360-летию г. Среднеколымска

На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Мария СТАРОСТИНА

Среднеколымская Покровская церковь

(вторая половина XVIII — начало XIX веков)

В течение более двух веков Среднеколымская Покровская церковь занималась распространением православия среди местных жителей. В свое время эта была самая северная православная церковь и одна из немногих первых церквей Якутского уезда. «Церковь во имя Покрова Божией матери» «состояла в штат» с 1701 г.1 Эта дата основания заполярной церкви приводится впервые.

Ксерокопия письма князца Мятюской волости Сата Балдугурова императрице Екатерине II от 16 марта 1773 г. — 2 листа.
(НА РС(Я). Ф. 249-и. Оп. 1. Д. 2. Л. 9-9 об.)

Считается, что Среднеколымское зимовье — «нагородня» поставлено землепроходцами в 1643 г.2 Еще в середине XVII в. проводилась христианизация некоторых представителей коренных жителей. Об этом можно судить по челобитной 38 торговых и промышленных людей 1658—1659 гг., поданной царю Алексею Михайловичу. Они просили: «...у нас сирот твоих на Колыме реке покупаны погромные юкагирские иноземские девки, и с теми, государь, ясырями прижиты у нас сирот твоих дети, и живут у нас те ясыри и дети не крещены года по 2 и по 3 и больши. ...И вели, государь, к нам послать из Якутцкого острогу священника, чтобы у нас сирот твоих ясырей наших и детей в православную веру провесть, окрестить и молитвить, а нам б, государь, сиротам твоим молитву дал...».3

Как пишет историк Е.С. Шишигин, «в 1711 г. на Колыму был отправлен Сибирским митрополитом священник Иван Иванов, назначенный в Троицкую церковь»4. В 1716 г. был назначен один священник для огромной территории: Зашиверска, Колымских, Анадырского и Камчатских острогов и Алазейского зимовья. Однако, ввиду его «могильного молчания» в 1722 г. «тобольский митрополит Антоний предписал... отправить туда нового священника»5. В 1735 г. иркутским епископом был отправлен в Анадырский острог священником Иван Никифоров, а в Зашиверск — Алексей Слепцов из Якутска 6.

В архиве мною обнаружен документ, удостоверяющий о том, что на Колыме в местности Троицкое была часовня, которую перенесли в Среднеколымский острог. Здесь она была освящена как церковь в 1701 г. Об этом член Якутского духовного правления, священник Г. Слепцов и прихожане Среднеколымской Покровской церкви писали в 1813 г. в своем «Свидетельстве» так: «...По выправке же из антимису оказалось церковь освящена в 1701-м году декабря 1-го дня тому уже 113 лет; и оная построена как старожилы утверждают из перенесенной еще кочами построенной бывшей по реке Колыме от крепости здешней на месте Троицком в 120 верстах часовни; и к ней пристроен алтарь; а часовня кочами когда построена, никто не знает, и по делам неизвестно...»7.

В некоторых документах XVIII в. и начала XIX в. Среднеколымская церковь пишется как «Покровская (Троицкая) церковь»8. Такое двойное название церкви, назначение священника «в Троицкую церковь» и «Свидетельство» авторитетных лиц говорят о том, что в XVII в. местность Троицкое была важным пунктом сбора ясака на Колыме. Добротная Троицкая часовня, по всей вероятности, была перенесена в результате больших перемен. Это также указывает на то, что некогда Троицкое играло более важную роль чем Среднеколымский острог.

Фото г.Среднеколымска, 1900 год. Приезд экспедиции, нашедшей «березовского мамонта».
На заднем плане Покровская церковь города.
Фото взято с форзаца книги Третьякова А.А. Среднеколымск: исторический очерк. — Якутск: Якутполиграфиздат, 1993.

Интересно, что священники Колымы тех далеких лет, как и местные жители, в церковных одеяниях использовали ровдугу. Об этом в 1876 г. писал Дионисий, епископ Якутский, благочинному священнику И. Неверову так: «При Среднеколымской Покровской церкви видел я миниатюрную ровдужную епитрихиль, оставшуюся от времени древних. Прошу Вас отыскать и выслать мне. Если можно разузнать время заведения оной, ... »9.

