На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо


В приложении к журналу "Илин" очерк-исследование Ираиды Самоновны Клиориной
"В.В.Никифоров – наш современник"
(экскурс в 1917 год)".

Иван ЗЫКОВ

Предки якутов: разгадана ли загадка?

Становление современных представлений о происхождении якутов

За период со второй пол. XVII в. по 30-е гг. XX в. различные гипотезы и теории о происхождении якутов базировались на лингвистических, этнографических, фольклорных материалах, а также на анализе этнонимов, сведений древних источников о географическом размещении отдельных племен и т.д. При этом не хватало всестороннего анализа материалов и их комплексного изучения. Все это предопределило то, что до второй пол. 30-х гг. XX в. попытки исследователей углубиться в отдаленное прошлое предков якутов и установить их прародину основывались на отрывочных и поэтому недостаточно убедительных данных. Несмотря на большое разнообразие и противоречивость построений по вопросам этнической принадлежности и прародины якутов, времени и путей их переселения на Среднюю Лену, эти исследователи придерживались единого мнения, согласно которому предки якутов переселились на современную родину из южных районов Сибири1. К этому времени теория вульгарного миграционизма, господствовавшая в дореволюционном народоведении, была преодолена еще не полностью2.

В широком историческом плане и проблема этногенеза якутов впервые были поставлены в упомянутом труде Г.В.Ксенофонтова. Документальную основу данного исследования составил впервые вводимый автором в научный оборот материал, блестяще извлеченный им в ходе углубленного анализа якутского фольклора, главным образом, исторических и генеалогических преданий'. Были также привлечены критически усвоенные фактические данные всей предшествующей литературы. Умелое оперирование материалом и широкая эрудиция Г.В.Ксенофонтова привели к весьма интересным обобщениям, в значительной степени подводящим итог всему, что было достигнуто за 200 с лишним лет по исследуемой проблеме. В рассматриваемом труде традиционная "южная теория" происхождения якутов получила дальнейшее развитие и первое солидное научное обоснование.

В ходе работы над "Очерками" Г.В.Ксенофонтов разбросал по всему тексту значительное количество интересных наблюдений, предложений, гипотез, большинство которых и в настоящее время представляется вполне приемлемым. К ним относятся тезисы о сложном характере культуры и этнического состава якутов, в котором определяющим был тюркоя-зычный скотоводческий компонент; об участии в сложении "ураангхай сахалар" различных тунгусских и монгольских племен; о протекании процесса этногенеза якутов в основных своих чертах на территории Прибайкалья и др. Не вызывает особых возражений и приурочивание Г.В.Ксенофонтовым отхода основной массы якутов из Прибайкалья на север к XXII вв., что он связывает с выходом на историческую арену мон-голоязычных племен и переходом к ним политического господства в Забайкалье и Монголии.

Наряду с признанными заслугами Г.В.Ксенофонтова в изучении древней истории якутов и достоинств его книги, приходится признать, что автор все еще не свободен от несколько упрощенного понимания ранних этапов этнической истории якутов. Это выступает особенно заметно в заключительных выводах "Ураангхай сахалар", в которых сформулирована точка зрения Г.В.Ксенофонтова о длительной колонизации территории Якутии южными предками якутов, состоящей из трех, качественно отличных друг от друга этапов переселений.

Первых колонистов Г.В.Ксенофонтов видит в северных якутах-оленеводах, которые сформировались в определенный этнос на территории Прибайкалья в процессе слияния "объякученных"4 гуннами коренных тунгусов Прибайкалья и части северо-западных монгольских племен. Они были вытеснены в конце I — начале II в.н.э. якутами-скотоводами из Прибайкалья и заселили бассейн Вилюя.

