На первую страницу номера

На главную страницу журнала

Написать письмо

Тарас ДЕСЯТКИН

Первым трудно всегда

Трудно быть первым, кем бы ты ни был: артистом, инженером, космонавтом, но одно дело быть исполнителем и совсем другое — намечать цели, очерчивать задачи, определять стратегию того, что еще только предстоит сделать. На что опираться? На мировой опыт? Но в большинстве случаев он или недоступен, или неосуществим: то, что хорошо в пустыне, совершенно не годится для тундры. Все мы очевидцы того, как проводилась Перестройка: с толчками, рывками, болтовней и демагогией, перегибами и трагедиями... Но к Перестройке мы подойдем позднее, а пока немного истории.

Только-только закончилась гражданская война в России, пепеляевщина в Якутии, начала восстанавливаться промышленность, были открыты богатейшие золотые россыпи на Алдане. Но это сегодня для всех само собой разумеется, что их «открыли». А тогда все было и сложнее, и трагичнее.

Еще в 1916 году купец Иван Опарин, владелец Зейских приисков, послал на Томмот своих людей, чтобы они «застолбили» богатейшие участки. Те решили золото припрятать для себя, но вскоре начинаются военные действия и район приисков вошел в подчинение 5-й армии. И все же золото «всплыло» — свои услуги новой администрации приисков предложил участник опаринской экспедиции Степан Флусов, он же предоставил план месторождения и описание проб. В 1922 году 70 человек из упрснаба 5-й армии вышли на Томмот и Орто-Салу, но по пути были перехвачены бандитами и зверски убиты. Погиб и начальник экспедиции Емешев. Но это не остановило Вольдемара Петровича Бертина, который, не имея прямого отношения по своей должности к золоту, тем не менее решил его найти. К нему и его затее все поначалу относились скептически:

— Вы просите деньги и снаряжение, а где гарантия, что вы не авантюрист и золото будет найдено?

И тогда Бертин, потеряв терпение, обратился непосредственно к руководителям республики Аммосову и Аржакову. Ситуация не оставляла выбора. Вскоре Вольдемара Петровича вызвали в Наркомторгпром — ему вынуждены были поверить, и правительство Якутии выделило деньги в сумме 12 тысяч рублей. Курировал Якутскую Трудовую артель А.А.Семенов, а для контроля над экспедицией был назначен К.Ф.Нисковских (в случае, если руководитель попытается скрыться или утаить золото, он должен был его застрелить, чтобы вся добыча перешла в пользу Якутской республики). Но стрелять не пришлось. Предположения Бертина, основанные на слухах, блестяще подтвердились, а затраты окупились сторицей.

По большому счету то, что рассказано выше, историкам известно. Но недавно мне попал в руки любопытный документ, который иллюстрирует и дополняет эту главу. Дело в том, что организация любого производства, тем более, которое начинается с нуля, тоже дело непростое. Есть ошибки и у того, кто стоит у станка, и есть, естественно, ошибки у того, кто создает структуры: службы, отделы, филиалы, прииски, тресты, объединения. Примеры есть.

Вот она, записка члена Центральной Контрольной Комиссии ВКП(б), председателя ЦК профсоюза рабочих золотоплатиновой промышленности страны, нашего земляка С.В.Васильева на имя Сталина от 26 мая 1933 года: «Проездом на Алдан ознакомился с состоянием Ларинской базы «Главзолото». База эта назначена исключительно для перевозки грузов (продуктовых, промтоварных, фуражных и технических) по Амуро-Якутской магистрали предприятиям треста «Якутзолото». Однако, эта база ни в какой мере не оправдывает своего назначения.

Она существует больше всего для себя — живет, кормится и жрет за счет фондов, отпускаемых золотым предприятием.

База является только первоначальным пунктом, никаких предприятий вблизи ее нет, но несмотря на это, существуют 3 организации, совершенно самостоятельных, с большим количеством штата безответственных чиновников («Золототранс», «Золотопродснаб», «Золототехбаза»).

