На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

В феврале сего года исполнилось 100 лет со дня рождения одного из выдающихся сынов якутского народа, видного демократа и просветителя, первого из якутов ученого-лингвиста, создателя национальной массовой письменности Семена Андреевича Новгородова

Семен Андреевич Новгородов родился 13 февраля 1892 года во 2-м Хатылинском наслеге Ботурусского улуса (ныне Болтогинский наслег Чурапчинского района).

Отец его Андрей Александрович Новгородов по данным С.К.Дмитриева, хотя и происходил из бедного рода, но впоследствии разбогател, в лучшую пору жизни количество его скота подходило к сотне голов, дома содержал двух постоянных, одного приходящего работника1.

А.А.Новгородов слабо владел русской грамотой, умел механически читать церковно-славянские книги, чему быстро научил и маленького Семена. Затем учеба последнего продолжается у малограмотного сонаслежника-псаломщика Андрея Винокурова, у которого научился четырем действиям арифметики и умению переводить небольшие тексты с русского языка на якутский.

Более основательные знания он получает в частной школе политссыльного И.Т.Цыпенко, открытой последним по переселению из Колымской ссылки в Чурапчу.

У Семена Новгородова оказались блестящие способности к учебе, и на основе полученной в ней подготовки в 1905 году поступил в Якутское реальное училище. Он и в реальном училище учился хорошо, "все время шел первым учеником вплоть до VI класса"2.

В эти годы молодой Семен Новгородов много читает, пользуется богатой библиотекой политссыльных, которой заведовал В.М.Ионов. Последний, как потом признавался С.Новгородов, "заботливо выбирал мне на неделю до десятка книг"3.

В годы учебы в реальном училище Семен Новгородов активно участвует в общественной жизни учащихся, в работе кружков. В эти годы он начинает записывать и собирать произведения устного творчества якутов, восхищаясь его разнообразием художественно-изобразительных средств, богатством и красотами родного языка. Принимает участие в создании первого общественно-политического и литературно-художественного журнала на якутском языке "Саха саната", выходившего в 1912-13 гг. На страницах журнала напечатал свои записи и несколько обработанных им народных песен.

Самое Поразительное то, что молодой Семен Новгородов со старших классов реального училища начинает испытывать критическое отношение, неудовлетворенность существующей якутской письменностью, основанной на русском алфавите. Похоже, что с тех самых пор Семен Новгородов начал задумываться над необходимостью создания новой, более удобной и доступной для приобщения к грамоте широких масс якутского населения письменности. Записи фольклорных произведений он уже в те годы производил не на русском, а на "своем" смешанном алфавите, состоящем как из русских, так и латинских букв.

После успешного окончания реального училища и годичной работы в Еловской начальной школе и Вилюйском городском четырехклассном училище, в 1913 году он выезжает в Петербург и поступает на арабско-персидско-турецкий разряд восточного факультета Петербургского университета.

Через пару месяцев, в декабре 1913 года, 21-летний студент Семен Новгородов участвует в работе Всероссийского съезда народных учителей, выступает с докладом "Краткие сведения об якутах, их школы и их право на образование", в котором делает смелое для того времени требование о создании национальной школы с обучением детей на родном языке, о субсидировании подготовки и издания учебников на якутском языке. (К большому сожалению, полный текст этого доклада до сих пор не обнаружен.)

Через год С.Новгородов переходит на близкий к избранной им специализации монголо-манчжуро-турецкий разряд восточного факультета. В стенах старейшего университета страны он проходит подготовку у таких корифеев русской языковедческой науки, как профессор, впоследствии академик АН СССР Л.В.Щерба, профессор, позже академик АН СССР А.Н.Самойлович, академик В.Л.Котвич, профессор, позже член-корреспондент АН СССР И.А.Бодуэн де Куртенэ, профессор, видный деятель советского языкознания Е.Д.Поливанов и другие.

