ПУБЛИКАЦИИ

На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо


В приложении к журналу "Илин" очерк-исследование Ираиды Самоновны Клиориной
"В.В.Никифоров – наш современник"
(экскурс в 1917 год)".

Секретарю Якутского обкома КПСС тов. БОРИСОВУ С.З.

СПРАВКА
о буржуазно-националистических извращениях и ошибках доцента А.Е. МОРДИНОВА.


А.Е. Мординов

Настоящая справка составлена в соответствии с постановлением бюро Якутского Обкома ВКП(б) от 6/II-1952 года "О буржуазно-националистических извращениях в освещении истории якутской литературы" в книге Г.Башарина "Три якутских реалиста-просветителя", вышедшей под редакцией т. Мординова А.Е. в 1944 году в гор. Якутске.

Эта книга Башарина была раскритикована в газете "Правда" от 10.XII-1951 г. в статье "За правильное освещение истории якутской литературы".

Бюро Якутского обкома ВКП(б), исходя из статьи "Правда" в своем постановлении от 6/II-1952 года охарактеризовало книгу Г.Башарина как антинаучную, антимарксистскую и буржуазно-националистическую по своему существу и изъяло из обращения, а автора Г.Башарина исключило из рядов ВКП(б).

В том же постановлении бюро Якутского обкома ВКП(б) от 6/II-1952 года было записано: "Большую ответственность за выход в свет порочной книги Г.Башарина несут ее редакторы т.т. Мординов А.Е. и Пухов И.В., проявившие аполитичность и безответственное отношение к принятым на себя обязанностям. Своим одобрением книги они по существу разделяли националистические взгляды Г.Башарина, ввели общественность в заблуждение и способствовали распространению этой политически вредной книги".

I.

На заседании бюро Якутского обкома ВКП(б) от 6/II-1952 г. Башарин уверял членов бюро в том, что он свою книгу "Три якутских реалиста-просветителя" написал и выпустил совершенно самостоятельно, без какого-либо влияния и консультации со стороны других товарищей, в частности редактора его книги А.Е.Мординова.

А.Е.Мординов в свою очередь в письме в редакцию газеты "Правда" уверяет в том, что он будучи ни литературоведом, ни историком, стал редактором лишь по поручению обкома партии, пытается предоставить свое редактирование делом случайным, не закономерным, не связанным с его политической позицией по вопросам истории и литературы Якутии. Однако факты опровергают несостоятельность этих утверждений Г.Башарина и А.Мординова.

Вот факты:

1. А.Е. Мординов будучи зав. кафедрой марксизма-ленинизма Якутского пединститута весной 1942 года приносил доклад Г.Башарина "Черновые наброски о творчестве Кула-ковского, Софронова, Неустроева" к секретарю Якутского обкома ВКП(б) тов. Бордонскому С.А. с просьбой разрешить им поставить этот доклад на научно-теоретической конференции в Пединституте. Несмотря на то, что тов. Мординов А.Е. на свою просьбу получил отрицательный ответ от т.Бордонского, доклад Башарина под другим названием: "Якутская советская литература в период Великой Отечественной войны", все-же был заслушан на теоретической конференции.

В этом же докладе были включены "Черновые наброски", как основные тезисы доклада.

Об этом сам Г.Башарин говорил:

"2 мая 1942 года основные положения своей работы, названной "черновые наброски о Кулаковском, Софронове и Неустроеве" я изложил на научной конференции при Якутском пединституте".

(Из выступления Башарина на Московском совещании у тов. Суркова от 12 января 1951 года, стенограмма совещания, стр. 9, хранится в обкоме КПСС).

А. Мординов на этой конференции выступил в защиту "Черновых набросков о Кулаковском, Софронове и Неустроеве" Г.Башарина (см. выступление Башарина на совещании у Сте-паненко 16/II-43 г.).

Затем Мординов А.Е. выступил с защитой "Черновых набросков о Кулаковском, Софронове и Неустроеве" 17 февраля 1943 и на совещании при секретаре обкома ВКП(б) тов. Степаненко И.Л.

Об этом выступлении А.Мордино-ва Г.Башарин в письме, адресованном секретарю Якутского обкома ВКП(б) т. Степаненко И.Л. и всем членам Бюро Якутского обкома ВКП(б) указывал:

"Партийное совещание убедило меня еще в том, что я оказывается еще не дал творчеству писателей достаточной, высокой оценки. Ее дал Мординов, давший высокую оценку поэме Кулаковского "Сон шамана" ключ к ее пониманию, (страница I хранится в обкоме ВКП(б).

При этом Г.Башарин особо отмечал, что "Мординов в 1940 году в Академии Наук СССР блестяще защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата философских наук. Тема его диссертации как раз непосредственно касается нашего вопроса "Диктатура пролетариата и национальная культура".

Г.Башарин на заседании комиссии обкома КПСС от 26 июня 1951 года, касаясь письма тов. Суркова в ЦК КПСС о творчестве Кулаковского, Неустроева и Софронова, присланного Сурковым в Якутский обком КПСС говорил: "В письме совершенно не учтено мнение такого знатока якутской литературы, исследователя марксистской теории культуры т. Мординова А.Е.

Из вышеизложенного свидетельства самого Г.Башарина вытекают следующие выводы:

а) А.Е.Мординов был для Г.Башарина не только редактором его буржуазно-националистической книжки "Три якутских реалиста-просветителя", но и научным авторитетом по истории якутской литературы и марксистской теории вообще.

б) А.Е.Мординов разделял и поддерживал буржуазно-националистические взгляды Г.Башарина с первых дней работы о творчестве трех буржуазных писателей. Больше того, А. Мординов направлял и углублял идеализацию Г.Башариным творчества Кулаковского.

2. А.Е.Мординов не только редактировал книжонку Г.Башарина, но и сам в целом ряде вопросов (об оценке якутского буржуазного национализма, об оценке творчества буржуазных писателей — Кулаковского, Софронова и Неустроева) как увидим ниже, еще раньше Башарина выступал с ошибочных, буржуазно-националистических позиций.

II.
Буржуазно-националистического характера ошибки
и извращения А-Мординова в 1936 — 1938 гг.

А.Мординов в 1936 — 1938 годы по совместительству работал ученым секретарем научно-исследовательского института языка, истории и литературы. В плане научно-исследовательской работы института за 1936 —

1937 гг., составленном собственноручно Мординовым, значилась тема: "Буржуазное, национально-освободительное движение в Якутии до Октября".

Разработка темы "Буржуазное, национально-освободительное движение в Якутии до Октября" была поручена бывшему кадету Г.А.Попову. Бывший кадет Попов, разрабатывая эту тему, не нашел за якутской национальной буржуазией и тойонатством прогрессивной роли в истории якутского народа. За это Г.А.Попов получил следующую характеристику, написанную А.Мординовым, подписанную им совместно с тогдашним директором НИИЯЛИ, скрытым врагом народа — Ойунским.

