.е. собиратель, человек, собирающий все, что попадется ему под руку, так как он отрицает частную собственность. Именем коммуниста матери пугали своих детей.

В таких условиях не могло не вспыхнуть поголовное вооруженное восстание. Первым сигналом к выступлению послужило неожиданное для Губчека бегство 8 ноября 11 интеллигентов Таттинского улуса к бандитам.

Конечно, не одни эти безобразия и бесчинства вызвали восстание, они послужили лишь непосредственным поводом для выступления, для которого была создана соответствующая обстановка (экономическая, национальная и т.д.) за предыдущее время.

Причины, приведшие к поголовному восстанию якутов, можно кратко сформулировать следующим образом:

1. Отсутствие материальной заинтересованности населения в Соввласти (так же, как и среди тунгусов). Кроме разрухи, обнищания и безтоварья, всяких мобилизаций (на Бодайбинские прииски, конские мобилизации, трудовые мобилизации, гужевая повинность и т.д.) население ничего не получило от Соввласти, наоборот, от него отбиралось последнее (при посредстве разверстки и т.д.), почти без всякой компенсации.

2. Политика классового расслоения среди населения. Земельная реформа не могла в этом отношении иметь решающего значения. Искусственное классовое расслоение, путем поголовной «изоляции», ареста «буржуев» имело обратные результаты.

3. Этой же национальной политикой отталкивалась от Соввласти нацинтеллигенция. Якутские националы подвергались огульному преследованию как националисты, как контрреволюционеры (высылки, расстрелы и т.д.). Эти репрессии отталкивали нацинтеллигенцию в лагерь контрреволюции. При слабости нашего влияния среди населения, они по-прежнему пользовались громадной популярностью и авторитетом и вели за собой население. Поэтому бегство 11 нацинтеллигентов из Татты явилось сигналом к всеобщему выступлению.

4. Грубо-административным отношением к населению, без учета его национальных и бытовых особенностей.

5. Теми массовыми бессистемными репрессиями, о которых говорилось выше (аресты, изоляции, истязания и ликвидация), и которые по существу были направлены против всего якутского населения, так как благодаря массовому недовольству и поголовному выступлению под действие приказа №1350 и № 2 можно было подвести почти любого.

6. Игнорированием национал.требований населения и извращением в целом национал.политики партии и Соввласти, сопротивление и нежелание со стороны местн.организаций РКП провести Сов.нац.Автономию, урезка административных прав Якутии (превращение ее в район Иркутской губ), все это рассматривалось населением как проявление худшего великорусского шовинизма и акт нац.угнетения.

Понимало это и тогдашнее Губбюро РКП (б). Оно в своих информациях центру писало: «Имеем дело с национальным народным движением, которое приняло очень широкие размеры, неожиданные даже для организаторов движения — Толстоухова и др., однако из тактических соображений мы продолжаем оперировать словом бандитизм».

Из другой телеграммы: «Движение приняло определенно национально-народную окраску охватив широчайшие массы якутов».

Естественным следствием таких выводов было изменение методов борьбы, но Губбюро и не думало вставать на этот путь и на удовлетворение национальных требований якутов, чтобы создать Советское противоядие против буржуазного национализма идеологов контрреволюционного восстания, в той же телеграмме после гибели Каландаришвили Губбюро писало центру: «Подавление белобандитизма возможно только при почти поголовном истреблении местного населения». Фактически Губбюро встало на этот путь.

Что касается автономии, то Губбюро на этот счет сделало даже шаг назад. Несмотря на то, что местная организация, при активном участии самого Лебедева, еще в июне 1921 года приняло положительное решение, Губбюро не принимало никаких активных мер для того, чтобы добиться быстрейшего разрешения этого вопроса в центре: «Оно ограничилось лишь тем, что послало в Центр для продвижения этого вопроса Аммосова».

После чрезвычайного губернского совещания Советов 3-х уездов, состоявшегося в феврале 1922 года, Губбюро пришло к выводу, что государственно-мыслящих людей в Якутии нет и потому писало Центру: «В связи с военно-политическим положением придется вопрос возможности (автономии) откладывать».

Постоянные боевые неудачи, гибель многих товарищей, бессистемно направляемых маленькими группками, некомпетентность военного командования и т.д. — создали глухое недовольство внутри организации. Это недовольство передавалось боевым командирам, а от них рядовым красноармейцам.

Недовольство направлялось, главным образом, против тройки — Президиума Губбюро РКП (б) в составе секретаря т.Лебедева, Предгубчека Агеева и начштаба Козлова, которая диктаторски руководила всей военно-оперативной и политической, хозяйственной и проч. работой, фактически подменив собою все остальные учреждения и организации. И вмешивалась даже во внутреннюю жизнь каждого учреждения.

