На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Якутские грамота и язык в качестве необязательных предметов

Вы, граждане гласные, являясь истинными представителями населения, имеете исключительно Вам представленное право контроля и руководства делом народного образования. Распространение сети одноклассных и двухклассных школ, а также насаждение по уезду и области высших начальных училищ находится отныне в Ваших руках. Будучи убежден в верном понимании Вами нужд народа, пославшего Вас сюда, я решаюсь предложить Вашему вниманию нижеследующий доклад.

Так как Вы, пропорционально числу пославших Вас, в большинстве своем являетесь представителями якутского племени и почти в полном своем составе обладаете его языком, то я позволю себе остановиться сначала на устном творчестве якутов.

Существует общепризнанное положение, что характер народной словесности данного племени определяет и характер его искусственной литературы. Обращаясь к якутскому фольклору, необходимо отметить его разнообразие и богатство каждого его вида. Это богатство устной литературы якутов служит верным залогом за будущее и искусственной якутской литературы.

Очередной задачей момента является надлежащая подготовка кадра лиц, вооруженных знанием приемов и способов собирания памятников устного творчества народа. Соответствующие упражнения и необходимые указания в этой области в настоящее время дают курсы якутской грамоты, организованные культурно-просветительным обществом "Саха аймах", а по образцу их, нужно надеяться, дадут в будущем и высшие начальные училища с их необязательными якутскими языком и грамотой.

Результаты работ этих специально инструктируемых собирателей якутского фольклора дадут себя знать в ближайшем же будущем: недоступные по своей оригинальности переводу на русский язык образцы якутской словесности поразят современных нам исследователей якутского языка не только своим качеством, но и количеством. Не приходится даже жалеть, что до сих пор было собрано несколько капель из этого неисчерпаемого моря: попытка к собиранию произведений якутского словесного творчества в прошлом была бы до некоторой степени покушением с негодными средствами. Закрепление созданных якутской народной мудростью произведений в виде национальной письменности будет также служить средством внесения якутским народом своей посильной лепты в общечеловеческую культуру. Помимо этого, занесенная на вечные скрижали письменности, наша современная богатая устная литература будет достойной памятью о нас следующему за нами потомству. Не будучи сторонником смешения своего народа с чужими племенами и расами, а тем паче полного исчезновения якутов с лица земли, приходится предусматривать подлинный ход истории, могущий повернуться для нас в худшую сторону. В таком случае собранная народная словесность якутов будет служить всему человеческому роду, лучшим и вечным доказательством их живого ума и незаурядного таланта, отражающихся, как в зеркале, в их устном творчестве.

С момента ликвидации старого государственного строя, оставалась в силе декларация о равноправии народов России. Отныне они могли устраивать собственную жизнь, стараясь изыскать наиболее краткие и удобные пути достижения национального счастья и благоденствия. Но затем наступила печальная пора гражданской войны, продолжающаяся и поныне. Конца-края ей еще не видно. Создался какой-то общий хаос в государственной жизни.

Настоящее время раскрепощения народов, населявших Российскую исперию, наиболее соответствует хаотическому периоду, который обычно предшествует созидательной работе. Это переходное время нам необходимо использовать для определения собственных сил и способностей. Такие моменты, когда наступают благоприятные условия для того, чтобы держать исторический экзамен на высокое звание культурного племени, повторяются весьма редко. Упустив нынешний момент, мы не скоро дождемся столь благоприятного для нас стечения исторических обстоятельств.

Помимо этого, мы должны, не откладывая дела в долгий ящик, приступить к всемерному поднятию духовного развития своего бедного народа, лишенного света учения, живущего в темноте, подобно заключенному в кожаный мешок. Мы должны укрепить внутреннюю сплоченность и развить внешнюю организованность, чтобы обеспечить своему народу возможность полной эксплуатации природных богатств края.

Тогда стали бы осуществляться здесь все наши прекрасные проекты, остающиеся несбыточными только по причине недостатка необходимых материальных ресурсов.

Принимая все меры к собиранию и охранению образцов национальной мудрости якутов, мы должны учиться по ним этой мудрости в целях того же культурного самоопределения.