"Попов Григорий Андреевич (характеристика)

... старший научный сотрудник сектора истории, работает в институте с 20/I-1937 года врид. зав. сектором истории.

Сын священника, в 1917 — 18 гг. состоял в партии кадетов. В 1929 году был лишен избирательных прав и вычищен с работы в госсаппарате, имеет научные работы по истории Якутии. Недостатком его научной работы является слабое и поверхностное знакомство с марксистско-ленинской методологией, в результате чего в отдельных моментах в его трудах проскальзывают явления буржуазно-формалистического подхода к историческим событиям — отрицание историко-прогрессивной роли буржуазно-националистического тойонского движения (от Степной думы до 1905 года). Как одного из крупных знатоков истории народов ЯАССР, давшего ряд научных исследований и, главное, ввиду пересмотра и отказа от старых позиций, дирекция института считает целесообразным оставить его на работе.

(НИИЯЛИ, дело № 13 за 1936 -1937 гг.).

Следовательно, А.Мординов еще в 1937 году считал буржуазно-националистическое, тойонское движение в дореволюционной Якутии исторически прогрессивным явлением. Кстати сказать, от этого взгляда т. Мординов не отказался и сейчас. В своей докторской диссертации, написанной в 1952 г. он деятельность реакционного 'союза якутов" считает просветительской, прогрессивной. Об этом подробно см. ниже.

А.Мординов в характеристике, составленной в 1937 г. на сына крупного тойона, автора националистической книги "Уранхай сахалар" Ксе-нофонтова Г.В. ("разоблачен как враг народа в 1938 г.) указывал, что он "по мировоззрению является буржуазно-прогрессивным деятелем" (из характеристики, данной Ойунским и А.Мординовым Г.В.Ксенофонтову. Характеристика хранится в архиве НИИЯЛИ).

А.Мординов высоко ценил Г.В.Ксенофонтова, как историка в своей статье "К вопросу изучения истории народов Якутии" (газета "Социалистическая Якутия" от 18 апреля 1937 г.). В этой статье А.Мординов писал: "Дореволюционные историки Якутии старательно замазывали борьбу якутов и тунгусов против завоевания Якутии царизмом. Так, совершенно в тени оставались восстания якутов против русских завоевателей в 1634, 1636, 1639, 1642 годов и борьба тунгусов в течение почти всего 17-го века."

Далее А.Мординов пишет: "Забвение истории национально-освободительной борьбы трудящихся Якутии приводит к контреволюционной "теории" о том, что советская власть не была для них искомой формой государственного устройства, что она навязана якобы извне, русскими".

Во-первых, русских нельзя назвать завоевдтелями, захватчиками. Во-вторых, мирное присоединение Якутии к русскому государству не знало крупных восстаний якутов против "русских завоевателей", как об этом пишет Мординов, в-третьих, нельзя идеализировать прошлое якутов, для которых якобы советская власть была давно искомой формой государственной власти, что принижает ведущую роль русского пролетариата и коммунистической партии, которые привели якутский народ к советской власти.

Все эти антимарксистские, по существу буржуазно-националистические извращения и ошибки А.Мординова о прогрессивности якутской национальной буржуазии и ее движения, выдвинутые А.Мординовым еще в 1936 году намного предшествовали тезисам Г.Башарина о "здоровом" и "прогрессивном" национализме.

Более того, буржуазно-националистического характера ошибки и извращения нашли яркое выражение в практической деятельности А.Морди-нова в бытность его работы в институте языка, истории и литературы.

А. Мординов в 1936 — 1938 годах работал ученым секретарем НИИЯЛИ. Оттуда был снят с выговором за утерю классовой бдительности.

Приводим постановление СНК ЯАССР от 5 сентября 1936 года за № 781, принятое по докладу председателя комиссии Сюльского С.С., зверски убитого неизвестно кем и за что в мае 1952 года.

"СНК Я АССР заслушав сообще ние комиссии по проверке работы института языка и культуры устанавливают, что институт языка и культуры за время своего существования, в течение трех лет, не разрешил актуальных вопросов якутского народа, тем самым на службе делу социалистического строительства. Враг народа Ойунский, продолжительное время маскировавший свое подлое лицо, являясь директором института языка и культуры, завербовал в институт в качестве штатных и нештатных сотрудников преимущественно чуждых Советской власти людей, буржуазных националистов, бывших бандитов и кулаков, нанесших на идеологическом фронте громадный вред. Враги народа, пробравшись в институт языка и культуры, провели большую вредительную работу, в результате:

а) сорвана разработка актуальных вопросов якутского языка (стабильный алфавит, основа орфографии и терминологии), не изданы орфографические словари и справочники, не разработаны вопросы якутской грамматики и дискуссии по этим вопросам велись на вредной основе;

б) по якутской литературе институт занимался пропагандой буржуазно-националистической идеологии в литературе, для чего издан специальный сборник, посвященный восхвалению буржуазно-националистических писателей вроде Кулаковского, Софронова и др., а в то же время не занимался вопросами советской художественной литературы;

в) по истории институт привлекал к работе людей, чуждых советской науке и защищавших по существу контрреволюционные положения.

Ученый секретарь института тов. Мординов, работавший с 1936 года принимавший за период работы своей, участие как в подборе научных сотрудников, так и в определении тематики работы института, не проявил никакой инициативы в деле попытки по оздоровлению состава научных сотрудников и перестройке работы института, СНК ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Снять с работы за потерю классовой бдительности и за примиренчество к творящимся в институте безобразиям ученого секретаря института Мординова А.Е.

2. Ученым секретарем института языка и культуры утвердить тов. Чемезова В.Н. и временно возложить обязанности директора."

Факты показывают, что А.Мординов настойчиво придерживался и продолжал пропаганду своих буржуазно-националистических извращений и ошибок и в последующие годы и не только до ряда постановлений ЦК ВКП(б) по идеологическим вопросам, но и последних и даже после статьи "Правды" от 10/XII-1951 года, постановления бюро Якутского обкома ВКП(б) от 6/II-1952 года специально посвященных разоблачению идеологических извращений и ошибок в Якутии, собственных работ А. Мординова.

III.
Продолжение буржуазно-националистических ошибок
и извращений А.Мординовым до исторических постановлений ЦК ВКП(б) по идеологическим вопросам и до статьи "Правды" от 10/XII-1951 года и решения бюро Якутского обкома от 6/II-1952 года.

1) Ошибки и извращения буржуазно-националистического характера, допущенные А.Мординовым в книге "Якутия в Великой Отечественной войне", изъятой Центральным Главлитом.

В 1944 году, в момент, когда народы Советского Союза напрягали все свои силы, чтобы прогнать врага с родной земли, А.Мординов выступил с брошюрой "Якутия в Великой Отечественной войне".