Занимается Семен Новгородов с большим прилежанием, наряду с усвоением учебного материала постигая секреты и научно-исследовательской работы.

Летом 1914 года по заданию Русского комитета по изучению Средней и Восточной Азии в Таттинском улусе Якутии собирает фольклорный материал, часть которого публикует в сборнике Музея антропологии и этнографии АН СССР.

Летние каникулы 1915 года проводит в Удинской губернии, проходит разговорную практику по татарскому языку, собирает материал по устному народному творчеству тептярей (группы населения, живущего среди башкир).

Наряду с освоением общей лингвистической теории, изучением родственных якутскому тюркских, а также монгольских языков, он пытливо продолжает изучать существующие системы письмен, прикидывая-примеривая, какую из них можно было бы использовать для создания якутской массовой письменности и с помощью которой можно было бы успешнее решить задачу культурного развития якутского народа. Его внимание привлекает международная фонетическая транскрипция, разработанная французским профессором сравнительного языкознания Пасси.

Она ему представляется весьма удобным, почти идеальным как в научно-теоретическом, так и в техническом отношении письмом, чем он объясняет ее широкое применение во многих языках. Он все более склоняется к мысли, что ее надо положить в основу новой якутской письменности.

Возникает вопрос: почему С.А.Новгородов стремился создать новую письменность для якутов, на новом, неизвестном им доселе латинском алфавите, тогда как пусть и небольшая, но вся дореволюционная якутская письменность пользовалась русским алфавитом?

Известно, что некоторые представители якутской интеллигенции, в т.ч. видный якутский поэт А.Е.Кулаковский, ратовали за сохранение кириллицы в качестве основы якутской письменности и возражали против новгородовского реформирования якутской письменности.

В ответ им Новгородов приводил свои доводы:

  1. Якутская письменность на русском алфавите не имеет сколь-либо глубоких традиций, в условиях почти поголовной неграмотности якутского населения, она действует всего около полустолетия;
  2. Она не имеет единообразного оформления, имеет два параллельно-употребительских варианта: бетлинговский-академический, хитровский-миссионерский.

Первый, хотя и точен в научном отношении, но имеет существенный технический недостаток: обилие надстрочных знаков долготы и краткости и их "смягчения" (умлеутов). Он находил, что этот технический недостаток академического алфавита, не говоря уже о вреде его для органа зрения, крайне замедляет процесс писания и ведет к многочисленным ошибкам при письме, чтении, наборе, корректуре наборных касс. И для печатания надстрочные знаки очень часто стираются, в следствие чего не только популярные, но и научные издания изобилуют ошибками4.

Миссионерские азбуки, в т.ч. хитровскую, он отвергал по причине полного отсутствия в них научной точности.

Зиму 1916-17 гг. по семейным обстоятельствам С.А.Новгородов вынужден был провести на родине, учительствовал в высшем начальном училище г. Якутска. В осенних номерах 1916 года на страницах газеты "Якутские ведомости" публикует большую патриотическую статью "Основные задачи якутской интеллигенции" и рецензию на "Краткий русско-якутский словарь Э.К.Пекарского.

С большой радостью С.А.Новгородов встретил весть о падении царского режима в февральские дни 1917 года, активно участвует во многих митингах и собраниях трудящихся, посвященных этому событию, был избран членом исполкома бюро Комитета общественной безопасности (КОБ) г. Якутска.

В статье "10 марта в якутском сознании" он писал: "Якут в этот светлый и радостный день всеобщей весны чувствует себя свободным и равноправным членом российского государства, впервые подавшего ему, якуту, как прочим представителям угнетенных племен братскую руку… .

Народ надеется, что будет создан государственный строй, основанный на самых широких демократических началах, вполне обеспечивающих самобытное процветание отдельных племен и национальностей, населяющих необъятную Россию"5.

