На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо


В приложении к журналу "Илин" очерк-исследование Ираиды Самоновны Клиориной
"В.В.Никифоров – наш современник"
(экскурс в 1917 год)".

Владимир ПЕСТЕРЕВ

Загадочная и таинственная страна — страна снегов и холода всегда привлекала внимание путешественников, торговцев, ученых всех стран и всех времен.
Первые сведения о ней и народах, населявших ее, теряются в седой глубине веков, во мраке прошедших эпох.

Притяжение Земли вечных льдов

Отсутствие письменных памятников, отсталость от мировой цивилизации не позволяют ученым проследить и уточнить связь народов, населявших Якутию, с соседними странами. Однако, достоверно известно, что в средневековых китайских картах нанесены река Лена и побережье Северного Ледовитого океана. Эти же сведения подтверждаются трактатами арабских и монгольских ученых, где сия страна отмечается как край земли, населенный мохнатыми людьми с собачьими головами, как страна вечных снегов, льдов и холода, где господствует постоянная ночь. Как бы то ни было, благодаря отдельным отчаянным купцам и миссионерам сведения об этой стране постоянно из года в год увеличивались.
После разгрома Сибирского ханства русские землепроходцы продолжили свое движение на восток "встречь солнцу", осваивая все новые земли и покоряя народы, их населявшие. Как известно из историографии, первые сведения о якутах, называвших себя народом саха, русские получили примерно в 1619 г. от тунгусского князя Илтик. В погоне за пучиной "служилые и промышленные люди" русского царя в течение каких-нибудь 25 лет (1620 — 1645), проникнув в бассейн реки Лены, достигли берегов Тихого океана.
Вкратце рассмотрим известные факты посещения Якутии представителями дальних стран.

Свежий номер газеты "Якутская окраина" издателя А.А.Семенова, вышедшая 2 августа 1913 года, сообщила горожанам о приезде в Якутск первого японца, господина Мори. В беседе с корреспондентом японец с удивлением отметил, что Якутию в японских учебниках по географии изображают тундрой, а он увидел леса, горы, реки и что изумлен богатствам северного края. Господин Мори вовсе не был первым японцем, посетившим Якутию. Многие старые якутяне еще помнили японских моряков, посетивших наш край задолго до приезда Мори. Забегая вперед, заметим, что в Охотске в 1900 годы открылись и работали магазины японской фирмы "Гумми-Арай". Торговые агенты фирмы, набранные в основном из числа местных жителей, в жестокой конкуренции с американскими фирмами "Олаф Свенсон" и другими доходили до самых дальних стойбищ охотников, оленеводов и рыбаков. Фирма "Гумми-Арай" существовала до середины двадцатых годов.

О первых визитах в конце XVIII и начале XIX столетий писали выходящие в то время журналы и газеты. Сами японцы по возвращении на родину описывали свои приключения в России. Наиболее известными являются книги Дайкокуя Кодаю "Краткие вести о скитаниях в северных водах", матроса Исокоти "Сны о России", которые переведены на многие языки мира. В те времена Япония жила замкнуто и по японским законам никто из японцев не мог отправиться в другие государства без разрешения властей. Японцы строго придерживались этого правила и только лишь страшная буря могла против всякого их согласия заносить их суда к берегам соседних государств. Соседями же были Россия, Китай, Корея и к ним попадали японские моряки, особенно в Россию, которая в севере подходит близко к островам Японского архипелага. Имеются сведения о четырех случаях пребывания японцев в России в XVIII XIX вв.

1. В 1753 году шестнадцать японских моряков под начальством Такеучи Токубей были занесены бурей к берегам Камчатки, откуда добрались до Иркутска и, за неимением средств вернуться на родину, они остались жить в Иркутске до самой смерти.

2. В 1781 году семнадцать японских моряков под командованием Кодаю пробрались из Камчатки через Охотск, Якутск и Иркутск в Петербург, где были милостиво приняты императрицей Екатериной II на аудиенции, а из Петербурга, в сопровождении Адама Раксмана, через Сибирь и Камчатку вернулись в порт Немуро, на остров Хоккайдо в Японию, проблуждав в чужбине 12 лет.

3. Команда Цудою была занесена бурей в 1793 году на один из островов в Беринговом проливе. Эти моряки добрались до Петербурга, имели аудиенцию у императора Александра I и в 1805 году вернулись в Японию.