В этой брошюре он допустил целый ряд буржуазно-националистических по своему существу ошибок.

А.Мординов писал: "Впервые в истории Крайнего Севера якуты преодолели гигантские трудности, и не только не вымерли, не развиваясь дальше, уже до Октябрьской революции образовали самую высокоразвитую, многочисленную нацию Крайнего Севера. Они открыли огромную необразимую территорию севера и первыми начали освоение его бесчисленных богатств на благо всех народов Советского Союза и всего человечества. Ими положено начало освоения Арктики и Северного полюса. Все это не может не считаться величайшей заслугой нашего народа перед всем человечеством". ("Якутия в Великой Отечественной войне" стр. 47): "Ни один народ в борьбе с природой не преодолел столько трудностей, сколько их пришлось преодолеть якутскому народу по пути освоения огромной территории Крайнего Севера. Таким образом, исторически наш народ без всякого преувеличения оказался в авангарде всего человечества в его героической борьбе с природой". (стр. 48).

В этих утверждениях А.Мординов не оригинален. Еще до этого Г.В.Ксенофонтов в своей книге "Уранхай сахалар" (1937 г.) писал: "...до русской эпохи якуты колонизовали почти все известные теперь отдаленные окраины. Исследователи якутов, открытие этих окраин и установление правильных сношений с ними готовы приписать инициативе русских" (Уранхай сахалар", 1937 г., стр. 187).

А.Мординов доходит до такого утверждения, что "Северо-восточная граница России протяжением в 3000 километров на протяжении трех веков укрепилась силами якутов и других народов Крайнего севера" (там же).

"Даже царские чиновники не могли не понимать, что исчезновение якутов навсегда закроет возможность использования и освоения неисчерпаемых богатств севера..." (стр. 49).

Якутский народ "первым начал широкое изучение производительных сил своего края. Наш ученый С.А.Новгоро-дов возглавил проведение латинизации письменности народов Востока, и якутский народ первым перешел на новый алфавит", ... якуты за годы Советской власти доказали всему миру, что нет на земле ни одной области, где нельзя было бы построить коммунизм, и тем самым еще более приумножили свои заслуги перед человечеством" (стр. 50).

Приписывая якутам приоритет и авангардную роль в освоении суровой природы Крайнего Севера и умалчивая о роли русских, А.Мординов отрицает приоритет и авангардную роль русского народа в освоении и преобразовании природы Севера.

Антиисторическим и антимарксистским является совершенно неправильное утверждение А. Мординова о том, что якуты... "уже до Октябрьской революции образовали самую высокоразвитую, многочисленную -нацию Крайнего Севера". Это положение, несмотря на то, что якуты еще до Октябрьской революции стояли немного выше по уровню своего развития, чем другие народности, населяющие территорию Крайнего Севера, ... принижает и по существу сводит на нет великую освободительную миссию Великой Октябрьской социалистической революции, которая положила начало подлинному и всестороннему развитию якутского народа.

Тезисы А. Мординова чрезмерно возвеличивающее роль якутов в освоении Арктики, в развитии их экономики и культуры, в охране и укреплении границ Северо-востока России еще в период до Октября, а также подчеркивание того, что советская власть для якутов была давно искомой формой государственной власти, еще задолго до Великой Октябрьской социалистической революции является чрезмерной идеализацией дооктябрьского периода истории якутов и умалением, а по существу отрицанием ведущей роли великого русского народа, рабочего класса России, партии Ленина-Сталина, которые вырвали темный, забитый якутский народ из его тяжелого колониального состояния. Даже самую победу Великой Октябрьской социалистической революции в Якутии, одержанную при ведущей роли присланных вооруженных сил молодого советского государства, А.Мординов трактует как национальную революцию якутского народа, совершенную при помощи русского народа. Сказать "при помощи". Это мало.

В этой связи не безынтересно то, что в лекции на тему: "Помощь русского народа трудящимся Якутии", составленной Мординовым и присланной в Якутское отделение Всесоюзного общества по распределению политических и научных знаний, говорится о том, что народы Якутии при его (русского народа — мы) непосредственной помощи совершили свою национальную революцию". А.Мординов не подчеркивает решающую роль, которую сыграли русский народ и его вооруженные силы в разгроме контрреволюции в годы гражданской войны в Якутии.

В книжке "Якутия в Великой Отечественной войне" А.Мординов Ку-лаковского и Софронова называет "выдающимися якутскими писателями". Мординов далее пишет: "Великую прогрессивную сторону включения Якутии в состав русского государства всегда признавали и подчеркивали все якутские прогрессивные деятели, воспитывая в своем народе любовь и уважение к великому русскому народу и его культуре. В условиях — же Советской власти якутские большевики еще больше развивали эти традиции" (стр. 49).

Получается, что традиции буржуазных националистов Кулаковского, Софронова и Неустроева развивали дальше якутские большевики.

Продолжая эту мысль тов. Мординов в своей книжке дает высокую оценку еще не вышедшей в свет "работе" Г.Башарина: "В специальной литературе посвященной истории Якутии", этот вопрос впервые глубоко освещен в работе Г.П.Башарина — "Три якутских реалиста-просветителя" (там же стр. 50).

Здесь нельзя не отметить один штрих: книжонка Г.Башарина подписана к печати 28 сентября 1944 года, а книжка А.Мординова подписана к печати 27 марта 1944 года, т.е. на 1/2 года раньше.

2) Буржуазно-националистического характера ошибки и извращения в статьях и выступлениях А.Мординова до статьи "Правды" и решения бюро обкома партии.

А.Мординов в 1947 году темой своей научно-исследовательской работы в Якутском педагогическом институте избрал "мировоззрение и творчество Софронова", но эта тема была отвергнута в центре.

В этом же году А.Мординов в статье "Прогрессивное значение присоединения Якутии к русскому государству" критикует профессор Токарева С.А. якобы за отсутствие показа прогрессивного влияния русского народа на народы Якутии в его трудах, Убря-тову — в недопустимом игнорировании ведущей роли русской культуры по отношению к культуре якутского народа и им противопоставляет Кулаковского. Он пишет: "Крупнейший знаток якутского языка Л.Е.Кулаковский как раз обнаружил обратное явление... Общеизвестно, что прогрессивная роль присоединения Якутии к русскому государству признавалась всеми передовыми представителями якутской интеллигенции задолго до Октябрьской революции.

Взять хотя-бы отношение к русской культуре Кулаковского, Софронова и Неустроева.

Кулаковский настойчиво указывал, что русская культура, русский народ являются единственным средством приобщения нашего народа к передовой культуре, что передовую европейскую культуру мы воспитываем только через посредство русского языка и культуры. На этом он основывал необходимость создания якутского алфавита с самого начала на русской основе.