Шутка ли сказать! В одном Ларинском поселке кормится за счет золотого фонда 5 с лишним тысяч человек, а по всей линии около 10 тысяч человек. В Ларинске открыты 5 магазинов, которые снабжают этих бездельников, паразитов лучшим ассортиментом товаров и первосортными продуктами. Выдаются они без контроля, без учета, направо и налево: в прошлом году было выписано из Канады 2,5 тысячи тонн первосортной белой муки (крупчатки). Эту муку, которая куплена за валюту и которая является золотым фондом, оставили в Ларинске и доедают. Так-таки я не добился у них, кто же разрешил им сожрать муку, купленную из заграницы для восточников и золотоскупки, на Ларинском поселке — не то «Крайзолотопродснаб», не то Чухрита, не то Ткаченко и Стрелков (замы Чухрита)... На Алдане от бескормицы пропали в эту зиму 750 лошадей, а здесь лежит целый склад ячменного фуража. На Алдане от недостатка жиров, от недоедания, от отсутствия овощей, лука и чеснока рабочие болеют цингой, а здесь склады ломятся от сухих фруктов, от мясных и рыбных консервов, от сливочного масла, от консервированного чеснока. Ест и жрет их колония паразитов в Ларинске, называющаяся подсобным предприятием для «Якутзолото»... Базу эту принимал от «Союзтранса» «Востокзолото», потом через несколько месяцев передали «Якутзолото», потом отобрали и передали «Золототранс». Такой организационный зуд, такая свистопляска в руководстве (в одной авторембазе сменилось в течение года 10 руководителей) окончательно разрушили, дезорганизовали транспорт...» Эта записка попала к Сталину, но резолюция его вполне спокойная: «Тов. Поскребышеву. Поставить в ПБ. Разослать членам ПБ и Президиума ЦКК.». С самим делом конкретно разбирался Г.К. Орджоникидзе...

Как и в золото, в алмазы тоже не верили...

Сегодня также само собой разумеется, что алмазные трубки «открыты» и затраты на их поиски многократно окупились. Но так было не всегда. Трудно представить, просто фантастика, но в середине 50-х годов у нас в стране были могучие противники начала добычи якутских алмазов! А все дело в том, что природа словно прячет коренные месторождения алмазов — трубки — в самых отдаленных и труднодоступных местах. И хотя еще в 1940 году ученый-геолог B.C. Соболев утверждал: «Наибольшее сходство с областью распространения кимберлитов Южной Африки имеет Сибирская платформа... Особенно нужно обратить внимание на поиски алмазов в разрабатываемых россыпях благородных металлов в районе Норильска и Вилюе», утверждение его проверять не стали. Мало того — по проекту развития исследований алмазов в 1947 году предполагавшуюся Вилюйскую поисковую партию убрали. Руководство республики по этому вопросу докладывало даже Сталину, но на государственном уровне вопрос решен не был. Чудеса, как говорится, но как за золотом, вопреки препятствиям, пошел Бертин, так же за алмазами пошел геолог-энтузиаст М.М.Одинцов. Минуя множество инстанций и согласования, прибегнув к определенной хитрости, он организует в Тунгусской экспедиции партийное собрание, на котором было принято решение за счет сэкономленных средств, без ассигнований, сформировать дополнительную партию и ее силами разведать бассейн Вилюя. Позднее экспедицию назвали Амакинской, чтобы никто не догадался о месте ее дислокации (слово «амака» на эвенском означает «медведь»), начальником партии был назначен Г.Х. Файнштейн. Уже 7 августа 1949 года недалеко от поселка Крестях Сунтарского района был найден первый алмаз, что реально подтвердило прогнозы о наличии на Вилюе алмазоносных районов. Через пять лет эти районы будут обозначаться уже как алмазная провинция. К тому времени страна начала задыхаться без алмазов — если раньше они использовались в основном для ювелирных украшений, то теперь это был материал для создания сверхпрочных фрез, сверл, инструментов для приборостроения, оптики, радиоэлектроники. Некоторое количество камней находили на Урале, но в основном алмазы скупали торгпреды на черных рынках в странах Ближнего Востока и привозили целыми чемоданами. Товар стал дорожать и цены на алмазы начали «кусаться», а государство все не спешило вкладывать деньги на освоение собственных богатств.