Конечно, нам придется для развития собственной духовной культуры, помимо своего национального источника, прибегать и к другим источникам. Свое же исконное будет придавать известный необходимый оттенок самобытности, якутский национальный отпечаток.

Так я разрешаю национальную проблему в отношении своего народа и задачи его интеллигенции, связанные с этой проблемой. Теперь остановлю Ваше внимание на научной оценке достоинств якутского языка.

Наука, как таковая, не делит языки разных племен и рас на избранные и неизбранные: возможность развития научных знаний на языке данного племени всецело зависит от внутренних достоинств этого языка и лишь отчасти от внешних обстоятельств. Подходя к якутскому языку с этой точки зрения, можно признать его вполне пригодным и подходящим. Само собой разумеется, что терминологию придется позаимствовать. В остальном же язык якутов достаточно гибок, ясен, точен и выразителен. Эти качества якутского языка нисколько не уступают таковым же языкам родственных нам племен, ведущих тот же скотоводческий образ жизни, что и мы. Между тем опыт создания научной, философской, педагогической, изящной и иного рода литературы блестяще удавался у калмыков, монголов и забайкальских бурят, а также удается в последнее время и у казак-киргизов.

Все эти данные вселяют в нас уверенность в том, что развить в будущем народное образование на всех ступенях начальных школ области на якутском разговорном языке вполне возможно.

На первых же порах мы должны обратить главное внимание свое на создание педагогической литературы на своем языке в целях приближения этой возможности.

Допустим себе, что таким путем можно рассеять сомнения скептиков относительно возможности якутского национального образования.

В старое время угнетения якутского народа, рядовому якуту и во сне не могла сниться возможность распространения знаний на его живом, разговорном языке.

Теперь спрашивается, действительно ли оно, это национальное образование, нужно якутам. Для всякого, хоть мало-мальски знающего историю народного образования в Якутской области, не может быть двух ответов на поставленный вопрос. Ведь данные всеобщей переписи 1897 года показывают, что среди русского населения процент грамотности в то время равнялся 28,2 %, среди якутского же населения грамотность достигала лишь 0,7 %. Между тем, до указанной переписи школы в области существовали почти целое столетие. Это мизерное развитие образования среди якутов объясняется, главным образом, преподаванием на чужом, совершенно непонятном языке.

До настоящего времени это положение вещей изменилось крайне недостаточно: якутский ребенок, вскоре по окончании школы, за неимением книг для чтения и за отсутствием людей, полезных для него в смысле упражнений в разговоре, совершенно забывает русский язык. В практике жизни бывший питомец якутской школы, окончив ее путем 5-6 летних занятий, использует свои знания в немногих видах, а именно: он может вести реестровые записи, писать с грехом пополам заемные письма, подписки и, если он набожен, читать псалтырь. Таким образом, школа не дает ему должного.

Не столь напрасны были бы материальные расходы родителей и затрата личной энергии ученика-якута, если бы осуществилась на деле идея национального образования: тогда бы учащийся якутский ребенок не стал забывать раз сообщенного ему знания и постепенно познавал бы сладость образования. Ныне якут-учащийся начинает втягиваться в учение лишь при окончании высших начальных училищ или 4 классов среднего учебного заведения: до того же времени он в недостаточной мере усваивает русский язык. Дети счастливых народов, имеющих национальное образование, более старательны, т.к. родной язык преподавания подсказывает их маленькому уму и чуткому сердцу, что "наука светла", "ученье – свет, а неученье – тьма".

Нечто подобное имело место в Абагинской школе: маленький мальчик, начавший учиться сперва по-якутски по "Сахалыы сурук-бичик" и только потом перешедший на русскую азбуку, настолько поразил своим старанием своего совершенно неграмотного отца, что тот явился к учителю и выразил в его лице благодарность якутской молодежи, отыскавшей средство развития якутского народа.