4. В 1812 году моряки под командой Кизаемонь, прожили 4 года в России, бродя между Камчаткой и Якутском, и наконец, возвратились на один из принадлежавших тогда Японии Курильских островов Итуруп.

Конечно, возвращение японских моряков из других государств было целым событием. Все ждали от них рассказа о том, что они видели, какова там жизнь и как к ним относились.

Японское правительство тоже было заинтересовано сведениями о жизни соседних государств, почему и требовало от каждой партии возвратившихся моряков самый подробный отчет о всем том, что могли заметить случайные гости в приютившей их России.

Таких отчетов в Японии несколько, но самый подробный из них — это отчет команды судна "Викамия Мару". Составлялся он коллективно, возвратившимися из России четырьмя моряками. Трое простые матросы, четвертый — капитан судна, Цудою. Они с изумлением описывали все события, произошедшие с ними в России. Описывали они и быт и обычаи, и традиции якутов, эвенов и других народностей, населявших эту страну снегов и холода, где зимой холод сковывает льдом все вокруг, а коротким летом все расцветает удивительно ярко и сочно.

В 1881 году у берегов Якутии на дельте реки Лена смерть настигла отважного американского исследователя лейтенанта Джордж Вашингтон Де Лонга с товарищами, отправившихся к Северному полюсу. Эта трагедия, разыгравшаяся более века назад, заложила мостик взаимопонимания и доверия между народами Америки и Якутии. Не вдаваясь с подробности, подчеркнем, что в составе экспедиции Де Лонга был якут — охотник Алексей, и что за участие в спасательных экспедициях ряд лиц из местного населения были награждены правительством США серебряными медалями.

Пожалуй, большую известность в Республике Саха получила миссия милосердия англичанки Кэтт Марсден, приезжавшей в Якутию летом 1891 года.

Дочь богатого адвоката, родившаяся 13 мая 1859 года в одном из предместий Лондона в Эдмонтоне, волею судьбы с малых лет избрала своей судьбой судьбу сестры милосердия, помогающей и ухаживающей за больными и ранеными. С детства выделялась состраданием к ближнему среди своих чопорных братьев и сестер. В то время как ее три сестры и четыре брата вели светский образ жизни, она проводила время среди простого бедного народа. Желание быть чем-нибудь полезной своему ближнему, в особенности бедному, несчастному, больному люду, являлось отличительной чертой ее характера. Если кто-нибудь в семье заболевал, то маленькая Кэтт становилась сиделкой. Лучше ее никто не ухаживал за больными. Когда умер отец, ей было тринадцать лет, и она поступила воспитательницей в одну семью. Через три года ее приняли в госпиталь, где она работала до 1877 года. С началом русско-турецкой войны ее вместе с несколькими сестрами милосердия направили от общества Красного креста на место военных действий.

"...Во время русско-турецкой войны 1877 года, ухаживая за русскими солдатами, я впервые увидела двух прокаженных, то были болгары. Их состояние так глубоко тронуло мое сердце, что я тут же посвятила жизнь свою господу, прося его направить ее единственно на помощь этим несчастным из его созданий..." — писала она в своем дневнике. После, в Англии, она в ожидании часа, когда ей будет суждено исполнить свое обещание, данное господу Богу, посещала больных в Лондоне, Ливерпуле, стараясь оказать посильную помощь и утешение больным. В этот период один за другим умирают три брата и сестры. Приехав с матерью в Новую Зеландию, она получает место начальницы Веллингтонского госпиталя. Благодаря ее стараниям в Веллингтоне высокопоставленные дамы организовали общество сестер милосердия Красного креста. По возвращении из Новой Зеландии, желая узнать, как обстоят дела с прокаженными в мире, она посетила Египет, Палестину, Аравию, остров Кипр и Константинополь.

"...В 1879 году в Константинополе от одного англичанина я узнала, что в Сибири, в отдаленной Якутской области, есть тоже прокаженные якуты, которые имеют средство-траву, которая, по слухам, вылечивает проказу. Сознавая, как важно приобретение этого средства несчастным прокаженным по всему миру, я решилась ехать в Якутск, чтобы отыскать эту траву, потом испытать и изучить ее целебные свойства..."