Основоположники якутской художественной литературы — Кулаковский, Софронов и Неустроев — воспитывались на традициях передовой русской классической литературы. Именно поэтому стало возможным, что наша якутская литература с самого начала своего появления была глубоко идейной, высокохудожественной и реалистической, что конечно, не значит, что у основоположников нашей художественной литературы не было недостатков, ибо они были исторически ограничены рамками и уровнем развития своего народа" (журнал "По ленинскому пути", № 6 1947 г., стр. 62-63).

Этого мало. А.Мординов Кулаковского, Софронова и Неустроева ставит не только выше современных видных русских ученых Токарева и Убрятовой, но и сравнивает со всеми многими выдающимися деятелями прогрессивного движения многих народов СССР.

В статье "О развитии языков социалистических наций в СССР" А.Мординов Кулаковского поставил наравне с Шевченко и Франко на Украине, Чавчавадзе и А.Церетелли в Грузии, Налбандяна и Абовяна в Армении, Абая, Алтинсарина в Казахстане, Курьтова в Коми и другими представителями передовой общественной мысли всех народов России (см. ж. "Вопросы философии"" № 3 1950 г. стр. 90). Эту же статью с пропагандой Кулаковского перепечатал в сборнике "Вопросы диалектического и исторического материализма" в труде И.В.Сталина "Марксизм и вопросы языкознания" изд. 1951 г.

С большой речью, направленной на защиту Г.Башарина с восхвалением литературного творчества Кулаковского, Неустроева и Софронова, А.Мординов выступил шестнадцатого января 1951 года на совещании в Союзе писателей СССР. Он доказывал, что они, эти писатели, были горячими поклонниками русского народа и его культуры.

"Я считаю, — говорил А.Мординов, — что положительной и самой важной стороной работы Башарина, главным достоинством ее является показ того, что появление этих писателей было прямым результатом прогрессивного влияния передовой русской культуры" (стенограмма совещания, том III, стр. 7). Софронов всю жизнь любил русскую литературу" (там же, стр. 6). "Бедный Яков" — одно из лучших произведений дореволюционной якутской литературы" (там же, стр. 7). "Реализм Софронова богаче, глубже, прогрессивнее реализма Кулаковского и это надо было более развернуто изложить" (там же, стр. 11)...

Говоря о недостатках книги Г.Башарина, указывал: "Недостатком является то, что не ясна в достаточной мере борьба двух культур, ибо у нас в этот период имелась и реакционная, буржуазно-националистическая литература (Никифоров, Гаврильев, Оросин и др.). Они были врагами якутского народа, они проповедовали и враждебный нашему народу национализм, они всячески охаивали "Манчары", их творчество носило антидемократический, антирусский характер. Они идеализировали феодалов, восхваляли отсталость и порабощение трудящихся. А все произведения Кулаковского, Софронова и Неустроева направлены против этих реакционеров и националистов. Это не показано в достаточной мере" (там же, стр 16).

В том же выступлении А.Морди-нов, ссылаясь на личное воспоминание, как очевидец якобы несправедливой расправы с Софроновым, допустил фальсификацию в политической биографии Софронова.

А.Мординов говорил: "А кто его сослал? Его сослали националисты. Это происходило на наших глазах — я был тогда учеником, жил и учился в интернате и помню, как на это реагировали.

Они проделали это с Софроновым, чтобы показать видимость борьбы с национализмом. И в то же время в эти же годы они трижды арестовывали действительного националиста и белогвардейца Артемьева и каждый раз выпускали, давая ему возможность организовать контрреволюционные мятежи. Вот какую политику вели! Набросились на писателя, который занимался только писательством, был очень большим человеком (Я помню как он проезжал мимо нашего интерната) и репрессировали его, давая в то же время возможность бандитам действовать безнаказанно и оставляя их на свободе" (стенограмма, том III, стр. 12).

Как видно из речи А.Мординова, он подкреплял Г.Башарина личными воспоминаниями как старый товарищ, у которого на глазах все это происходило.

В этой речи А.Мординова допущена следующая фальсификация в политической биографии осужденных лиц:

а) Софронов был арестован не буржуазными националистами, а органами ГПУ и осужден ими;

б) Софронов был арестован не один, а вместе с другими в связи с раскрытием известного заговора кон-федералистов, имевших широкую сеть;

в) Артемьев вместе с другими белогвардейцами был расстрелян, а не освобожден и не оставлен на свободе, как говорил А.Мординов, желая сделать свою речь более убедительной (о расстреле Артемьева см. сообщение Як. Обл. Отдела ОГПУ, газ. "АЯ", № 31, 1928 года).

IV.
Продолжение А.Мординовым ошибок и извращений буржуазно-националистического характера после ст. "Правды"
и постановления бюро Якутского обкома ВКП(б) от 6.II.1952г.

А.Мординов даже после появления статьи "Правды" от 10.XII-1951 г. и решения бюро обкома, разоблачавших книжонку Г.Башарина, продолжал пропагандировать в печати А. Кулаковского, Софронова и Неуст-роева, как основоположников якутской художественной литературы.

В статье "Взаимное обогащение культур народов СССР", опубликованной в журнале "Вопросы философии", критикует буржуазно-националистические извращения во многих национальных республиках, критикует стихотворение В.Сосюры "Люби Украину" как буржуазно-националистическое по своему содержанию и т.д., но ни одним словом не обмолвился о буржуазно-националистических ошибках в Якутии, в частности не коснулся о своих и Башарина буржуазно-националистических извращениях и ошибках, хотя журнал "Вопросы философии" № 6 1951 г. с его статьей в печати был написан через двенадцать дней после появления статьи в газете "Правда". Более того, в этой статье без упоминания имен и фамилий эзоповским языком говорится: "Насколько велико было влияние русской культуры, видно из того, что на другом конце России, на Крайнем Севере, у берегов Ледовитого океана еще задолго до революции были люди, глубоко знавшие, любившие и пропагандировавшие русскую литературу". ("Вопросы философии", № 6 1951 г., стр. 21).

А.Мординов эту же статью под таким же заголовком с некоторыми изменениями и дополнениями через три с лишним месяца перепечатал в сборнике "Ответы на вопросы трудящихся" (выпуск 25, 1952 год изд. "Московский рабочий", подписано к печати 26.III-1952 года).

А.Мординов в этой статье вместо признания своих антимарксистких, буржуазно-националистических извращений и ошибок Г.Башарина в оценке литературного наследства Кулаковского, Софронова и Неустроева продолжает отстаивать прежнюю позицию. Он пишет:

"Буржуазно-националистические извращения имели место и в исторической науке. Они выразились например в идеализации реакционного движения Шамиля на Кавказе, феодально-националистического движения Коносары, Касымова в Казахстане, в идеализации ошибочных и реакционных взглядов (Почему не буржуазно-националистических? — основоположников якутской литературы) в книге Г.Башарина "Три якутских реалиста-просветителя" (упомянутый сборник, стр. 35).

