Якутяне за рубежом

На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

ХАРЫСХАЛ

Кушнаревы, Винокуров... 
Якутская эмиграция

Когда был заложен фундамент Северного Форума — я был очень рад тому, что у северных народов, наконец-то, будет своя международная организация. А когда на пресс-конференции журналистов, организованной представителями Северного Форума, демонстрировали продукцию, полученную на оборудовании, поставленном в нашу республику для переработки оленины и рыбы, убедился — такая организация нам необходима.

Финляндия. С дочерью М.Ф.Корнилова Кариттой Аарнио

По ходу моего исследования возникла острая необходимость работы в фондах и архивах Библиотеки Конгресса США. Недолго думая, обратился за помощью к Анастасии Николаевне Божедоновой.

И вот я в Анкоридже. Первым делом, Анастасия Николаевна представила меня исполнительному директору Северного Форума Присцилле Уолл. Высокая, красивая, очень интеллигентная, с добродушной улыбкой женщина сразу пришлась по душе. Когда познакомились поближе — поразили ее исключительная работоспособность и очень широкий охват ее деятельности, начиная с проблем рождаемости малочисленных народов всего Циркумполярного мира. И как дополнительная нагрузка — я со своими проблемами.

Сложность моей поездки еще и в том, что она незапланированная и, естественно, без какого-либо финансирования. И как назло, наши пограничники, решив, что я везу слишком много валюты сверх нормы, заставили 500 долларов сдать в кассу. В итоге, после покупки авиабилета Анкоридж — Сиэтл — Вашингтон — Сиэтл — Джуно — Анкоридж, я стал «счастливым» обладателем трех долларов и 25 центов.

Семья Елены Петровны Кушнаревой-Криницкой: Александр, сын, Иван Александрович, Екатерина Петровна, Мелани, невестка, Наталья Павловна Луцкова, правнучка А.М.Кушнарева, внуки Джони и Кэти.

Вторая большая сложность заключалась в том, что я как бы оказался на нейтральной полосе, между двумя окопами. Хотя и был заключен мир — и те, и другие за собой тащили огромный обоз «холодной войны», и те, и другие не очень охотно раскрывали свои, годами взлелеянные секреты ведения идеологической войны, где главным оружием оказались русские эмигранты.

А третья сложность — языковой барьер. Со своим «немецким со словарем» я как бы попал в чужой монастырь.

Если б не Северный Форум в лице ее руководителя Присциллы Уолл и Анастасии Николаевны Божедоновой, вряд ли состоялась моя экспедиция по поиску давно уже отложенных на дальнюю полку истории наших земляков, эмигрантов-якутян.

После поражения Повстанчества, чтоб спасти свою жизнь умные, смелые якутяне подались в эмиграцию. В Харбине жили якутский миллионер Г.В.Никифоров-Манньыаттаах уола, Председатель Временного Якутского Народного Управления Г.С.Ефимов, уроженец Сунтарского улуса, зять Никифорова Г.М.Кузьмин, выдающийся педагог, автор первых якутских учебников, первый учитель народного писателя Якутии Амма Аччыгыйа и профессора А.Е.Мординова Г.П.Хоютанов, якутский поэт Ф.П.Гаврильев-Сольский, средний брат Ксенофонтовых, выпускник Иркутского университета К.В.Ксенофонтов, его коллега по учебе верхоянец В.И.Новгородов, сын головы Амгинского улуса Асклифеодот Рязанский, предводитель Тунгусского восстания, эвенкийский князь Софрон Погодаев и другие. В Циндао жил якутский миллионер П.А.Кушнарев.

Харысхал, А.Н.Божедонова с Е.П.Кушнаревой-Криницкой.

Из якутян первыми на американский берег сошла супружеская чета Винокуровых Анастасии Семеновны и Михаила Зиновьевича. Если все остальные эмигранты испытали все «прелести» эмигрантской жизни, то судьбина к ним отнеслась более благосклонно — они в одночасье из очень богатых не превратились в бедных, как Г.А.Никифоров-Манньыаттаах уола, их не ставили к стенке, чтобы в последний момент объявить об отмене приговора ревтрибунала, как Погодаевых, они не драили палубу английского судна, чтоб прокормиться, как Асклифеодот Рязанский. Они не прошли все круги Соловецкого ада, чтоб, спасаясь, бежать в Финляндию, как Михаил Корнилов, Георгий и Семен Старостины.