В ближайшем будущем мы должны позаботиться о поднятии духовного развития и тех своих собратьев, которые перешли школьный возраст и не знают русского языка. Для этой, очень значительной, части якутского населения сообщение знаний возможно только на его живом разговорном языке. Является неисправимой истина, что чужой язык, как бы он ни был богат и гибок, не в состоянии дать тех оттенков мыслей и чувств для сравнительно мало знакомого с ним человека, какие может дать свой, родной язык, являющийся одною из неотъемлемых особенностей народа, на нем говорящего. Облеченные в живые формы этого родного языка знания всякого рода, мысли и настроения могут быть легко распространены в аудитории малограмотной и неграмотной. Наконец, даже и усвоение элементарных школьных знаний и навыков дается значительно легче, если обучение производится на материнском языке учащихся и поэтому сильнее затрагивает психику ученика, принимая характер чего-то близкого, родного, знакомого, а не чуждого и непонятного. Чужая речь, крайне затруднительная для произношения, препятствует ясному пониманию предмета. Посему на нашей обязанности лежит организация народных чтений и бесед, а также собрание и распространение соответствующей литературы на якутском языке, как в г. Якутске, так и вне его.

Итак, национальное якутское образование не только возможно, но и необходимо.

Но тут является ряд препятствий. Наиболее существенные из них – это отсутствие педагогической литературы на якутском языке и недостаток педагогического персонала. Нет сомнения, что с течением времени, при дружной работе якутской интеллигенции, оба эти препятствия будут устранены. Недаром русская пословица гласит: "Москва не сразу строилась".

В самом начале развития нашей деятельности наступили неблагоприятные для нее обстоятельства в виде всеобщей разрухи, связанной с мировой войной и российской революцией. Для примера укажу на безуспешность своих поисков латинской разрезной азбуки осенью 1917 года в городах Иркутске, Томске и даже Петрограде. Ларчик же открывался просто: такая азбука вырабатывалась для нужд российских колонистов-европейцев, главным образом в Германии.

Другой же, более крупной, неудачей является упущение возможности приобретения шрифта. По поручению общества "Саха аймах" весною 1918 года я путем продолжительных переговоров добился права заказа международного шрифта в 10 пудов на 2 печатных листа и выяснил смету расходов, выразившуюся в сумме 1300 рублей. Дав по телеграфу знать о том обществу, я занялся исчислением процентного отношения букв по новой транскрипции в связном якутском тексте. Типография, делавшая заказ, обещала выполнить его в течение 1 – 1,1/2 месяцев под моим наблюдением. Но последовала телеграмма с просьбой исходатайствовать возможную скидку: такова наша печальная действительность. Затем были прерваны всякие отношения "Красного Петрограда" с "контрреволюционной Якутской областью", дерзнувшей образовать Областной совет.

Между тем без национальной типографии невозможно печатать, следующей за букварем педагогической литературы: ограниченный латинский шрифт, имеющийся в якутской областной типографии, немало износился при печатании якутского букваря. Необходимо заполнить этот существенный пробел в национальном строительстве выпиской международного шрифта на специально собранные средства. Общество "Саха аймах" положило почин в этом деле, открыв фонд на образование достаточных средств на приобретение национальной типографии. Весною с.г. открылась словолитня в г. Чите. Необходимо было бы с ней переговорить и, в случае возможности, заказать шрифт. До получения его здесь необходимо продолжать работу по подготовке материалов для печатания педагогической и иной литературы на якутском языке.

Отсутствие же педагогического персонала может быть устранено в ближайшем будущем. Столь категорическое утверждение основано на двух данных: 1) якутская грамота по букварю проходится уже третий год в местной учительской семинарии, 2) обществом "Саха аймах" открыты специальные курсы якутской грамоты. Практика преподавания показала, что новая транскрипция усваивалась аудиторией без затруднения, не оставляет у ней никаких сомнений относительно возможности выражения собственных желаний и сокровенных мыслей на живом разговорном якутском языке. Это уже служит гарантией того, что семинаристы и слушатели новых курсов будут всеми силами распространять среди населения родную грамоту, конечно, при известных благоприятных условиях. Кроме того, самое введение преподавания якутского языка и грамоты в курс высших начальных училищ обеспечит область учителями тех же предметов в низших начальных школах.