А.Мординов не признал своих извращений и ошибок буржуазно-националистического характера и в неопубликованном письме в редакцию газеты "Правда", написанном 20 января 1952 года.

В этом письме А.Мординов, во-первых, 1) не выразил своего отношения к статье "Правды", не дал партийной оценки значения статьи, в письме нет одобрения статьи, как совершенно правильной. 2) Во-вторых, продолжает стоять на той же точке зрения, с какой выступил на совещании у тов. Суркова в Союзе писателей СССР, где он творчество Кулаковского, Неустроева и Софронова относил к прогрессивной культуре, выражающей интересы трудящихся, противопоставлял ей культуру эксплуататоров Никифорова, Оросина и других. Мординов упрекает Г.Башарина в том, что "Творчество этих писателей (Кулаковского и К0) он рассматривает не в плане борьбы, двух культур" (на письма в газете "Правда") т.е. этой, по его мнению демократической и социалистической культуре трех писателей не противопоставлена культура Никифорова и Оросиных. В-третьих, 3) он признает, что он на совещании "Непомерно подчеркнул положительную сторону книги: показ в ней благотворного влияния русской культуры на творчество этих писателей, т.е. в этом письме продолжает стоять на старой позиции о якобы восприятии тремя писателями благотворного влияния русской культуры.

В-четвертых, 4) признает вину в том, что он был одним из редакторов книги, обошел молчанием о своих собственных ошибках, как автор ряда статей.

Письмо в редакцию "Правды" нельзя считать удовлетворительным.

На партийном собрании Якутского пединститута от 23 января 1952 года член ВКП(б) кандидат филологических наук, зав. кафедрой русского языка, старый работник пединститута Н.Т.Мальшакова говорила:

"Кулаковский и другие писатели создали буржуазный национализм, Башарин его литературно оформил, Мординов идейно руководил и руководство института поддерживало Башарина" (протокол собрания стр. 15).

Это партсобрание в своем решении записало: "Бывший доцент института, ныне докторант института Мординов А.Е. полностью поддержал позицию Башарина в отношении литературного наследства Кулаковского, Неустроева и Софронова" (протокол собрания стр. 50).

Ученый Совет Якутского пединститута в постановлении от 24 марта 1952 года записал: "Мординов А.Е. в своих печатных выступлениях активно пропагандировал творчество Кулаковского, Софронова, Неустроева, после ряда дискуссий по философии, биологии, языкознанию и постановлений ЦК ВКП(б) по идеологическим вопросам активно защищал вредную концепцию Башарина, подтягивая Кулаковского к великим революционным демократам Шевченко, Франко, Налбандян и др. и в своей статье в № 6 журнала "Вопросы философии", подписанной к печати после выхода статьи в "Правде" А.Мординов умолчал о порочной книге Башарина и о своих буржуазно-националистического характера ошибках". (Из протокола заседания Ученого Совета).

А.Мординов указанные свои многочисленные устные и печатные выступления с пропагандой трех буржуазно-националистических писателей скрыл от членов Ученого Совета института философии АН СССР, встав на нечестный путь обмана Ученого Совета.

А.Мординов на Ученом Совете института философии АН СССР при защите диссертации от 10/VI-1952 г. заявил: "У меня нет ни одного доклада или лекции, статьи или заметки о творчестве этих писателей". Только в статье о прогрессивном влиянии русского народа и его культуры на развитие якутского народа и его культуры я отмечал, что эти писатели являлись сторонниками и пропагандистами русской культуры. При этом я имел ввиду их переводческую деятельность" (стенограмма защиты докторской диссертации стр. 24-25). Как видно, восхваление буржуазно-националистических писателей, как горячих сторонников и пропагандистов русской культуры сделано А.Мординовым не только в статье "О прогрессивном значении присоединения Якутии к русскому государству" (газ. "Соц. Якутия" от 1/XI-1946 г.), но и в ряде других своих статьях и устных выступлениях.

А.Мординов весьма последователен. В докторской диссертации, защищенной ровно через полгода после появления статьи и в "Правде" в другой (завуалированной) форме продолжает пропаганду буржуазно-националистических идей в оценке литературного наследства и антинародной контрреволюционной деятельности трех писателей.

А.Мординов пишет: "Положительным моментом в их деятельности является то, что своими переводами впервые познакомили якутский народ с великими произведениями русской классической литературы; особенно Софронова и Неустроева" (Докторская диссертация стр. 547). Так он пишет, что А.Кулаковский перевел "Демон" Лермонтова, Н.Неустроевым переведены "Борис Годунов" Пушкина, "Ревизор" Гоголя, "Песнь про купца Калашникова" Лермонтова и т.д.

В действительности же Кулаковский из 1300 строк "Демона" Лермонтова перевел только 24 строки — первую часть клятвы "Демона", Не-устроев перевел три неполных сцены из "Бориса Годунова" Пушкина, из "Песни про купца Калашникова" переведено только девять строк, "Ревизор" был переведен вместе с Ойунским в 1916 году, но нигде не печатался и т.д. Таким образом, даже в перечислении переводов имеется явное преувеличение.

А.Мординов правильно пишет о Башарине "замазывать реакционные стороны в творчестве Кулаковского, Софронова, Неустроева, говорить только о положительных моментах в их творчестве, тем более преувеличивать эти положительные моменты — значит сойти с позиции марксизма, значит допустить национализм" (диссертация). Но это — же допускает сам А.Мординов в своей докторской диссертации.

Далее Мординов пишет: "До революции интеллигенция Якутии была крайне малочисленна, состояла главным образом из небольшого количества учителей и 2 - 3 писателей, творчество которой выросло под влиянием русской классической литературы". "2 — 3 писателя" — это же Кулаковский и К0, которых А.Мординов пропагандирует в своей диссертации как демократических, прогрессивных писателей, творчество которых якобы выросло под благотворным влиянием классической русской литературы.

Под видом критики Башарина А.Мординов в своей диссертации фактически пропагандирует "Революционные заслуги" буржуазных националистов, особенно Софронова. Он пишет: "Касаясь осуждения А.Софронова в 1927 году он (Башарин) объясняет это кознями буржуазных националистов, пробравшихся тогда к руководству и всячески подчеркивает борьбу Софронова с оружием в руках в рядах Красной Армии (докторская диссертация стр. 547 б).

Во-первых, Мординов вплоть до 1951 года сам со всей категоричностью неоднократно заявлял, что Софронова незаслуженно осудили буржуазные националисты (см. его речь на обсуждении книги Башарина при Союзе писателей в Москве от 15 января 1951 г.).

Во-вторых, А. Софронов никогда не сражался с оружием в руках в рядах Красной Армии. Это есть фальсификация биографии А.Софронова. В своей "критике" Мординов сглаживает все острые углы, затушевывает реакционную буржуазно-националистическую идеологию этих писателей, по существу, их оправдывает. Он пишет: "Национализм Кулаковского, Софронова и Неустроева выразился в том, что в их творчестве не нашли отражения передовая прогрессивная роль русских в Якутии".