Привожу выдержки из отчета Якутбюро за время с 1 января по 1 июня: «Губбюро за это время, т.е. с июня 1921 года вплоть до марта 1922 года сделалось фактическим и полновластным хозяином всего края. Отдельные партийные работники, попытавшиеся протестовать против таких методов работы, получили в виде наказания командировки по уездам. Причем Губбюро не стеснялось и пред такими командировками по уездам, как посылка в Колымский уезд (2200 верст к северо-востоку от Якутска), когда опасность захвата этого уезда Меркуловскими офицерами со стороны Охотского моря уже не подлежала никакому сомнению. Так были посланы тт. Котенко и Кугаевский, два крупных работника, якобы для вывоза ценностей оттуда. Из них Кугаевский случайно вернулся, а Котенко погиб».

Остальные партийные работники, так или иначе не согласившиеся с линией поведения Губбюро, систематически отстранялись от всякой работы, а другие выполняли полутехнические функции. Установилось полное единовластие секретаря Губбюро РКП т.Лебедева и возглавлявшейся им тройки — Президиума Губбюро, куда входили, кроме Лебедева, еще Агеев (Предгубчека) и А.Козлов (Предревтрибунала). Проявление какой бы то ни было инициативы со стороны партийных работников пресекалось в корне. Всякая попытка внутрипартийной критики беспощадно преследовалась и рассматривалась чуть как не личное оскорбление Лебедева. Поэтому вполне понятно, что помимо всего прочего, ответственность за все неудачи военного командования ложилась целиком на эту тройку. Ее огромное влияние на военное командование даже в административных и оперативных вопросах было известно всем.

Личность самого Лебедева и его образ жизни, далеко расходившиеся с его словами на многочисленных его выступлениях, его беспрестанные уверения, что бандитизм будет завтра же ликвидирован, что дела наши великолепны и т.д., тогда как мы терпели поражение за поражением и один за другим были вынуждены оставлять без боя отдельные районы, а бандитизм постепенно разливался по всему краю, открытое применение им самоснабжения на глазах всего населения, вывоз ценных меховых вещей его женою осенью из Якутска и, наконец, его личный образ жизни, — все это отталкивало от него городское население, в особенности, рабочие массы, среди которых он часто выступал, обещая им улучшение их быта и которые потеряли всякую веру в его слова. Такое же резкое недовольство наблюдалось в рядах партийных работников, которые терпели его только из-за боязни возможных репрессий с его стороны.

Работа же Губчека тесно связывалась с именем его Председателя Агеева. Агеев старый партийный работник, политический ссыльный в Якутской области, где и застала его революция. Он выехал из области летом 1917 года и вновь вернулся в нее в июне 1921 года, когда и получил назначение Председателя Губчека. Его метод работы, суровобеспощадный ко всем: и к своим сотрудникам, и к врагам Советской власти переходил, в особенности в его отношениях к партийным работникам и вообще к рабочим массам, всякую грань и выливался в слишком бросающееся в глаза комиссарство, полнейший отрыв от масс, бюрократически-административное отношение ко всему. При нем пытки, порки, шомпола, избиения не прекращались. Такие термины, как ГУБПОДВАЛ, ГУБЛЕСТНИЦА, ГУБВЫШКА, означавшие соответствующие этим названиям места заключения при Губчека получили полные (конечно, неофициально) права гражданства. Все это в общем отталкивало массы не только обывательские, но и рабочие (даже часть партийных) от Губчека.

Начштаба Козлов — одна из наиболее темных личностей на фоне якутских событий. Его прошлое никому в Якутске не известно. Попал в Якутскую губернию летом 1920 года с экспедицией РВС 5 по р.Олекме во главе с Савлук и остался в Олекминске. Там он вступил в РКП. Постепенно занимал ряд должностей, сначала в Олекминске, где он впоследствии был председателем Уревкома, затем летом 1921 года переехал в Якутск, вошел в состав Губбюро РКП, был избран членом Президиума Губбюро РКП, Предгубревтрибунала, секретарем РКП, когда разразился бандитизм, Губбюро командировало его в штаб комвоорсилами, где он занял пост начальника штаба.

В прошлом он правый эсер. Имеются данные о том, что он состоял членом каких-то боевых эсеровских организаций в 1918г. в г.Омске. Установлено, что он в военном деле не спец. В царской армии служил в различных штабах в качестве, кажется, канцеляриста. Когда в начале января захворал комвоорсилами Савлук, он в течении нескольких дней (кажется, недели) был вридкомвоорсилами. После ареста тт.Лебедева и Агеева был отстранен из состава бюро РКП.

Сильное недовольство направлялось и по адресу комвоорсилами Савлук, которого считали человеком, не соответствующим своему назначению, бездарным и не способным руководить боевыми операциями. Недовольство им было особенно сильно среди боевых командиров, а от них передавалось рядовым красноармейцам.