С этой целью в ноябре 1890 года она приехала в Санкт-Петербург и была принята Ее Императорским Величеством государыней Императрицей Марией Александровной, супругой императора Александра III. Императрица живо откликнулась на просьбу мисс Кэтт Марсден, помогла ей всем необходимым и снабдила рекомендательными письмами. Из Петербурга через Москву, не зная русского языка, тем более якутского, эта мужественная женщина отправилась в свой далекий и опасный путь, увлекаемая любовью к ближнему, самопожертвованием во имя человеколюбия и господа Бога. Для переговоров с местной администрацией ее сопровождал чиновник, знающий французский язык.

10 июня 1891 года маленький отряд мисс Кэтт Марсден выехал из Якутска в Вилюйский округ, где было наибольшее количество больных проказой. Женщине, которая еще ни разу не ездила на якутском седле, которое не позволяет бокового сидения, езда доставила много страданий. Отсутствие дороги, в основном пользовались еле заметными тропинками, несметные полчища комаров и других кровососущих насекомых не давали ни минуты покоя. Днем невыносимая жара, ночью комары и холод, неудобства во время ночевок в палатках и самая простая пища, основной рацион которой составляли сухари. Несмотря на все это в течение двух месяцев проехали около 3000 верст. И всюду, где бы ни останавливались, искали лиц, страдавших проказой.

Появление человеколюбивой иностранки несчастные страдальцы повсюду принимали как явление ниспосланного к ним ангела Божия. Сердечное участие неизвестной благодетельницы в их горькой судьбе, оказанные ею материальная помощь и обещание устроить для них приют прокаженных давал им проблеск на лучшую будущность. Молва о бесстрашии и величии духа этой смелой англичанки, которая одна в незнакомой стране разыскивала по самым дальним наслегам этих больных, с одной только мыслью — желанием облегчить их участь, вскоре облетела всю округу.

Представьте себе полуразвалившуюся якутскую юрту с земляным полом, в которой на нарах сидят и лежат совершенно голые или одетые в остатки вонючих лохмотьев больные, по углам лежат гниющие покойники, которых из-за слабости не смогли похоронить. Смрад, невыносимая вонь от заживо гниющих людей... Но мисс Кэтт Марсден подходит к каждому больному, промывает, перевязывает и утешает на французском языке, который переводится на русский, а затем на якутский. Однажды среди больных она выявила совершенно здоровую 18-летнюю девушку, мать которой была больна и общество их выгнало. С помощью мисс Марсден судьба этой девушки была устроена. За время своей экспедиции она выявила 80 больных и оказала посильную помощь каждому. На обратном пути из Якутска она собрала 10 тыс. рублей добровольных пожертвований в пользу Вилюйских прокаженных, которые оставила в Иркутске с твердым наказом построить церковь и приют для прокаженных. Епископ Якутский и Вилюйский Милетий в признательность за беспримерный подвиг мисс Кэтт Мардсден выдал ей благодарственную грамоту. Мисс Кэтт Марсден удалось найти траву, узнать ее употребление и лечебные свойства против проказы. К сожалению, оказалось, что она не залечивает болезнь, а только облегчает страдания больного, да и то не во всех случаях.

Построенная колония существовала до середины тридцатых годов, затем по решению Наркомздрава была перенесена в Иркутскую область. Такова история создания Вилюйского лепрозория в Якутии, созданного благодаря самоотверженной, бескорыстной любви к ближнему, проникнутой состраданием к несчастным прокаженным английской сестрой милосердия мисс Кэтт Марсден.

Найденному в Якутии в год столетия миссии милосердия мисс Кэтт Марсден алмазу весом 55,6 карат присвоено имя "Кэтт Марсден".

Много известных ученых-исследователей Европейских стран внесли свою лепту в изучении и описании края вечных льдов и морозов. Достаточно, не перечисляя их имена, назвать лишь труд всемирно известного польского ученого этнографа Вацлава Леопольдовича Серошевского "Якуты".

В годы революции и гражданской войны — во имя "светлого будущего", за победу Советской власти погибли в заснеженных лесах, полях и в тундре коммунисты-интернационалисты: венгры, австрийцы, немцы, китайцы, корейцы и многие другие представители других народов. Они похоронены в братских могилах, разбросанных по всей громадной территории республики. Среди строителей Социалистической Якутии было также много коммунистов-интернационалистов,

Ныне суверенная Республика Саха, строящая свое будущее, отдает дань уважения всем сыновьям и дочерям далеких заморских стран, внесших свою лепту в изучении, освоении и развитии края, народа Саха.

 

 

Hosted by uCoz