Мординов в диссертации утверждает: "Национализм А.Кулаковского заключается в том, что он не видел классов и классовой борьбы в якутском обществе, представлял его как единое целое".

Национализм Кулаковского, Софронова и Неустроева, таким образом, А.Мординов ищет не там, где он есть в самом неприкрытом виде, а уводит читателей в сторону от раскрытия подлинного национализма в их творчестве.

А.Мординов в своей докторской диссертации, вынужденно говоря о реакционных взглядах Кулаковского, весьма старательно и неоднократно подчеркивает его ранние произведения с указанием даты (1912 г.), но умалчивает об углублении и усилении этих реакционных взглядов в годы революции и в советский период, тем самым А.Мординов оставляет лазейку для прежней своей и башаринской версии о том, что "Кулаковский, якобы понял великую освободительную миссию Октябрьской революции".

В других местах А.Мординов говоря о якутском буржуазном национализме, ограничивается именами Никифорова, Оросина, Баишева, не называет имен Кулаковского, Софронова и Неустроева, следовательно он не, считает их буржуазными националистами, отрывает их от их соратников. А.Мординов в своей диссертации декларативно называет В.В.Никифорова, руководителя реакционного "Союза якутов" буржуазным националистом. Однако, на деле Мординов не называя его имени, пропагандирует деятельность Никифорова как прогрессивную, просветительную, направленную на развитие народного образования в Якутии и пострадавшую, заглохшую в результате запрещения Якутского губернатора. Он пишет: "В августе 1905 году группа якутов решила основать в Якутске просветительское общество, целью которого было бы развитие народного образования в крае, но деятельность не была разрешена губернатором" (стр. 52). Эта "группа якутов" руководилась крупными феодалами и тойонами В.В.Никифоровым и Н.Ф.Афанасьевым, которая впоследствии в начале 1906 года оформилась в "Союзе якутов" и позволяла себе либеральничать, чтобы заработать популярность в народе.

А.Мординов пишет: "В 1908 году происходил съезд делегатов от населения Якутского округа для обсуждения вопросов об урегулировании дорожной и подводной повинности, а также жилищ инородцев. Когда делегаты потребовали обсуждения вопроса о народном образовании, то это не было разрешено губернатором" (стр. 52).

Что это был за съезд и кто им руководил?

Это был съезд крупнейших тойонов восьми улусов Якутского округа, происходивший с 25 марта по 5 апреля 1908 года. Этим съездом руководил В.В.Никифоров, главарь "Союза якутов". Крупнейшие богачи и торговцы обсуждали вопрос о дорожных и подворных повинностях, старались проводить программу реакционного "Союза якутов" по земельному и другим вопросам.

По предложению В.В.Никифорова ссыльный Ионов В.М. (отец жены А.Мординова) видный эсер и делегат контрреволюционного съезда эсеров в Петрограде в 1917 году был приглашен на этот съезд и избран председателем одной из комиссий. Состав делегатов съезда сам говорит за себя: Г.В.Никифоров ("Манньыаттаах уола") — якутский миллионер, враг Советской власти, в годы гражданской войны — один из главарей белогвардейцев, бежал за границу в Японию, затем в Америку, Н.Ф.Афанасьев — крупнейший феодал Дюпсюн-ского улуса, один на руководителей "Союза якутов", впоследствии белогвардеец; Слепцовы Н.С. и А.А. — крупные богачи Таттинского улуса, белогвардейцы; Слепцов В.А. (Маркович) — мегинский феодал, организатор борьбы против Советской власти: Неустроев Д.Н. — отец писателя Н.Д.Неустроева, один из крупнейших богачей; В.Н.Ксенофонтов, П.Н.Ксенофонтов, П.П.Ксенофонтов, Говоров, Шеломов, Рыкунов, Шапошников и другие крупные богачи, впоследствии ярые враги Советской власти (Отчет об этом съезде см. газ. "Якутская жизнь" за 1908 г. № 11- 20). Об этих фактах А.Мординов не мог не знать.

А.Мординов этих лиц во главе с Никифоровым В.В. — заклятых врагов Советской власти и якутского народа в своей докторской диссертации называет делегатами от населения Якутского округа, собравшимся на съезд для улучшения жилищ и просвещения якутского народа.

Это говорит о том, что А.Мординов оставался на своих прежних буржуазно-националистических позициях и продолжает пропагандировать деятельность якутских буржуазных националистов и контрреволюционеров типа В.В.Никифорова в своей докторской диссертации.

А.Мординов до последнего времени не признал своих буржуазно-националистических извращений и ошибок, пытался ввести в заблуждение коммунистов пединститута и Якутского городского партактива, заявляя о том, что он полностью признал все свои ошибки на Ученом Совете института философии, исправил в своих статьях и в докторской диссертации, но он не только не исправил, а продолжал пропагандировать трех писателей как основоположников якутской литературы.

29 октября 1952 года в своем выступлении на собрании Якутского горпартактива А.Мординов говорил: "Я совершенно ясно признал ошибку и исправил ее неоднократно. В чем это выразилось?

1) Первое: по выходе статьи "Правда" я написал письмо в редакцию "Правды", где полностью признал свою ошибку.

2) Второе: признал ошибку и исправил ее в своей докторской диссертации.

3) Третье: это же самое сделал в автореферате.

4) Четвертое: в своем выступлении перед Ученым Советом института философии АН СССР в июне 1952 года подробно осветил и признал свои ошибки.

5) Пятое: в своей статье, помещенной в 1952 г. в брошюре издательства "Московский рабочий" охарактеризовал книгу Башарина как буржуазно-националистическое извращение вопросов культуры.

6) Шестое: признал свою ошибку и исправил ее в главах написанных мною в коллективном труде института философии АН СССР о нациях и национальных культурах в период перехода от социализма к коммунизму.

7) Седьмое: с признанием своей ошибки на партсобрании Якутского пединститута, а потом на вводной лекции по философии перед студентами института и, наконец, выступаю еще раз вот сегодня.

Мне кажется, что партактив не скажет, что недостаточно признал ошибки или не исправлю их".

Таким образом А.Мординов исправлением своих извращений и ошибок считает как раз те статьи и выступления, где он пропагандирует и усугубляет свои антимарксистские, буржуазно-националистические извращения, этим самым пытался ввести в заблуждение Якутский горпар-тактив.

А.Мординов, признавая на словах свои ошибки, несмотря на неоднократные, настойчивые требования комиссии, секретаря партбюро и решения последнего о представлении письменного объяснения об его ошибках до последнего времени не представлял. Копию объяснения, сданного в Обком, по указанию Обкома (не подчиняясь требованию партбюро) представил только 26/II-53 г., т.е. через четыре месяца после требования партбюро.