После получения сообщения о посылке из Иркутска красных частей во главе с Каландаришвили, недовольство это не прорывалось наружу: все жили ожиданьем приезда Каландаришвили, в надежде, что с его приездом, такого крупного военного имени, дело пойдет к лучшему. Но доехал до Якутска лишь один Широких-Полянский, помощник Каландаришвили по политчасти. Сам Каландаришвили, как известно, погиб со всем своим штабом в начале марта, наткнувшись на засаду в 32 верстах от г.Якутска.

После гибели Каландаришвили атмосфера еще более сгустилась: началось глухое брожение среди Чонцев, как мы тогда называли переведенных на казарменное положение партийцев, комсомольцев и рабочих (ЧОН — части особого назначения). Поведение местных руководящих работников также создало почву для недовольства, например, секретарь Губбюро РКП Лебедев заявил т.Полянскому буквально следующее: «Или Вы, или мы, но совместно работать мы не можем».

Вновь прибывшие красноармейцы-каландаришвильцы, любившие своего «деда», как они называли Каландаришвили, плохо принятые в Якутске (им даже не было своевременно предоставлено теплое помещение), отдельные командиры, обожавшие своего «деда», открыто обвиняли в гибели Каландаришвили якутских властей и готовы были идти на самые крайние меры. Атмосфера недовольства еще более сгустилась, когда в ночь с 8 на 9 марта таинственно исчезли из своих квартир 9 человек городских жителей. Между 10 и 11 часами (а в это время было в силе осадное положение, с 6 часов вечера всякое хождение по городу было запрещено, могли этим правом воспользоваться лишь люди, имеющие особые пропуска или знающие пароль), к ним на квартиру явились замаскированные люди, арестовали их и куда-то увели. Утром семьи арестованных пришли в ГПУ, где им ответили, что их в ГПУ нет. Весть о таинственном исчезновении разнеслась по всему городу. Такие таинственные исчезновения раньше были обычным явлением, но этот случай поразил приезжих (Полянский и др.), которые не привыкли к ним. Кто-то распустил слух, что аресты эти произведены каландаришвильцами. Возможно, что ГПУ имело первоначально намерение свалить это исчезновение на каландаришвильцев и тем самым дискредитировать их. Узнав об их выезде из Иркутска, Лебедев в одном из своих выступлений пытался изобразить их как уголовных каторжников, которые разнесут весь Якутск, но, под давлением приезжих, начальник ГПУ 10 марта к вечеру вынужден был опубликовать извещение о том, что 9 лиц арестованы им в порядке охраны и будут содержаться как заложники, но тем не менее, атмосфера недовольства не разрядилась.

В результате всего этого, в ночь с 10 на 11 марта были арестованы секретарь Губбюро РКП (б) Лебедев, начальник ЯОГПУ (до реорганизации Предгубчека) Агеев. Этот арест был произведен вновь прибывшими командирами и некоторыми местными работниками с ведома т.Полянского и Савлука, который был недоволен Президиумом Губбюро за его «диктаторские вмешательства в военные дела», как он впоследствии формулировал причины, побудившие его к этому. Арест этот был санкционирован военно-политическим совещанием.

Этим решением была предотвращена возможность стихийного выступления масс, расправы над Лебедевым и Агеевым и ареста самого Савлук и начштаба Козлова.

Арест именно этих двух товарищей объяснялся той обрисованной выше ролью, которую они занимали в то время в местной жизни.

В этот же день вечером было созвано совещание ответственных работников г.Якутска, которое, считаясь с отстранением арестованных от работы, как с совершившимся фактом, и находя невозможным вновь вернуть их на прежнюю работу, постановило: считать их, а также и Козлова, выбывшими из состава Губбюро РКП. Взамен их были выдвинуты соответствующие кандидатуры.

На другой день, т.е. 12 марта, вопрос этот обсуждался на общегородском партийном совещании, которое также санкционировало их арест и выдвинуло взамен их следующих кандидатов: секретарем Губбюро Исидора Барахова (в то время Иванов), заведующим до этого времени Оргинструкторским отделом Губбюро РКП, а в состав Пленума Губбюро РКП следующих: тт.Широких-Полянского, Кузнецова и Бертина.

Этот состав был впоследствии, во время переговоров по прямому проводу с Новониколаевском — 18 марта — утвержден Сиббюро ЦК РКП.

Новый состав Губбюро РКП поставил своей первоочередной задачей пересмотр методов ликвидации восстания. Начался ряд дискуссий. На Пленуме Губбюро был заслушан обстоятельный доклад об идеологии бандитизма. Затем этот вопрос подвергся детальному обсуждению на военно-политическом совещании.

В результате всего этого 19 марта 1922 года были окончательно приняты Президиумом Губбюро РКП тезисы т.И.Барахова «Идеология бандитизма и наши задачи». В этих тезисах был дан подробный анализ развития национального движения в Якутии за года революции, выявлены наши уклоны и ошибки, определен социальный и национальный характер движения и взят курс на мирную ликвидацию выступления.

Бандитизм был признан национальным народным движением, охватившим широкие массы якутов и подпавшим под влияние контрреволюционных элементов.