В 1954 году была открыта первая кимберлитовая трубка, на будущий год стало ясно, что такого содержания алмазов в трубках, как в Якутии, нет нигде в мире. Что же правительство СССР? Из воспоминаний первого секретаря Якутобкома Семена Захаровича Борисова видно, что оно могло раскачиваться еще лет пять-шесть, не меньше. Всех пугало полное бездорожье Якутии, отсутствие надежной и дешевой энергии, морозы и мерзлота.

«По- моему, самым убедительным аргументом, прозвучавшим тогда из моих уст, для Хрущева оказалось самое обыденное из нашей жизни:

— А у вас там что- нибудь растет?

Я начал говорить о зерновых, о картофеле, овощах...»

Вот как мало знали о Якутии первые лица страны! Энергия и настойчивость партийного руководителя, «якута Борисова», как его постоянно называл Хрущев, сыграли свою роль — ему дали возможность выступить на Пленуме ЦК КПСС 21 декабря 1956 года. Борисов критиковал министерства и отдельные личности достаточно жестко. Даже краткие выдержки из его доклада говорят о накале страстей:

«...Нам кажется очень странной позиция министра цветной металлургии тов. Ломако. Еще в 1954 году Якутский областной комитет обратился к тов. Ломако с предложением об ускорении промышленного освоения якутских алмазов. Тов. Ломако заявил тогда: — Антропов — человек скользкий, поэтому наличию алмазов я не верю... Когда мы его притиснули к стенке фактическими данными, тогда он говорит — это новая отрасль промышленности, этим нам заниматься еще рано... Я думаю, что тов. Ломако проявляет в этом вопросе беспринципность, безинициативность и бюрократический подход... Мне кажется, что Госплан (тов. Байбаков), Госэкономкомиссия (тт. Никитин и Силуянов) должны были своевременно поправить тов. Ломако по этому вопросу, но пока с их стороны этого не чувствуется... Я недавно перед пленумом был у многих товарищей, в том числе был в ЦК у зав. отделом тяжелой промышленности тов. Рудакова. Он долго беседовал, выяснял, знакомился с этим материалом. Потом тов. Рудаков мне отвечает — грошей нема (смех в зале). Я сказал тов. Рудакову, я дальше пойду, я не могу так оставить, гроши найдутся на алмазы, государство у нас богатое».

Все это время Хрущев вставлял одобрительные реплики: «И это говорит министр, кандидат в члены ЦК!», «Ломако должен дать объяснение», «Деньги есть, ума не хватает», «Надо строго наказывать за такие вещи!». Партийная встряска подействовала на всех сомневающихся, уже через несколько дней П.Ф. Ломако пригласил С.3. Борисова на заседание коллегии своего министерства, где он, открывая заседание, сказал:

— Вот, товарищи, теперь наша задача номер один — алмазы!

Алмазы рождались на золотые деньги

Это не аллегория и не преувеличение — все первоначальные мероприятия по добыче алмазов осуществлялись Минцветметом и «Главзолото». В пункте 7 постановления вышеупомянутой коллегии говорилось: «Обязать начальника Главзолото т. Воробьева организовать в 1957 г. опытную добычу алмазов на месторождении трубка «Мир» и обеспечить выполнение утвержденного плана». Пункт 12 гласил: «Для руководства работами по строительству предприятий алмазодобывающей промышленности и их эксплуатации организовать на базе треста «Джугджурзолото» трест «Якуталмаз» с местонахождением его в Мирном».

Оценку деятельности «Главзолота» в тот период уже сделало время: грандиозный успех! Все было сделано в кратчайшие сроки, на высочайшем уровне. Не мудрено — ведь все делалось не с нуля, а людьми, обладающими огромнейшим опытом организации производства. Вернемся вновь к воспоминаниям С.3. Борисова:

«Не успели, как говорится, просохнуть чернила на постановлении коллегии Минцветмета о создании треста «Якуталмаз», как управление «АЯМзолототранс», которое базировалось в Большом Невере, получило по телеграфу приказ министра... выделить из «АЯМзолототранса» 40 грузовых машин и перебросить их в феврале 1957 года в трест «Якуталмаз». Проводку колонны поручить лично товарищу Бельскому».