Потомку православного миссионера Русской Америки, сыну ректора Якутской духовной семинарии, бывшему псаломщику Кыллахской церкви, известному в дореволюционной Якутии поэту М.Таежнику — Михаилу Винокурову повезло, и он почти с первых лет эмигрантской жизни работал в библиотеке Конгресса США.

В 80-х годах в адрес руководства нашей республики пришло письмо из Америки, где «бывший враг», «бывший эсер», «бывший буржуазный поэт» просил разрешения похоронить прах (свой и супруги) на родной земле. Взамен он предлагал свой богатейший архив и свою не менее богатую библиотеку, собранную в течение своей жизни. «Наши», из идейных соображений, естественно, отказались. И Винокуров свой архив и библиотеку передал, как он сам пишет, «Русской Америке».

Потом, через десять лет, когда делегация нашей республики посетила Аляску, в дар нашей Национальной библиотеке передали микрофильмы из архива Винокурова. И только тогда мы стали кусать локти.

В течение 24 дней я работал в библиотеке Лусака в Анкоридже, библиотеке и архиве Конгресса США, библиотеке и архиве штата Аляска в Джуне. Объем работы очень огромный и времени мало, и денег нет, но где бы я ни был, повсюду чувствовал участие, помощь и заботу Анастасии Николаевны и Присциллы, естественно, в их лице и опору Северного Форума. И, наконец, мне удалось установить следы архива Винокурова и следы эмигрантов-якутян.

Между работой в библиотеке я продолжал поиски потомков якутян. Установил, что под Вашингтоном живет дочь якутского миллионера Петра Кушнарева Екатерина Петровна Кушнарева-Криницкая. Но мне никак не удавалось связаться с ней. Ее муж, почтенный Иван Александрович Криницкий по телефону общался интеллигентно холодно.

С профессорами Халеном и Йанхуненом.

И все-таки в самый последний момент перед отъездом нам повезло. Телефонную трубку целую неделю не отвечавшего телефона поднял Иван Александрович и любезно пригласил в гости.

Навстречу к нам вышел, несмотря на свой почтенный возраст, высокий, статный мужчина. Вид у него был усталый, но бодрый. Обменявшись любезностями, мы изложили цель визита. И тут же выяснилась причина его холода во время нашего телефонного общения. Оказывается, Екатерина Петровна была тяжело больна, ей сделали операцию, и что она только сегодня утром пришла в себя. Иван Александрович буквально дневал и ночевал возле супруги и заехал домой за вещами. Немножко пообщавшись с нами, предупредил, что торопится и предложил поехать с ним в больницу.

— Катенька будет рада встретить своих земляков...

Отец Ивана Александровича, полковник царской армии Александр Иванович Криницкий, был крупным специалистом по вооружению. В 1917 году вместе с адмиралом А.В.Колчаком выехал в Америку для закупки оружия. А тут революция, война. Когда адмирал возвращался, чтоб до своих последних шагов к проруби на Ангаре нести свой крест за Россию, Александр Иванович не смог выехать вместе с любимым командиром — жена вот-вот должна была разрешиться от бремени. Может быть, так он, еще не появившись на свет, спас своего отца от неминуемой смерти.

Атташе по экономическим вопросам МИД Финляндии Юсси Сойни.

Чтоб прокормить семью, Александр Иванович Криницкий поступил на сталеплавильный завод простым откатчиком и стал главным технологом металлургической корпорации.

Сыну дали хорошее образование и он стал крупным ученым, доктором химии. Работал в оборонной химической промышленности.

Екатерина Петровна до 1949 года жила с родителями в Циндао. После смерти отца вместе с матерью приехала в Америку. Там на вечеринке эмигрантской молодежи встретила свою судьбу. У них родился сын, назвали его в честь деда Александром. Он тоже, как и отец, стал химиком, но если отец работал в «науке разрушения», то сын работает в науке возрождения. Он химик-эколог.