В XVIII в. в Покровской церкви крестился, венчался, отпевался и причащался ряд поколений жителей Средней Колымы и приезжие. Были среди них и такие люди, имена которых вошли в историю России. Таким был русский дипломат и государственный деятель, граф М.Г. Головкин, живший в неволе в Ярмонге с 1742 г. до смерти в 1766 г. Сосланного графа по воскресным дням водили в приходскую церковь10. В то время Среднеколымск назывался Ярмонгой. Как пишет некий В.Г., когда умер несчастный граф, некому было отпеть усопшего, так как в это время не было священника. В связи с этим заказный духовного правления при Якутском Спасском монастыре поручил зашиверскому священнику Слепцову: «...ехать тебе в оное зимовье из Зашиверского острогу в неукоснительном времени и реченнаго графа погрести при святой церкви тело ево со отпеванием по церковному чиноположению»11. Жена графа Екатерина Ивановна перед отъездом в Москву с телом покойного мужа пожертвовала Покровской церкви серебряную позолоченную ложку12.

Как зафиксировано в метрической книге Среднеколымской Покровской церкви 1787 г., руководитель известной российской экспедиции англичанин Иосиф Биллингс стал крестным отцом новорожденного сына священника Петра Винокурова13.

В Покровской церкви до 1753 г. старостой служил Григорий Стадухин, а с 1753 г.14 до 1777 г., в течение 24 лет, — казак Семен Кондаков (он же Кандаков). Известно, что в 1772 г. в церкви были 34 церковные книги15.

В марте 1777 г. прихожане избрали старостой данной церкви коллежского регистратора Якова Сычевского. На выборе старосты приняли участие 27 мужчин, из них 14 могли подписаться за себя и за других, т.е больше половины были грамотными. Это были в основном казаки. Среди избирателей не было новокрещеных «иноверцев»16.

В декабре 1778 г. состоялись перевыборы старосты. «Среднеколымского острога обыватели» избрали на этот раз старостой «староострожной казачей команды казака Дмитрия Мамонтова сына Кандакова», помощником старосты — грамотного казака Прокопия Кандакова. Состав избирателей заметно изменился. Появились среди них крестьяне и другие казаки. Новокрещеных «иноверцев» и женщин среди избирателей также не было17. Интересно в документе выражение «староострожной казачей команды казак». Значит, в понятиях жителей тех лет были «новый острог» и «старый острог».

Эти два выборных документа в какой-то степени знакомят нас с именами и службами тех, кто жил в то время в Среднеколымской крепости: казаков — Атласова, Берескина, Гуляева, Кандаковых, Колесова, Котельникова, Лебедева, Олесова, Третьяковых, Шадрина и др.; крестьян —Курилова, Носовых и др. Ныне на Колыме такие же фамилии носят не только потомки казаков и крестьян, но и потомки «иноверцев» тех времен, принявших при крещении эти фамилии.

В указанное время на Колыме несли службу потомки или однофамильцы известных землепроходцев Атласова, Реброва, Стадухина, Хабарова и Харитонова18.

В делах Среднеколымской церкви с 1772 г. есть документы заполненные священником Прокопием Трифоновым, а также упоминается дьячек Иван Трифонов19. Первый здесь служил до смерти в 1783 г. Факт смерти 58-летнего священника записан в метрической книге Зашиверской Спасской церкви20. После Трифоновых служили в церкви: священником — Петр Винокуров, а дьячком — Иван Винокуров, который в 59 лет в 1800 г. умер в отставке21. После П. Винокурова встречаются в документах имя и фамилия священника Кирила Комарова22.

По спискам Среднеколымской церкви в 1772 г., было новокрещеных: юкагиров — 210, якутов — 147, тунгусов — 59, ламутов — 16, коряк — 123. Новокрещеных же чуванцев ориентировочно в 1773 г. было 43 человека24. Итого в эти годы было 476 новокрещеных «иноверцев» тогда, когда по переписи 1767 г. только якутов обоего пола в колымских зимовьях в 11 волостях было около 1000 человек25. Эти цифры говорят о том, что в указанное время была крещена только какая-то часть местных жителей. Из князцов были крещены: из якутских — один, из тунгусских — один и чуванский — один26. У колымских князцов был высокий уровень самосознания. Об этом можно судить по одному письму якутского князца.