Было решено объявить самую решительную борьбу с тем разгулом красного бандитизма, который господствовал до того времени (по тактическим соображениям слова «красный бандитизм» не были введены в тезисы) и произвести чистку всех Советских учреждений от уголовных и преступных элементов, своими действиями возбуждающих население против Соввласти и тем самым создающих почву для бандитизма.

Дальше было решено взять курс на восстановление доверия широких якутских масс и трудовой части якутской интеллигенции к Соввласти, для чего подтвердить принятое и фактически не проведенное в жизнь старым составом Губбюро решение о признании всех политических и гражданских прав за всеми участниками бандитизма — бедняками, середняками, а также трудовой интеллигенцией, которые будут сдаваться или переходить с оружием в руках на сторону Соввласти и дополнить это решение «провозглашением неприкосновенности имущества этих групп».

Это решение Губбюро не было опубликовано. На основании его Губревкомом 29 марта был опубликован соответствующий приказ. Вслед за тем был принят приказ комвоорсилами от 4 апреля, в котором население призывалось к мирному труду, а войсковым частям приказывалось «в дальнейшей борьбе с бандитизмом, руководствуясь своим революционным сознанием, строго различать, кто истинный враг революции и народа, а кто жертва невежества и авантюры...» «Ко вторым должно быть проявлено максимум внимания и революционной законности»... «Мы должны проявить гуманное отношение к пленным, сдавшимся на милость победителя»... «Помните, тт.командиры и красноармейцы, наш долг не убивать для убийства, не карать ради мести»... «Не карать мы должны, а вразумить, вернув к повседневному труду земледельца»...

Этим решением была произведена решительная ломка установившихся методов ликвидации выступления и объявлена «новая военно-политическая линия», как мы в то время называли свою новую оценку движения и свои новые способы борьбы с ним.

Несколько слов о чистке. Смысл ее заключается в том, что решено было устранить из Соваппарата целый ряд лиц, которые в свое время творили ряд бесчинств над мирным населением (вроде Боруна, который вновь сотрудничал в ГПУ) и тем самым вызвали озлобление населения. Устранением Лебедева и Агеева пресекалась возможность дальнейшего продолжения методов борьбы, питающих эти бесчинства, но, однако, одного ареста их было недостаточно. Население имело дело не с ними, а с теми, кто проводил их директивы на местах и поэтому непосредственно соприкасался с ними. Среди этих низовых работников был целый ряд лиц, которые особенно отличались (некоторые из них были с уголовным прошлым); против этих последних направлялось в первую голову озлобление и возмущение. Объявляя населению о новом гуманном к ним отношении, было нетактично оставлять в аппарате, особенно в военном и в органах ГПУ, этих лиц; чтобы добиться решительного перелома в настроениях населения, чтобы восстановить доверие его к Соввласти, необходимо было не только декларировать о том, что мы осуждаем деятельность этих работников, но и по меньшей мере устранить их от работы, чтобы они «не кололи глаза населению».

По этим соображениям и было принято решение о чистке.

Среди подавляющей массы руководящих работников организации эта политика встретила решительную поддержку. Необходимо было произвести перелом в настроениях как рядовых масс, так и особенно красноармейцев, озлобленных гибелью многих своих товарищей.

На городском общепартийном собрании, которое продолжалось 2 дня (1 и 5 апреля) новая политика, однако, не встретила решительного отпора, при этом решающую роль сыграло отношение комсостава и политсостава отряда Каландаришвили к этой политике. Решительное сопротивление встретил лишь пункт о чистке. Против этого пункта выступала большая половина организации во главе с сотрудниками Губчека, которые боялись, что это решение будет направлено, главным образом, против них. Однако, у этих товарищей не оказалось основательных и веских доводов против этой меры, поэтому они добились такого решения: «Тезисы в основном приняты, но пункт о чистке выделить особо, как непонятный, неясный».

Учитывая явно отрицательное отношение большинства организации к этому вопросу, чтобы не вызвать на этой почве каких-либо осложнений, опасных в то напряженное время, Губбюро, несмотря на уже опубликованный приказ Губревкома и несмотря на то, что чистка уже начала проводиться в жизнь (была образована особая комиссия), не официально было решено проведение чистки приостановить.

В области военно-оперативной работы первой демонстрацией новых методов борьбы явилось взятие в плен 20 марта отрядом Строда 19 пленных после стычки с белыми повстанцами-якутами в местности Хаптагай в 30 верстах от г.Якутска. До этого времени не было ни одного случая взятия в плен, так как все сдававшиеся и захваченные во время боя подвергались поголовному уничтожению и поэтому повстанцы проявляли сильное упорство и живыми не сдавались. Зафиксированы такие случаи: 1) Во время первого крупного боя с повстанцами на местности Тулагинцы якуты-повстанцы, засевшие в юрты и окруженные со всех сторон красноармейцами, отстреливались до последних своих патронов, несмотря на сделанные им предложения о сдаче и дали себя сжечь живыми, чтобы только не попасть в плен. 2) Один якут-повстанец, окруженный красноармейцами, которые согласно полученных ими от военного командования указаний пытались взять его живым в плен, расстрелял все свои патроны и перерезал самому себе горло. Такой фанатизм можно было преодолеть только путем наглядных примеров, например, захватом в плен и выпуском их на волю (у повстанцев не хватало лишь оружия, а людской силы было больше чем достаточно).