Вытеснившие из Прибайкалья северных якутов-оленеводов якуты-скотоводы, по Г.В.Ксенофонтову, представляли собой отюреченную гуннами жеманьчжуро-амурских тунгусов, покинувших первоначальную свою родину в связи с распадом "Северного хуннского ханства". Исследователь считает их ураангхаями с чисто якутской речью и сопоставляет с курыка-нами, населявшими Прибайкалье в VI X вв. Эти урянхайцы-якуты постепенно отходят на Вилюй в течение VI VIII вв., в затем окончательно переселяются под напором сахаларов — предков амгино-ленских якутов, в свою очередь вытесненных из забайкальских степей в результате падения Уйгурского каганата под ударами енисейских кыргызов в 840 г. Ушедшие из Прибайкалья урянхайцы вторично вытесняют якутов-оленеводов на этот раз из Вилюя на север, заносят и развивают в бассейне Вилюя скотоводческое хозяйство якутского типа. Это и составило, как думает Г.В.Ксенофонтов, второй этап колонизации, длившийся несколько столетий и приведший к образовании) вилюйских якутов.

Заключительный этап якутских переселений Г.В.Ксенофонтов связывает с сахаларами — предками амгино-ленских якутов, которые начали проникать на территорию Прибайкалья еще в эпоху проживания там урянхайцев — предков вилюйских якутов и в середине IX в. полностью вытеснили их. Автор роднит сахаларов с уйгурами, считая последних прямыми потомками гуннов. Под напором монгольских племен "прибайкальские якуты-сахалары" переселились на Среднюю Лену в течение XI - XII вв.

Такова концепция Г.В.Ксенофонтова. Суть ее состоит в том, что три группы современных якутов (центральная, вилюйская, северная) каждая в отдельности имела самостоятельное происхождение и соответственно вытесняла друг друга из Прибайкалья на север. Длительный и сложный процесс этнической истории якутов у Г.В.Ксенофонтова, таким образом, сводится, в основном, к миграциям и последующим видоизменениям сложившихся уже одну-две тысячи лет назад северной, вилюйской и центральной групп современных якутов. Такую трактовку проблемы едва ли можно признать правильным с методологической точки зрения.

В настоящее время вряд ли кто возьмется доказывать, что современные группы якутов имели каждая в отдельности самостоятельное происхождение. По мере накопления различных данных становится все более и более очевидным положение о единой исходной якутской культуре, возникшей в бассейне Средней Лены, которую следует назвать центрально-якутской. На тех контактных районах ареала исходной центральноякутской культуры, которые были пригодны для ведения сенокосно-скотоводче-ского хозяйства еще до XVII в. (например, низовья Вилюя) шел процесс хозяйственной колонизации и этнической ассимиляции местного населения якутами. Этот процесс значительно ускорился в связи с событиями вхождения Якутии в состав России и охватил все пригодные для скотоводства земли по Вилюю, включая ее верхнее и среднее течения, населенные до этого времени тунгусскими племенами. Данный процесс, по мнению исследователей, привел к сложению вилюйских якутов. В северных же якутах-оленеводах Г.В.Ксенофонтова следует признать продукт взаимовлияний якутской и местной культур, приведших к языковой ассимиляции местных племен якутами и усвоению последними экономики оленеводов-охотников-рыболовов лесотундры и тундры. Отмеченные ошибки и недостатки нисколько не умаляют признанных заслуг. Г.В.Ксенофонтова в изучении древней истории якутов и достоинств его книги. Концепция этого исследования положила начало становлению современных представлений о происхождении якутской народности .

В истории изучения этногонии якутов обособленно стоят работы С.А.Токарева, выступившего в 1938 г. с критикой теории о южном происхождении якутов6. Вскоре он излагает свою точку зрения по рассматриваемой проблеме, выдвинув новую автохтонную концепцию, согласно которой процесс формирования якутов рассматривается как симбиоз разнородных этнических групп на территории современного центра, расселения якутской народности7.

На первый взгляд кажется, что в принципе прав С.А.Токарев; завершение этногенетического процесса, приведшего к консолидации якутской народности действительно могло произойти только в бассейне Средней Лены. Однако дело в том, что по главному вопросу происхождения якутов — какой этнический компонент был определяющим? — С.А.Токарев отдает предпочтение автохтонам Севера, а не пришлым тюркоязычным скотоводам.