Его настойчивый отказ от представления письменного объяснения не случаен и весьма знаменателен. Это говорит о том, что он боится письменного объяснения с признанием извращений и ошибок, так как они слишком серьезны. В объяснении нет сколько-нибудь серьезного признания своих ошибок. А.Мординов вопреки очевидным фактам пытается отрицать свой приоритет в пропаганде А.Кулаковского и К°. Он пишет: "Вслед за Башариным ошибочно назвал этих писателей основоположниками якутской литературы". (Объяснение, стр. 1). При этом указывает только две статьи и изъятую брошюру, а о других своих статьях и выступлениях умалчивает.

Продолжает стоять на своей прежней точке зрения, что Башарину следовало бы реакционной культуре оросиных противопоставить культуру А.Кулаковского: как прогрессивную, разоблачив только националистическую сущность его письма к якутской интеллигенции (объяснение, стр. 2).

Вместо признания своих ошибок и извращений, допущенных в докторской диссертации, А.Мординов всячески старается опровергнуть в целом правильную по своему существу рецензию. А.Мординов, полемизируя с рецензентом, обходит и смазывает наиболее острые и по существу правильные положения рецензии.

А.Мординов свои статьи (в жур. "Большевик" № 8, за 1951 г. где говорится о необходимости полной фонетизации заимствованных русских слов, согласно якутскому произношению, в ж. "Вопросы философии" № 3 за 1950 г. и в сборнике "Вопросы диалектического и исторического материализма в труде И.В.Сталина "Марксизм и вопросы языкознания", где пропагандируются А.Кулаковский и К0, как выдающиеся прогрессивные деятели и просветители наравне с Шевченко и другими) продолжает считать правильными по существу, не содержащими ошибок буржуазно-националистического характера (см. объяснение стр. 12).

В своем объяснении А.Мординов не только не дал должной оценки своим ошибкам и извращениям, а продолжает настаивать на них, при этом исказив ряд фактов, договорился до того, что он первым выступил с разоблачением буржуазного национализма в творчестве Ойунского в 1937 году.

Во-первых, статья некоего "СМ." опубликованная в газете "Кыым" в 1937 году не была его статьей, во-вторых, статья начинается с восхваления Ойунского, как первого революционного писателя Якутии.

В-третьих, критическая статья о "Красном шамане" опубликована в порядке дискуссии и широкого обсуждения, о чем имеется примечание от редакции.

В-четвертых, никакого разоблачения буржуазного национализма Ойунского в ст. нет.

В-пятых, если уже говорить об этом, то еще в 50-е годы буржуазно-националистическая сущность драмы "Красный шаман" была разоблачена в статьях писателей Иванова-Кюндя и Кулачикова-Элляя (см. статью Кюндя — "Фатализм, мистицизм и символизм в произведениях якутских писателей" ("Автономная Якутия", 1926 г. №№ 62-63) и статью Элляя — "Два якутских поэта" (Авт. Якутия) 1928 № 283). Объяснение Мординова нельзя считать удовлетворительным.

V.
Другие важные вопросы

А.Мординов является переводчиком на якутский язык "Манифеста Коммунистической партии" и ряда других работ классиков марксизма-ленинизма: качество перевода ни кем не рецензировалось. О качестве этого перевода бывший секретарь Якутского обкома партии т.Чернышев, (ныне контрадмирал), 20 июля 1938 г. на XII областной партийной конференции говорил: Вопрос об издании марксистско-ленинской литературы на якутском языке у нас просто сорван. Этим вопросом занимался непосредственно второй секретарь обкома Окоемов и все-таки однотомник избранных произведений Ленина — Сталина на якутском языке и на сегодня нет, хотя вокруг этого вопроса кое-кто кормится, получая за перевод, за редакцию и т.д. Расходуются большие средства, а литературы нет. За ряд лет на работу с однотомником Окоемову выплачено семь тысяч рублей, Мординову 12 тысяч рублей. Всего израсходовано на издание однотомника 44918 рублей, а проверка показала, что перевод сделан совершенно неудовлетворительно и только за последнее время дело несколько исправляется" (парт. архив ф. 2, 1938 год, д. 62, л. 177 и 178).

Кроме этого с 15 августа 1945 года Мординов А. состоит дебитором НИ-ИЯЛИ в сумме 5938 рублей. Деньги были взяты с обязательством представить работы по истории Якутии, но до сих пор не представлены не только работы, но и не возвращены деньги.

Насколько падок А.Мординов на деньги за счет государства показывает еще и следующие факты. В пединституте при директоре Мальковском долгое время незаконно получал два полных оклада вместо полуторного (как зам. директора института и как зав. кафедрой марксизма-ленинизма).

Замещая директора Рыбникова B.C. допускал незаконную выплату государственных средств преподавателю Андросову. Работая в НИИЯЛИ в 1937 г. выдал сыну Кулаковского А.Е. — Кулаковскому Р.А. из средств института 500 рублей без всякого возмещения.

Какова политическая биография Мординова А. ?

Мординов А.Е. — член партии с 1931 года.

Рекомендателями в партию являются: разоблаченный как враг народа Окоемов и отбывший тюремное заключение, но по выходе из тюрьмы покончивший самоубийством Яковлев.

За годы пребывания в партии А.Мординов имеет несколько серьезных партвзысканий: в 1934 году — за утерю партбилета, в 1939 г. за утерю бдительности, в 1946 году А.Мординов получил выговор от бюро Якутского ГК ВКП(б) за развал работы на избирательном участке во время выборной кампании в Верховный Совет СССР.

Работа А. Мординова в Якутском пединституте как зав.кафедрой марксизма-ленинизма не проверялась. Заявление зам. директора по научно-учебной работе тов. Романова И.М. на имя секретаря Якутского обкома ВКП(б) тов. Винокурова И.Е. от 7/Х-48 г. о совершенно неудовлетворительной работе тов. Мординова А. как зав. кафедрой марксизма-ленинизма осталось не разобранным. Около четырех лет (вместо двух) с ноября месяца 1948 года по сентябрь 1952 года А.Мординов находился в докторантуре. В сентябре вернулся в Якутский пединститут. А.Мординов держал себя непартийно, на вызовы секретаря не являлся, не посещал собрания.