16 марта 1773 г. князец одной Мятюской волости Сата Балдугуров написал самой императрице Екатерине II. Это уникальное письмо, подлинник которого найден в делах церкви, начинается так: «Всепресвятейшая Державнейшая Великая Государыня Императрица Екатерина Алексеевна Самодержица Всероссийская Государыня Всемилостивейшая. Бью челом состоящяися в идолопоклонническом заблуждении Мятюской волости князец Сата Балдугуров ясашной...». Князец сообщает о том, что «чрез священника Прокопья Трифонова проповеди Слова Божия уразумел и познал что православно восточная грекороссийская христианская вера едина есть душе спасительная...» и что, пожелал «воспринять ту христианскую спасительную веру и пребыть в ней до скончания моей жизни непоколебимо и непревратно». Сата далее просил его «просвятить святым крещением». Письмо князца было написано дьячком И. Трифоновым, скреплено печатью волости и подано священнику П. Трифонову27. Видимо, Сата Балдугуров был одним из первых якутских князцов Колымы, пожелавших принять христианскую веру.

Многие неимущие «иноверцы» крестились в это время из-за льготного билета, освобождающего на три года от ясака и других повинностей. Льготные билеты выдавались сразу же после крещения самому крещеному ясачному или другому ясачному лицу по просьбе крещеного. Мотивы крещения хорошо прослеживаются по документам. Так, по записям священника, в 1772 г. крестилось всего 11 «иноверцев» (8 муж., 3 жен.), а из мужчин пятеро были ясачными28. В 1773 г. крестилось 10 «иноверцев» (7 муж., 3 жен.), а из мужчин также пятеро были ясачными29.

Часть новокрещеных крестила своих новорожденных детей. В 1773 г. записано крещение 30 младенцев, из них 17 были детьми новокрещеных «иноверцев», в 1790 г. соответственно 15 и 12, а в 1800 г. 42 и 3630. В год массового крещения, в 1801 г., крещены всего 125 детей разного возраста и взрослых до 25 лет. Из них 122 были детьми новокрещеных «иноверцев» (ламутские — 81, тунгусские — 30, якутские — 8, юкагирские — 3). В том числе 20 ламутов и тунгусов были из других ведомств31.

По ведомости священника Среднеколымской Покровской церкви, в 1776 г. было две часовни: Николаевская «в Верхнековымском остроге» и тоже Николаевская «при Алазейском остроге»32. Нижнеколымская Спасская церковь была основана в 1779 г.33

Со временем здание Среднеколымской церкви перешло в аварийное состояние. Об этом в январе 1806 г. улусный голова и князцы разных волостей писали в прошении, поданном частному комиссару Егору Тырылгину. В прошении говорилось, что некоторая часть князцов восприняла святое крещение, показывая пример своим сородичам, и «ежечастно» стараются склонить их к вере греческого исповедания. Однако, имеющаяся в крепости деревянная церковь «во имя Покрова Божией матери» настолько обветшала, что не то чтобы производить богослужение, но просто войти в это здание было опасно для жизни. Прихожане отмечали, что, несмотря на требования начальства, построить каменную церковь вместо ветхой никакой силы и надежды не имеют. На строительство церкви уже было собрано более 1500 руб. от местных «обывателей и боголюбцев». Они хотели в этой же крепости построить силами всех местных прихожан новую двупрестольную церковь и просили частного комиссара помочь им получить разрешение на строительство деревянной церкви34. В это время улусным головой служил крещеный с молодости, грамотный Игнатий Лаптев из Мятюской волости.

Частный комиссар написал письмо областному начальнику, отмечая прошение прихожан справедливым35. Так началась многолетняя переписка о постройке новой деревянной церкви в Среднеколымской крепости.

Перейдем сразу к событиям 1809 г. Комиссар Тырылгин и священник Слепцов обращаются теперь уже в Иркутскую духовную консисторию с просьбой «во удовлетворение желаний прихожан части Среднеколымской, особенно составляющих в непросвященных иноверцах..., о исходатайствовании всемилостивейшего Его Императорскаго величества соизволения» о разрешении строительства деревянной церкви36. Якутская духовная консистория сообщает новому частному комиссару Колесову о том, что в Среднеколымскую церковь священником назначается Сивцов, а священнику Алексею Слепцову повелели остаться по-прежнему при своей Зашиверской церкви37.

Наконец, по указу от 2 сентября 1812 г. Иркутская духовная консистория разрешила построить деревянную церковь38. Однако, это известие долго шло до Колымы. К концу 1812 г. состояние церкви настолько ухудшилось, что частный комиссар, опасаясь пожара, вынужден был запретить топку ее. Однако, пономарь Сивцов топил печь каждый день39.