Мы решили встать на этот путь, но в это время разразилась история с Клочковым и Пшенниковым.

Клочков, командир одного из боевых участков, зарубил в селе Марха (в 7 верстах от г.Якутска) в своем штабе шашками 9 мирных жителей-хлеборобов. Другим Мархинским отрядом, под командованием Пшенникова, было вырезано целиком одно якутское селение, около десятка домов, как говорится в донесении Инструктора Губревкома Тарасова, — мирных жителей, не исключая детей и женщин. Причиной такой расправы послужило то, что незадолго до последнего наступления наших на Тулагинцы мархинская разведка из 4 человек наткнулась на засаду белых около этих домов. Из них 2 человека убиты, один ранен и один успел убежать. Гибель этой разведки была приписана шпионажу и укрывательству бандитов этими мирными жителями, после чего и был произведен этот кровавый террор. На требования Губбюро РКП о принятии соответствующих мер и привлечении виновных в этих расправах к ответственности для предотвращения в будущем, было получено официальное заверение на заседании Губбюро РКП, что меры принимаются, — но впоследствии так и не было принято никаких мер.

С этого времени отношения с военным командованием начали складываться чрезвычайно натянутые. Военное командование в лице Савлук как было, так и осталось совершенно неспособным руководить боевыми операциями и некомпетентным в глазах комсостава и рядовых красноармейских масс. Клочковская и Пшенниковская истории, против которых не было принято никаких мер, явились моральной пощечиной Губбюро РКП, Губревкому и самому военному командованию. Этот случай и отсутствие какой бы ни было единой политической линии и твердого руководства со стороны штаба комвоенсилами и колебание в основных вопросах и упрямость в мелочах или в личных отношениях с остальными партийными товарищами — все это порождало неустойчивость и неспособность военкомандования провести в жизнь нашу новую национально-политическую линию по отношению к повстанцам-якутам.

В силу этих причин, партийная жизнь почти за весь апрель замерла. Губбюро, Губревком и даже хозяйственные органы совершенно отошли от военного командования. В отношении к последним здесь необходимо отметить бессистемное расходование фабрикатов по приказам штаба или именем комвоорсилами, даже без нарядов. В частных беседах отдельные советские работники заявляли, что они все свои надежды возлагают на приезд нового комвоорсилами Байкалова, который в середине марта выехал из Иркутска и ожидался в Якутске в середине или конце апреля. На эту позицию стал даже помполитчасти комвоорсилами Широких-Полянский.

С другой стороны, местная партийная организация, получившая такую большую встряску, как арест и отстранение от работы 3-х крупных партийных работников, руководивших до того времени всей партийной и советской работой в крае, не сразу вступила в свое нормальное состояние.

Резкая ломка установившегося взгляда на бандитизм и тактики борьбы с ним, — в силу культурной и политической отсталости организации также не сразу была воспринята парторганизацией. Она переживала своего рода внутрипартийный кризис, усугублявшийся неналаженностью взаимоотношений с военным командованием.

Помимо всего этого, новый начальник Якут.Отдела ГПУ, временно выдвинутый на этот пост — Богословский, на словах всецело принимавший нашу новую политическую линию, на деле всячески тормозил проведение ее в жизнь. Это прежде всего сказалось в вопросе чистки совучреждений. Он, первоначально сам же голосовавший за отстранение от Госполитуправления 6 бывших сотрудников Губчека, впоследствии категорически отказался провести это решение в жизнь, несмотря на ряд требований со стороны Предгубревкома и Губбюро. Все его поведение после этого свелось к тому, что он постепенно начал обособляться от Губбюро и Губревкома.

24 апреля в Якутск приехал новый комвоорсилами Байкалов. Директивы, которые он получил от Шумяцкого, соответствовали решениям, которые мы уже приняли. После его приезда обстановка коренным образом изменилась. Началось действительное проведение в жизнь новой политики. Прежде всего был восстановлен полный контакт между Губбюро и военным командованием.

Прежде всего было снято осадное положение, которое было введено еще при Лебедеве без санкции Центра. Самыми крутыми мерами были прекращены расстрелы и всяческие бесчинства. Клочковщине и Пшенниковщине был нанесен самый решительный удар. После агитационной обработки были выпущены на волю пленные. Они были снабжены листовками и воззваниями на якутском языке. Впоследствии были получены сведения о том, что эти пленные «как большевистские агитаторы» были задержаны повстанческими главарями и четыре из них расстреляны.