В качестве обоснования своей концепции С.А.Токарев приводит ряд аргументов, связанных с имеющимися к тому времени данными этнографии, антропологии и лингвистики. При этом нельзя не отметить, что его доводы и рассуждения, призванные доказать доминирующую роль "северных элементов" в процессе этногенеза якутов, страдают известной тенденциозностью. С.А.Токарев пытался преувеличивать значение аборигенного ("тунгусского, а, может быть, и палеоазиатского") населения, его культуры и языка, придавая им в конечном счете решающую роль в ставновлении якутской народности. Факты же, которыми оперировал С.А.Токарев, как показали последующие специальные исследования по этнографии8, антропологии9 и языку якутов, могут поддаться не только различной интерпретации, но и доказать в большинстве случаев прямо противоположное. Вполне понятно, что до сих пор никто из исследователей не разделяет "автохтонной теории" С.А.Токарева и она может быть охарактеризована как гипотеза, которая не выдержала проверку временем.

Крупный вклад в разработку проблемы о происхождении якутов представляют исследования А.П.Окладникова, в комплексе источников которых ведущее место занимают как результаты проведенных автором экспедиционных работ в Якутии, так и археологический материал из сопредельных областей, главным образом, Прибайкалья (курыканская культура)11. На основе анализа свежих археологических и других соответствующих источников А.П.Окладников широко развил и обосновал выдвинутую еще в 20-х гг. Б.Э. Петри гипотезу12, согласно которой южными тюр-коязычными предками якутов являются курыканы, населявшие Прибайкалье в VI X вв.н.э. Кроме того А.П.Окладникову удалось выявить наслоение южных и северных элементов в материальной и духовной культуре якутов, определить их соотношение. Исследователь подтвердил мнение о том, что в якутском этногенезе решающим был пришлый скотоводческий компонент, генетически связанный с тюрко-монгольскими племенами I тысячелетия н.э. и достаточно обоснованно доказал, что этот компонент мог выделиться из этнической среды курыканского племенного союза в результате проникновения в XI XII вв. на территорию Прибайкалья монголоязычных предков бурят из забайкальских степей.

При этом А.П.Окладников полагает, что часть курыканов была ассимилирована во взаимодействии с монго-лоязычными племенами и вошла в состав западных бурят, другая же часть проживала самостоятельно по соседству с предками бурят, в верховьях Лены, сохраняя тюркский язык, свои этнические и хозяйственные особенности. Эта-то часть курыканов, по мнению А.П.Окладникова, и составила основную, вторую по счету , волну переселений на Среднюю Лену и явилась тем этническим пластом, определившим характер материальной и духовной культуры, физический тип якутов.

Таким образом, теория А.П.Окладникова сводится к тому, что решающим ядром якутского этногенеза явились тюркоязычные племена Прибайкалья, входившие в VI X вв. в племенной союз "уч-курыкан". С VIII в. они начали продвигаться на Среднюю Лену, а в конце XV-первой половине XVI вв. их переселение приобрело массовый характер, в результате чего уже к XVII в. сложилась якутская народность14.

Считая вышеуказанные положения А.П.Окладников в настоящее время в целом признанными, следует остановиться на его утверждении, согласно которому переселение решающей в формировании якутской народности тюркоязычной волны из Прибайкалья на Среднюю Лену происходило в конце XV — первой пол. XVI в.

Если это было действительно так, то выходит, что за каких-то 100 лет основной тюркоязычный компонент современных якутов успел ассимилировать местное население Средней Лены в той степени, какая наблюдалась к XVII в. у якутов, имевших уже к приходу русских землепроходцев монолитную материальную и духовную культуру. Однако наукой доказано, что этническая, культурно-хозяйственная ассимилиция — процесс сложный, длительный. Этот процесс, надо полагать, должен был значительно замедляться, когда пришлый ассимилирующий этнос очутился новой для него обстановке, вынуждавшей его перестроить или приспособить свое хозяйство к физико-географическим условиям севера, как это случилось, например, с южными скотоводческими предками якутов.