В октябре 1952 г. А.Мординов на бюро первичной парторганизации получил устное предупреждение за непосещение партсобрания. Как выяснилось в марте 1953 г., оказывается, А.Мординов в Москве от парторганизации не открепился, а в Якутской не состоит. Этот факт нельзя считать случайным. У Мординова А., безусловно, были свои соображения. Как зав. кафедрой марксизма-ленинизма Мординов А. не проявил инициативы и активности в перестройке работы кафедры в соответствии с трудом И.В.Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР" и решениями XIX съезда партии. Ученый Совет института в своем постановлении от 11 марта по докладу Еремеева В.Н. "О задачах института в связи с решением бюро ОК КПСС от 20|ХI-1952 г. о работе института записал: "Кафедра марксизма-ленинизма не возглавила пропаганду и изучение материалов XIX съезда партии и работы Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР". Мординов А. и Корнилов П.М. до сих пор ни разу не выступили с лекциями и докладами по материалам XIX съезда партии и работы товарища Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР" среди студентов во внеучебное время. Партбюро, заслушав информацию зав. кафедрой марксизма-ленинизма тов. Мординова о состоянии руководства пропагандой решений XIX съезда КПСС и гениального труда И.В.Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР" среди коллектива пединститута, в постановлении от 2 апреля 1953 г. записано: "Зав. кафедрой марксизма-ленинизма тов. Мординов А. по существу самоустранился от руководства пропагандой решениями XIX съезда и труда И.В.Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР", среди студентов и преподавателей, не проявил инициативы и требовательности к членам кафедры в широкой пропаганде этих исторических документов в коллективе института".

Наконец следует отметить, что кафедра ни разу не обсуждала вопрос о реализации постановления бюро Якутского обкома ВКП(б) от 6/II-1951 г. "О буржуазно-националистических извращениях в освещении истории якутской литературы", о задачах полного искоренения вредных последствий книги Г.Башарина "Три якутских реалиста-просветителя" в стенах института. А.Мординов на вышеуказанном партбюро заявил, что этот вопрос давным давно является решенным, поэтому такой важный вопрос, как решения XIX съезда партии не следует увязывать с таким давно исчерпанным вопросом, не заслуживающим внимания, как вопрос об ошибках Г.Башарина. Эта "установка" А.Мординова идет в разрез с решением бюро обкома от 20/XI-1952 г. и решениями XIX съезда КПСС. Между тем, как показала проверка, пропаганда языковой концепции А.Мординова, рекомендация статей Мординова, как авторитета по языкознанию продолжается в лекциях по сравнительной грамматике (К.Ф.Федоров), при активной поддержке снятого с зав. кафедрой якутского языка и литературы Григорьева Н.С., что отмечено на совместном заседании кафедр якутского и русского языков 10 апреля 1953 года.

Из всего вышеизложенного комиссия считает установленным нижеследующее:

1. С 1936 года по важному вопросу истории Якутии — оценки характера движения национальной буржуазии — А.Мординов придерживался антимарксистских, буржуазно-националистических взглядов, от которых по существу не отказался до настоящего времени. Тезис о прогрессивности якутской национальной буржуазии и ее движения был выдвинут А.Морди-новым еще в 1936 году в характеристике, данной впоследствии разоблаченным врагом якутского народа Г.Попову и Г.Ксенофонтову.

2. А.Мординов является учителем Г.Башарина и пользовался перед ним большим авторитетом, как лучший знаток литературы и кандидат философских наук, защитивший диссертацию по теме марксистской теории культуры, как человек высокооценив-ший литературное творчество Кула-ковского, Неустроева и Софронова.

3. А.Мординов организационно продвигал и идейно вдохновлял Г.Башарина в его научной работе по восстановлению и канонизации литературного наследства Кулаковского, Софронова и Неустроева, знал и активно выступал в защиту "черновых набросков" Г.Башарина на научной конференции, в институте в мае 1942 года, на совещании в обкоме в 1943 году, высоко оценив реакционное произведение Кулаковского "Сон шамана", в Союзе писателей в январе 1951 года.

4. А.Мординов еще раньше выхода в свет книги Г.Башарина издал свою книгу "Якутия в Великой Отечественной войне Советского Союза", в которой пропагандировал Кулаковского и Софронова, как выдающихся писателей, прогрессивных деятелей якутского народа.

5. Книга А.Мординова "Якутия в Великой Отечественной войне Советского Союза", изъятая Центральным Главлитом, как политически невыдержанная книга, является по своему существу антимарксистской, буржуаз-но-националистической.

6. А.Мординов в письме в редакцию газеты "Правда" от 20/I-1952 г. ограничился лишь формальным признанием своей ошибки, как одного из редакторов книги Г.Башарина, не выразил своего отношения к статье "Правды" от 10/XII-51 Г., не признал ее правильной.

7. А.Мординов в докторской диссертации замазывает подлинный национализм Кулаковского, Неустроева и Софронова, продолжает фальсифицировать биографию Софронова, преувеличивает количество переводов, искажает факты, желая подтвердить свое прямое утверждение о том, что "своими" переводами они впервые познакомили якутский народ с великими произведениями русской классической литературы" (докторская диссертация, стр. 547-а, 547-б).

8. А.Мординов свою антимарксистскую, буржуазно-националистическую оценку о характере движения национальной буржуазии как прогрессивное, просветительное в завуалированной форме протаскивает и в докторской диссертации.

9. А.Мординов при защите докторской диссертации скрыл от членов Ученого Совета института философии АН СССР свою длительную устную и печатную пропаганду Кулаковского, Софронова и Неустроева.

10. Пытался ввести в заблуждение редакцию газеты "Правда", коммунистов пединститута, Якутский госпартактив, создавая видимость признания своих ошибок, и то только как одного из редакторов книги Башарина, умалчивая и не признавая своих собственных антимарксистских, буржуазно-националистических извращений и ошибок.

11. А.Мординов, несмотря на настойчивое устное и письменное требование председателя комиссии, секретаря первичной парторганизации, решения партбюро о немедленном представлении письменного объяснения о его собственных ошибках буржуазно-националистического характера, А.Мординов своевременно не представил.

12. В своем объяснении А.Мординов не дал должной оценки своим ошибкам и извращениям, не признал всей глубины ошибок и даже продолжает стоять на прежних антимарксистских и буржуазно-националистических ошибках.

13. Как член КПСС проявляет недисциплинированность и нечестность, умалчивая о факте приезда его без открепления и не состоя на учете в первичной парторганизации, не посещая и выполняя решение партбюро о представлении объяснения о своих ошибках.

14. Как зав. кафедрой марксизма-ленинизма А.Мординов не возглавил пропаганду среди коллектива преподавателей и студентов работы И.В.Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР" и решений XIX съезда партии.

15. А.Мординов придерживается совершенно неправильной позиции о том, что ошибки и извращения Ба-шарина, как давно разоблаченные, не следует связывать с решениями XIX съезда КПСС, где разоблачению и искоренению идеологических ошибок и извращений уделено большое внимание.

Комиссия первичной партийной организации пединститута:

Еремеев В.Н. — (председатель) кандидат экономических наук, доцент, член горкома и обкома КПСС.

Попов И.Г. — кандидат исторических наук, член горкома КПСС.

Избекова А.А. — кандидат исторических наук, доцент.

Константинов Х.И. — ст. преподаватель якутского языка и литературы, член КПСС.

 

Hosted by uCoz