Между прочим, «перебросить» эти автомашины предстояло не по воздуху, а по такому пути, который и для оленьей-то упряжки был не простым. И тем не менее, Евгений Константинович Бельский со своими водителями-добровольцами сумел преодолеть 2600 километров, более половины из которых — по бездорожью... Семнадцать суток шла автоколонна Е.К.Бельского от Большого Невера до Мирного, при этом не потеряла в пути ни единой машины, доставив в целости груз. Причем ни один человек не получил никаких серьезных травм, обморожений. И совершенно правильным оказалось решение В.И. Тихонова в честь этого легендарного автоперехода перед въездом в город Мирный установить мемориальную доску с именами лучших водителей колонны».

Стало возможным уже в 1957 году установить план добычи алмазов на 1958 год — 175 тысяч карат, на 1959 год — 400 тысяч карат, на 1960 — миллион карат и на 1961 год — 1250 тысяч карат!

В 1961 году я был назначен главным инженером рудника «Мир». Прибыв в Мирный, застал самое начало работ на карьере. Масштабы и задачи нового производства ошеломляли. Признаюсь, если горные работы и открытый карьер с вертикальным падением рудного тела меня не пугали, то обогащение алмазного сырья для меня было совершенно новым делом. Но можно сказать, что специалистов в этой области в нашей стране тогда можно было пересчитать по пальцам. Без преувеличения скажу, что рудник «Мирный» тогда был не просто мощным предприятием по добыче алмазов, но и своего рода испытательным полигоном.

По зову партии и велению сердца более 3 тысяч горняков, механизаторов, бульдозеристов, буровых мастеров, высококлассных водителей треста «Джугджурзолото», имеющих большой опыт работы на Севере, прибыли на работу на карьер «Мир» и прииск «Ирелях». Кроме того, на работы в алмазной промышленности приехали выдающиеся командиры горного производства, высококлассные инженерно-технические работники. Хочу назвать лишь несколько известных фамилий — Гомелаури, Кадзов, Кычкин, Козеев, Колбунов (Герой Советского Союза), Жевлаков, Степанов, Солдатов, Антонов, Устиченко, Васильев. Все они пришли именно «с золота»... Образно говоря, «Главзолото», мощный и сильный тогда локомотив, начал толкать и разогнал до большой скорости трест «Якуталмаз». Без сомнения, никакое другое ведомство в стране не смогло бы справиться с подобной масштабной задачей. А дальше — дитя переросло родителя, и в августе 1969 года в Мирном было организовано самостоятельное производственное объединение «Якуталмаз», которому предстоял долгий славный путь и роль бюджетообразующей отрасли в послеперестроечное время.

Как золотую отрасль сгубила Перестройка

Казалось, никакие политические катаклизмы не смогут развалить отрасль, дававшую стране богатство и силу — одна только Якутия в разное время добывала до 36 тонн золота в год, отдавая его казне.

До ста золотодобывающих карьеров, шахт, рудников, фабрик и старательских артелей в составе объединения «Якутзолото» успешно трудились и развивались. С распадом СССР, непонятно почему, но отношение к отрасли в России резко изменилось в сторону похолодания — поддержка ее прекратилась, требования же оставались высокими. Принятие Закона о предприятии позволило структурным подразделениям объединений, трестов и других организаций (в том числе и промышленных) выходить из состава головных предприятий и преобразовываться в самостоятельные. При этом закон позволял, но не заставлял. Предвосхищая возможный развал, мы предложили решения, благодаря которым все наши предприятия вступали бы в новый этап производственных отношений, оставаясь в единой мощной связке. Указом Президиума Верховного Совета республики от 31 июля 1991 года объединение «Якутзолото» было преобразовано в акционированный золотодобывающий концерн «Золото Якутии». Мы получили самостоятельность и, как казалось, поддержку Президента.

Любая попытка с точки зрения здравого смысла отстоять единую структуру в те годы, как правило, заканчивалась обвинениями в «защите административно-командной системы», в «торможении процессов Перестройки» и другой словесной чепухой, а вот попыткам загрести жар чужими руками отпора не было. Наш самый богатый, только что прошедший реконструкцию ГОК, обладая надежной минерально- сырьевой базой, имея рядом железную дорогу, добывающий золото круглый год, решил жить самостоятельно и превратился в акционерную компанию «Золото Алдана».