После приезда Байкалова была снаряжена военная экспедиция для освобождения Амги. Во главе этой экспедиции встал сам Полянский. При продвижении ее из Якутска в сторону Амги население по старой привычке в ужасе разбежалось в тайгу, экспедиция на своем пути везде находила пустые юрты, возвращаясь обратно, экспедиция нашла те же юрты с вернувшимися обратно жителями. Во время продвижения этой экспедиции в сторону Амги погиб т.Полянский. Чтобы демонстрировать перед населением новую политику, он, получив смертельную рану и умирая, отпустил на волю стрелявшего в него якута-повстанца, которого он пытался захватить живым. Весть об этом и вообще о невиданном до того времени гуманном отношении наших воинских частей к населению быстро разнеслась по тайге и внесла начало разложения в ряды повстанцев.

Было ускорено и осуществление автономии. Решение о предоставлении Якутии прав Автономной С.С.Республики было принято Президиумом ВЦИК еще 16 марта 1922 года. В связи с этим решением был образован Ревком ЯАССР, о чем был опубликован приказ №1 от 22 апреля. Вслед за тем 22 апреля Президиумом ВЦИК было принято подробное постановление об образовании ЯАССР. Это постановление было получено нами по радио (телеграфная связь была прервана).

Одновременно по радио было получено «Обращение ВЦИК к населению Якутской Советской Республики» от 27 апреля 1922 года. В этом обращении население призывалось «оказать полное содействие и активную помощь в деле ликвидации бандитизма», а «тем, которые под давлением и обманом белых офицеров вступили в ряды банд — предлагается немедленно и добровольно сложить оружие и отказаться от дальнейшей борьбы с Соввластью. Всем, сознавшим свои ошибки, Соввласть даст прощение и гарантирует свободу и жизнь».

Далее: «ВЦИК призывает Якутскую интеллигенцию принять самое активное участие в создании Якутской Сов.Республики, начать широкую творческую культурную работу на благо якутского народа под знаменем Якутской Сов.Республики»...

На основании этих решений Президиума ВЦИК 30 апреля была провозглашена Якутия Автономной Советской Социалистической Республикой и обнародован манифест Ревкома ЯАССР, в котором были вновь подтверждены все принятые ранее Губревкомом решения и в ознаменование образования ЯАССР объявлена широкая местная амнистия на представителей нацинтеллигенции, содержащихся под стражей как участники различных националистических контрреволюционных заговоров и отбывающих принудительные работы в порядке госохраны. Освободив их, Ревком призывал их к активной работе по организации государственной власти ЯАССР и безболезненной ликвидации в крае белобандитизма. На основании этой амнистии были освобождены также все заложники и пленные.

Кроме того, ввиду разгрузки, а также и по политическим соображениям, было решено «отменить дальнейшее взыскание всех видов натурналогов по раскладке 1921г.». Отменить наказания, наложенные за невыполнение натурналогов, прекратить дела, возбужденные против неплательщиков налога и освободить от наказания лиц, осужденных за невыполнение разверстки 1920—21 гг.

Вся территория Якутии в то время была захвачена повстанцами, остались в наших руках лишь один г.Якутск, часть Олекминского округа и г.Вилюйск, о судьбе которого в то время нам ничего известно не было. Нечего говорить о том, что с населением никакой связи не было. Всей предыдущей работой была создана обстановка полной оторванности Соввласти и партии от населения. В поисках звеньев, через которые мы могли связаться с населением, мы ухватились за нацинтеллигенцию, которая пользовалась всегда большой популярностью среди населения и имела на него большое влияние.

Поэтому, после прибытия в Якутск (18 мая) освобожденной Амгинской группы, т.е. в момент морального подъема, который получила Соввласть, выполнив эту задачу и тем самым получив подкрепление, мы созвали 21 мая представителей Якутской нацинтеллигенции на особое совещание.

Об этом совещании в отчете Губбюро сказано:

«На этом совещании участвовали около 40—45 чел. якутов-интеллигентов, часть которых оказались выпущенные из тюрьмы по амнистии. Один за другим были сделаны 3 доклада: «Причины возникновения повстанческого движения» Байкалова, «Меры борьбы с ними» Ойунского, «Роль Якутской трудовой беспартийной интеллигенции в строительстве ЯАССР» И.Барахова.

Совещание длилось 3 суток. Была предоставлена возможность полной свободы высказывания. Пришлось, безусловно, выслушать много горьких истин. Вскрыв все основные болячки Советской работы в крае в прошлом, вызвавшие повстанческое движение, — совещание выразило свое одобрение новой гуманной военно-политической тактике революционных органов молодой Якутской республики и изъявило свою готовность поддерживать эту политику и работать в строительство молодой ЯАССР на благо родного края и сохранения его живых сил.