Таковы основные вехи будущего якутского национального образования. Наметим теперь то, что возможно и должно сделать в этом направлении в ближайшее время. Но предварительно коснемся и истории национализации якутской школы. История эта еще слишком кратка. До 1917 года наша школа ничем не отличалась от обыкновенной русской школы: и язык преподавания, и методы, и приемы его были всеобщие.

Первые попытки к национализации якутской школы были сделаны после великого общественного подвига, данного последней российской революцией. Первый свободный съезд якутов и крестьян области в марте 1917 года постановил издать первый букварь на якутском языке при помощи международной фонетической транскрипции. Осуществление этого постановления было поручено специально избранной комиссии, которая взяла за основу рукопись В.М.Ионова, значительно изменила ее и перетранскрибировала по-новому. Во время печатания букваря состоялся областной учительский съезд, национальная секция которого после долгих дебатов и упражнений в письме одобрила применение международной транскрипции к якутскому языку. Оба съезда постановили внести преподавание якутской грамоты по букварю с 1917-1918-го же учебного года, сделав это преподавание обязательным во всех школах области с преобладанием якутского населения. Правлению якутского союза было поручено распространять по области букварь, отпечатанный в количестве 4000 экз{емпляров}. Но, к сожалению, постановление учительского съезда в этой части осталось в области благочестивого пожелания: правление союза почти два года держало букварь у себя, что мешало его распространению.

Нервность жизни за последние два года, а также рутина, свойственная некоторой части нашего учительства, способствовали созданию отрицательного отношения к букварю и к самой идее обучения якутской грамоте. Значительная часть учителей, пользуясь фактическим безвластием и отсутствием контроля, не воспользовалась случаем произвести широкий опыт со введением букваря в школы.

Но все же нашлись среди наших учителей люди с широким кругозором и с энергией, достаточной для добровольного увеличения своей работы введением якутской грамоты в свои школы. Дальнейшее развитие преподавания якутской грамоты и языка задерживается из-за отсутствия первой после букваря книги для чтения.

Для полноты доклада приходится останавливаться на критике единственного учебного пособия на якутском языке: здесь разумеется "Сахалыы сурук-бичик". Этот букварь, конечно, изобилует недостатками. Но он же имеет и достоинства. Разберем и те, и другие.

Букварь был издан в спешном порядке, без иллюстраций, без прописных букв по урокам, без жирных и крупных букв, с отступлениями от идеала – международной фонетической транскрипции, без надлежащего соблюдения диалектологических особенностей языка и т.д. Почти все эти недостатки, зависевшие от несовершенства оборудования Якутской областной типографии, сознавались в момент выпуска букваря, но нужно было ковать, хоть и плохо железо, пока горячо. Жалеть, что букварь издан даже в таком неподобающем виде не приходится: все же произведен опыт, все же положено начало новому делу.

Из достоинств букваря отметим: 1) его близость к психике учащихся, обусловленную подбором фраз, взятых главным образом из знакомой детям жизни; 2) его быструю усваиваемость учащимися, обусловленную тем, что начертания звуков якутской речи, взяты из международной фенетической транскрипции, выгодно отличающейся от всех транскрипций своей точностью и отсутствием диакритических (надстрочных) значков. Педагогический опыт меньшинства учителей области подтвердил истинность этих двух положений.

Особенность начертания якутских звуков в сравнении с таковым же русских звуков имеет свое внутреннее педагогическое достоинство: видя разницу в начертаниях якутского и русского ребенок обращает свое внимание на разницу и в произношении звуков, выражаемых этими знаками. Поэтому я не придавал новой транскрипции особого значения в виду ее международного характера.

Укажу, кстати, лишь на значение международной транскрипции для якутского народа, в качестве основы его письменности. Мы не были твердо связаны до сих пор ни с какой письменностью, что позволяет нам делать выбор из всех существующих письмен. По пословице: "рыба ищет где глубже, а человек – где лучше" я и выбрал после долгих исканий означенную транскрипцию, являющуюся последним словом всеобщей науки, возглавляемой ныне европейскими учеными силами.