Вставший на ноги старший сын, не знавший никогда и ни в чем отказа, одетый и обутый, за счет семьи получивший дом и хозяйство, бросил родителей и младших, несамостоятельных братьев и сестер на произвол судьбы и ушел, прихватив к тому же и фамильные ценности — так можно охарактеризовать тот поступок «Алданзолото». Но дальше начались еще более сильные потрясения — под предлогом борьбы с монополизмом, постановлением правительства Республики Саха с 1992 года все сезонные горно-обогатительные комбинаты АК «Золото Якутии» преобразовывались в самостоятельные ЗАО, которые одно за одним разорились, обанкротились или вообще переквалифицировались. Я уже не говорю об отдельных группах аферистов, тоже попавших в категорию «самостоятельных предприятий». Главные «перестройщики» С.И. Дорофеев и К.К. Чукубаев вынуждены были признать свою несостоятельность и бросили развалившиеся комбинаты. Золотая отрасль прекратила быть бюджетообразующей. Кто от этого выиграл, кроме упомянутых аферистов, непонятно, но уж точно не трудовые коллективы. К великому счастью, не была подвергнута аналогичному разгрому алмазодобывающая отрасль.

Наступила очередь «Алросы» отдавать долг

Думаю, внимательный читатель уже понял смысл исторических аналогий и примеров — без инвестиций государства, опытных кадров «Якутзолота», которых не нужно было особенно обучать, невозможен был бы стремительный рост алмазодобывающей отрасли в свое время. Можно определенно сказать и о том, что в нынешних, сильно изменившихся, условиях подъем и оживление деятельности золотопромышленной отрасли невозможны без крупных инвестиций государства или заинтересованных фирм.

Во-первых, мировой рынок — вещь капризная и рассчитывать, что мы бесконечно долго будем жить на средства только от продажи алмазов, не приходится. Золото есть золото, оно всегда было эквивалентом денег. Но «легкого» золота, которое мы добывали в 20-30-е годы, уже не осталось. Будущее золотой промышленности хорошо просматривается в проектах освоения богатых рудных запасов золота. До недавнего времени иностранные фирмы скептически относились к совместным проектам — для них добыча была из-за наших налогов невыгодна. В июне 2001 года Президент В.В. Путин подписал Указ о разделе продукции по Нежданинскому золоторудному месторождению, что делает переговоры по нему с иностранцами перспективными. «Алроса», взяв на себя освоение этого месторождения или став гарантом, вполне может привлечь иностранные капиталы, пользуясь своим влиянием и авторитетом.

Итак, настало время отдать моральный долг за ту помощь, что «Якутзолото» оказало алмазной промышленности в период ее становления. Только общими усилиями возможно возродить и поставить на крепкие ноги золотую промышленность республики. Надеюсь, что нынешний Президент республики Саха (Якутия) понимает это лучше, чем кто бы то ни было. В.А. Штыров, побывав в Алданском улусе, принял однозначное решение о поддержке золотодобывающей отрасли Алдана. Будут вложены средства, и немалые, в строительство новой золотоизвлекательной фабрики (правда, это деньги не от «Алросы»), будет проведена реструктуризация долгов компании и обращено внимание на расширение сферы деятельности в виде развития лесопереработки и ювелирного производства. Не так давно правительственная делегация во главе с Президентом РС(Я) В.А.Штыровым побывала в Томпонском улусе, где было уделено большое внимание развитию золотодобычи на крупнейшем золоторудном месторождении «Нежданинское». Президентом был обозначен ряд экстренных мер, связанных с увеличением объема золотодобычи на 2003 год и на перспективу. Так, например, на 2004 год поставлена задача добыть 1 тонну драгоценного металла. Даже этот объем позволит значительно пополнить доходную часть бюджета улуса. Думается, что все вышесказанное послужит началом восстановления золотодобывающей отрасли.


Тарас Гаврилович Десяткин, генеральный директор АК «Золото Якутии», Герой Социалистического Труда.

Яндекс.Реклама
лазерная указка зеленая и портативный лазер.. корма для собак с доставкой.. щадящее окрашивание хороший производитель.
Hosted by uCoz