Впоследствии по поводу этого совещания Байкалов в своем докладе ЦК ВКП (б) писал: «Ввиду полной оторванности властей и партии от населения и отсутствия среди него всякой социальной опорной базы, мы должны были искать с ним связь и нашли таковую через национальную интеллигенцию. Не было тогда другого звена для этой связи и навряд ли даже сейчас имеется достаточно прочная и полная связь с массами».

Мы устроили с этой нацинтеллигенцией совещание, где говорили открыто и просто по душам.

Некоторые из них пришли на совещание с явными следами наших шомполов и плетей. Здесь нам стало ясно, что эти люди, находясь в атмосфере постоянного и явного недоверия и вечных подозрений, затравленные и запуганные — совсем уже не такие контрреволюционеры, каковыми их изображали. Для влияния над этой нацинтеллигенцией, для подчинения ея воле партии нашим не хватало главного — достаточного авторитета умственного и нравственного превосходства.

На совещании мы открыто заявили, что центр и партия смотрят на действия местных властей как на «красный бандитизм».

Это мы открыто заявили в газете и на первом съезде Советов осенью 1922 года.

Совещание решило активно поддерживать новую «настоящую Советскую власть», для чего немедленно послать всю нацинтеллигенцию «в народ» с целью агитации о сложении оружия, что и было сделано и последовательно проведено до конца.

Завершением всех этих мероприятий явилось принятие 26 мая 1922 года Пленумом Губбюро РКП тезисов И.Барахова: «Задачи РКП в Якутии, намечающие дальнейшие пути национальной политики в Якутии и формы взаимоотношений с населением».

Прибывший с отрядами из центра Аммосов (после проведения автономии) привез с собой директивы ЦК, совпадающие с новой линией Губбюро. Директивы эти, данные в личной обстоятельной беседе т.Сталиным (между прочим, проведшего образование Республики против мнения фракции ВЦИК, настаивавшей на образовании Области), заключались в двух моментах: во-первых, в прекращении политики искусственного классового расслоения и ликвидации методов военного коммунизма; во-вторых, в изменении отношения партии к нацинтеллигенции путем вовлечения их в активную работу по строительству Автономной Республики, вместо прежней политики огульного отношения к ней.

Воззвание ВЦИК от 27 апреля 1922 года явилось прямым отражением этих директив ЦК.

14 июня прибыли в Якутск 4 парохода, на которых приехали 2 пехотных полка (226-й, 230-й), один сводный отряд, дивизион войск ГПУ. Включая местные отряды, из которых был сформирован 3-й Якутский полк, мы в то время имели около 4000 штыков и сабель при 12 орудиях и 3 бронированных парохода.

Однако еще до переброски этих частей — выручкой гарнизона деревни Амги, взятием укрепленных пунктов Кильдямцы и Тектюр, Автономией, НЭПом и правильной военно-политической линией, а главное, склонением на нашу сторону нацинтеллигенции и активным ее выступлением против восстания — повстанческая, народная армия морально уже была надломлена. Нужны были еще один-два боя (под Никольском и Нельканом) и эта народная армия распалась.

Те же тунгусы и якуты-повстанцы, которые раньше в случае пленения резали себе горло и десятками давали себя сжечь (заимка Эверстова), сдавались в плен целыми отрядами. В общем сдалось в плен около 1000 человек и только 300 бежали через Нелькан и Аян.

Приблизительно к 1 октября 1922 года Якутское национальное восстание можно было считать окончательно ликвидированным.

В течение лета был принят еще целый ряд решений, развивающих и углубляющих новую политику или разрешающих вопросы, связанные с проведением ее в жизнь.

В начале августа в связи с плохой осведомленностью о Советской Автономии и о проводимой нами новой политике; выжидательным настроением б.повстанцев; бегством почти всей нацинтеллигенции, участвовавшей в движении; отсутствием работников на местах и т.д. возник вопрос о дальнейшем проведении новой политики, об ее углублении и конкретизации.

Этот вопрос был подвергнут обсуждению на Президиуме Як.бюро РКП и затем перенесен на Пленум Обл.Бюро РКП, где было окончательно принято решение о том, чтобы от имени Ревкома ЯАССР выпустить особое обращение к населению Якутии с подтверждением «непреклонности и твердости принятой нами политической линии и призвать повстанцев, в частности, интеллигенцию сложить свое оружие и вернуться к мирной деятельности».

Кроме того, было решено определить срок, в течении которого распространить действие всех ранее принятых решений о гарантиях личной и имущественной неприкосновенности всем вернувшимся к мирному труду повстанцам.

Далее было решено усилить агитационную кампанию среди населения вокруг этих решений и созвать совещание нацинтеллигенции. Совещание это было созвано 14 августа, от имени этого совещания было выпущено обращение «К представителям Якутской нацинтеллигенции, принимавшим участие в повстанческом движении», в котором подчеркивались решения Соввласти, направленные к мирной ликвидации выступления, указывая на необходимость ориентации на Соввласть, даровавшую автономию, на духовную и экономическую связь с Совроссией, на НЭП и т.д. И вновь нацинтеллигенция обратилась к своим собратьям, все еще находящимся в рядах повстанцев, сложить оружие и вернуться к мирному труду.