Приехали в больницу. На постели лежала изможденная болезнью женщина. Вопросительно посмотрела на своего мужа. И муж ей ответил:

— Они, Катенька, из родины твоих предков, из Якутии.

Разговорились. Когда я ей показал фотографии Павловска, прекрасный пейзаж с видом часовенки Кушнаревых, она вся засветилась:

— А я это сегодня видела во сне!..

А когда мы узнали, что ее за границу увезли грудным младенцем и никогда в Якутии не была — настал наш черед удивляться.

Хотя Екатерина Петровна была и рада нашему визиту — было видно, что ей тяжело. И мы, еще чуточку поговорив, стали прощаться. И она нас благословила крестным знамением. Так мы с Анастасией Николаевной Божедоновой встретились, возможно, с последним свидетелем былой Якутии...

Когда прилетели в Джуно, нас встретила подруга Присциллы Сьюзен Кристиансен. Эта миловидная женщина — олицетворение гражданского мужества. Будучи еще совершенно молодой, она с мужем приехала на Аляску, чтоб спасти местное население от поголовного алкоголизма. Нельзя сказать, что они алеутов отучили от пьянства, но продажу алкоголя среди местного населения обуздали, сделали очень много по организации занятости и развития культуры коренного населения.

Семья Кристиансен для меня создала все условия для работы. Когда я обрабатывал заказанные материалы в читальном зале, «по мою душу» пришло все руководство библиотеки штата Аляска во главе с директором Кэтрин Шелтон. Узнав цель моего визита, директор дала команду всячески содействовать моей работе. И для меня настали самые радостные времена. Если раньше выдавали заказ по одной папке — тут выставляют целые ящики из фондов Винокурова.

Чего там только не было!

Все дореволюционные газетно-журнальныое издания Якутии, все старинные книги Якутии, письма, документы, о существовании которых мы даже и не догадывались. Меня поразила работоспособность Винокурова. Даже притом, что самые ценные документы были отобраны пресловутым Гуверовским институтом, уникальность Винокурова ничуть не умаляется. Недаром Президент Америки Джеральд Форд удостоил честью посетить Винокурова и оставил благодарственное письмо.

А будь чуть дальновиднее и посмелее тогдашнее руководство нашей республики — все это богатство принадлежало бы нам!..

Самой настоящей находкой были письма Михаила Корнилова из Финляндии.

В Анкоридже я останавливался в кампусе, арендованном Северным Форумом. И моим соседом оказался молодой лапландец Юсси Сойни, представитель Финляндии в Северном Форуме. По вечерам втроем (наша землячка Асида Иванова в то время работала в Северном Форуме) за чашкой чая вели долгие разговоры. Юсси тогда приглашал посетить Финляндию. И надо же такому случиться — в фонде Винокурова — письма из Финляндии.

И я начал готовиться к поездке в Финляндию.

И на этот раз не обошлось без помощи Северного Форума. Представитель Северного Форума в Республике Саха Николай Находкин организовал приглашение через Хельсинкский университет. Перед самой моей поездкой нашу республику посетила исполнительный директор Северного Форума Присцилла Уолл и благословила мою поездку.

Поездка в Финляндию тоже была удачной. Если я раньше имел только разрозненные сведения о некоторых эмигрантах, то в архиве Корнилова в Финляндии нашел о них более подробные сведения и уникальные документы.

За все время посещения думал о том, как бы встретить моего молодого друга из Финляндии Юсси, но не хотел лишний раз «напрягать» и без того занятых профессоров Йанхунена и Халена. И надо же такому случиться — в День Независимости Финляндии на высокой лестнице кафедрального собора лицом к лицу я столкнулся с Юсси Сойни! Он, оказывается, занимает пост атташе по экономическим вопросам МИД Финляндии, в этот день был страшно занят, организовывал прием иностранных представителей Президентом Финляндии, а я ночью уезжал обратно. Оба посетовали на нехватку времени, пожелали друг другу удачи, крепко обнялись на прощание.

Вот вам живой пример подготовки кадров Северным Форумом!


Харысхал, писатель, журналист.

 

Яндекс.Реклама
светильники операционные новая статья.. меню по кремлевской диете.
Hosted by uCoz