7 августа 1813 г. протоиерей-проповедник Григорий Слепцов, частный комиссар Колесов, священник Михаил Сивцов, голова казацкой станицы, сотник Афанасий Берескин, улусный голова Иван Сыроватский, князец Мятюской волости Алексей Бекренев и другие составили упомянутое выше «Свидетельство» о состоянии «чрезвычайно ветхой» церкви40.

Шло время, сгорела старая церковь и менялись должностные лица. На общем собрании прихожан от 24 апреля 1815 г., в числе которых были чиновники, казаки, улусный голова Иван Винокуров и князцы 10-ти якутских волостей, пришли к тому, что имеющиеся 4000 руб. для постройки церкви недостаточны. Решили недостающую сумму покрыть добровольным пожертвованием. Сбор пожертвований для новой церкви возложили на благонадежного старого купца Василия Бережнова, который в свое время отличился в содержание старой церкви. Помощником его назначили казацкого сотника Афанасия Берескина. Якутский купец Михаил Захаров на постройку церкви дал 500 руб. Прихожане поручили ему договориться об отправке в Среднеколымск мастера строительства и доставить план церкви. Для этого М. Захарову следовало сделать замеры фундамента сгоревшей церкви, напротив которого собирались строить новую. Купцу также было поручено купить топоры и другие инструменты для строительства. Десять якутских наслегов «из усердия своего» согласились для вырубки и сплава леса представить в марте 1816 г. способных к работе 20 человек, обеспечив их продуктами питания.Для заготовки рыбы необходимо было иметь лодку и соорудить невод. Это возложили на русских прихожан, а обеспечение рабочими — на якутских прихожан. Улусный голова Винокуров должен был организовать разведку леса для строительства в верховьях Колымы или по разным речкам41.

В апреле 1815 г. священник М. Сивцов получил разрешение Якутского духовного правления о строительстве деревянной церкви42. Вскоре священник пишет прошение в то же самое правление, где отмечает: «...вовсе не нашлось удобнаго места и где бы можно было выстроить эту церковь, по тому что вокруг онаго места чащовитой лес и кочковник оброщей мохом, и нет порядочнаго грунту земли, а везде под дерном и мохом никогда ни протаиваемый лед! то и предполагают здешные прихожане произвесть выстройку новой церкви на самом том месте на котором погорела построенная прежде церковь, и зделать закладку на оставшемся от оной фундаменте, тем паче что место сие из всех занятых здесь прочим строением как по хорошему грунту земли, так и особенной возвышенности самое прекраснейшее; ...»43.

В августе того года, Якутское духовное правление поручает «г-на комиссара и почетных прихожан засвидетельствовать вообще фундамент погорелой церкви есть ли по осмотру окажется оный целым и прочным...» и разрешает начать строительство новой церкви44.

Наступил 1817 год. В феврале было приказано новому улусному голове Ивану Тырылгину подобрать для постройки новой церкви 12 способных плотников и 8 помощников и отправить их к 20 апреля. «Уставщик» к этому времени уже прибыл из Якутска. По вскрытии реки оставшийся лес должны были привезти из Верхнеколымской части. Голова улуса распорядился 10 наслежным князцам об отправлении ими 20 человек с хорошими лошадьми, а также князцам некоторых наслегов отправить 15 человек для сплава леса45.

Мастером строительства Покровской церкви был Устин Егловский. Среди тех, кто строил данную церковь были лучшие плотники из якутов: Гаврило Кырчибытов и Алексей из Мятюской волости князца Бекренева, Митрей Слепцов и Митрей Кандаков (сын князца) из Кангаласской волости князца Ивана Кандакова, Яков из Егинской волости князца Третьякова, Яков (брат улусного головы) из Мятюской волости князца Алексея Колесова, Яков из Байдунской волости Егора Слепцова, Василий Слепцов из «Верхнеколымской округи» князца Ильи Бандерова46.

Наконец, в 1822 г. новая церковь была выстроена. Иерей Нижнеколымской церкви и проповедник Якутской духовной миссии Александр Трифонов согласился освятить вновь построенную церковь47. Только в январе 1824 г. Иркутская духовная консистория разрешила «Среднеколымскую старую церковь сломать и употребить на топку новой»48.

Так была построена новая церковь в Среднеколымске на пожертвования прихожан новокрещеными якутскими умельцами и была духовным центром православных до 1920-х гг. До недавнего времени жители и гости города восторгались данным грандиозным сооружением начала XIX в. К большому сожалению, этот уникальный и самый древний исторический памятник Среднеколымска, созданный предками колымчан с лучшими помыслами, несколько лет назад уничтожен пожаром. Сегодня лишь старинные фотографии могут засвидетельствовать, что некогда Покровская церковь была лицом известного северного города.