На основании решения Пленума Президиумом утвержден проект постановления Президиума, Ревкома и Совнаркома ЯАССР, в котором распространялось прежде принятое решение на главарей повстанческого движения, за исключением русского офицерства и определялся срок явки — 1 октября для Якутска, Вилюйского и Олекминского округов, к 1 января для остальных округов.

В то же время возник еще другой вопрос — о товарищах, повинных в красном бандитизме. Как указано выше, вопрос о них в свое время был отложен. Учреждения были постепенно очищены от уголовного элемента, но в красном бандитизме были повинны еще ряд честных и преданных товарищей, которые являлись «стрелочниками» Лебедевской и Агеевской политики.

Наиболее острый момент, требующий решительной наглядной демонстрации новой политики, был пройден и не было никакой необходимости привлекать этих, безусловно, преданных Соввласти и партии товарищей, поэтому было решено: «никакого судебного преследования против них за их прежнюю деятельность не возбуждать» и т.д.

Весь летний сезон происходила ликвидация якутского восстания. Под давлением наших вооруженных сил и на основе наших обещаний повстанцы один за другим сдавались отрядам Красной Армии, рассасывались, возвращались к своим хозяйствам.

К 1-му октября 1922 г. можно было в основном считать повстанческое движение ликвидированным.

В наследие от гражданской войны Якутия получила в корне разрушенное народное хозяйство. Все кооперативы и отделения госторговых организаций были разгромлены. Скотоводство, особенно коневодство, в улусах, наиболее пораженных повстанчеством, сократилось на 80%. Посевная площадь, по сравнению с 1921г., сократилась на 25%, причем урожай оказался ниже среднего, кроме того, в отдельных районах хлеба были побиты ранними заморозками. Между тем ввезено было из центра только 140 тыс.пудов хлеба, вместо необходимых 300—400 т.пудов. Денежного обращения фактически не было, ввиду незначительности имеющихся денежных знаков товарные запасы были также очень незначительны. Ввиду загруженности водного транспорта на военные нужды, большинство товаров замерзли по пути к Якутску. Не удалось в достаточной мере вывезти соль из Вилюйска и поэтому очутились перед соляным кризисом.

Весь низовой советский аппарат был разрушен, его приходилось создавать заново, большинство низовых совработников, особенно коммунистов, погибло.

Все оставшиеся силы были брошены на борьбу с повстанцами. В освобожденные от повстанцев районы направлялись уполномоченные для восстановления органов Соввласти. Эти уполномоченные по тактическим соображениям назывались с издавна привычным для населения словом «депутаты». Был устроен ряд выездов ответработников в уезды. Аммосов совершил объезд по Якутскому округу, Барахов по Вилюйскому, Гоголев выезжал в Ботуруский улус и т.д. После окончания полевых работ, в сентябре была проведена агиткампания об основных принципах Советской автономии и о новой политике. Эта кампания совпала с началом агиткампании по поводу Пепеляевщины. Для проведения этой кампании, кроме партийцев, использовались силы нацинтеллигенции. Было решено приступить к производству выборов и осенью созвать 1-й Всеякутский учредительный съезд Советов.

Осуществление этих задач отнимало все лучшие наши силы. В Якутске одновременно производилась работа по восстановлению нормальной деятельности наших учреждений. Эта работа, помимо последствий гражданской войны, усугублялась еще отсутствием денежного обращения и поэтому сохранившимися натуральными порядками расчета (осень 1922г.). Приходилось разработать целый ряд неразрешимых вопросов, не хватало сил и средств для проведения всей этой работы, поэтому новый натурналог начал проводиться с большим опозданием. Учреждения жили без всяких смет. Не было, следовательно, и бюджета. В области тарифной политики центр переходил к денежным расчетам, а у нас все еще существовал товарообмен. Все это создало клубок неразрешимых противоречий в области тарифной политики.

Занятая исключительно вопросами чистой политики, организация упустила из-под своего непосредственного руководства вопросы хозяйственные. Торговые и финансовые и проч. учреждения жили сами по себе, не имея твердого руководства. В результате этого мы к осени имели ряд перебоев и промахов.

Таково было положение к осени, когда разразилась Пепеляевщина.

Все это вынудило нас к тем же методам хозработы, какие применялись в годы военного коммунизма. Перед организацией в острой форме встал вопрос о практическом осуществлении НЭПа (свободы торговли, денежного обращения, свободы частной инициативы и т.д.).

П/п Секретарь обкома ВКП (б) И.Барахов

Март 1928г.

ФНА РС (Я), ф.3, оп.20, д.3, лл. 68—93

Яндекс.Реклама
зонты на трубы.. коаксиальный кабель последнее объявление.. дома из оцилиндрованного бревна цены.
Hosted by uCoz