В данной связи отметим, что в первой трети XVII в. русские застали якутов с уже давно оформившимся и устоявшимся специфическим типом оседлого скотоводческого хозяйства, основанного на сенокошении и зимнем стойловом содержании скота15. Это обстоятельство и распространение якутского скотоводства по всем пригодным для сенокошения угодьям обширной территории среднеленского бассейна еще до прихода русских должны свидетельствовать о большой исторической давности проникновения сюда основного скотоводческого ядра, вокруг которого формировалась якутская народность. Во всяком случае, отнесение А.П.Окладниковым этого события к концу XV — первой половине XVI в. слишком ускоряет темпы этнической консолидации якутов, развития и стабилизации их хозяйства.

Впечатление ошибочности такой поздней датировки переселения на Среднюю Лену основной массы южных предков якутов усиливается тем, что она основана исключительно на данных фольклора, записанных в 40-х гг, XVIII в. Я.И.Линденау16. Недостаточность одних только фольклорных материалов для восстановления хронологии и темпов этнических процессов очевидна.

В целом же исследования А.П.Окладникива, поставив решение некоторых вопросов проблемы на твердую почву археологических фактов, значительно продвинули ее разработку.

Работы И.В.Константинова по существу положили начало современному этапу в изучении этногенеза якутов17. Характерным для этого этапа являются: значительное расширение источниковедческой базы новым археологическим материалом, всесторонний и глубокий сравнительно-исторический анализ комплекса археологических, этнографических, лингвистических, антропологических и фольклорных источников, применение новейших методов и общих принципов этногенетических исследований.

На основе обобщения накопленных после работ Г.В.Ксенофонтова, С.А.Токарева, А.П.Окладникова данных и критически усвоенного фактического материала существующей литературы И.В.Константинов дал наиболее обоснованную и цельную концепцию. В ней наблюдается новый подход к решению ряда вопросов этногенеза якутов. Исследователь выделяет в формировании якутской народности следующие этапы:

— докурыканский (последние века до н.э. — V в.н.э.), когда в среду местных племен Прибайкалья "вклинились племена уйгуро-тюркского происхождения" — вытесненная гуннама часть носителей культуры плиточных могил Монголии и Забайкалья, которые "установили какие-то контакты" с западными соседями, в основном с тюркоязычными кыргызами Енисея;

— курыканский (VI X вв.), характеризующийся объединением племен вокруг уйгуро-тюркского ядра и консолидацией на этой основе в Прибайкалье тюркоязычных курыкан — ближайших предков якутов и була-гатской группы западных бурят. Бу-лагаты, впоследствии подверглись сильной монголизации и вошли в состав западных бурят;

— монгольский (XI XII вв.), связанный с проникновением монголоязычных племен в Прибайкалье, в результате продолжительных контактов с которыми предки якутов впитали в себя прослеживаемые и поныне монгольские элементы;

— время переселений (XIII XIV вв.) начался отходом предков якутов из Прибайкалья на Север в связи с покорением полководцами Чингиз-хана "лесных народов" Забайкалья, Саяно-Алтая и Прибайкалья. В эту бурную эпоху в состав формирующихся якутов вошли тюркоязычные группы, практикующие обряд погребений с конем и проникшие в Прибайкалье из Енисея или Алтая;

— заключительный (XV XVI вв.) протекал уже на Средней Лене, где на базе основной массы прибайкальских предков якутов, достигшей новой своей родины в XV в., сложилась якутская народность еще до XVII в.

Рассмотренная периодизация, если не считать некоторые хронологические несовпадения, главным из которых является определение времени переселения основной массы южных предков якутов на север и расхождения в вопросе об истоках курыканской культуры, в целом имеет много общего с предложенной нами в 1973 г. четырехэтапной схемой этнической истории якутов18.