Подумывал было о заимствовании корейского национального письма (День-мунь), но я боялся за слишком большой скачок звукового и горизонтального письма к слоговому и вертикально-горизонтальному письму. Мои опасения были не напрасны: ведь даже к международной фонетической транскрипции некоторые интеллигенты относятся отрицательно.

Я верю, что новое письмо на якутском языке, усиленно распространяющееся за последнее время в Вилюйском уезде, объединит якутскую интеллигенцию вокруг себя, вытеснив все другие транскрипционные системы. Тогда-то наша периодическая литература в будущем имела бы определенный круг читателей, не повторив удела прежних наших газет и журналов, не распространявшихся, главным образом, по причине отсутствия постоянных читателей, зависевшего от технического несовершенства старой, т {ак} наз {ываемой} "академической" транскрипции.

Позволю себе более подробно познакомить Вас со вновь открытыми курсами.

Специальная комиссия, выделенная обществом "Саха аймах" разработала нижеследующую общую программу курсов якутской грамоты:

Первое отделение. Беглое чтение без грубых ошибок по букварю. Удовлетворительное писание под диктовку. Безошибочное списывание из букваря и с рукописи. Писание кратких рассказов по картинкам. Составление кратких фраз и предложений. Перевод на якутский язык несложных рассказов с русского.

Второе отделение. Программа первого отделения. Скоропись. Сочинение рассказов. Составление деловых писем. Беглое чтение рукописей.

Третье отделение должно подготовить корректоров, учителей якутской грамоты, переводчиков, составителей рассказов для первой после букваря книги для чтения на якутском языке и собирателей памятников устного творчества якутов.

Детализацию программы комиссия представила педагогическому персоналу курсов совместно с правлением общества. Объединенное заседание и того, и другого не внесло ничего нового. Преподавание идет вот почти уже месяц. Так как в первом отделении не оказалось ни одного безграмотного, то почти вся программа пройдена. Предполагаем объявить на днях новый прием. Теперь ожидаются и неграмотные до сих пор слушатели.

В старших отделениях занятия идут применительно к помеченной программе. Имеется надежда на ее выполнение к концу учебного года.

Сведения эти сообщаю для иллюстрации своих настроений более конкретными данными, которые может быть, еще более убедят Вас в жизненности идеи преподавания якутской грамоты.

Укажу теперь на практическое предложение, для осуществления которого потребуется применение опыта и знаний, приобретенных согласно положениям настоящего доклада.

Буряты и казах-киргизы добились права введения аймачного, хошунного и волостного национальных судов, при чем судоговорение и судопроизводство предполагается вести на местном языке. Если межведомственные юридические совещания и комиссии не забудут якутского племени, не имеющего в их составе своего представителя, то можно будет надеяться на издание аналогичного закона, касающегося юридических норм якутской жизни. В предвидении этого важного акта нам необходимо исподволь подготовлять к печати переводы на якутский язык разных новых циркуляров, законов и старых положений об устройстве жизни "инородцев": тогда не так труден будет для нас переход на жизнь, построенную на новых юридических началах.

Итак, граждане гласные, я предлагаю Вам внести следующую резолюцию:

Необходимо признать своевременным введение с 1920-21 учебного года якутских грамоты и языка в курс высших начальных училищ уезда, пока в качестве необязательных предметов преподавания с возбуждением ходатайства перед Министерством Народного Просвещения о переводе, как временной меры, кредитов на иностранные языки при названных училищах, на удовлетворение содержанием учителей национального языка и грамоты.

В ближайшем же будущем, когда удастся первый опыт, необходимо будет произвести и второй, введя чтение, письмо на якутском языке и краткие сведения из якутской грамматики в курс одноклассных школ уезда.

Программы этих предметов будут окончательно составлены по подведении итогов преподавания на курсах якутской грамоты.

Семен Новгородов

 

Яндекс.Реклама
детский игровой домик лучший форум.. забронировать гостиницу.. настройка компьютера подробная информация на сайте.
Hosted by uCoz