В марте 1917 г. проходил "первый свободный съезд крестьян-якутов" Якутской области, на котором С.А.Новгородов выступает с докладом о необходимости издания якутского букваря, составленного В.М.Ионовым (последний съезду по телеграфу разрешил распоряжаться рукописью букваря как своей собственностью), на уже составленном им к тому времени новом якутском алфавите на базе международной фонетической транскрипции.

Съезд принял его предложение, были изысканы средства на издание букваря, который был назван "Сахалыы сурук-бичик", и он всю весну и лето 1917 г. был занят работой по переработке и изданию этого букваря, ближайшую помощь ему в этом оказал педагог Н.Е.Афанасьев.

С.А.Новгородов впервые практически опробовал в данном букваре созданную им новую якутскую письменность. Правда, часть знаков латинского алфавита отсутствовала в Якутской типографии, ему пришлось заменить их другими.

При своем несовершенстве это был первый в истории букварь на якутском языке, положивший начало обучению детей на родном языке!

Поздней осенью С.А.Новгородов выезжает в Петроград для продолжения образования. Проучившись зиму, летом 1918 г. он опять выезжает на родину, подрядившись на сей раз в качестве кандидата в переводчики гидрографической экспедиции по обследованию устья реки Лены. Однако к этому времени Сибирь захватили белогвардейцы, и Новгородов вынужден был задержаться в пути. Около четырех месяцев он работает в Эхирит-бухачатском аймаке Иркутской губернии; имея общемонгольскую подготовку, он овладел бурятским языком настолько, что выступал на собраниях бурят.

В марте 1919 г. С.А.Новгородов на страницах газеты "Мысль" выступил с требованием открытия кафедры якутского языка при Иркутском государственном университете. Другая его статья "Якутология", опубликованная 5 мая 1919 г., показывает его хорошую эрудированность в вопросах сравнительного языкознания. Он в ней высказал мысль о большой близости якутского языка к языку орхоно-тюрских памятников, которая получила подтверждение в работах последующих исследователей якутского языка.

Наконец в конце сентября 1919 г. С.А.Новгородов добирается до Якутска и тут же активно включается в работу якутского культурно-просветительного общества "Саха аймах": сначала в качестве его председателя, затем в качестве руководителя его переводческой секции и заведующего курсами якутской грамоты, регулярно выступает с докладами и лекциями на его собраниях.

К этому же времени относится его доклад "Якутские грамота и язык в качестве необязательных предметов в программе высших начальных училищ Якутской области".

В нем он делится наблюдениями о том, что новая письменность там, где ею пользовались, усваивается без затруднений и что это служит гарантией того, что родная грамота может быть распространена среди населения успешно. Однако он отмечает, что постановление учительского съезда выполняется плохо. Букварь, созданный им в 1917 г., распространен очень плохо, значительная часть учителей не воспользовалась случаем произвести широкий опыт с его введением в школы. Конечно, в условиях колчаковщины не могло быть приложено достаточных усилий для распространения якутской грамоты среди населения. На свержение колчаковщины и восстановление советской власти в Якутии С.А.Новгородов откликнулся декларацией якутской трудовой интеллигенции. "Мы, представители якутской трудовой интеллигенции настоящей своей декларацией изъявляем свое признание существующей с 15 сего декабря советской власти… Мы мыслим новую советскую власть как коалицию всех живых сил страны против контрреволюции"6.

С большой активностью он включился в творческую работу. Руководитель подотдела по научному исследованию Якутской губернии, заведующий его лингвистической секцией, участник научной экспедиции в восточные улусы, лектор на агитационно-политических и педагогических курсах, председатель комиссии по составлению учебников на якутском языке – таков неполный перечень его разносторонней и неутомимой деятельности в это время.

Однако издание якутской литературы, учебников затруднялось из-за отсутствия шрифтов, типографского оборудования и бумаги.

В связи с этим важное и новое дело отливки якутских шрифтов, издания учебников и приобретения типографского оборудования было поручено С.А.Новгородову. В декабре 1920 г. он выезжает в центр для осуществления этого важнейшего задания.