Таковы основные моменты истории изучения вопросов сложения якутской народности. В настоящее время можно считать доказанным, что ранние этапы этнической истории, в ходе которых возникла основа народности "саха", предки якутов прошли не с племенами Ленского края, а с тюркско-монгольскими племенами южных областей Сибири Исследователи находят общий язык и в том, что основное тюркоязычное ядро, вокруг которого сформировалась якутская народность, откололось от племенного союза "уч-курыкан" и начало переселяться на север из районов Прибайкалья. При этом большинство авторов полагает, и не без основания, что в Прибайкалье тюр-коязычная основа якутов находилась некоторое время в каких-то контактах с расселявшимися из Забайкалья монголоязычными предками бурят. Также следует считать доказанным на археологическом материале сведения якутских генеалогических преданий о том, что было несколько групп южных скотоводов, достигнувших бассейна Средней Лены в разное время.

Как видно из предпринятого историографического обзора, в изучении проблемы происхождения якутов налицо определенные успехи. В то же время все еще существуют известные разногласия в вопросе о времени выделения основной массы южных предков якутов из их общего корня, а также времени достижения ими Средней Лены, сложения собственно якутов. Существенные пробелы имеются в изучении докурыканского и послекурыканского (XII XIV вв.) периодов этнической истории якутов. Это должно учитываться в дальнейших исследованиях.

Примечания:

1 Историческому обзору и источниковедческому анализу литературы проблемы применительно к периоду с конца XVII в. до середины 30-х гг. XX в. целиком отведена первая часть капитального труда Г.В.Ксенофонтова "Ураангхай сахалар. Очерки по древней истории Якутов ". Иркутск, 1937.

2 По отношению к нашему вопросу она проявилась довольно ощутимо в работах Н.Н.Козьмина: "К вопросу о времени расселения бурят около Байкала ". — Труды Бурят-Монгольского ученого комитета. Иркутск, 1925; "К вопросу о происхождении якутов-сахалар". Сб. "Очерки по изучению Якутского края", вып. 2. Иркутск, 1928.

3 Помимо использованных в "Ураангхай сахалар " фольклорных материалов Г.В.Ксенофонтова собран и обработан большой цикл генеалогических преданий якутов об Омогое и Элляе, который под названием "Эллеяда" был подготовлен к печати в конце 30-х гг., но не был издан и считался долгое время утерянным. Только в 1966 г. "Эллеяда " была разыскана П.Е.Ефремовым и издана в 1977 г. в сокращенном варианте. Рукопись хранится в архиве Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР.

4 Г.В. Ксенофонтов склонен считать якутский язык одним из наречий гуннского языка. В настоящее время говорить об уже сформировавшемся общегуннском языке не следует, поскольку гуннское политическое объединение представляло, собой конгломерат различных племен.

5 Мы применяем термин "народность " для обозначения той исторической формы общности якутов, которая сложилась у них в условиях патриархально-феодальных отношений в XVI XVIII вв.

6 С.А.Токарев. Об одной теории происхождения якутского народа по поводу книги Г.В.Ксенофонтова "Ураангхай сахалар". Рукопись. Архив Якутского филиала СО АН СССР, ф. 5, on. 1, д. 29.

7 С. А. Токарев. Происхождение якутской народности. Крат. сообщ. Института истории материальной культуры, вып. 9, 1941; его же. Общественный строй якутов XVII XVIII вв. Якутск, 1945.

8 Н.А.Алексеев. Традиционные религиозные верования якутов XIX начала XX в. Новосибирск, 1975; А.И.Гоголев. Историография верований и шаманства у якутов (вторая половина XVII — 50-е годы XX в.) (Автореферат канд. дисс. Якутск, 1973; В.П.Дьяконова. Старинные якутские шейные украшения. Сб. Музея антропологии и этнографии, т. 18, 1958; Ф.М.Зыков. К вопросу о происхождении многоугольных построек якутов. —Сб. "Якутия и ее соседи в древности". Якутск, 1975, стр. 185-196; С.В.Иванов. Развитие изобразительного искусства якутов в период XVII XX столетий. — Труды II географического съезда, т. З.М., 1949; О.В.Попова. Жилые и хозяйственные постройки якутов. "Сибирский этнографический сборник". — Труды Института этнографии, нов. сер. т. 18.М.-Л., 1952; И.В.Константинов. Материальная культура якутов XVIII века (по материалам погребений). Якутск, 1971; И.А.Потапов. Якутская народная резьба по дереву. Якутск. 1972 и др.