Литература и источники

1. НА РС(Я). Ф. 10-и. Оп. 1. Д. 21. Л. 1, 31, 32—32 об.

2. Третьяков А.А. Среднеколымск: исторический очерк. — Якутск: Якутполиграфиздат, 1993. — С. 15.

3. Колониальная политика Московского государства в Якутии XVII в. Сборник архивных документов. — Л.: Изд-во Института народов Севера ЦИК ССО им. П.Г. Смидовича, 1936. — С. 184—185.

4. Шишигин Е.С. Распространение христианства в Якутии — Якутск, 1991 — С. 48.

5. Там же. — С. 24.

6. Там же. — С. 50.

7. НА РС(Я). Ф. 10-и. Оп. 1. Д. 21. Л. 32 об.

8. Окладников А.П., Гоголев З.В., Ащепков Е.А. Древний Зашиверск. - М.: Наука, 1977. — С. 52.

9. НА РС(Я). Ф. 226-и. Оп. 1. Д. 884 а. Л. 33—33 об.

10. Третьяков А.А. Указ. соч. — С. 50, 52..

11. Окладников А.П., и др. Указ. соч. — С. 58.

12. Третьяков А.А. Указ. соч. — С. 53.

13. НА РС(Я). Ф. 226. Оп. 13. Д. 1. Л. 2 об.

14. Там же. Ф. 249-и. Оп. 1. Д. 1. Л. 1.

15. Там же. Л. 8—8 об.

16. Там же. Л. 21—21 об.

17. Там же. Л. 19—19 об.

18. Там же. Л. 11, 21—21 об., 26; ф. 249-и, оп. 1, д. 2, л. 5, 13 об.

19. Там же. Ф. 249-и. Оп. 1. Д. 1. Л. 8; Д. 2. Л. 1;

20. Там же. Ф. 226-и. Оп. 13. Д. 3. Л. 6;

21. Там же. Д. 8. Л. 147 об.

22. Там же. Д. 8. Л. 143, 147.

23. Там же. Ф. 249-и. Оп. 1. Д. 1. Л. 13—18.

24. Там же. Д. 2. Л. 14—14 об.

25. Гурвич И.С. Этническая история северо-востока Сибири. — М.: Наука, 1966. — С. 93.

26. НА РС(Я). Ф. 249-и. Оп. 1. Д. 1. Л. 14, 14 об.

27. Там же. Д. 2. Л. 9—9 об.

28. Там же. Л. 1—4.

29. Там же. Л. 6—6 об.

30. Там же. Ф. 226-и. Оп. 13. Д. 4. Л. 141 об.—143 об.; Д. 8. Л. 143—145; Ф. 249-и. Оп. 1. Д. 2. Л. 5—5 об., 7—8 об., 10.

31. Там же. Ф. 226-и. Оп. 13. Д. 8. Л. 259 об.—264.

32. Там же. Ф. 249-и. Оп. 1. Д. 4. Л. 41.

33. Шишигин Е.С. Якутская епархия (краткий исторический очерк и проблемы возрождения). — Мирный: Мирнинская городская типография, 1997. — С. 59.

34. НА РС(Я). Ф. 10. Оп. 1. Д. 21. Л. 1—1 об.

35. Там же. Л. 2—2 об.

36. Там же. Л. 18—19.

37. Там же. Л. 26.

38. Там же. Ф. 225-и. Оп. 2. Д. 24. Л. 3—3 об.

39. Там же. Ф. 10. Оп. 1. Д. 21. Л. 28—28 об.

40. Там же. Л. 32—33.

41. Там же. Л. 36—37 об.

42. Там же. Л. 35-35 об.

43. Там же. Ф. 225-и. Оп. 2. Д. 24. Л. 4—4 об.

44. Там же. Л. 8 об.

45. Там же. Ф. 10. Оп. 1. Д. 21. Л. 39—41.

46. Там же. Л. 42—43.

47. Там же. Л. 46—46 об.

48. Там же. Л. 48—48 об.


Мария Ивановна Старостина, кандидат исторических наук.

 

Яндекс.Реклама
облицовка лестницы сайт производителя.. доставка пиццы и доставка пиццы цитаты на сайте.. купить гостиную найти лучший магазин и продать купить гостиную.
Hosted by uCoz