Тем временем в 1922 г. в Якутске был выпущен второй якутский букварь, составленный под его руководством "Бастаанны сурук-бичик" – несколько преработанное издание букваря 1917 года "Сахалыы сурук-бичик". В том же 1922 г. постановлением СНК Якутской АССР в школах республики был введен якутский язык, а в 1923 г. благодаря неутомимой деятельности Новгородова несмотря на все трудности времени в Петрограде были отлиты новые якутские шрифты по его алфавиту. В том же году вышли якутский букварь "Сурук-бичик" и книга для чтения "Аа5ар кинигэ".

Букварь серьезно отличался от своих предшественников не только лучшим полиграфическим оформлением (хорошая по тем временам бумага, многочисленные иллюстрации и т.д.), но и продуманной педагогической основой и глубоким содержанием.

Книга для чтения состояла из пяти отделов: беллетристики, истории, географии, медицины и "смеси"; содержала много рассказов, стихов, басен и образцов народной литературы якутов, произведения русских писателей. В качестве авторов статей Новгородовым были привлечены лучшие представители якутской интеллигенции и народных учителей тех лет.

Новые учебники, поступившие из Петрограда, уже в 1923-24 учебном году были распределены по школам республики. В улусах и наслегах стали появляться также пункты и школы по ликвидации неграмотности (школы ликбеза).

С появлением в республике новых шрифтов и другого типографского оборудования стало возможным приступить к планомерному изданию газет и книг. С конца 1923 г. стала на новгородовском алфавите выходить республиканская газета "Кыым".

С 1920 по 1930 гг. на новгородовском алфавите было издано более 200 книг, в т.ч. около 30 учебников и учебных пособий.

Широкое использование родного языка стало важнейшим и действенным средством осуществления задач культурной революции, культурного строительства в республике.

Наряду с основной работой по подготовке к изданию якутских учебников, С.А.Новгородов в течение двух лет принимал участие в составлении фундаментального "Словаря якутского языка" Э.К.Пекарского.

Только освободившись от издания учебников, он возобновил занятия в университете и в 1923 г. закончил его. В феврале 1922 г. вместе с М.К.Аммосовым был введен в Якутское представительство при Наркомнаце. В том же году он работал в составе комиссии по определению границ новой автономной республики и выработке "Положения о Якутской АССР".

С.А.Новгородов принимал участие в работе IX Всероссийского съезда Советов (23-28 декабря 1921 г.) как делегат, избранный Якутским губернским съездом ревкома.

С.А.Новгородов скончался в самом расцвете творческих сил – 28 февраля 1924 г. от острой уремии.

Вся творческая и общественная деятельность С.А.Новгородова, к сожалению, очень короткая по времени, показывает, что он был пламенным патриотом и верным сыном своего народа, отдавшим все свои силы во имя вывода его из мрака темноты и невежества на светлый путь расцвета хозяйства и культуры.

Е.Коркина,
доктор филологических наук.

1 С.К.Дмитриев. Новгородов суруга-бичигэ, Саха сиринээ5и кинигэ издательствота, Якутскай, 1962, 4-5 с.

2 С.А.Новгородов. Первые шаги якутской письменности, "Наука", М., 1977, с. 92.

3 С.А.Новгородов. Первые шаги якутской письменности, "Наука", М., 1977, с. 69.

4 С.А.Новгородов. Первые шаги якутской письменности, "Наука", М., 1977, с. 64.

5 Вестник ЯКОБ, 1917, 13 марта.

6 Архив ЯНЦ СО АН СССР, ф. 4, оп. 9, д. 177, л. 1.

 

Яндекс.Реклама
козырьки кованые и кованые козырьки цены.. бухгалтерские курсы и бухгалтерские курсы новое объявление.. объявление про Пежо партнер типи и Пежо партнер типи найти информацию на сайте.
Hosted by uCoz