9 Г.Ф.Дебец. О черепах Суор Бугду-ка и Леглю Беге. — Ученые записки Института языка, литературы и истории Якутского филиала СО АН СССР, вып. 2. Якутск, 1955; М.Г.Левин. Антропологический тип якутов. Краткие сообщ. Института этнографии, вып. 3, 1947.

10 Н.КАнтонов. Историческая лексика якутского языка. Якутск, 1971.

11 А.П.Окладников. Исторический путь народов Якутии. Якутск, 1943, стр. 54-75; его же. Происхождение якутского народа. —Изв. Всесоюзного географического общества, т. 83, № 4, 1951, стр. 341-343; его же. История Якутской АССР, т.1.М.-Л., 1955.

12 Открыватель культуры "курумчинских кузнецов" курыканов Б.Э.Петри пытался доказать, что ку-румчинцы являются прямыми предками якутов. Однако отсутствие тогда археологических материалов по якутам вынудило его ограничиться сравнением курумчинской культуры якутскими этнографическими материалами. См. Б.Э.Петри. Доисторические кузнецы Прибайкалья (к вопросу о доисторическом прошлом якутов). Чита, 1923.

13 А.П. Окладников полагает, что следы обитания "лесных скотоводов" ниже г. Верхоянска и рунические надписи на скалах Лены отражают первичное проникновение незначительных тюркоязычных групп скотоводов на Среднюю Лену в VIII IX вв. Если принять во внимание палеографическую датировку ленских надписей не ранее IX в., то, как нам кажется, они могли быть оставлены скорее всего основной массой южных предков якутов, отколовшейся в XI XII вв. от курыкан-ского племенного союза.

14 А.П. Окладников. Происхождение якутского народа, стр. 365.

15 Наиболее обстоятельно эти вопросы освещены в монографиях Г.П.Ба-шарина "История аграрных отношений в Якутии /60-е годы XVIII — середина XIX в./".М., 1956 и В.Н.Иванова "Социально-экономические отношения у якутов XVII в." Якутск, 1966.

16 "Описание якутов 1741 — 1745 гг. " Я.И.Линденау в 1945 г. было обнаружено Г.П.Башариным в Центральном Государственном архиве древних актов и введено им в научный оборот. См.: "История аграрных отношений", стр. 16, 45. По инициативе Г.П.Баша-рина был осуществлен перевод с немецкого "Описание якутов". Перевод рукописи хранится в архиве Якутского филиала СО АН СССР (ф. 5, on. 1, д. 103).

17 И.В.Константинов. Материальная культура якутов XVIII века; его же. Захоронения с конем в Якутии (новые данные по этногенезу якутов). Сб. "По следам древних культур Якутии". Якутск, 1970, стр. 183 — 197; его же. Происхождение якутского народа и его культуры. - Сб. "Якутия и ее соседи в древности". Якутск, 1975, стр. 106- 173.

18 И.Е.Зыков. Археологическое изучение Якутии (история и итоги). Автореферат канд.дисс. Якутск, 1973, стр. 21-28. Наша точка зрения изложена в статье "Археология и вопросы происхождения якутов", — ж. "Полярная звезда ", 1978.


Иван Егорович Зыков (1944 1992 гг). Родился в Морукском наслеге Мегино-Кангаласского района. После окончания исторического отделения ЯГУ и аспирантуры в 1973 году защитил кандидатскую диссертацию на тему "Археологическое изучение Якутии (История и итоги)". Работал заведующим Музеем археологии и этнографии при ЯГУ. А с 1980 года — директором музея в с. Майя. Им опубликовано около 20-ти научных работ, в основном по периодизации дописьменной истории Якутии и этногенезу.
Публикуемая статья подготовлена Н.П.Прокопьевым.

 

Hosted by uCoz